ЗДРАСТЕ...
storyofgrubas
Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.
Итак, к топкам товарищи...
Рейтинг блогов                            
                                                              18+






GRUBAS
storyofgrubas
Часики


Взять код можно тут

САЛЮТ ДЛЯ БАБУШКИ
storyofgrubas
Оператор Максим поймал меня в коридоре за рукав и буднично так спросил:

- Слушай, Грубас, помнишь ты говорил, что у тебя есть какой-то знакомый, серьезный коллекционер всяких орденов?
- Ну, есть такой, а что, нужна консультация для фильма?
- Да, нет, по личному. У меня бабушка на днях умерла, мамина мама…
- Ох, Макс, прими мои глубокие соболезнования. Плохо без бабушки. Но ты в каком-то смысле счастливый человек, дожил с бабушкой почти до полтинника, далеко не всем так везет… А мама твоя как?
- Спасибо, держится. Ну, так сведешь с коллекционером?
- Сведу, если надо, а что ему сказать?
- Так, вот, хочу все бабушкины военные ордена и медали продать, там штук тридцать разных. Сразу бы оптом. Сильно задирать цену не буду, но и продешевить не хочется, там довольно солидные экземпляры есть...

В эту секунду, я наверное стал похож на глубоководную рыбу.
Короче, я дико оскорбился. И за незнакомую мне покойную бабушку и за себя и за всех еще живых ветеранов. И как у него повернулся язык спросить такое?
Я стоял и перебирал варианты, что делать: плюнуть этому уроду в лицо, или просто пойти дальше и никогда больше не иметь с ним никаких дел и даже не здороваться?
Вот так, знаешь человека лет пятнадцать и вдруг оказывается, что совсем его не знал…
Максима, видимо, испугал мой "глубоководный вид", он горько так усмехнулся и быстро заговорил:

- Воу, воу, ты смотри по морде мне не дай, с тебя станется, все совсем не так, как тебе кажется. Я не сволочь и не мародер, а несчастный, убитый горем внук. Если есть минутка, то расскажу, а то ты и здороваться со мной перестанешь.

(И как это он даже про здоровканье понял?)

Дело вот в чем, сколько я себя помню, моя любимая бабушка, ходила по школам и рассказывала пионерам про Сталинградскую битву, про своих боевых товарищей и даже про то, как сам Рокоссовский вручал ей орден.
Меня, детсадовца, она тоже иногда с собой брала. У нас в доме, одних пионерских галстуков штук двадцать тогда скопилось.
Всегда в День Победы бабуля где-то с ветеранами на трибуне  пропадала, вся в делах, цветах и фанфарах.
Активная была очень, ее любили все. Людям, даже незнакомым, помогала.
Добилась, например, чтобы у них возле дома поставили два фонарных столба, вроде мелочь, а дело нужное, пару лет с орденами по разным инстанциям таскалась. Детскую площадку тоже пробила. Все вокруг еще удивлялись, говорили ей: - «Алексеевна, ты зачем торчишь тут с нами в Подмосковье? Прописалась бы у дочери в Москве, или у Максима, смотришь, через год квартирку бы тебе дали, никуда бы не делись».  Но бабуля все отшучивалась: - «Не нужна мне никакая Москва, мне и с вами хорошо. Я в сорок шестом сюда приехала, тут и помру».
Вот и померла.
Совсем чуть-чуть до девяноста не дотянула.
Всю жизнь я испытывал безграничное чувство гордости за свою бабушку, а теперь – это чувство враз сменилось безмерной жалостью к ней, как будто сразу двух бабушек лишился...

(Наконец, у Максима из глаз вырвались бойкие ручейки, но они были тут же ликвидированы салфеткой)

Бабушка завещала похоронить ее на воинской аллее кладбища, да еще и с воинским салютом и если бы не это, то я бы ничего так никогда и не узнал, но маме пришлось все рассказать, ведь похороны полностью лежали на мне, кстати, организовать - это, было совсем непросто и ужас как дорого…
Но, все получилось по высшему разряду: море венков, лифт, военная машина, подушечки с орденами, плачущие друзья- ветераны, а главное настоящие солдаты с настоящим салютом.
Я даже сам проникся.
Ну, короче говоря, мама рассказала, что бабушка со своими родителями всю войну просидела в славном городе Алма-ате и ни одного дня не провоевала ни на каком фронте, родители не отпустили.
Вот она с тех пор всю жизнь и изображала из себя ветерана, сама, наверное, почти поверила: и в «Сталинград» и в «Рокоссовского».
Бабулька еще в советское время на ордена и медали половину своей пенсии тратила, мама ей на Таганке у барыг покупала…
Такие дела…
Неужели ты думаешь, что я бы продал бабушкины награды? Да я бы квартиру скорее продал.
Но – эти, не хочу в доме держать, не знаю, чужие они…
Ну, что, поможешь?
- Не грусти, Макс, держись, даже не представляю - каково тебе сейчас? Конечно помогу, записывай телефон…




ССАНЫЕ МОСКВИЧИ
storyofgrubas
Мы сидели на старой тульской ступеньке и жадно поглощали вредную американскую еду.
Мимо катила колясочку моложавая тульская бабушка, она увидела наши камеры на штативах, большие осветительные приборы, остановилась и задала два сакраментальных вопроса, которые почему-то задают все и всегда: - «Че снимаете?» и «Когда покажете?» После этих вопросов, как всегда последовала подробная инструкция о каких-то гаражах, которые нам обязательно нужно снять, что бы мэр города их увидел и поскорее снес, или наоборот – ни в коем случае не трогал, я уж точно и не упомню.
Моложавая бабушка видимо никуда не спешила и с удовольствием продолжала разговор:
- А вы с тульского, этого самого, телевидения?
- Нет, мы из Москвы.
- О, так вы москвичи?
- Можно и так сказать.
- Не люблю москвичей, все вы там уроды. За свое, московское ссанье, человека убить готовы.
- В смысле за ссанье? И почему уроды?
- Ой, не надо делать такой невинный вид, что вы не такие. В Москве все такие.
Я полгода там отпахала, знаю.
Работала я в Москве, уборщицей в детской поликлинике. Вот однажды мыла полы в лаборатории, а там большой стол такой стоит и на нем открытые баночки с детским ссаньем, ну, анализы.
Я как-то шваброй неосторожно пихнула и случайно задела одну банку. Банка перевернулась, но даже не разбилась.
Врачиха заметила и давай шипеть: - «Вы что? Может какой больной ребенок старался, ссал, родители его анализов ждут, а вы все испортили. Вытрите тут стол, просушите намокшие направления и в следующий раз будьте аккуратней. А мне из-за вас теперь придется этим родителям врать, что нужен повторный анализ.
А я ей и говорю: - «Что вы как дети малые? Из за ссанья так убиваться»
Взяла я со стола три баночки, где побольше было и перелила из них по чуть-чуть в пустую. Ну, а че?
А врачиха глазки выпучила, головенкой затрясла и давай орать: - «Что вы наделали!? Я к главврачу пойду, но добьюсь вашего увольнения»!
Сука, короче.
Так меня, представьте и уволили, из-за одной несчастной баночки вашего московского ссанья. А ведь что я такого сделала? Наоборот, все исправила.


В коляске кто-то зашебуршился и молодая контрастно накрашенная бабушка тут же расплылась в улыбке: - «А кто это у нас проснулся? Это у нас Дуся проснулась! Ну, все, поехали Дуся от этих ссаных москвичей, ну их…




ЛЮБОВНАЯ ХИМИЯ
storyofgrubas
Я смотрел на эту пожилую, активно жестикулирующую женщину и пытался угадать – ну что, что в ней такого было магнетического? Какую такую любовную химию она распространяла вокруг себя? Пускай это было очень давно, более сорока лет назад. Но ведь было же.
Смотрел и не мог себе этого представить.
Зовут ее Мария Сергеевна, для своих - просто Маша.
Маше чуть за шестьдесят, низенькая, морщинистая, слегка квадратненькая тетенька в очках.
Всю жизнь она проработала редактором на телевидении, вот и до сих пор работает и больше всего на свете боится всяких сокращений пенсионеров.

В тот вечер мы засиделись в редакции допоздна, глаза слипались, пришлось сделать маленький перерыв на перекус. Отвоевали у соседей свой чайник, «настреляли» по этажу заварки и принялись хлестать крепкий чай с пряниками.
Слово за слово, мы  заговорили о любви с первого взгляда.
Наши молоденькие девицы мечтательно задирали глазки к пыльным плафонам и щебетали:

- Эх, мне бы так - р-р-р-аз и все, с первого взгляда и на всю жизнь. Жаль, что так бывает только в кино.

В разговор вклинилась Мария Сергеевна и в свойственной ей безапелляционной манере, заявила:

- Фигня это все, дуры вы девки дуры, да не приведи Боже такую любовь. Накаркаете, а потом хоть в петлю лезь, уж я-то знаю…

И она поведала нам свою леденящую душу историю.

В самом начале семидесятых, Маша училась на журфаке МГУ, у нее было ощущение постоянного счастья и был парень Петя. Еще со школы встречались, даже из армии его дождалась, вот-вот должны были пожениться.
Но в один ужасный день весь ее счастливый мир просто рухнул  как карточный домик.
В тот день Маша  на метро возвращалась из универа.
«Осторожно, двери закрываются»
И двери почти уже закрылись, но в последний момент их поймал какой-то запыхавшийся мужик, разжал и влез в вагон.
Глаза у мужика были дикие, он не отрываясь смотрел на Машу и широко улыбался, как старой знакомой.
С виду невысокий, но коренастый,  вроде бы русский, хотя заговорил он с каким-то легким кавказским акцентом, причем заговорил громко, абсолютно не стесняясь других пассажиров и это было особенно странно:

- Девушка, вы сейчас ехали по эскалатору вниз, а я ехал вверх. Вот увидел вас и влюбился с первого взгляда! Делайте со мной что хотите, но, клянусь, вы будете моей женой!

Весь вагон просиял, но Маше сразу стало как-то не до смеха.
Эх, знать бы раньше - чем все это обернется, она бы просто мило поулыбалась и назначила бы ему свидание назавтра. А потом дай Бог ноги.
Но строгая и воспитанная советская девушка сразу заявила решительно и прямо:

- Зря стараетесь, молодой человек, я никогда не стану вашей женой, у меня есть жених. Извините, дайте пройти, я выхожу…

К вечеру Маша совсем позабыла о назойливом кавалере.
Но на следующее утро, когда она выходила из квартиры, почувствовала, что дверь уперлась во что-то мягкое… Оказалось, что под порогом на коврике лежала целая куча красных гвоздик, ровно сто одна. Небывалое богатство по тем временам.
А вечером, в детской песочнице у своего  подъезда, Маша с ужасом увидела ЕГО, того самого вчерашнего назойливого кавалера. Теперь уже не понятно, был ли он чеченец, дагестанец, или кабардинец, но тогда Маша сама для себя легкомысленно назначила его грузином.
«Грузин», улыбаясь, преградил девушке путь и спросил:

- Как, тебе понравились мои цветы? Я, кстати, уже знаю что тебя зовут Маша, даже фамилию твою узнал. Хорош ломаться и мучить меня, я еще никогда ни одной девушке не признавался в любви, но тебе говорю, что больше жизни люблю тебя и ты все равно будешь моей.
- Да отстаньте уже от меня, и хватит за мной следить. Я же сказала, что у меня есть молодой человек и мы скоро поженимся.
Постойте тут, я сейчас схожу и вынесу все ваши цветы, они еще не завяли. И прекратите меня преследовать. Это уже не смешно.
«Грузин» грустно ответил: - «Зачем ты так? А цветы можешь выбросить, если не понравились, я еще принесу… ты все равно будешь моей, вот увидишь»

Два дня прошли спокойно, а на третий, жених Петя разыскал в универе Машу и сказал ей потухшим голосом, пряча глаза:
- Маша, я должен тебе сказать, что между нами все кончено, мы больше не пара и ты свободна.

Сказал, развернулся и не оглядываясь быстро, быстро пошел по коридору.
Маша догнала его и стала трясти как грушу:

- Петечка, что случилось!? Что ты говоришь? Ты в своем уме!?
- Разбирайся с ним сама, а с меня хватит, я жить хочу.

И тут до Маши начало доходить - что происходит?

- Петечка, тебе угрожал этот белобрысый грузин?!
- Все отстань и не звони мне больше. Нашла с кем связываться, он не только меня, он и тебя, как курицу зарежет, дура ты Машка, дура. Все, меня больше в это не впутывай.

Маша была в ужасе и вечером обо всем рассказала матери.
Когда от ненавистного ухажера приходили длинные, любовные телеграммы на красивых цветастых бланках – это еще было терпимо, просто расписывались за них и не читая выбрасывали.
В милицию обратились, только после того, как однажды вечером распахнулась балконная дверь и в комнату вошел улыбающийся «грузин» с цветами в руках. Он спустился с крыши и по балконам преодолел три этажа.
В милиции поинтересовались: - «Ничего из квартиры не пропало?», а потом пошутили, что-то насчет настоящей любви, но пообещали оштрафовать ухажера за хулиганство, если он опять будет бегать по чужим балконам.
Как-то Маша встретила на улице своего Петю и он как шпион, быстро перешел на другую сторону дороги и прибавил шаг.
Весь вечер девушка прорыдала, а вечером зазвонил телефон, трубку взяла мама, Маша давно уже шарахалась от телефона:

- Але, передайте Маше, что я ее люблю и никогда не отступлю, все равно она будет моей, или вообще ничьей, а если нет, то я убью: и себя и ее…
Все, помощи ждать было неоткуда, Петя трусливо «слился», отец мог бы, но он давно умер от фронтовых ран, а милиция покорно ждала трупов.
Через неделю, мама с Машей уехали к морю в Адлер.
Купались, загорали и уже почти стали забывать о своем несчастье, как вдруг однажды вечером, Маша с мамой вышли из моря, а на их покрывале лежал букет цветов. Чуть поодаль стоял «Грузин» в белом костюме и широко улыбался. Примчался из Москвы  с другом на "Волге".
Для мамы пришлось вызывать скорую…

Тут я аккуратно перебил Машин рассказ и спросил:

- Маша, а он тебе совсем-совсем не нравился? Может нужно было получше к нему присмотреться? Все же такая любовь, да еще и на "Волге"…

Маша смерила меня удивленным взглядом и ответила:

- Я целый час, со всеми подробностями рассказываю  эту историю, а ты мне задаешь такие дурацкие вопросы. Чтобы было понятней, отвечу словами Бабеля: - « Я не хочу вас, Грач, как человек не хочет смерти»

Больше вопросов у меня не было и Маша вернулась к своему рассказу…

…На следующее же утро, переплатив три цены, они с мамой достали билеты и вернулись  в Москву, так и не догуляв отпуск.
Дело принимало очень серьезный оборот и бедная Маша вообще перестала выходить на улицу, где «грузин»  регулярно поджидал свою жертву, сидя на детских качелях. Он с ненавистью поглядывал на маму, когда та выходила в магазин.
Приезжала милиция, проверяла у ухажера документы, делала под козырек и извинившись уезжала восвояси. Даже по советским законам, сидеть на детских качелях не считалось преступлением (если ты конечно не тунеядец), а «грузин», как назло, тунеядцем, видимо и не был…
Спасла Машу, конечно же мама.
Забегая немного вперед, должен признать, что мама оказалась на редкость мудрой и искушенной в любовных вопросах женщиной, во всяком случае, я бы ни за что не догадался - как выкручиваться из подобной ситуации?

В один прекрасный день, когда ухажер на "Волге" опять околачивался возле их подъезда, во двор вышла мама и сказала:
- Послушайте, дальше так продолжаться не может, Маша вас не любит и никогда не полюбит, она уже не в состоянии от вас прятаться и я бы хо…

- Что значит не любит?! Не любит? Я ее украду,  женюсь на ней, а после свадьбы полюбит! Никуда не денется. Главное, что я ее люблю!
- Молодой человек, я вас прошу, только без криминала, обещайте, что вы не обидите Машу, тогда я ей скажу, и она выйдет к вам сюда и вы спокойно все обсудите.
- Клянусь, пальцем не трону, только пускай выйдет.

 Через час, когда почти совсем стемнело, из подъезда вышла Маша, она подошла к «Грузину» и сказала:

- Послушайте, ну зачем я вам нужна? Я простая девушка, каких в Москве миллион, а вы такой симпатичный и интересный человек, да еще и на машине и при деньгах, да вам только свистнуть, все девчонки будут вашими.
Ну, сами подумайте, какая может быть любовь с первого взгляда, да еще и в метро? Это же просто смешно, честное слово.
Грузин ничего не ответил, он задумчиво постоял немного, потом вдруг зарыдал как ребенок, а со временем, немного успокоившись, сердито сказал Маше:

- Да, пошла ты, учить меня будешь! Ладно, живи…

В этот момент из организма сумасшедшего «грузина» улетучилась вся любовная химия и тяжкое психическое расстройство в простонародье именуемое любовью, прошла, как и не бывала.

…С тех пор пролетело более сорока лет и «грузин», слава Богу (постучим по дереву) так на горизонте  и не появлялся.
А Маша удачно вышла замуж, теперь у нее уже и внучки старшеклассницы…
И все благодаря покойной маме. Кто знает, к чему бы привела та больная любовь с первого взгляда? Уж точно ни к чему хорошему.
Но в чем же секрет секрет чудодейственного «отворотного зелья»?
А вот в чем:
Есть у Маши  сестра, старше на два года, они с Машей как две капли похожи  друг на друга.
В ту пору сестра училась в Ленинграде в институте культуры. Вот мама и придумала: срочно вызвала старшую дочь, та приехала, подстриглась, перекрасилась в Машин цвет волос, надела ее блузку и вышла во двор.
Оказалось, что сломать любовную химию гораздо проще, чем создать.
«Грузин» видел и понимал, что - это Маша (а кто ж еще?) но с ужасом чувствовал, что почему-то уже совсем-совсем ее не любит…

Теоретически, в тот момент, всю детскую площадку должно было разнести маленьким ядерным взрывом от высвобожденной любовной энергии, но слава Богу обошлось…





ЩУКА
storyofgrubas
Самое начало 60-х.
Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.
Они строили там военные аэродромы.
Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне заняться в свободное от службы время, чтобы не сойти с ума?»
И действительно, вопрос был не праздный. Всю солдатскую библиотеку (все 12 книг) отец перечитал за неделю, телеканалы в их пустыню не долетали, радиопередачи долетали, но они были либо на туркменском языке, либо на русском для туркменов, что в общем-то одно и то же.
Днем +50 ночью +30 – вот, собственно и все тамошние развлечения.

Отец, как очень умный человек, конечно же понимал, что умному человеку никогда скучно не бывает, но тут даже он сдался, признал себя дураком и обратился к офицерам – своим товарищам по оружию:
- Мужики, а чем вы тут вообще после службы занимаетесь?
Офицеры посмотрели на отца, как на маленького и ответили:
- Ну, так мы на озеро ходим, рыбу ловим. А ты что, не знал?
- Что? Тут и озеро есть?
- Пс-с-с-р-р-р, конечно есть. Ты что, вообще не в курсе? Оно не близко, правда, и не очень большое, но ничего, ловить можно.
Отец мой никогда особым рыбаком не был, но выбирать не пришлось, уж лучше рыбу ловить, чем… за термометром следить.
Выпросил он у товарищей три метра лески, крючок и грузик, а поплавок сварганил сам. Оторвал от наглядных пособий подходящей длины рейку и отправился на далекое, загадочное озеро.
Озеро оказалось совсем небольшим и экскаваторо-творным.
В диаметре метров пять всего.
На берегах сидели очень сосредоточенные рыбаки человек семь-восемь (от лейтенанта и до майора - командира части) они не отрываясь смотрели на свои мертвые поплавки торчащие из глинистой воды и изнывали от жары и отсутствия клева.
Отец сказал:
- Здражлаю, разрешите присоединиться?
Майор замахал руками:
- Че ж ты так орешь, лейтенант? Всю рыбу напугаешь. Садись, только молча.
Новый рыбак сказал: -«виноват»,
развернул свою лихую рейку и тоже сел на берегу.
Прошел час, никакой поклевки ни у кого не наблюдалось.
Прошел второй, то же самое, и тогда отец шепотом, осторожно поинтересовался у соседа:
- А вообще рыба тут есть?
- Ну, конечно же есть, иначе мы бы тут не сидели. Только меньше разговаривай, она этого не любит.

Прошел третий, четвертый час, отец хотел уже сматывать рейки, как вдруг у него клюнуло.
Новичкам везет, р-р-раз и над водой взлетела малюсенькая трепыхающаяся тюлечка.
Офицеры завистливо зацокали языками:
- В первый раз и сразу щуку поймал.
- Да, точно - она, щука, что-то давно никто щуку не ловил.

Отец снял с крючка несчастную рыбку и подумал: - «какая же это щука? Она ведь размером меньше пачки папирос, да и не похожа совсем, но ничего, наш казарменный кот обрадуется и этому»

Спорить со знатоками не стал, а набрал в специально приготовленную трехлитровую банку мутной воды, бросил туда свой улов, тихо попрощался с обществом и пошел домой.
За его спиной воцарилась какая-то странная тишина и наконец майор громко сказал:
- Товарищ лейтенант, я не понял, а куда это вы направились?
- Домой, товарищ майор …А?
- Да нам все равно куда вы идете, только щуку зачем утащили? Мы ведь тоже ловим.
- Так…А?
- Вы что думали, поймал рыбку и пошел с ней домой? Нет, дорогой, тут в озере рыб пять штук на всех, отставить, «Пираньи» уже нету, сдохла. Получается четыре штуки (майор стал загибать пальцы) : «Лещ», потом ваша «Щука», «Сом» и «Акула». Да, четыре.
Так что верните поскорее Щуку на базу пока она тоже не сдохла…

…Вот с тех пор мой отец как-то совсем подохладел к рыбалке…




МАТВЕЙ
storyofgrubas
«Ко мне он кинулся на грудь:
Но в горло я успел воткнуть
И там два раза повернуть
Мое оружье...»

(М.Ю. Лермонтов)


У Виктора было чудесное настроение, он крутил руль и громко пел, еще бы, ведь ехал Виктор ни куда-нибудь, а «налево»
Вообще-то он не особенный ходок, да, по правде сказать – совсем не ходок. Так, пофлиртовать на работе, придержать дверь перед незнакомой красоткой на улице – это пожалуйста, а вот, чтобы по настоящему «налево» - это получилось впервые за целых двадцать лет супружеской жизни.
Но, все бывает в первый раз.
Не то что бы Виктор не любил свою жену, любил, конечно, но далеко не каждый кремень откажется «чиркнуться» о хорошенькую железячку.

Вчера в глухой пробке познакомились – «би-бип, девушка, у вас правая дверь плохо закрыта».

Слово за слово, припарковались, зашли в кафе. Ее звали Аллой.
Не особо молода и не ослепительно красива, но вполне-вполне, а главное у Аллы есть огромный плюсище – она не замужем и живет одна.

Вот поэтому и пел Виктор, гнал и пел, контролируя на пассажирском сидении бутылку шампанского во время крутых виражей.
Алла встретила своего героя в легкомысленном вечернем платье, выдала тапки с пумпонами и предложила борща, Витя поблагодарил, но от угощения отказался, выпили шампанского и хозяйка не долго думая, упорхнула в ванную и это было очень мило с ее стороны, ведь не пришлось вести длинных подготовительных разговоров за жизнь и с сочувствием в глазах выслушивать: какими все ее предыдущие мужья были козлами…

Раньше начну – раньше убегу, да и жена не успеет занервничать.
Виктор оглядел обстановочку – все очень стильно и лаконично: огромная кровать готовая к немедленному употреблению, встроенные шкафы, тут же барная стойка, разные кухонные штучки и посудомойки. Единственным отдельным помещением во всей квартире – была ванная, где сейчас и плескалась Алла.
Виктор закинул в рот пару жвачек и решил убить ожидание разглядыванием двора из окна.
Старушки, голуби, детишки, вот собачка пробежала. А это что? О, майн батюшки святы! Да это же рысь из зоопарка сбежала. Да нет, вроде кот, просто огромный и уши как у рыси. Наверное какой-то Камышовый, он даже отсюда, со второго этажа кажется неестественно крупным, да и в сравнении с лабрадором, кот выглядел не особо мелко.
Виктор заворожено смотрел на это чудо природы и вдруг встретился с ним взглядом. Кот весь напружинился, не отрывая глаз от Виктора, и вдруг мощно выпрыгнул, побежал-побежал вверх по стене и  сходу  почти влетел в открытую форточку над головой Виктора, но тот вовремя опомнился, навалился на форточку и даже почти захлопнул ее, но чуть-чуть не успел – котяра уже просунул голову. Страшно было очень.
Витя одной рукой удерживал форточку, а другой пытался дотянуться хоть до чего-нибудь, чтобы настучать по оскаленной и шипящей морде этого монстра.
Дотянуться удалось только до черпака торчащего из кастрюли с борщом.
Делать было нечего и Виктор слегка потыкал черпаком коту по харе.
Потом немного ослабил давление форточки, чтобы кот мог выдернуть голову и убежать, но не тут-то было, зверюга сразу же сумел просунуть внутрь передние лапы.
Выбора не оставалось, тут уж пришлось бить черпаком со всей дури, на этот раз кот отступил и кубарем выпал со второго этажа.
В ту же секунду из ванной вышла сияющая Алла в неприлично коротком махровом халатике и Виктор, скрывая свое тяжелое дыхание от борьбы, молча полез к ней с поцелуями.
Но Алла остановила Витю и удивленно показала пальчиком на его белую рубашку:

- А что это у тебя за пятна?
- А, это… это я за половник зацепился и борщом обрызгался.
- Хм, дурачок, ну, иди ко мне… Подожди, а зачем ты форточку закрыл? Я ее никогда не закрываю, у меня же Матвей…

Алла грациозным движением распахнула форточку и в ту же секунду в нее влетел все тот же страшный котяра нереальной величины. Влетел и не сбавляя хода тут же принялся умерщвлять Виктора. Начал с руки. Пролилась кровь, и Алле не сразу и с очень большим трудом удалось оттащить своего питомца от несчастной жертвы.
Виктор заорал:

- Держи, держи его крепче! А с-с-сука! С двух сторон прокусил! Падла! Он у тебя совсем бешеный!? Давай закрой его в ванной!
И Алла, кое-как сдерживая своего вырывающегося котейку, ответила:

- Мой Матвей за всю жизнь и мухи не обидел, и дети и взрослые всегда его спокойно гладили, знакомые и не знакомые… знаешь, что, я не буду его закрывать в ванной. Животные чувствуют лучше людей и Матвей хочет спасти меня от тебя. Извини, но тебе лучше побыстрее уйти.
И телефон мой сотри…

А потом были тошнотворные вечерние пробки.

…Домой Виктор приехал, как бы сказать, не в очень хорошем настроении.
Жена усадила его за стол, стала кормить и спросила:

- Витя, а что – это ты весь в каком-то борще? Нет, постой – это же кровь!
- Да какая там кровь? Это я в обед в кафе зашел, а там официантка – сука тупая, борщом меня обрызгала.
- Ну, ясно, умеешь ты вещи беречь. А ведь это совсем новая рубашка была, мой подарок, между прочим.
- Ой, да куда мне? Это ты у нас все умеешь! Я даже не удивлюсь, если ты умеешь и в Камышового кота превращаться!
- Что кота?
- Да, не важно, проехали, а за рубашку извини… давай поцелуемся…





МУЖЧИНА
storyofgrubas
«Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстояньи…»

(С.Есенин)

Виталика я знаю почти что с самого его рождения, он сын моих старых друзей.
Теперь он уже совсем взрослый стал, двадцать восемь лет, все-таки, но усы еще растут слабовато, да и лицо у Виталика какое-то детское, несерьезное. На вид ему можно дать года двадцать два, не больше.
На этот раз он заехал ко мне на три дня: по магазинам походить, Красную площадь посетить, мороженого поесть, ну, и вообще, на москвичек полюбоваться. А что, человек неженатый, в отпуске, имеет полное  право.

Сегодня я выгуливал Виталика в парке Сокольники, он «зажигал» на роликах взятых напрокат, а я на скейте своего сына.
Виталий пытался выписывать сложные кренделя вокруг пластиковых столбиков, но то и дело сбивал один из них и с виноватой улыбочкой ставил упавший столбик на место.
Местные «профи» снисходительно поглядывали на новичка сверху вниз и показывали свое высокое искусство владения роликами.
А я смотрел на Виталия со стороны и не переставал поражаться. Вроде бы обычный  парень на коньках: роста ниже среднего, немного крашеный чуб, рваные джинсовые шорты, на спине рюкзачок. Ну, ничего выдающегося, в Сокольниках таких пацанят целый парк.
Но если меня вдруг спросят: - Кто из всех, всех, всех, твоих знакомых и друзей, самый, что ни на есть настоящий мужчина с большой буквы?
Я, не задумываясь, отвечу: - Во-о-о-н тот лопоухий, запыхавшийся паренек на роликах, с крашеным чубом и в майке с Микки Маусом. Как по мне, так он не просто настоящий мужик, а эталонно настоящий мужик, и любой мачо в сравнении с ним, превращается в напыщенного детсадовца с пластмассовым пистолетом.
Если бы мимо проезжающие пацаны узнали - кто же такой Виталик на самом деле, они бы от неожиданности потеряли равновесие и посыпались бы как груши на асфальт.
Дело в том, что наш Виталик, самый обычный командир самой обычной подводной лодки.
До  сих пор в голове не укладывается…





ЩИПАЧИ
storyofgrubas
Прошла уже неделя, как моя жена с десятилетним сыном улетела в Стамбул, а сегодня позвонил сын и восторженно заголосил:

- Папа, Папа! Спасибо тебе! Как хорошо, что ты весь год меня шпынял и заставлял ходить на бокс! Я не верил, что это мне когда-нибудь пригодится, но тут, в Стамбуле, пригождается каждый день по сто раз. За все это время, Папа, внимание, та-дам: я не пропустил ни одного в голову, позвоню тренеру, он будет мной доволен…

Я очень испугался и закричал:

- Что случилось!? Дай мне скорее маму.

Через секунду, жена смеясь «алекнула»
Я обрушился на нее:

- Але, Але, Шура! Что с Юрой? Он подрался!?
- Хах, нет, успокойся, все нормально, но бокс тут ему и правда очень помогает. Ты помнишь, после прошлого раза, он вообще не хотел ехать в Турцию из-за щипачей?

 До меня, наконец, дошло.
Кто отдыхал в Турции с маленькими, хорошенькими детками (а других и не бывает), не дадут соврать. Невозможно и шагу ступить, чтобы какой-нибудь толстый, задорный турок не ущипнул вашего ребенка за щечку. Просто так, от избытка чувств, но щиплются они мощно, как гуси, да еще и грязными руками. Детишкам бывает больно и до слез обидно.
Однажды я не выдержал и  тоже в ответ, за моего плачущего Юрку, ущипнул за щеку одного такого чадолюбивого, жизнерадостного турка. Натужно улыбнулся ему и сказал: «And you're a good boy».

Я опять позвал Юру к телефону:
- Ну, рассказывай, как там у тебя получается?
- Все, как на тренировках: или уход с траектории, или уклон, но чаще всего ныряю под щипающую руку, турок «проваливается» и я тут же захожу ему сзади-с боку, только конечно же без удара,
просто обозначаю - в голову, или в печень…





РАБОЧИЙ И КОЛХОЗНИЦА
storyofgrubas
Эта история о большой любви и о том, что в настоящем подарке, главное не стоимость, а душевная работа дарителя. Можно, например, подарить человеку целых сто рублей и обидеть ничтожностью суммы, а можно  и наоборот, мне вот на день рождения подарили всего-то двадцать копеек и при этом  я запрыгал до потолка от нахлынувшей приятности. Двугривенный, правда, не простой, а мой ровесник, 1967-го года рождения, с крейсером «Аврора», гербом и всеми делами.

Но не буду больше испытывать вашего терпения и перейду к самой истории.

В выходные гулял я на свадьбе у старых друзей и не на простой свадьбе, а на фарфоровой.
Гостей было человек сорок, все чинно и благородно, дарили в основном  фарфор.
  Я тоже вручил большую фарфоровую супницу, короче, не отстал от коллектива, а поздно вечером прибыл, наконец, пятнадцатилетний сын «молодоженов»
Он вошел в зал, пряча руки за спиной и немного стесняясь, выпалил с порога:
- Мама, Папа, поздравляю вас с двадцатилетием вашей свадьбы, живите долго и счастливо. Пусть этот подарок напоминает вам о том, что… о том, как… ну, короче, вот.
И он вытащил из-за спины небольшую фарфоровую статуэтку «Рабочий и колхозница», а на серпе у колхозницы висел малюсенький целлофановый пакетик с тыквенными семечками.
Гости шутя загомонили: - «Как мило», «Тоже прикольно» «Не важно - что подарить, главное, чтобы фарфоровое» "Грызите, колхозники семечки и ни в чем себе не отказывайте"
И вдруг все заметили, что виновники торжества обнялись и натурально плачут, даже стокилограммовый «жених» слезу пустил, а он полковник МЧС, между прочим.
Повисла тишина, и отец семейства, вытерев волосатой рукой красные глаза, улыбнулся и сказал:
- Спасибо сынок, не ожидал. Порадовал – так порадовал.
Дорогие гости, если кто еще не знает, я расскажу вам эту историю:
- Как-то лет сто назад, я упал с мотоцикла и сломал руку в нескольких местах.
Все нормально, меня собрали, лежу в больнице, скучаю.
Вот однажды вышел прогуляться в больничный садик - лето, жара, я в шортах, в майке и гипсе.
Вдруг вижу - девушка симпатичная у урны стоит и самозабвенно клюет семечки из большого пакета. Рука у девушки тоже в гипсе, но только у меня – правая, а у нее – левая.
Так она всей головой в пакет и ныряет, схватит семечку, разгрызет и в урну сплюнет. Как голубь.
Полюбовался я этой картиной, и тут, видимо, сглазил – ее пакет лопнул по шву и все посыпалось.
А я же спасатель по жизни, хоть со сломанной рукой, но спасатель. Подскочил и быстро приставил к ее правой здоровой руке, свою здоровую левую, получился вполне вместительный ковшик. Так мы вместе и пошли через весь двор в палату, как рабочий и колхозница. Все вокруг улыбаются, а мы очень аккуратно идем, чтобы семечки не рассыпать…
…Вот так уже двадцать лет и ходим…




You are viewing storyofgrubas