Previous Entry Share Next Entry
БАТЯ
storyofgrubas
На пляже рядом со мной расположился русский дед с двумя внуками.
Черный весь, сразу видно - не один месяц тут загорает, так и оказалось.
В первые дни мы просто здоровались, потом поменялись зачитанными до дыр, влажными от брызг русскими газетами, а когда больше читать стало нечего, разговорились.
Вначале о черногорской флоре и сербской фауне, потом о моих детях и его внуках, а потом просто - за жизнь.
Его сын, купил тут квартиру, вот дед с внуками и загорает все лето. Хорошо, только иногда поговорить по-русски хочется, да не с кем.
Дед (я как-то даже и не спросил его имени, хоть общались неделю) поведал мне несколько своих семейных историй, вот одна из них:

Мы жили на Украине в маленьком селе. Мой батя, царство ему небесное, всю войну прошел, все четыре года в танке провоевал.
Как уходил, я не помню, маленький был, а как вернулся, помню, как будто вчера. Пацаны мне очень тогда завидовали – папка живой, с немецким аккордеоном, сам весь в медалях, орденах, да еще и с руками и ногами целыми. Тогда это была большая редкость.
Правда, лысый весь и рот стал маленький и круглый - голова в танке малость подгорела, но глаза целые и сам здоров как бык.

Работал наш батя трактористом в колхозе, жили голодно, но дружно, не жаловались. Все было бы хорошо, только в 52-м понаоткрывали вокруг нас угольных шахт и стали на них зазывать добровольцев-комсомольцев. Добровольцы кончились, так и не начавшись, но задание партии выполнять нужно и тогда начали, хочешь - не хочешь, грести всех подряд.
Причем во время работы не забирали, что бы слухов не было, наверное, гребли только по вечерам.
Сидит человек в хате, никого не трогает, а тут раз – здрасте. Явились агитаторы с милицией.
Забирали всех мужиков от восемнадцати до пятидесяти. Пишешь заявление добровольца, котомку в зубы и на шахту в «бой за уголек». Не хочешь писать сразу, так сначала почки отобьют, после тут же напишешь…
Батя наш очень не хотел на те шахты.
В хате под полом выковырял себе место, величиной поменьше гроба, и как только собака вечером залает, быстро хватал документы, надевал пиджак с медалями, крестился и влезал под пол. Сверху закрывался доской и каждый из нас, детей, умел быстро накрывать ковриком отцовский схрон. Даже трехлетняя сестра. Ну, вообще не заметно.

Бывало, ворвутся в дом, и давай папу шукать. Все переворачивали, вначале искали отца, потом уж его документы, награды, костюм.
Мама говорила, что мол, вот только перед вашим приходом муж собрался, взял паспорт, медали и уехал в город, зачем, не знаю.
Товарищи агитаторы ругались, плевались и уходили, может на неделю, может на месяц…
А папа вылезал из своего гроба, все лицо в слезах. И так до следующего лая собаки.
Мама его жалела.
Конечно, обидно – жизни не щадил, четыре года за Родину отвоевал, оставьте уже мужика в покое, пускай в своем колхозе землю пашет, так нет же…
Однажды, все же нашли.
Вытащили, вывели на двор и так отдубасили… до сих пор в ушах стоит его крик.
На шахте отец проработал недолго, пару месяцев всего.
Их бригаду там привалило.
Многих поубивало, а бате ноги отрезали выше колен.
Ничего, он не унывал, по дому все сам делал, прыгал по хате как обезьянка, еще быстрее здорового. Даже в футбол с нами играл, стоял на воротах.
Вообще хороший был мужик, добрый.
Он ведь, слава Богу, до старости дожил, в 80-м схоронили…

…Дед кряхтя поднялся и пошел к морю разнимать дерущихся за матрас внуков, а у меня все никак не шел из головы человек со слезами на обезображенном лице, который лежал в темноте и старался не звякнуть медалями…



а до построения коммунизма оставалось совсем немного

"Все с интересом прослушали это занимательное повествование,а когда Бегемот кончил его, все хором воскликнули: - Враньё!
- Интереснее всего в этом вранье то, - сказал Воланд, - что оно - враньё от первого до последнего слова."
:)))

Господи, слезы текут и дрожь. Ну как же так можно...Пока не искалечили не на войне так дома в покое не оставили..

Рыдаю и рукопожимаю!

точно как у солганицина.
один дед, одна деревня ...
и проклятые Советы.

деже в деталях - сомнительно. зачем пиджак с медалями недевать- время тратить. Как будто спрятать нельзя один раз. Раз вгод всего-то и нужен.

найдут пиджак - заберут - читать внимательно надо

(Deleted comment)
Отличная сказка...

Ну сейчас набегут советофобы и начнут с пеной у рта орать про великую державу и наше счастлдивое детство. Не может страна быть великой, унижая своих граждан.

вы имели в виду советофилов?

(Deleted comment)
Таких обид в половине семей.Я сама пенсионерка,и прожила нелёгкую жизнь,но та,что досталась поколению родителей...Как это не просто-сохранить достоинство.

Как же им всем не повезло-этому поколению.Проклятое время
а ведь жизнь то дается один раз.Мне мама тоже много чего подобного рассказывала как моего дедушку -отца 9 детей забрали потом расстреляли...
а люди- "гвозди бы делать из таких людей"

(Deleted comment)
С возвращением, Грубас!

(Screened comment)
(Deleted comment)
(Screened comment)
Простите, вы где здесь про критику сказали? Или этот жалкий писк про популярность можно считать конструктивным диалог дипломированного критика? Льстите себе, юноша.

Горькая история.
С войны вернулся целым..А в мирное время остался без ног.
Страшно.

да.... пи..ей конечно( грёбанная страна!
и ведь ничего не изменилось(

Начните думать самостоятельно и расширяйте кругозор.
При чём здесь страна? Время было такое. В других странах тоже происходило нечто подобное.
Вам говорят про ГУЛАГ? Задумайтесь, почему не вспоминают "трудовую армию Рузвельта".
Рыдают по голодомору на Украине? Спросите - почему молчат о голодоморе в США примерно в те же годы, когда от голода померло около 8 млн. свободных демократических американцев.
Рассказывают сказки про работу в советской шахте? Поинтересуйтесь реалиями из жизни английских шахтёров 50-х гг.
Включите мозг, наконец.

Если вы выдумали эту историю - желаю вам самому переломать ноги.

Спасибо на добром слове...

пробирает, спасибо

на то и расчет...я плакаль..

очень печальная история

противно и стыдно за этих уродов-"агитаторов"

Неисчеслимы преступления режима!

?

Log in

No account? Create an account