Previous Entry Share Next Entry
ПРИБЛУДНЫЙ ПЕХОТИНЕЦ
storyofgrubas
У моего старого товарища, бывшего кагэбэшника Юрия Тарасовича, много друзей ветеранов войны сам он по возрасту не успел повоевать, но войну пережил и могучие старики-ветераны считают его почти за своего.
Вот Тарасыч поделился со мной одной историей со своих дачных посиделок.
Был там среди других, старый снайпер - дед Максим.
Слово за слово, разговор зашел об оружии и Тарасыч спросил:
-Максим, а какое у тебя было любимое снайперское оружие?
-Странный вопрос оружия не может быть любимого. Одна винтовка лучше, другая чем-то уступает, но любить их ?
Ну нет.
Я вообще не люблю оружия. Ты же не спрашиваешь у землекопа: "Слушай, а ты любишь свою лопату"?
А я при этом своей "лопатой" живых людей убивал. Чего там любить...?
Чистить, холить, лелеять, от мороза беречь - это да. Рабочий инструмент, но что бы любить...
А хотя я вру ребята!
Как же нет любимого оружия? Конечно есть! Это автомат ППШ.
Все:
-ППШ? А чего в нем хорошего? Ни кучности? ни особой надежности, да еще и ствол повести может с перегреву. Дальше пятидесяти метров из него стрелять бесполезно, только патроны расстреляешь.
Максим:
-Так я и не стрелял из него ни разу, тут история в другом:

В начале войны, сразу после снайперских курсов, когда я попал на передовую, то точно понимал, что живым все равно не вернусь.
Поэтому особо и не дергался, но вот под конец войны, стала закрадываться надежда - ну а вдруг, с чем черт не шутит, вдруг не убьют...
Очень уж хотелось к маме.
Вот тогда и стал таскать с собой на боевые операции автомат ППШ. Друзья снайперы понимали зачем я это делаю. Подтрунивали конечно, но так по товарищески, ведь я один остался среди них живой из первых и у меня самый большой боевой счет.
Всех остальных моих однокашников по курсам уже поубивало.
Таскать такую дуру не очень то и радостно- почти четыре кило лишних.
Ну так вот, когда идешь на боевую вылазку, хочешь не хочешь, а и так навьюченный как конь: Снайперская трехлинейка, боеприпасы к ней, трофейный пистолет для ближнего боя, ну и по мелочи: нож,лопату, инструменты, не говоря уж про одежду, еду и воду, а тут еще и автомат.
Правда я брал его без патронов, чтобы легче тащить, но все равно, уже на четыре килограмма провианта меньше.
Лежал по два дня голодный.
Вот однажды, я подошел довольно близенько к немецким позициям, ночью окопался и просидел там два дня.
По выстрелу в день.
Немцы видимо очень взбесились после второго убитого. Они примерно поняли где я засел и решили уничтожить наверняка.
И вот вечером, когда солнце светило мне в глаза, под прикрытием пулемета, человек десять вдруг выскочили из окопа и побежали в мою сторону, а до меня рукой подать. Положил я двоих, но тут меня гранатой и шандарахнуло: в голове свист, глаза песком посекло.
Ничего не слышу, ничего не вижу, но умом понимаю, что немцы в это время бегут ко мне.
Я схватил на ощупь винтовку, вещь-мешок, вытащил из кармана "Вальтер" и кое-как все это прикопал в своем окопчике, потом схватил и прижал к себе ППШ. И вот только тут меня выключили сверху ударом в затылок.
Очухиваюсь - чувствую трое немцев тащат меня к своим позициям: двое за руки и один за воротник бушлата. Сам ни хрена не вижу, только свет слабый.
А тут и наши проснулись из-за немецкой пальбы. Засекли движение и давай накрывать всех нас минометами, да близко так. Тут я почувствовал, что те, кто меня тащил, сами залегли. Сразу понял: или сейчас или никогда, вскочил на ноги и как мог побежал. Мины рвутся совсем рядом, бегу и думаю: Куда я бегу? Хрен знает, хоть бы не к немцам. Споткнулся, упал, пополз.
И все таки добрался.
Конечно же допрос, как и что, а самое главное: где оружие?
Но когда я через день совсем оклемался, то сползал в "родной" окопчик и вернулся с винтовкой и мешком, хотя и без своего спасителя - автомата ППШ.
Тут уж конечно все вопросы были сняты, никакого трибунала.
Понятно, что я никому ни слова не сказал, что может 10, а может и 20 минут, находился в плену.
Если бы немцы поняли что я снайпер, то убили бы сразу же и в плен не потащили. Нашего брата они не жаловали, а так, какой-то вроде приблудный пехотинец, от чего бы с собой не прихватить?
Вот так вот, этот славный ППШ, спас тогда мою голову и тем самым помог мне до конца войны продырявить еще немало самых храбрых немецких голов, а главное - самых любопытных... с биноклями.


Деревянный бы тогда уж таскал, всё легче!

вот так вот просто - лишний ППШ? :)

(Deleted comment)
(Deleted comment)
По тем временам успешно назывался "автоматом".

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Вспомнил, как давным-давно смотрел фильм о человеческой психологии. Там было два эпизода.
Первый: мужик в ватнике с мешком ставит лестницу и лезет в окно второго этажа. Случайные прохожие его хватают и сдают в милицию.
Второй: человек во фраке со скрипичным футляром ставит лестницу и лезет в окно второго этажа. Случайные прохожие придерживают лестницу, чтобы он не упал.

Да, хорошая история!

Чего на свете не бывает; )
Но все-таки зачем, ППШ без патронов? Неужели герой именно на вышеописанную ситуацию заранее расчитывал ; )

Да. Именно на эту. Сойти за пехотинца

(Deleted comment)
100-200 граммов, это лишних 15 "снайперских" патронов, а это уже не бред, а серьезная мощь...

Ну, как-то это уж слишком. То есть,следуя этой логике у героя к концу войны появилась мысль, "ну а вдруг, с чем черт не шутит, вдруг не убьют.."
...Вдруг удастся просто в плен сдаться как простому пехотинцу.



я не поняла, как "помог мне до конца войны продырявить еще немало самых храбрых немецких голов" стыкуется с "так я и не стрелял из него ни разу"??

косвенно помог. если бы его убили, то и всё бы закончилось.

(Deleted comment)
ай да Грубас ... айда да .... ну вы в курсе?!?!

Сразу деда своего вспомнил=)

Поучительно)
Grubas, спасибо за рассказы, изначально перечитал все на одном дыхании... Новые читаю не спеша, смакую)
Всего доброго тебе и твоим близким!

Спасибо, желаю и Вам в новом году, чтоб он был как минимум далеко не последний)))

отношение к старикам нашим в Ваших рассказах такое уважительно - почтительно - восхитительное, только за это уже СПАСИБО, наш Вы человек. С наступающим!

"...Вот сидят они раз, и приносит маленький внучек — было ему четыре года — небольшие дощечки и начинает их складывать.

— Что ты там делаешь? — спрашивает отец.

— Я делаю корытце, — отвечает ребенок, — буду кормить из него отца с матерью, когда я стану большим.

Посмотрели муж и жена друг на друга — и заплакали. Подвели тотчас старого деда к столу и позволили ему с той поры есть всегда вместе с ними и не попрекали его, если он немного проливал на стол..."

И Вас с наступающим:)

Одного такого эпизодика хватает сразу, чтобы опять вспомнить и дедушку и свекра..

Спасибо.

?

Log in

No account? Create an account