ТЕЩА
storyofgrubas
"We are the champions - my friend"
(Queen)


Моя теща – самый неунывающий, добродушный и позитивный человек на свете.
И как у нее это получается? Завидно даже.
Есть горячая вода – "Ура!"
Нет горячей – "Здорово, отличная закалка!"
В кране вообще никакой воды – "Тоже хорошо, потаскаю из колодца, с радостью вспомню свою студенческо-туристическую молодость!"
И все-то у нее с веселым смехом.
Я надеюсь, что оптимизм заразен, поэтому всегда с удовольствием гощу у тещи на даче.
Вчера вечером сидели вдвоем, пили чай и смотрели по телику документалку, о нелегкой жизни американских рыбаков в открытом море.
Смотрим, обсуждаем, переживаем  чтобы никого там за борт не смыло.
Но вот и финал, счастливые рыбаки вернулись с богатым уловом и взвешивают рыбу.
покупатель объявляет: «Молодцы, парни, хорошая работа. На этот раз, вы заработали целых двадцать две тысячи долларов».
Теща неожиданно радостно вскрикнула:

- Ура! Дай пять! Мы миллионеры!!!

Я удивленно посмотрел на нее, теща на мгновение смутилась, но тут же пояснила:

- Это если перевести на рубли, ну, и если перевести на нас…

ДОМАШНЕЕ СОЛНЦЕ
storyofgrubas
"Не важно, как медленно ты продвигаешься, главное, что ты не останавливаешься"
(Брюс Ли)



Я тогда только на днях  вернулся из армии, но уже успел купить себе самые модные джинсы «Пирамиды».
Вечером ко мне заскочил друг Валерка (тоже в «Пирамидах») и позвал в видеосалон на какой-то дефицитный фильм, что-то типа - «Смертельный каратист», или «Продажный полицейский наносит ответный удар».
Мой отец, провожая нас на пороге, поинтересовался:

- В кино собрались, в «Спутник»?
- Пф-ф, Папа, кино – это вчерашний день, мы в видеосалон.
- А это что еще за такое?
- Не знаешь? Ну, ты даешь! Короче, платишь по рублю, заходишь, садишься, там телик огромный - может сантиметров 60 экран. Включают по видику классный американский боевик с переводом и все смотрят. Пойдем с нами, не пожалеешь.
Папа ухмыльнулся и сказал:

- В году пятьдесят втором или третьем, к нам в клуб привезли настоящий телевизор с водной линзой. Так мы тоже толпами ломились, никто ведь телевизора тогда живьем не видел. И тоже по рублю с носа брали, только старыми деньгами. Сидели все, толкались головами, смотрели какие-то новости и также как и вы были в полном восторге.
- Папа, ну ты сравнил: черно-белый телик с линзой и американский фильм по видику.
- Не вижу никакой принципиальной разницы.
- Как не видишь? Шутишь, что ли?
- Попомните мое слово, прогресс нельзя остановить, когда-то лет через тридцать-сорок, а может даже и раньше – эти ваши видики будут в каждой квартире, смотри - не хочу.

Мы с Валеркой оценили папину грустную шутку и переглянулись. Ну откуда в каждом доме может взяться видик, если он стоит как «Икарус» вместе со всеми пассажирами?
Закрывая за нами дверь, папа остановился, окликнул нас, и сказал:

- Кстати говоря, я сейчас вспомнил, когда-то твой дедушка Вася, рассказывал, как он с пацанами, году наверное в двенадцатом или тринадцатом, приходил к зажиточному соседу. Полдня они там у него батрачили: навоз выгребали, воду таскали, дрова складывали, еще чего-то по хозяйству суетились, а за это сосед заводил их в прихожую и показывал чудо - минут на пять включал настоящую электрическую лампочку.
Вася после этого ночи не спал, мечтал, что когда-нибудь, через много-много лет и у него в доме появится свое личное домашнее солнце.
Ну, давайте, хлопцы, идите уже. Удачно вам там полюбоваться лампочкой…

ИСПОВЕДЬ
storyofgrubas
«В этом мире не получается остаться совсем одному. Здесь всегда что-то связывает человека с другими»
(Харуки Мураками)



Отбабахали салютом новогодние деньки, три часа ночи, за окном космический холод - минус тридцать, а у меня на даче неприлично тепло, да еще и чай с вареньем.
В такие моменты отчетливо понимаешь, что эта планета не очень-то пригодна для  нас. Снаружи, без специального пухово-шерстяного скафандра, вообще делать нечего, десять минут и ты ледяной труп с выпученными глазами.
Кручу колесо настройки своего любимого приемничка, всегда ведь приятно услышать, что я не один на этой планете. Кто-то сидит сейчас в каком-нибудь Китае, тоже в тепле, и со смешным акцентом, вещает для меня свои нехитрые новости, да песни поет.
Проплывая мимо хрюкающих радиолюбителей, натыкаюсь на  размеренный голос:

" Жук, Анна, Харитон, Жук, Анна, Харитон. Зовут меня Андрей. Кто слышит? Ответьте. Прошу на связь, в эфире Жук, Анна Харитон. Вещаю из Ростовской области. Как меня слышно? Прием. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит? Есть кто в эфире? Странно, прохождение должно быть нормальное, ну, подожду еще немного. Жук, Анна, Харитон, прошу на связь. Что, все спят уже?
Да ладно?  Как говорится - один, совсем один. А когда-то, если вспомнить, весь город меня знал, очередь выстраивалась: Андрей Николаевич, отремонтируйте кассетник, Андрей Николаевич, что-то телевизор цвета перестал показывать. Андрей Николаевич, достаньте тиристоры помощнее для цветомузыки.
И я делал, ремонтировал, доставал, мотал километрами трансформаторы. Уважаемым человеком был. А сейчас, да что говорить. Никому не нужен стал. Вот такие невеселые пирожки. О, а может я попробую переключится на другую антенну? Это мысль п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш… Жук, Анна, Харитон, Ростовская область. Кто в эфире, попрошу на связь. Опять никого? Понятно. Ладно. Я что хотел сказать, у меня ведь сегодня день рождения. Шестьдесят девять лет стукнуло, как ни как. И что интересно, ни одна собака за целый день так и не поздравила. Ни одна. Хотя, по правде сказать, и поздравлять-то некому. Жена, два года как померла, дочку, еще в девяностом схоронили. Друзья давно разлетелись, но, все же хоть кто-нибудь мог бы поздравить?Так ведь? Не сложилось, не судьба. Смешно сказать, специально целый день по улицам гулял, чтобы знакомое лицо встретить. Вот и в эфире получаюсь – один, совсем один. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит?
Никто. Сам с собой разговариваю. Вот такие пирожки, но в любом случае, всех, всех, всех с наступившим Новым Годом, мира, добра, процветания и всего, всего самого хорошего вашим Фамилиям. Ну, на этой веселой ноте, наверное, буду прощаться п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш…"


У меня нет радиопередатчика, поэтому и пришлось написать этот рассказ, пусть Андрей Николаевич знает, что он не один, нас много на этой холодной планете…

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
storyofgrubas
До Нового 1992-го года оставался всего час.
Девчонки давно уже накромсали салатики, накрасились, переоделись и ждали меня с бутылкой и тортом. Побегал я по магазинам, оказалось, что с теперишней веселой гиперинфляцией, денег хватало только на что-то одно, да и то не самое лучшее, и я сделал эгоистичный выбор в пользу тортика.
Общага уже затаилась в предвкушении праздника, в коридорах почти никого, вдруг, какой-то тихий жалобный писк и нервное постукивание монеткой. Подхожу к лифту, слышу:

- Я  внутри! Позовите пожалуйста кого-нибудь! Через сорок минут Новый Год. Что же мне до утра  тут сидеть?

С невероятным трудом, я раздвинул дверь сантиметра на четыре и в щель рассмотрел заплаканную блондинку с потекшей тушью. Как ее звали я не знал, единственное, что я о ней знал, так это то, что живет она на третьем этаже и по ней еще с первого курса безответно сохнет двухметровый армянин Тигран, мой товарищ по околачиванию груш в боксерском зальчике. Блондинка всячески избегала Тиграна. Как он только не подкатывал и с цветами и без, а в ответ одна реакция - надменно поджатые губки и  - "Молодой человек, мне это не интерестно, позвольте пройти". Видимо просто боялась больших и свирепых кавказцев, хотя, Тигран был страшен только в боксерских перчатках, а в быту он интеллигентнейший человек, даже детей на «вы» называл.
     Естественно, вахтерши на боевом посту уже не было и я прихватил с ее стола толстую книгу учета, вернулся к лифту и вбил ее в щель между дверями, чтобы девушка, хотя бы дышала там.

- Не хочу вас расстраивать, девушка,  но вряд ли за полчаса до Нового Года во всем Питере можно найти хоть какого-нибудь лифтера. Так, что, я даже не знаю, чем вам помочь. Если хотите, могу сходить, сказать вашим соседкам. В какой комнате вы живете?
- Да, ладно, спасибо, мне еще соседок здесь не хватало. Они только поржут и пойдут дальше праздновать. Ну, вы тоже идите, с наступающим и спасибо за воздух.

Я как мог подбодрил несчастную блондинку, попрощался и с тортиком в руке  и камешком на душе побежал вверх по лестнице, ведь меня и самого  давно заждались.
На шестом этаже я резко остановился, сбросил камешек с души, развернулся и помчался на четвертый.
В комнате у Тиграна, огромная армянская толпа спортсменов уже вовсю пила и хохотала. Я позвал Тиграна.

- Вопрос всей твоей жизни и смерти. Сосредоточься – это важно. Готов воспринимать? Тогда слушай. Меняю ценнейшую информацию, всего лишь на бутылку армянского коньяка. Соглашайся, не пожалеешь.
- Бррат, заходи, посиди с нами, а с коньяком ну, никак, у самих только три бутылки, бррат.

Тогда я рассказал про застрявший лифт и его невольную, белокурую начинку. Тигран сделал бешенные глаза и потребовал, чтобы я поклялся здоровьем будущих детей, что не вру, потом вручил мне бутылку коньяка, а бонусом еще и бутылку шампанского и как был в белых носках, так и убежал вниз по лестнице.
Часов до четырех утра, на первом этаже, можно было наблюдать идиллическую картину: На полу возле лифта, в окружении тарелочек, сидел Тигран, одной рукой он прижимал к дверям бокал с соломинкой, а другой, аккуратно длинной, деревянной линейкой «кормил лифт» салатом оливье.
А после зимних каникул Тигран со своей блондинкой сняли квартиру где-то на Петроградке и навсегда переехали туда. Так я и лишился отличного спарринг партнера, но это уже совсем другая история.

P.S.

С Новым Годом, друзья мои! И пусть нам всем повезет не меньше чем Тиграну…

ПЕЛЬМЕНЬ
storyofgrubas
Почти тридцать лет прошло. В точности, я уж и не вспомню, что хотел затеять с Пельменем. Какие-то поляки с партией «вареных» курток, причем, деньги нужно было платить вперед и в конце всего гешефта, мне должны привезти шикарный трехкассетный Шарп – мечту детства, а других подробностей и не припомню.
Пельмень на тот момент был уважаемым мелким Львовским жуликом, каждый вечер торчал под «Интуристом», отец - директор мебельного магазина, вот и все что я знал о Пельмене. Но для серьезного дела этой информации было явно маловато (еще бы, трехкассетник Шарп) и я обратился за справкой к своему другу детства – Валере.
Валера тоже был мелким Львовским жуликом, поэтому должен быть в курсе. Он выслушал мой вопрос, поморщился и ответил:

- Чем сейчас дышит Пельмень, не знаю, врать не буду, я с ним уже год как не здороваюсь, просто расскажу тебе всю нашу с ним канитель и тогда сам решай. Иметь с ним дело, или нет.
Где-то год назад позвонил мне Пельмень и попросил подскочить на Краковский базар, мол, есть дело.
Кроме меня там был Толик (Так же мелкий Львовский жулик конца 80-х. Прим. автора)
Пельмень и говорит:
- Ты, Валера, я слышал, попал в легкую аварию?
- Да, слева обе двери хорошо бы поменять, не открываются.  Но пока никак не найду, катаюсь так. А, что?
- Не спеши, сейчас все объясню. А ты, Толик, помню, хотел  свою  «пятерку» переделать  в «семерку»?
- Ну, да, а что?
- А то, что я все уже придумал. У тебя, Валера, есть крюк с  малолетками, которые тачки угоняют, ну так вот, договорись, чтобы они угнали нам «семеру» поновее и мы ее раскурочим на троих. Тебе - двери, Толику - капот, решетку, сидушки, панель, задние фары, все дела, а мне - мотор и колеса. У меня движок на прошлой неделе накрылся.

Идея была совсем не плоха и уже к вечеру, я «перетер» с нужными малолетками. Стали ждать.
Через неделю малолетки «выпасли» и увели почти новую «семерку» и спрятали ее где-то в жопе леса, аж за Брюховичами. Бабок взяли по-божески, всего-то пятьсот рублей. Я сразу заплатил свои и с хорошей новостью помчал к Толику с Пельменем.
Толик обрадовался, а пельмень, как-то сразу потерял к нашему делу интерес, сказал, что и так ему обещали движок подшаманить, так что, без него.
Толик молодец, не стал врубать заднюю, а сходу влез в долю, хоть на троих «полштуки», конечно, было бы приятнее раскидать. Ну, да – это фигня.
На следующий день, в пять утра, мы вдвоем прирулили в лес, нашли в указанном месте машину и до самого вечера скручивали что кому нужно.
Мы с Толяном, конечно же, отпетые негодяи, но не совсем конченые, нам стало жаль тачку и вечером мы из автомата позвонили ментам, что там-то и там, в лесу стоит брошенная «семерка», примите меры.
Зачем добру пропадать и годами ржаветь? Пусть хоть так к своему хозяину вернется.

Прошел месяц, я уже рассекал с новыми дверями, а Толик переделал «пятерку» в «семерку», как вдруг, в одно прекрасное утро, ко мне домой приходит типок с портфельчиком и говорит:
- Здравствуйте, Валерий, буду краток. Я адвокат не без известного вам Пельменя, он сейчас находится в СИЗО по вашему общему делу. Ситуация в том, что когда вы угнали машину, Пельмень только сделал вид, что ему это не интерестно, а сам, поросенок, с утра проследил за вами двумя, узнал где спрятана машина и на следующий день поехал снимать двигатель, но, в лесу его ждала милицейская засада.
Так вот, мы со следователем хотим представить дело так, будто бы мой подзащитный просто гулял по лесу с лебедкой и набором гаечных ключей и случайно проходил мимо угнанного и брошенного автомобиля, но тут же, «по ошибке» был задержан сотрудниками милиции. Одна загвоздочка, «следак» за развал дела хочет ровно 1000 рублей и это еще по-божески. Пельмень уполномочил меня передать вам, что хорошо бы поделить эту сумму на троих, в противном случае, он вас обоих сдаст и тогда уже деньгами никто не отделается, сядете все втроем. Уж поверьте моему опыту.
Ну, так, что передать Пельменю?
- Передайте ему привет и скажите, что стучать на товарищей нехорошо.

А уже к вечеру ко мне и Толику нарисовались менты и сходу попытались нас «расколоть» Но мы были вполне готовы:
- Никаких  угнанных машин в глаза не видел, в лесу с детства не бывал,  а Пельменя конечно знаю. Месяц назад он продал мне дефицитные авто-детали по спекулятивной цене. Кто же знал, что Пельмень окажется мерзким угонщиком и без остатка разложившимся элементом на теле мускулистого советского общества?
Следак и так и сяк, но мы с Толяном твердо стояли на своем и в показаниях не расходились. Так мы и оказались не при делах, правда все запчасти с угнанной «семеры», у нас конфисковали в пользу потерпевшего.
Но зато Пельменю, чтобы выйти на свободу, пришлось отстегнуть целых десять «косарей» и это только следователю, плюс еще неизвестно сколько потерпевшему.
Вот сам и подумай – стоит ли после этого доверять Пельменю? Я бы, наверное, все-таки не стал…

ПИТБУЛЬ, КОЗА И КАПУСТА
storyofgrubas
"Если шпага твоя коротка, удлини ее шагом вперед"
(французская поговорка)

Вылет откладывался еще на час и мы убивали время загадывая друг другу загадки: старые и новые, детские и взрослые, с подвохом и просто угрюмо-математические.
Оператор Максим сказал:

- А давайте я загадаю вам настоящую загадку, настоящую, в смысле из своей жизни. Моя мама решила ее всего за минуту, а может даже секунд за сорок.
Вас тут, не считая меня, четверо взрослых и умных людей, давайте проверим – за сколько времени вы найдете правильный ответ?
Итак, дано: Начало  девяностых. Вся страна делилась на бандитов и потерпевших. Хотя, что вам рассказывать? Вы все старше меня, и так должны помнить.
Худенькая тридцатилетняя женщина, рост: 1 метр 60 см – моя мама и двое маленьких детей: десятилетний я и трехлетняя моя сестра. Пошли прогуляться к речке – бутерброды поесть, в бадминтон поиграть, да куличики из песка полепить. Где-то середина сентября, купаться давно холодно, но на покрывале поваляться еще можно. Речка у нас глубокая, но довольно узкая, в том месте примерно метров десять-пятнадцать ширины было.
Мы с мамой принялись играть в бадминтон, а на той стороне речки пировала компания бандитов на двух «девятках». Кожаные куртки, шашлыки, музычка, девочки, все дела и был у них свирепый пес – типа стафа, или питбуля. Псина, естественно, без поводка и намордника. И как-то этот собак сразу возненавидел наш бадминтон, гавкает, воет, зубами клацает. Только река и спасает.
Бандиты стали орать на маму: «Какого, трам-парарам, собаку дразнишь своим трам-парам бадминтоном трам-пампам отсюда, а то будет вам трам-парарам.
Мы, конечно же, огорчились, но делать нечего, хоть на разных берегах, а с бандитами лучше не связываться. Стали сворачивать покрывало и тут слышим на той стороне - «бултых», оглянулись, а это питбуль не выдержал, прыгнул в воду и плывет в нашем направлении, чтобы всех сожрать.
Бандиты сами испугались последствий, орут ему, но он не реагирует, а в холодную воду за питбулем хозяева тоже не спешат, дураков нет. Стали нам кричать: «Трам-парарам оттуда, пока время есть, может, успеете до леса добежать!»
Вот такая задачка: вы четверо - мои мамы, к вам и вашим детям плывет зубастая торпеда-убийца, секунд через сорок, она уже будет здесь, а до леса метров триста.
Решайте, время пошло.

Кто-то из нас предложил бежать врассыпную, так гарантировано выживут двое из троих,  кто-то отправить вперед детей и бежать позади них, чтобы детей уж точно спасти,  кто-то, громко зарычать, оскалив зубы и встав на четвереньки.
Я предложил намотать на руку покрывало, чтобы принять на него первый укус, а там видно будет.
Когда идеи иссякли, Максим сделал паузу и сказал:

- Все, вариантов больше нет? Если честно, с тех пор прошло лет двадцать пять, но я до сих пор удивляюсь - и  как это моя мама за сорок секунд смогла додуматься до правильного ответа? Видимо, когда твоим детям грозит смертельная опасность, мозги с дежурного освещения резко переключаются на полную иллюминацию и сами собой выдают единственно-правильное решение.
Мы даже с сестрой тогда подумали, что мама от страха с ума сошла. Она взяла бадминтонную ракетку и, как была в джинсах, так и вошла по пояс в воду, прямо навстречу плывущей смерти.
Я орал: «Мама, ты что!? Бежим, Мама!»
Когда питбуль подплыл к маме, она аккуратненько окунула его голову ракеткой. Подержала немного под водой, развернулась и вышла на берег.
Бандюганы на той стороне бегали, кричали, даже по колени в воду зашли, но плыть не решились, то ли холодной воды испугались, то ли маминой ракетки.
Сестренка потом еще долго выспрашивала:
- Мама, а ты что, утопила собачку?
- Нет, ну что ты, доча? Просто эта собачка очень любит нырять и даже умеет жить под водой…

ДОЛЖОК
storyofgrubas
Магазин. Поздний вечер, народу совсем мало. С противоположного конца молочного отдела огромный парень лет двадцати, катил в мою сторону свою переполненную телегу с товаром. Позади шла женщина, видимо мама.
Я изучал полки и особо не приглядывался к маме с сыном, но вдруг женщина тихо сказала:

- Как дурачки. Кто вам поверит, что трезвые? Только позорите меня.

Я оглянулся и вот  тогда заметил, что в тележке, с картошкой и луком в руках, ехал седой мужик лет пятидесяти. Ехал и широко улыбался.
Сын ответил маме:

- А что такого? Папа меня все детство на такой тележке катал, что он не имеет права хоть раз в жизни так же проехаться?

Седой мужик в тележке, как бы извиняясь, подтвердил:

- Мать, это не я придумал, он сам уговорил. А, кстати, совсем не плохо. Тебе точно не тяжело, сынок?

Семья скрылась за колбасным поворотом, а мне в голову пришли две мысли:
Первая - Взрослые люди, а занимаются в общественном месте всякой фигней.
Вторая - Когда мой сын вырастет и хоть раз в жизни предложит прокатить меня на магазинной тележке, я тоже не задумываясь соглашусь…

ПЕРЕПРАВА
storyofgrubas
Как всегда с трудом успели на рейс, опять до последней секунды разбирались с таможней, аккумуляторами и штативами.
Но прощай Земля, здравствуйте пластиковые вилки и улыбки стюардесс.
Спустя шесть гудящих часов нас встретила совсем другая Земля, если это вообще Земля. На двадцать градусов холоднее чем в Шереметьеве, вместо воздуха угольная гарь, а ветер такой, что самолет испуганно дрожит и жалобно скребется о трап.
Гостиница, короткий сон до вечера, хотя, может быть - это было утро.
Загрузились в жаркое нутро высоченного джипа. Поехали.
Вначале под колесами была дорога, плохонькая, но была, а спустя десять часов, дорога закончилась и навсегда превратилась в азимут. Когда машину особенно сильно подкидывало, и все  дружно бились головами о потолок – это означало, что водитель начинал засыпать и его нужно было срочно менять. Так и чередовались за рулем. Ночью ехать проще, ориентировались на далекие огоньки, направлялись к ним и спрашивали дорогу, а вот днем вообще непонятно к чему стремиться.
Ну, вот и цель нашего долгого путешествия - самый край Земли.
Раннее утро.
Речушка - метров пятнадцать шириной и   скорее всего, по пояс будет. Каша из осколков льда и черной воды.
Глубина действительно оказалась небольшой, и мы форсировали реку без особых проблем. Ледяная река  успела затопить только коврики машины.
На том берегу трудилась беременная женщина. Над чем она трудилась, мы так и не поняли. Она раскладывала какие-то ветки, куски ржавой жести и палкой вылавливала в реке большие глыбы льда. То ли устраивала запруду, как бобер, а может быть ловила рыбу, или еще что. Ей виднее – это ведь ее мир.
Поравнялись с женщиной, встретились с ней глазами и поехали дальше.
На краю света мы целый день снимали наш фильм про давнюю войну.
Целых семьдесят семь лет прошло с тех боев, но тут очень мало что изменилось. Окопы, ржавые скелеты старинных танков, каски пробитые осколками, замерзший, лунный пейзаж под палящим солнцем.
Наступил вечер, пора было отправляться в бесконечно-длинную обратную дорогу домой.
Вот и река. К нашему удивлению беременная женщина все еще возилась со своим непонятным сооружением. Теперь она была почти на середине, дышала в замерзшие ладошки, и какой-то тряпкой связывала между собой хилые ветки.
Мы остановились, приготовились к переправе, приподняли ноги, чтобы не промочить, и тут мне пришла в голову простая мысль: «А может эта несчастная, беременная женщина хочет всего лишь перейти реку, вот и строит целый день переправу? Машины ведь тут проезжают далеко не каждую неделю»
Я открыл окно и позвал. Женщина без сожаления бросила плоды своих многочасовых усилий и подбежала. Мы подвинулись, освободили местечко, она влезла. Холодная как Дед Мороз, еще бы, в машине +30, а на улице –22. Пока переезжали реку, пассажирка с удовольствием отогревала свои красные, окоченевшие ладони, просто сев на них.
Через полминуты пути, как только машина выбралась из воды, женщина молча стала показывать пальцем в окно, мы остановились, она улыбаясь выбралась из машины и бойкой походкой направилась к огням поселка. Даже «спасибо» не сказала, видимо просто не знала этого слова по-русски. Еще бы, почти восемьдесят лет в этих краях не видели ни одного русского человека.
 
Спустя время, глядя из Москвы, мне почему-то все больше начинает казаться, что главной целью и смыслом всей нашей экспедиции было - не снять уникальный материал для фильма, а просто переправить замерзшую беременную женщину через речушку с героическим названием Халхин-Гол…

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В КАРАКАСЕ
storyofgrubas
Мой одноклассник Федя всю свою жизнь отлично умножал, делил, возводил в степень и вообще, судя по всему,  родился с таблицами Брадиса в кулачке. Золотая медаль в школе, МГУ с красным дипломом, аспирантура, должность аналитика в солидном банке.
Вроде бы и желать-то нечего. Но Федю всегда мучила мыслишка: «Другим я даю ценные советы, люди пользуются ими, сказочно богатеют, а я все на зарплате и на зарплате…»
Хотелось, давно хотелось уже чего-то своего, личного, тем более, что для себя любимого, все риски можно рассчитать до седьмого знака после запятой, тем самым свести их к нулю.
  Долго Федя думал, смекал, вычислял и решился. Продал квартиру и вообще все что у него было, взял в банке кучу денег под свое доброе и авторитетное имя и решил построить нефтеперерабатывающий завод аж в самой Венесуэле. Дело обещало быть безумно прибыльным.
Предварительно познакомился там с кем нужно, даже с самим покойным Чавесом однажды ручкался. Половина венесуэльского кабинета министров стали его приятелями. Бумаги подписали, землю выделили, об откатах договорились, в строительстве помогли. Все шло согласно бизнес-плана.
Наконец настал знаменательный день - перерезания ленточки и пуска завода.
Перерезание как раз удалось наславу, а вот с пуском получилась заминка. Феде позвонила перепуганная секретарша и сказала, что его ждут   в цеху для серьезного разговора.
Пришел Федя и видит – Все рабочие сидят на корточках и пытаются придать своим венесуэльским лицам    сердитый вид.
Слово за слово, оказалось, что рабочие категорически отказываются начинать первый рабочий день завода, они бастуют и требуют втрое увеличить зарплату.
Федя стал аргументировано спорить с листочком и карандашиком в руках, мол – «даже если подниму в полтора раза, то уйду в глубокий минус, на моем заводе и так зарплата вдвое больше, чем в среднем по стране, ведь...»
Но рабочие и слышать ничего не хотели: - Либо в трое, либо – никто во всей Венесуэле не переступит порог твоего паршивого завода!
Федя попросил пятиминутный таймаут и побежал в свой кабинет звонить министру:

- Ола, Синьор Министр, бастуют, сволочи. Что делать?
- А, Синьор Федор, ола! Бастуют, говорите? Да – это может быть большой проблемой…
- Как это «может быть»? Это уже большая проблема!
- Погодите, не горячитесь, скажите, там среди ваших рабочих случайно нет такого большого, толстого, лысоватого мужика в очках?
- Да, есть там один толстый, очкастый, с противным бабским голоском.
- О, да - это он! Тогда у вас вообще нет никакой проблемы. Значит так: прямо сейчас берите пистолет,  спускайтесь к своим рабочим и сразу, без разговоров, валите толстого.
Остальные, как ни в чем не бывало разойдутся по своим местам и начнут работать. Ну, все, привет жене, рад был слышать, как-нибудь поужинаем…

Так и лопнул отличный нефтяной бизнес, ведь в тщательно продуманном бизнес-плане не оказалось пункта «валить толстого»
Федя давно вернулся в Москву, живет с семьей в съемной квартире, отдает потихоньку долги и продолжает давать богатым людям золотые советы…

СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ
storyofgrubas
Он окинул меня оценивающим взглядом и спросил:

- Сколько в тебе? Центнер, или даже чуть больше?
- Сто пять.
- Дохрена. А ты, что, один?
- Ну, да.
- А, ну, если один, то это по барабану. Можешь весить хоть триста кило.
Вот еще что, аванс был только половина суммы, так, что деньги вперед. А, то мало ли, как все будет…
- В смысле «мало ли»? (насторожился я)
- Да ты не ссы, все будет в ажуре, просто некоторые после всего начинают выдумывать: ребро треснуло, хребет в трусы ссыпался, или ножки вывихнулись. Да, бывали у меня и такие гнилые пассажиры. Лишь бы не платить.

Я протянул деньги, он пересчитал, спрятал их куда-то ближе к телу и сказал:

- В расчете. Ну, что, готов? Тогда хрен ли ждешь? Забирайся давай. Скоро темнеть начнет.
- А как бы это правильно сделать?
- Видишь, отверстия? Суешь туда ноги и как по лестнице.

И я с опаской полез на ерзающую по траве конструкцию.
Командир жутко загремел огромным пламенем и внезапно закричал:

- Куда морду прямо в огонь!? Пригнись! Ты что, бессмертный?
Я с треском провалился внутрь, потер ударенное колено, осмотрелся, выбрал себе место поустойчивее и сказал:

- А тут у вас, оказывается тесновато. Как в туалете.
- Да, такого еще никто не говорил. С лифтом сравнивали, было, но с туалетом…

Даже огонь обиделся и вырвался с каким-то уж очень злобным рыком.
Но в следующую секунду произошло чудо: на всей земле выключили ветер. Совсем выключили. Только что нудно посвистывал в ушах и вдруг, раз  - тишина, как под водой.
Нечеловеческая красота, делала инстинкт самосохранения каким-то жалким и не нужным, в глубине души я даже почти смирился с тем, что сегодня умру.
Мужик попытался вынуть меня из восторга:

- Спиной не облокачивайся, стой передом, я тебя ловить не собираюсь, скажу что и не видел никогда…

Следующие сорок минут он молча гремел огнем, зевал и посматривал на часы, а я улыбался как маленький восхищенный ребенок и выглядел, наверное, довольно дебильновато.
Но, все хорошее неумолимо заканчивается, наступил самый ответственный момент и командир закричал:

- Не хватайся за края, руки нахер поотрывает! Держись только за канаты!

Легкий толчок и осенний ветер в ушах опять включился.
Шатаясь как пьяный я выбрался на мокрое вспаханное поле и, не переставая улыбаться, спросил:

- А где тут дорога? Куда вообще мне идти?
- А хрен его знает, где дорога. Иди куда хочешь. В принципе, можешь нашу машину подождать, но она, боюсь, приедет часа через три, не раньше. Пешком через поле, наверное, будет быстрее, куда-нибудь да выйдешь, Земля круглая. Все, давай, пока.

- Спасибо вам – это было, я даже не знаю как сказать. И отдельное спасибо, что живой…
- Пожалуйста. А, погоди, погоди, я еще должен поджечь твои волосы и потушить "шампусиком", но у тебя прическа слишком короткая, не получится. Да и оно тебе надо?
- Спасибо, переживу.
- Но, если, вдруг позвонит мой шеф и спросит, то ты скажи, что я тебя и поджигал и гасил, все как положено. Ладно?
- Хорошо, скажу.

После адского пламени лицо мое потихоньку остывало. Спотыкаясь о незнакомое осеннее поле, я шел куда глаза глядят. Шел, улыбался и сам себе не верил, неужели, наконец, сбылась моя детская мечта - я летал на настоящем воздушном шаре…?

?

Log in