ЗДРАСТЕ...
storyofgrubas
Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.
Итак, к топкам товарищи...
Рейтинг блогов                            
                                                              18+






GRUBAS
storyofgrubas
Часики


Взять код можно тут

ДЕПУТАТСКИЕ ДЕЛА
storyofgrubas
подмосковье.
Я приехал на станцию, чтобы встретить сестру с электрички.
За спиной послышались радостные голоса:

- Опа! Здорово, Ваван! Ты ли это?
- О, Мишган, Привет! Сколько зим? В одном городе живем, а так после школы ни разу и не виделись. Пятнадцать лет уже, елки - палки. Ну, как ты? Что ты? Где ты?
- Да, честно, говоря, уже и не в одном городе, я в Москву перебрался.
- Круто, молодец, снимаешь там, или купил что?
- Квартиру купил. Бизнес там у меня, развиваемся помаленьку. А ты как? Что поделываешь?
- Да, у меня тоже все чики-пуки. Вот сегодня с самого утра бегаю, мотаюсь по своим депутатским делам.
- О, Ваван, так ты депутатом стал!? Молодец, я всегда знал, что ты всеми нами…
- Да, нет, просто, как сказать, меня с работы тут за прогулы уволили. Ну, по этому делу, слегка загулял. Так вот ходил сейчас в управу, пробовал записаться на прием к какому-нибудь депутату. А вдруг восстановиться поможет? А, как думаешь? Тем более, что у меня, все-таки, четверо детей, алименты на всех плачу, плюс я после инсульта…

РУКА СУДЬБЫ
storyofgrubas
Я сидел на кухне у старинных друзей и уплетал вареники с вишней.
Слово за слово, спрашиваю:

- А, кстати, сколько вы уже женаты? Лет пятнадцать, двадцать?
- Двадцать три будет весной.
- О, это серьезный срок. А как вы вообще познакомились? Тогда, вроде, интернета еще не было, да и где  военному летчику познакомиться с педиатром?

От этого вопроса, Кирилл бросил поиски штопора и почти закричал:

- Маша, молчи, я тебя умоляю, дай я расскажу!

Маша, в свою очередь, вскочила и попыталась закрыть ладошкой рот высоченному Кириллу:

- Нет, нет, ты все неправильно расскажешь и будет неинтересно! Давай я начну со «своей колокольни», как я сидела дома и никого не трогала.
- Ну, ладно, давай.
- Сижу я дома, никого не трогаю, готовлюсь к сессии, вдруг, звонок в дверь. А время ближе к вечеру и я была одна.
Открываю, на пороге стоит Кирилл. Глазки бегают, ручки вспотели, переживает.
- Да причем тут мои глазки? Ты по делу рассказывай.
- Ну вот, спрашиваю: «Вам кого?» он говорит: «Видимо, вас, дело в том что мы с друзьями поспорили…»
- Маня, да не поспорили мы, а гадали. Короче, так и так, говорю: "Вы верите в судьбу?  Я хотел найти себе девушку и положился на «руку судьбы». Мы с друзьями нарезали несколько тысяч бумажек и на каждой написали название московской улицы, то же самое с номерами домов и номерами квартир.
Получилось три мешка. Из одного вслепую я выбрал вашу улицу, из другого номер дома, из третьего квартиру. Шанс один из десяти миллионов" И показываю ей три скомканные бумажки.
- Кирилл, дальше я. Ну вот, тут я конечно еле сдержалась, чтобы не заржать. Проходите, говорю, разувайтесь, молодой человек, раз такое дело и вы моя судьба, меня Маша зовут. А надо сказать, я тогда все время дома сидела, по дискотекам и клубам не шаталась, из института сразу домой, но всякой потусторонней хиромантией по молодости и правда увлекалась.

Тут вмешался я:
- Маша, а как же ты впустила в дом незнакомого человека, пусть даже с тремя бумажками судьбы?
- Незнакомого никак бы не впустила, но этого я сразу узнала. Память хорошая. Когда еще я была в третьем классе, этот ушлый тип с моим братом учился в десятом, они в ансамбле вместе играли. Вот брат и захотел меня с другом по хитрому познакомить, чтобы не сидела дома, не кисла. За дуру меня держали. Ну, дура - так дура, пришлось подыграть, я их в тот же вечер с братом «знакомила». Какие актерища зря пропали…

ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ
storyofgrubas
«На всякого мудреца довольно простоты»
(А. Островский)


Почти в каждом дворе есть хотя бы один такой человек.
Он может быть маленьким, или высоким, худым, но скорее всего толстым. Старым, или вполне молоденьким. Абсолютно разным, не важно. Но у таких людей непременно есть одна общая черта – они всеми силами: угрозами, подкупом, криками, интригами, мордобоем, в конце концов, пытаются намертво застолбить за собой участок дворового асфальта под свою машину.
   Один такой живет в соседнем доме (слава богу не в нашем) Имени его я не знаю, назовем его Гришей. То ли он когда-то был ментом, отсидел и стал бандитом, то ли наоборот, был бандитом, отсидел и стал ментом, история умалчивает. Но, по рассказу нашего консьержа, весь соседний дом всегда от него  стонал. То Гриша колеса кому-то проколет, а то гвоздем капот поцарапает, если кто посмеет поставить свой драндулет на «его законное место»
Чего только Гриша не предпринимал. И стальные пеньки в асфальт вкапывал и цепи от авианосца натягивал, но соседи жаловались в ЖЭК и пеньки с цепями периодически срезались автогеном. Только Гриша не таков, чтобы сдаваться. Он подкупил кого-то там в управе, занес в ГИБДД, да еще и целую врачебную комиссию задобрил. Короче говоря, в один прекрасный день, на Гришином Мерседесе появился желтенький квадратик инвалида. Хотя на вид Гриша здоров как конь Владимирской породы, но может и правда, он изнутри весь гнилой, кто его знает, докторам виднее. А на «его законном месте» появилась самая настоящая разметка инвалидного места, а самое главное – знак по всем законным нормам. Гриша под знаком еще и красивую металлическую табличку привинтил, видимо в похоронном бюро заказал, текст довольно банальный: "Ты занял мое место, тогда возьми и мою болезнь»
   Первую неделю Гриша кайфовал, ни тебе цепей, ни противотанковых ежей, а место всегда его дожидается, законное, инвалидное. Но в один прекрасный вечер, Гриша приехал с работы, а на «его, законном» инвалидном месте стоит старенькая, немного ржавая, черная Волга, а на стекле у Волги виднеется желтый знак инвалида.
Хромой дед, хозяин Волги, живет в нашем доме, как он только всегда ни корячился, чтобы пристроить ее получше, но каждый раз то одного «закроет», а то сразу двоих. Я тоже когда-то из-за него пешком на работу убегал.
Так вот, он случайно заметил, что у соседнего дома появилось специальное местечко для инвалидов, туда свою коломбину и пристроил. Дед этот садится за руль один раз в два месяца, не чаще, да и то, только летом, так Волга и стоит теперь в соседнем дворе на законном инвалидном месте.
Наш консьерж рассказывал, что наблюдал историческую встречу хромого деда с Гришей.
Красный, от кипящей крови, Гриша, подошел к деду впритык, посмотрел на него сверху вниз и прошипел:

- Дед, а ты в курсе, что это инвалидное место лично я организовал? А  ты в курсе в какие бабки мне все это обошлось? А?

Дед с восхищением посмотрел на Гришу снизу вверх, протянул свою сухенькую ручонку и сказал:

- Ну, что ж, если это так, то я должен сказать, что вы, настоящий человек. Разрешите пожать вам руку.

Подхватил свой костылик и похромал домой…

ПУШКИН
storyofgrubas
Пушкину было лет шесть и был он прехорошенькой кудрявой девочкой с красивым именем Елизавета.
Рядом с Елизаветой сидела ее мама, одной рукой она придерживала чехол с бальным платьем, другой, держала у уха телефон.
Лиза, обмахиваясь веером, откровенно скучала. Электричка только покидала Москву, а мама перманентно трепалась с подругами по телефону. Людей в вагоне было совсем мало и девочка смело взялась за меня:

- Дядя, а почему у вас женская сумочка?

Мама, не отрываясь от телефона, без энтузиазма упрекнула:

- Лиза, не приставай к дяде.

Я возразил:

- Ну что вы, она мне нисколько не мешает, наоборот, за разговорами и дорога веселее.

Мама удовлетворенно кивнула и уже больше не возвращалась из глубин своих телефонных интриг.

Я ответил:

- Это сумочка не женская и не мужская, это сумочка для фотоаппарата.

Потом Лиза рассказала, что они с мамой были в Москве на танцевальном конкурсе и что она заняла там четвертое место. Девочка задавала железнодорожные вопросы, а я подробно отвечал: Почему рельсы стучат, зачем нужны шпалы и для чего электричка упирается в провода.
Потом она предложила:

- Дядя, а давайте во что-нибудь поиграем.

Я, не долго думая, предложил играть в города, но дело у нас не пошло, ведь Лиза еще не знала ни одного города кроме Одинцово и Москвы. Тогда я предложил играть в рифмы и быстренько объяснил что такое рифма.
Девочка сразу поняла и со скоростью компьютера стала выдавать очень необычные, но филигранные рифмы на любые, самые сложные слова. Уже тогда я почувствовал что-то не ладное, но не подал виду, а  Лиза сказала:

- Просто рифмы – это не интересно, давайте, вы мне будете говорить слово, а я буду придумывать маленький стишок с этим словом.

А не слишком ли самоуверенно, для шестилетней девочки? Подумал я и сразу решил начать с чего потруднее:

- Ну, придумай мне стишок со словом... со словом, скажем – Укупник.
- А что это такое?
- Это такой человек, у него фамилия Укупник.

Лиза закрыла глаза и без всякой паузы, дирижируя себе рукой, с выражением произнесла:

- Ко мне под юбку заглянул Укупник,
  но, я не испугалась,
  там подъюбник…


Я просто остолбенел и почувствовал себя сеньором Сальери, слушающим Реквием Моцарта.
Ни я, ни кто либо из моих знакомых, кроме, наверное, Димы Быкова, не смог бы вот так сходу выдать что-то подобное, а тут шестилетний Пушкин в электричке.
Мама Пушкина зашевелилась и не отрываясь от телефона бросила:

- Лиза, на следующей выходим, скажи дяде "до свидания", не забудь веер и пойдем.

Девочка встала со скамейки и быстро заговорила:

- Давайте скорее, а то нам выходить, последнее-припоследнее слово, чтобы я сочинила последний стишок.

Я, еще не до конца очухавшись от подъюбника, выпалил совсем уж немыслимое:

- Павка Корчагин.
- А что это – павкакарчагин?
- Это тоже человек, Павка, ну, Павел – имя, а Корчагин – фамилия. Павка Корчагин.

Пушкин кивнул, закрыл глаза и с выражением выдал:

- В домике том, где жил Павка Корчагин,
  было темно,
  только палки торчали…


До свидания, дядя.

После того, как Лиза с мамой вышли, я еще целых полчаса приходил в себя, чуть свою остановку не прозевал, ведь такого уровня рифмы мог выдавать как минимум Высоцкий, да и тот, наверняка не моментально, а после бессонной ночи.
Хоть бы ей поскорее объяснили, что она – Пушкин.
Ай да Лиза, ай да сукин сын…

ЛОШАДИНАЯ ФАМИЛИЯ
storyofgrubas
По дороге на дачу остановился в поселке, зашел в аптеку.
Внутри пусто, только у кассы один мужик, лет шестидесяти, безуспешно пытался дозвониться до жены и поэтому ругался с телефоном:

- Ну как не доступен? Ты что такое говоришь? Да что же это? Должна быть доступна, не в метро ведь она. Давай, давай, соединяй, не тормози.

Аптекарша вызвалась помочь:

- Мужчина, может вместе вспомним, что вам нужно? Это: таблетки, капли, мазь? Что вообще?
- Вроде таблетки. Да, точно, таблетки.
- Ну, уже хорошо. А от чего таблетки-то?
- Так сразу и не скажешь, то одно у нее болит, то другое. Подождите, кажется… знаете, вы извините меня, никого не хочу обидеть или оскорбить, но по названию, простите, на еб твою мать очень похоже. Извините ради бога, там конечно не так, но что-то такое.

Аптекарша впала в легкий транс, поправила очки и холодно ответила:

- Простите, но таких таблеток я не знаю. Звоните, выясняйте.
- А, точно, кажется припоминаю, там не то чтобы прям твою мать, а скорее – я твой рот и все такое... извините еще раз, не обижайтесь. Вот как-то так, только не именно твой рот, а вместо рта, что-то медицинское. А? не вспомните такого?

Потом позвонила его жена и подсказала название таблеток - ибупрофен…

ЗЛОБНЫЙ КАРЛИК
storyofgrubas
«Видел я карликов и побольше…»
(Ирландская  поговорка)


Только, пожалуйста не подумайте, что я не толерантный человек и не люблю карликов, наоборот, я очень люблю карликов…
Ой, что-то я не в ту степь.
Одним словом, бывают такие карлики, у которых единственное положительное качество – это то, что он карлик. Ладно, ну, в общем, вы поняли.

Я показал правый поворот и начал искать глазами того, кто пропустит меня в свой ряд. Всегда так поступаю в сложных ситуациях. Ведь одно дело просто нагло встраиваться в чужой, несговорчивый ряд, но совсем другое, если ты встретился с человеком глазами, улыбнулся ему и жестом попросился. Обычно никто не отказывает.
Смотрю в зеркало, в соседнем ряду на полкорпуса позади, рулит карлик на «Волге». Обычный такой карлик с огромной лобастой головой и короткими руками. Может я бы и не заметил, что он карлик, просто было странно – почему это мужик едет и всю дорогу не отрываясь, нюхает свой руль? Потом присмотрелся, а это у него посадка такая, иначе не достанет.
Мы встретились глазами, я приподнял кепку в знак приветствия, улыбнулся и попросился в его ряд. Но, он сделал надменные глаза и согнул левую ручку, предварительно вложив в ее сгиб правую. Конструкция не очень получилась, но я понял, что за фигуру он попытался для меня смастерить. К тому же, видимо, чтобы окончательно меня унизить, карлик картинно расхохотался, как какой-то опереточный дьявол.
Глядя на эти толстые пальчики-сосиски, я не обиделся, а тоже не смог сдержать смех.
Карлик напрягся, не понимая причину моего веселья, он опустил окно и жестом показал, чтобы я сделал то же самое.
Мне стало интересно, я тоже свое открыл и услышал совершенно неожиданный бас:

- Че ты лыбишься? Хрен я тебя пущу, а будешь лезть в наглую, клянусь, херакну и буду прав. Понял? Не веришь? Попробуй. У меня время есть, постоим, подождем ГАИ.

Я никак не ожидал такого напора и ответил:

- Все нормально, вообще никаких проблем, это ведь такая ерунда, которая даже разговора не стоит. Не хотите пускать, не надо – это абсолютно ваше право, тем более, что мы оба знаем, почему вы такой злой на весь белый свет.

Карлик завис, а спустя полминуты, меня любезно пустила перед собой пожилая дама с фиолетовыми волосами. Волга осталась далеко позади.
Через километра полтора, уже на совсем другой улице, злобная Волга догнала меня, картинно влезла впереди, но через секунду, резко, почти поперек дороги, с пробуксовкой, умчалась куда-то на разворот.
Я ехал и думал, что если когда-то на земле случится восстание машин против своих хозяев, то самой первой, наверняка, восстанет одна неприметная серая «Волга»…

ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА
storyofgrubas
На даче собралась задорная компания, человек сорок всего. Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета» Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару. Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.
На улице осталась одна молодежь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей. Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее. А толку? Все равно не видно же ни черта, даже звезды заволокло тучами, да еще и противный дождик заморосил. Хотя, война и сама себя комментировала: «Тоу-тоу-тоу! Тоу! А, сука! Больно как! …Кого убили? …Сука, меня! …О, Гриша убит. Остались еще четверо: Орест, Славик и... Тоу-тоу-тоу!»

После каждой войны, над полем боя включался свет и убитые нинзя, постанывая, разглядывали свои раны,  отряхивались от краски и только очередной победитель был счастлив и весел.
Каждый раз быстрее всех «убивали» самого мелкого - паренька лет восьми, он уже стал похож на коня в яблоках. Старшие пацаны даже отговаривали его, но жеребенок в яблоках не выпускал из объятий личного оружия. Из дома вышел Юрий Тарасович, он приобнял мальчика и сказал:

- Что, больно?

Боец расплакался:

- Очень больно. Они все меня в упор убивают, я даже не успеваю стрельнуть.
- А тебя как зовут?
- Павел.
- А, ну, да. Слушай Паша, хорош хныкать. Хочешь, я тебе помогу и ты всех этих здоровых балбесов перестреляешь? Будут знать, как маленьких обижать.
- Как же я их перестреляю?
- Павлик, скажи-ка, а ты разбираешься в часах со стрелками?
- Да, а что?
- Молодец, пойдем со мной, я расскажу что делать.

И грянул новый бой.
И на этот раз всех выследил и перестрелял восьмилетний Павлик. Всех семерых. Побежденные решили, что чудеса иногда случаются и не придали этому особого значения.
Но в следующем бою все повторилось. Павлик, как-то пристрелялся и вошел во вкус.
На третий раз уже все армии мира объединились, чтобы отыскать и проучить выскочку, но результат повторился – Павлик опять перебил всех и в основном в спину.

Для великовозрастных балбесов, убить Павлика, стало делом жизни, никто не хотел уступать.
Я уже засобирался уезжать и пошел искать хозяина дома, чтобы поблагодарить и попрощаться, но нигде не мог его найти. Наконец нашел, аж на третьем этаже, куда он со своими больными ногами очень редко добирается. Старик стоял у открытого окна и тихо разговаривал по телефону:

- Замри. Сиди, не вставай, даже не шевелись. Сейчас он пройдет мимо тебя, жди. Отлично. Он на два с половиной часа, медленно целься, подожди, теперь на три часа. Где-то так. Огонь. Молодец, попал. Теперь срочно отходи на одиннадцать часов, там вообще никого нет, только в дерево не воткнись…

Я спросил:

- Юрий Тарасович, а что вы тут делаете?
Тарасыч, не отрывая от уха телефон, повернулся. В другой руке он держал черный монокуляр:

- Я начальник штаба фронтовой разведки Павлика. Года три назад на день рождения, мне для охоты подарили, вот, тепловизор, но какой уже из меня охотник? А вот смотри ж ты, пригодилась игрушка. Извини, у меня война… Павлик, если ты меня слышишь, подними руку. Так, остались двое: один засел в кустах на пять часов, и последний на двенадцать, но он еще далеко…

БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК
storyofgrubas
9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где ее вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник все-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знаменами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.
Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как олененок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот сержантик и припустил, чтобы своих не задерживать.
Спустя минут двадцать, поток медленно двинулся, дело пошло и вскоре я увидел его опять. Сержант бежал где-то далеко впереди меня, уже не так быстро и не так легко как раньше, но точно изо всех человеческих сил и это было видно. Бежал, как раненый летчик от немецких овчарок. За десять минут я постепенно догнал и поравнялся с бегущим, открыл окно и крикнул:

- Эй, Боец! Я в сторону Звенигорода, если по пути, садись, подвезу.

Гримаса боли у бегущего сменилась удивлением, а потом и неподдельной детской радостью. Сержант бросился ко мне, и тут силы покинули его, он прямо как марионетка сложился на сидение. В машине ностальгически запахло казармой. Вначале бедолага мог только тяжело дышать, как дышит умирающая собака у ветеринара, потом он уловил паузу между вдохами и выдавил из себя свистящий сип:

- Хасоэ хасиа.
- Да, не за что. Ты помолчи, не разговаривай пока, успокойся и отдышись хорошенько. Вот, водички хлебни.

Через пару минут, пробка совсем рассосалась и мы летели под шестьдесят. Мокрый, как из бани, сержант, смог уже говорить почти не задыхаясь:

- Спасибо вам большое, что подобрали. Нас вчера перевели на другую точку, а ко мне в старую часть Мать приехала, ну, Мама. На полдня всего. Сюрприз хотела сделать. А у нее вечером поезд. Сейчас, ей вот-вот нужно возвращаться на вокзал. Меня командир отпустил, вот я и побежал. Уже никак не успевал и даже ни на что не надеялся. Но бежать-то надо, правильно? Если бы не вы… извините, я должен...

Сержант набрал номер и почти закричал в свой маленький телефончик: «Мама, Мама, я успею, жди! Меня тут подвозят на машине, представляешь!? Так что я точно успею! Стой там! Целую.

Марш бросок этому бойцу я сократил на целых восемь километров, довез его до самого КПП, и даже маму мельком увидел.

Вроде бы все закончилось хорошо, но такая меня прибила тоска от этой истории. Ведь этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что за инопланетяне собрались вокруг меня? И откуда у инопланетян машины со знаменами Победы? Ни один из сотен едущих мимо пришельцев, не подобрал земного задыхающегося человека. И только, почему-то, один я выдал себя с потрохами. Особенно грустно от осознания того, что если вдруг, среди улицы прихватит сердце, то мне и любому другому человеку, уже никто не поможет, ведь инопланетяне людям не помощники…

?

Log in

No account? Create an account