ЗДРАСТЕ...
storyofgrubas
Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.
Итак, к топкам товарищи...
Рейтинг блогов                            
                                                              18+






GRUBAS
storyofgrubas
Часики


Взять код можно тут

ЗЛОБНЫЙ КАРЛИК
storyofgrubas
«Видел я карликов и побольше…»
(Ирландская  поговорка)


Только, пожалуйста не подумайте, что я не толерантный человек и не люблю карликов, наоборот, я очень люблю карликов…
Ой, что-то я не в ту степь.
Одним словом, бывают такие карлики, у которых единственное положительное качество – это то, что он карлик. Ладно, ну, в общем, вы поняли.

Я показал правый поворот и начал искать глазами того, кто пропустит меня в свой ряд. Всегда так поступаю в сложных ситуациях. Ведь одно дело просто нагло встраиваться в чужой, несговорчивый ряд, но совсем другое, если ты встретился с человеком глазами, улыбнулся ему и жестом попросился. Обычно никто не отказывает.
Смотрю в зеркало, в соседнем ряду на полкорпуса позади, рулит карлик на «Волге». Обычный такой карлик с огромной лобастой головой и короткими руками. Может я бы и не заметил, что он карлик, просто было странно – почему это мужик едет и всю дорогу не отрываясь, нюхает свой руль? Потом присмотрелся, а это у него посадка такая, иначе не достанет.
Мы встретились глазами, я приподнял кепку в знак приветствия, улыбнулся и попросился в его ряд. Но, он сделал надменные глаза и согнул левую ручку, предварительно вложив в ее сгиб правую. Конструкция не очень получилась, но я понял, что за фигуру он попытался для меня смастерить. К тому же, видимо, чтобы окончательно меня унизить, карлик картинно расхохотался, как какой-то опереточный дьявол.
Глядя на эти толстые пальчики-сосиски, я не обиделся, а тоже не смог сдержать смех.
Карлик напрягся, не понимая причину моего веселья, он опустил окно и жестом показал, чтобы я сделал то же самое.
Мне стало интересно, я тоже свое открыл и услышал совершенно неожиданный бас:

- Че ты лыбишься? Хрен я тебя пущу, а будешь лезть в наглую, клянусь, херакну и буду прав. Понял? Не веришь? Попробуй. У меня время есть, постоим, подождем ГАИ.

Я никак не ожидал такого напора и ответил:

- Все нормально, вообще никаких проблем, это ведь такая ерунда, которая даже разговора не стоит. Не хотите пускать, не надо – это абсолютно ваше право, тем более, что мы оба знаем, почему вы такой злой на весь белый свет.

Карлик завис, а спустя полминуты, меня любезно пустила перед собой пожилая дама с фиолетовыми волосами. Волга осталась далеко позади.
Через километра полтора, уже на совсем другой улице, злобная Волга догнала меня, картинно влезла впереди, но через секунду, резко, почти поперек дороги, с пробуксовкой, умчалась куда-то на разворот.
Я ехал и думал, что если когда-то на земле случится восстание машин против своих хозяев, то самой первой, наверняка, восстанет одна неприметная серая «Волга»…

ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА
storyofgrubas
На даче собралась задорная компания, человек сорок всего. Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета» Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару. Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.
На улице осталась одна молодежь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей. Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее. А толку? Все равно не видно же ни черта, даже звезды заволокло тучами, да еще и противный дождик заморосил. Хотя, война и сама себя комментировала: «Тоу-тоу-тоу! Тоу! А, сука! Больно как! …Кого убили? …Сука, меня! …О, Гриша убит. Остались еще четверо: Орест, Славик и... Тоу-тоу-тоу!»

После каждой войны, над полем боя включался свет и убитые нинзя, постанывая, разглядывали свои раны,  отряхивались от краски и только очередной победитель был счастлив и весел.
Каждый раз быстрее всех «убивали» самого мелкого - паренька лет восьми, он уже стал похож на коня в яблоках. Старшие пацаны даже отговаривали его, но жеребенок в яблоках не выпускал из объятий личного оружия. Из дома вышел Юрий Тарасович, он приобнял мальчика и сказал:

- Что, больно?

Боец расплакался:

- Очень больно. Они все меня в упор убивают, я даже не успеваю стрельнуть.
- А тебя как зовут?
- Павел.
- А, ну, да. Слушай Паша, хорош хныкать. Хочешь, я тебе помогу и ты всех этих здоровых балбесов перестреляешь? Будут знать, как маленьких обижать.
- Как же я их перестреляю?
- Павлик, скажи-ка, а ты разбираешься в часах со стрелками?
- Да, а что?
- Молодец, пойдем со мной, я расскажу что делать.

И грянул новый бой.
И на этот раз всех выследил и перестрелял восьмилетний Павлик. Всех семерых. Побежденные решили, что чудеса иногда случаются и не придали этому особого значения.
Но в следующем бою все повторилось. Павлик, как-то пристрелялся и вошел во вкус.
На третий раз уже все армии мира объединились, чтобы отыскать и проучить выскочку, но результат повторился – Павлик опять перебил всех и в основном в спину.

Для великовозрастных балбесов, убить Павлика, стало делом жизни, никто не хотел уступать.
Я уже засобирался уезжать и пошел искать хозяина дома, чтобы поблагодарить и попрощаться, но нигде не мог его найти. Наконец нашел, аж на третьем этаже, куда он со своими больными ногами очень редко добирается. Старик стоял у открытого окна и тихо разговаривал по телефону:

- Замри. Сиди, не вставай, даже не шевелись. Сейчас он пройдет мимо тебя, жди. Отлично. Он на два с половиной часа, медленно целься, подожди, теперь на три часа. Где-то так. Огонь. Молодец, попал. Теперь срочно отходи на одиннадцать часов, там вообще никого нет, только в дерево не воткнись…

Я спросил:

- Юрий Тарасович, а что вы тут делаете?
Тарасыч, не отрывая от уха телефон, повернулся. В другой руке он держал черный монокуляр:

- Я начальник штаба фронтовой разведки Павлика. Года три назад на день рождения, мне для охоты подарили, вот, тепловизор, но какой уже из меня охотник? А вот смотри ж ты, пригодилась игрушка. Извини, у меня война… Павлик, если ты меня слышишь, подними руку. Так, остались двое: один засел в кустах на пять часов, и последний на двенадцать, но он еще далеко…

БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК
storyofgrubas
9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где ее вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник все-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знаменами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.
Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как олененок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот сержантик и припустил, чтобы своих не задерживать.
Спустя минут двадцать, поток медленно двинулся, дело пошло и вскоре я увидел его опять. Сержант бежал где-то далеко впереди меня, уже не так быстро и не так легко как раньше, но точно изо всех человеческих сил и это было видно. Бежал, как раненый летчик от немецких овчарок. За десять минут я постепенно догнал и поравнялся с бегущим, открыл окно и крикнул:

- Эй, Боец! Я в сторону Звенигорода, если по пути, садись, подвезу.

Гримаса боли у бегущего сменилась удивлением, а потом и неподдельной детской радостью. Сержант бросился ко мне, и тут силы покинули его, он прямо как марионетка сложился на сидение. В машине ностальгически запахло казармой. Вначале бедолага мог только тяжело дышать, как дышит умирающая собака у ветеринара, потом он уловил паузу между вдохами и выдавил из себя свистящий сип:

- Хасоэ хасиа.
- Да, не за что. Ты помолчи, не разговаривай пока, успокойся и отдышись хорошенько. Вот, водички хлебни.

Через пару минут, пробка совсем рассосалась и мы летели под шестьдесят. Мокрый, как из бани, сержант, смог уже говорить почти не задыхаясь:

- Спасибо вам большое, что подобрали. Нас вчера перевели на другую точку, а ко мне в старую часть Мать приехала, ну, Мама. На полдня всего. Сюрприз хотела сделать. А у нее вечером поезд. Сейчас, ей вот-вот нужно возвращаться на вокзал. Меня командир отпустил, вот я и побежал. Уже никак не успевал и даже ни на что не надеялся. Но бежать-то надо, правильно? Если бы не вы… извините, я должен...

Сержант набрал номер и почти закричал в свой маленький телефончик: «Мама, Мама, я успею, жди! Меня тут подвозят на машине, представляешь!? Так что я точно успею! Стой там! Целую.

Марш бросок этому бойцу я сократил на целых восемь километров, довез его до самого КПП, и даже маму мельком увидел.

Вроде бы все закончилось хорошо, но такая меня прибила тоска от этой истории. Ведь этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что за инопланетяне собрались вокруг меня? И откуда у инопланетян машины со знаменами Победы? Ни один из сотен едущих мимо пришельцев, не подобрал земного задыхающегося человека. И только, почему-то, один я выдал себя с потрохами. Особенно грустно от осознания того, что если вдруг, среди улицы прихватит сердце, то мне и любому другому человеку, уже никто не поможет, ведь инопланетяне людям не помощники…

БАРОНЕССА И КАЗАК
storyofgrubas
Зашел я за лампочкой  в магазин электротоваров.
Внутри народу было немного, человек пять всего, но только двоих из них можно назвать персонажами. Первый персонаж – это дама (с, не по возрасту, прямой  спиной), стоящая у кассы. Забегая вперед, признаюсь, что  завидую ее друзьям и знакомым, ведь они имеют возможность и удовольствие   общаться  с таким неординарным человеком.  Одета она была неброско и  несколько старомодно: темное платье до полу, серебряная брошь, маленький ридикюльчик, кружевной платочек в руке и  прическа как у барышни из Чеховских рассказов. В театральном фойе, никто бы на такую и внимания не обратил, но в магазине электротоваров, она выглядела как  деревянная прялка   в  Силиконовой долине. Возраст дамы определить было затруднительно, может 61, а может и все 79. Черт ее знает. В одном я теперь не сомневаюсь, что у нее есть секретный фамильный рецепт, по которому она готовит настойку и принимает ее по одной  чайной  ложечке натощак, каждые двести лет.
   Вторым заметным персонажем в магазине был бородатый казак,  изучающий  витрину с проводами.  Казак был одет просто и со вкусом: кроссовки,  спортивный костюм, а на голове каракулевая шапка-кубанка. На улице стояла жара  под тридцать, поэтому по лицу казака из под шапки  стекали мужественные струйки пота.
Кассирша зачем-то ненадолго отлучилась в подсобку и очередь расползлась по всему магазинчику. У кассы осталась  только  загадочная дама.
Я подошел к ней и спросил:

- Сударыня, вы в кассу? Я буду за вами.

Она кивнула и, указывая в сторону   казака,  ответила:

- Обязана вас предупредить, что за мной занимал  в-о-о-н тот господин в зимней шапке.

Все кто были в магазине, разразились диким хохотом,  я в том числе.
Казак явно обиделся, он выпятил грудь вперед  и строго сказал:

- Бабуля - это вам не зимняя шапка – это  я казак!

Дама сделала вид, что удивилась  и ответила:

- Кто бы мог подумать? Казак. Какое милое совпадение, ваше благородие, вы казак, а я баронесса.
- Я  казак без всяких совпадений! Понятно!? По шапке  не видно что ли!?
- Ну, не сердитесь, голубчик, по шапке, так по шапке, казак, так казак.  Но, я  старше вас по возрасту и по рангу, так что позволю себе   дать вам маленький житейский совет:  если вам, вдруг, наскучит быть казаком и вы захотите, чтобы вас стали называть, ну, скажем,  ловцом жемчуга,  то  одной плавательной шапочки будет совершенно недостаточно, придется все-таки  и за жемчугом понырять.

Мужик в зимней шапке  испепелил  даму  взглядом, внутренне сплюнул и, не дожидаясь кассира, гордо покинул   магазин, лязгая невидимыми шпорами на кроссовках…

НА ЗАДНЕЙ ПАРТЕ
storyofgrubas
1975-й год, весна.
Город Львов.
Мы - повидавшие жизнь, октябрята, заканчивали свой первый класс, дело подходило к 9-му мая и учительница сказала:

- Дети, поднимите руки у кого дедушки и бабушки воевали.

Руки подняли почти все.

- Так, хорошо, опустите пожалуйста. А теперь поднимите руки, у кого воевавшие бабушки и дедушки живут не в селе, а во Львове и смогут на День Победы прийти в школу, чтобы рассказать нам о войне?

Рук оказалось поменьше, выбор учительницы пал на Борькиного деда, его и решили позвать.

И вот, наступил тот день.
Боря не подкачал, привел в школу не одного, а сразу двоих своих дедов и даже бабушку в придачу. Перед началом, смущенные вниманием седые старики обступили внука и стали заботливо поправлять ему воротничок и чубчик, а Боря гордо смотрел по сторонам и наслаждался триумфом. Но вот гости сняли плащи и все мы увидели, что у одного из дедов (того, который с палочкой), столько наград, что цвет его пиджака можно было определить только со спины. Да что там говорить, он был Героем Советского Союза. Второй Борькин дед нас немного разочаровал, как, впрочем и бабушка, у них не было ни одной, даже самой маленькой медальки.
   Героя – орденоносца посадили на стул у классной доски, а второго деда и бабушку на самую заднюю парту. На детской парте они смотрелись несколько нелепо, но вполне втиснулись.
В самом начале, всем троим учительница вручила по букетику гвоздик, мы поаплодировали и стали внимательно слушать главного героя.
Дед оказался летчиком и воевал с 41-го и почти до самой победы, аж пока не списали по ранению. Много лет прошло, но я все еще помню какие-то обрывки его рассказа. Как же это было вкусно и с юмором. Одна его фраза чего стоит, я и теперь иногда вспоминаю ее к месту и не к месту: «Иду я над морем, погода - дрянь, сплошной туман, но настроение мое отличное, ведь я уверен, что топлива до берега должно хватить. Ну, даже если и не хватит, то совсем чуть-чуть…»
При этом, разговаривал он с нами на равных, как со старыми приятелями. Никаких «сверху вниз». И каждый из нас начинал чувствовать, что и сам немножечко становился Героем Советского Союза и был уверен, что если нас сейчас запихнуть в кабину истребителя, то мы, уж как-нибудь справимся, не пропадем.
  Класс замер и слушал, слушал и почти не дышал, представляя, что где-то далеко под нами проплывают Кавказские горы в снежных шапках.
Но, вот второй дедушка с бабушкой все портили.
Только геройский дед начинал рассказывать о том, как его подбили в глубоком немецком тылу, так тот, второй дед, вдруг принимался сморкаться и громко всхлипывать. Учительница наливала ему воды из графина и успокаивающе гладила по плечу.
После паузы герой продолжал, но когда он доходил до ранения или госпиталя, тут уж бабушка с задней парты начинала смешно ойкать и причитать.
Мы все переглядывались и старались хихикать незаметно. Уж очень слабенькими и впечатлительными оказались безмедальные бабушка с дедушкой. Ну, да, не всем же быть героями. Некоторым, не то что нечего рассказать, они даже слушать про войну боятся.
  Только недавно, спустя годы, я от Борьки узнал, что те, его - «слабенькие и впечатлительные» бабушка с дедушкой с задней парты, были Борины прабабушка и прадедушка. Они просто пришли в школу поддержать и послушать своего сына-фронтовика, а главное, чтобы потом проводить его домой, а то у него в любой момент могли начаться головные боли и пропасть зрение…



img009

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ
storyofgrubas
"Критика требует куда больше культуры, чем творчество"
(Оскар Уайльд)


Я никогда не был: ни химиком ни математиком, да и прочая тригонометрия давалась мне с титаническими усилиями, зато я всегда полагался на свой творческий склад ума и гордился системным  гуманитарным образованием. Все-таки дипломированный режиссер, туды его в качель, а не какой-нибудь боец скота на мясокомбинате. Но, вот сегодня я почувствовал себя не то что бойцом скота, а самым настоящим темным Некрасовским крепостным, дожившим до «Черного квадрата» Малевича.
Наверняка, единственное, о чем он спросил бы художника: «А мамка-то твоя знает, чем ты тут занимаешься?»
       Включил я тут телевизор на канал «Культура», там два седовласых критика с жаром обсуждали какую-то пьесу:

- …знаете, я вам больше скажу - эта пьеса ставит перед нами вопросы. То есть, в буквальном смысле, одни голые вопросы, так сказать - в лоб, но не дает ни единого ответа. Вы обратили внимание?
- Да, тут я с вами, пожалуй, соглашусь, вопросы действительно поставлены, но не совсем безответные. Уверен, что в самом финале, мы все же получаем ответ на главный вопрос пьесы. Вам так не показалось?
- Я бы не назвал это ответом, это скорее некоторые дополнения и уточнения к уже поставленным вопросам.
- Да, пожалуй, но в этой обновленной формулировке вопроса, уже содержится немалая толика ответа, или, по крайней мере, попытки ответа. Разве нет?
- Хм, интересная мысль. А давайте мы сейчас вместе с нашими уважаемыми зрителями еще раз насладимся этой великой пьесой, а после вернемся в студию и продолжим обсуждение.
- Что ж, с превеликим удовольствием…

Мне стало любопытно, что там за пьеса такая, которая ставит кучу вопросов и не дает ни единого ответа? Я стал смотреть и вникать: так, так, какофония настройки симфонического оркестра. Дирижер, скрипочки, валторны, арфа, литавры, рояль. Замолкли покашливания зрительного зала. Воцарилась тишина. Заиграла музыка. Музыка, музыка, музыка, играет, играет, играет… Твою же мать! Да это ж просто пьеса для фортепиано с оркестром!!!

А интересно, матери этих седовласых, знают, чем их дети на жизнь зарабатывают…?

ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА
storyofgrubas
Я всегда не мог понять, ну почему с женщинами так трудно спорить? Вроде знаешь, что прав на сто процентов, но всегда твоя правота натыкается на их странную, но вполне титановую логику и ласковый взгляд.
Вез тещу на дачу. Едем, мило беседуем, остановились на светофоре, ждем. Вдруг, на перекрестке происходит скрежет тормозов, перерастающий в лобовой удар. Две покореженные легковушки разметались и замерли. И все это в десяти метрах от нас (забегая вперед, сообщаю, что водители живы, но обе машины в утиль).
Теща повернулась ко мне и говорит:

- Ну, ты видел? Вот же сволочь! Скотина просто. Ну как можно быть таким уродом? Ехал человек, ехал, никого не трогал, а этот - бах, и все! Разбил ему машину, а может даже покалечил. Вот же скотина! Просто зла не хватает.

Признаюсь, я хоть и больше тридцати лет за рулем, но, вот так сходу не успел заметить и определить - кто там был прав, кто виноват и кто вообще на какой цвет выскочил на перекресток? А моя милая теща, которая вообще не водитель и даже не велосипедист, тут же все поняла. Удивительно.
Она не унималась:

- До конца жизни посадить урода, чтобы знал, как таранить невинных людей. Пусть там, в тюрьме, правила дорожного движения изучает. Сволочь!

Я поборол удивление и спросил:

- А, кто сволочь-то?

Теща глянула на меня как на маленького мальчика и раздраженно ответила:

- То есть, как - кто? Понятно же, что кто-то из этих двоих. Кто же еще…?

КУВАЛДА
storyofgrubas
На строительном рынке, заглянул я в большой магазин инструмента и крепежа.
Ходил вдоль рядов в поисках нужных шурупчиков и невольно подслушал кусок разговора седого продавца с коренастым мужиком лет тридцати:

- …дальше идут потяжелее и подороже, но и качество, сам понимаешь, получше. Так, щас, ага, это у нас шестикилограммовая, смотри, ручка деревянная, но очень прочная, не сломаешь. Отличный вариант, на все случаи жизни ее хватит, и ремонт и на даче что-то забить.
- Да, мне не для дома, мне на работу. Шесть кило маловато будет, даже моя старая, килограммов восемь была. Сломалась.
- А, даже так? Ну, тогда посмотри вот эту, она, по моему, да, «десятка». Тут уже рукоятка, смотри красота какая, фиберглассовая, прорезиненная. Мощь. Да и руки не отобьешь, амортизация.
- Хороша. Десять кило, говорите? А такого же типа, но побольше у вас нет?
- Еще больше? Куда уж больше? А, так тебе для спорта, что ли? Типа по тракторным покрышкам лупить?
- Да ну, в гробу я видел такой спорт, мне тупо для грубых строительных работ.
- Ну, окей. Вон там, за лопатами, глянь, еще одна спряталась, самая тяжелая, больше не бывает. Если не трудно, сам возьми, а то у меня спина.

Покупатель вытащил здоровенную кувалду злодейского вида, повертел в руках, аккуратно, но амплитудно размахнулся, примеряясь к окну, прочитал на бойке надпись - 16 кг. и остался вполне доволен.
Продавец улыбнулся и сказал:

- Не бережете вы себя, молодые. Что, на твоей стройке начальство на сваебойных молотах экономит?
- И не говорите. Загоняли совсем, исключительно ручной труд, практически никакой механизации.
- Ну, брать будешь?
- Да, возьму, конечно, раз больше не бывает. Картой можно заплатить?
- Да, давай. Товарный чек нужен?
- А, нет, спасибо, не пригодится, все равно за свои кровные покупаю.
- Ну, нахрена бы мне нужна была такая работа? Махать пудовой кувалдой, да еще и покупать ее на свои. Капец. Бросай ты это дело, пока молодой и здоровый. А то до старости будешь – «Бери побольше, кидай подальше, отдыхай пока летит» Так и до пенсии не доживешь. Всех денег все равно не заработаешь.
- Ха-ха, я подумаю.
- Во-во, ты подумай. В жизни так: кто не может работать головой, тот работает руками. Кто на что учился.
- Ха-ха-ха. И не говорите, я, вот, человек, ха-ха, с высшим юридическим образованием, а вынужден махать кувалдой. Ха-ха.
- Как это с высшим юридическим? В смысле?
- Ну, вот так, ха-ха, я в СОБРЕ служу, там кувалдой и работаю. Спасибо, до свидания.
- …П-п-пожалуйста, спасибо за покупку, ждем вас снова. Но, очень надеюсь, без кувалды…

?

Log in

No account? Create an account