Previous Entry Share Next Entry
САЛЮТ ДЛЯ БАБУШКИ
storyofgrubas
Оператор Максим поймал меня в коридоре за рукав и буднично так спросил:

- Слушай, Грубас, помнишь ты говорил, что у тебя есть какой-то знакомый, серьезный коллекционер всяких орденов?
- Ну, есть такой, а что, нужна консультация для фильма?
- Да, нет, по личному. У меня бабушка на днях умерла, мамина мама…
- Ох, Макс, прими мои глубокие соболезнования. Плохо без бабушки. Но ты в каком-то смысле счастливый человек, дожил с бабушкой почти до полтинника, далеко не всем так везет… А мама твоя как?
- Спасибо, держится. Ну, так сведешь с коллекционером?
- Сведу, если надо, а что ему сказать?
- Так, вот, хочу все бабушкины военные ордена и медали продать, там штук тридцать разных. Сразу бы оптом. Сильно задирать цену не буду, но и продешевить не хочется, там довольно солидные экземпляры есть...

В эту секунду, я наверное стал похож на глубоководную рыбу.
Короче, я дико оскорбился. И за незнакомую мне покойную бабушку и за себя и за всех еще живых ветеранов. И как у него повернулся язык спросить такое?
Я стоял и перебирал варианты, что делать: плюнуть этому уроду в лицо, или просто пойти дальше и никогда больше не иметь с ним никаких дел и даже не здороваться?
Вот так, знаешь человека лет пятнадцать и вдруг оказывается, что совсем его не знал…
Максима, видимо, испугал мой "глубоководный вид", он горько так усмехнулся и быстро заговорил:

- Воу, воу, ты смотри по морде мне не дай, с тебя станется, все совсем не так, как тебе кажется. Я не сволочь и не мародер, а несчастный, убитый горем внук. Если есть минутка, то расскажу, а то ты и здороваться со мной перестанешь.

(И как это он даже про здоровканье понял?)

Дело вот в чем, сколько я себя помню, моя любимая бабушка, ходила по школам и рассказывала пионерам про Сталинградскую битву, про своих боевых товарищей и даже про то, как сам Рокоссовский вручал ей орден.
Меня, детсадовца, она тоже иногда с собой брала. У нас в доме, одних пионерских галстуков штук двадцать тогда скопилось.
Всегда в День Победы бабуля где-то с ветеранами на трибуне  пропадала, вся в делах, цветах и фанфарах.
Активная была очень, ее любили все. Людям, даже незнакомым, помогала.
Добилась, например, чтобы у них возле дома поставили два фонарных столба, вроде мелочь, а дело нужное, пару лет с орденами по разным инстанциям таскалась. Детскую площадку тоже пробила. Все вокруг еще удивлялись, говорили ей: - «Алексеевна, ты зачем торчишь тут с нами в Подмосковье? Прописалась бы у дочери в Москве, или у Максима, смотришь, через год квартирку бы тебе дали, никуда бы не делись».  Но бабуля все отшучивалась: - «Не нужна мне никакая Москва, мне и с вами хорошо. Я в сорок шестом сюда приехала, тут и помру».
Вот и померла.
Совсем чуть-чуть до девяноста не дотянула.
Всю жизнь я испытывал безграничное чувство гордости за свою бабушку, а теперь – это чувство враз сменилось безмерной жалостью к ней, как будто сразу двух бабушек лишился...

(Наконец, у Максима из глаз вырвались бойкие ручейки, но они были тут же ликвидированы салфеткой)

Бабушка завещала похоронить ее на воинской аллее кладбища, да еще и с воинским салютом и если бы не это, то я бы ничего так никогда и не узнал, но маме пришлось все рассказать, ведь похороны полностью легли на меня, кстати, организовать - это, было совсем непросто и ужас как дорого…
Но, все получилось по высшему разряду: море венков, лифт, военная машина, подушечки с орденами, плачущие друзья- ветераны, а главное настоящие солдаты с настоящим салютом.
Я даже сам проникся.
Ну, короче говоря, мама рассказала, что бабушка со своими родителями всю войну просидела в славном городе Алма-ате и ни одного дня не провоевала ни на каком фронте, родители не отпустили.
Вот она с тех пор всю жизнь и изображала из себя ветерана, сама, наверное, почти поверила: и в «Сталинград» и в «Рокоссовского».
Бабулька еще в советское время на ордена и медали половину своей пенсии тратила, мама ей на Таганке у барыг покупала…
Какой уж тут воинский салют?
Такие вот дела…
Неужели ты думаешь, что я бы продал бабушкины награды? Да я бы квартиру скорее продал.
Но – эти, не хочу в доме держать, не знаю, чужие они…
Ну, что, поможешь?
- Не грусти, Макс, держись, даже не представляю - каково тебе сейчас? Конечно помогу, записывай телефон…




такие истории очень хорошо дополняют "Воспоминания о войне" Н.Никулина. Как раз он и описывает, кто после войны стал самым активным ветераном...

И "Ванька-ротный". Многое стало понятно после прочтения этих двух книг.

фальшивые ветераны

Наверное эта бабушка была из фальшивых ветеранов, которые в большом количестве появились в последние годы.
http://i.blog.fontanka.ru/photos/2012/05/800x600_7pWUGPQ6unpe06d3R0Ws.jpg
http://fotobank.my1.ru/pictures024/024_01.jpg

Мдя... и сказать нечего...

>море венков, лифт...
Какой лифт? Может, лафет?

Нет, я специально переспросил все таки лифт...

Грустно как-то... И не знаешь, как такой ситуации относиться - с одной стороны обман, с другой - она этими чужими наградами людям необходимое пробивала...

Вот это срыв покровов.

"плачущие друзья-ветераны" - откуда? И потом, чтобы получить деньги на такое захоронение, надо предоставить кучу всяких бумаг, которые перепроверяются в архивах и т.д. Может Ваш друг, все-таки, оказался вдруг?

1 Друзья-ветераны, не значит сослуживцы. Подружились после войны.
2 Где написано, что он получал деньги? Он их тратил. Не зря же мама вынуждена была "спалить контору" :) Что-бы не попёрся требовать.

А ведь двоякий вопрос: кого сейчас можно с чистым сердцем считать ветераном? Ведь если посчитать: сейчас 2014-й год, с окончания войны прошло практически 70 лет. Детский труд в расчет не берем, но предположим, что человек принимал активное участие с 14 лет (вроде как в 14 уже "большие" дети), а скорее все-таки 16-18, то любому современному полноценному ветерану, независимо от его вклада в победу: на передовой или у станка, должно быть от 85 лет. И вот с одной стороны - очень здорово, что эта память о победе поддерживается. Но с другой - людей, по-настоящему сделавших эту победу уже и не осталось, пожалуй...

В основном остались ветераны, кому исполнилось 18 в середине войны. То есть они воевали, но не с начала.

У моего отца, в ветеранском клубе, такой же председатель присутствует. С каждым годом всё "медалистей и медалистей", хоть по возрасту, батя говорит, даже не был призывным .

часто за тщательно поддерживаемым "приличным" образом скрывается такаая натура, такие истории... сама с такой живу.

писатель борис васильев долгое время дружил с родителями моего друга.
а после того, как "он стал фронтовиком", то с ними общаться перестал.

Кто на ком стоял?

ОХНИЧЕГОСЕБЕ...

С другой стороны, вроде как не для себя, ветеранскими регалиями можно было многое пробить. Опять же, люди за одни только побрякушки любить не будут.

Отец рассказывал, что когда он просил своего отца, моего деда, который всю войну прошел: "Папа, расскажи про войну" - тот просто молча отворачивался и уходил. Так ничего и не рассказал, а умер рано, отцу восемнадцать было.

У меня тоже дедушка отказывался говорить на эту тему...

Наверно в то время, послевоенное, тем кто на войне не был, сложно пришлось, т.к. все почитали ветеранов и всё такое. Хотя одна бабушка-ветеран наоборот рассказывала, что стеснялась того, что на войне была, т.к. некоторые гады делали недвусмысленные намёки чем именно она медали завоевала. Она даже от мужа своего скрывала, что была на войне.

тем кто на войне не был, сложно пришлось

Не было большого водораздела. Вся страна пласталась для победы. И в тылу- впроголодь, чаще всего. "Место встречи изменить нельзя": Шарапов кого-нибудь из коллег упрекнул, что те отсиживались пока он воевал?

ДА уж. Такова натура человеческая... каждому хочется примкнуть к славе и победителям, даже старушкам-одуванчикам.

Любители выпендрёжа всегда были, есть и будут. Бог им судья. И близкие люди, если они есть.
Не хотелось бы из-за конкретной "лайкодрочерки" смотреть косо на всех, у кого орденские планки на груди.

?

Log in

No account? Create an account