?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
БОЕВОЙ ВЫХОД
storyofgrubas
Лет пять тому назад, летал я в Екатеринбург, в командировку. И мой московский приятель Вадим, слезно попросил, если будет время и возможность, заехать к его маме, передать маленькую посылочку, а главное захватить там кое-какие важные справки, и доверенности.
Я не обещал, но постарался и у меня получилось. Дела все переделал, а до самолета еще семь часов. Взял такси и приехал.
Мама Вадима встретила меня как родного - накормила, напоила, про Вадюшу расспросила.
Спешить мне было некуда, мы мило беседовали у телевизора,  допивая десятую чашку чая, как вдруг из соседней комнаты неожиданно раздался громкий голос, я даже дернулся, ведь был уверен, что в квартире кроме мамы Вадима нет никого.
Сразу и не понятно – голос мужской или женский:

- Наташа, а у нас кто-то есть?
- Да, папа, выходи, поздоровайся – это друг нашего Вадечки, из Москвы заехал.

Минуты через три, дверь комнаты медленно открылась и оттуда показалась несмелая палочка с резиновым набалдашником, а за ней - древний, сутулый дедушка в рубашке застегнутой на все пуговицы.
Дед протянул мне руку, я встал и протянул ему обе свои.
Дед, не отпуская, потянул меня прямо под торшер, чтобы на свету получше рассмотреть гостя.
У стариков такое бывает, ну интересно ведь.
И только тогда я увидел его глаза. Очень больших усилий мне стоило, чтобы старик почти не заметил, как же я хотел отвести взгляд.
Один его глаз был маленький, прищуренный, цепкий, а на втором, широко-открытом, просто жуткое, белое бельмо.
Хозяйка познакомила нас и прибавила – это дедушка Вадима, он у нас ветеран войны, фронтовик.
Я никогда не мог пройти мимо живого ветерана, чтобы не поговорить и не порасспрашивать, тем более время позволяло.
И старик, как исправный дизельный двигатель, завелся с полуоборота:

- Я воевал в разведке. И не просто - сбегай, глянь, не встало ли солнышко, а во взводе полковой разведки.
Еще до войны я на заводе работал, ушел в армию и комсомол направил меня в сержантскую школу.
Закончил с отличием, а тут война, понимаешь. Естественно, прошусь на фронт. А меня не пускают, посылают на курсы младшего офицерского состава. Короче сбежал я от туда, чуть под трибунал не угодил, но командование разобралось, плюнули, отпустили, ведь не домой же я прошусь, а на фронт. Прибыл на передовую, вначале хотели дать мне отделение и в бой, а потом посмотрели - стоп. Тут как раз полковые разведчики для себя людей выбирали. Поглядели, погоняли, а я ведь до войны борьбой занимался, прыжки с парашютом имел, да и вообще, толковый парень был, восемь классов за спиной как-никак. Вполне подошел, взяли.
А ты знаешь, что в полковой разведке служить – это как космонавтом стать. Все хотят, но мало кого возьмут. Никто ниже майора на нас даже голос не повышал. Мы даже под ноль не стриглись, ходили с прическами, как интеллигенты. Но и убивали, конечно же, нашего брата не в пример простому, окопному солдатику. В окопе у тебя хоть шанс есть уцелеть, да и свои кругом, а разведчик в боевом выходе - один против всей фашистской Германии.
   Поначалу меня долго на задания не брали, а муштровали как цыганскую лошадь, учили всему: как за линию фронта ползать, как по карте ходить, как по звездам ориентироваться, как убивать, как «языка» брать.
Месяца два гоняли и вот, наконец, как-то утром объявляют: - Высыпайся хорошенько, ночью твой первый боевой выход, пойдешь за языком.
Только стемнело и мы пошли. Со мной друг мой - Боря Шляпников. Хотя, как со мной – это я с ним. Боря к тому времени уже опытным разведчиком был, с орденами. Целый взвод, наверное, немцев приволок.
   Перешли линию фронта, доползаем до немецких позиций. Лежим, мерзнем, тихо наблюдаем, ждем. Может кто проснется, в уборную захочет, вылезет из блиндажа, подойдет к нам поближе. Но, как назло никого, а место открытое, скоро  утро, светать начнет, тогда не получится, придется возвращаться ни с чем.
Вдруг, смотрим, вышел. Здоровый такой, без оружия, идет, качается, плохо со сна соображает. Справил нужду, закурил и повернулся к нам спиной, чтобы огонька не было видно с нашей стороны. Ситуация – лучше не придумаешь. Немец метров в пяти от нас. Лежим, уже готовые бросится. Моя задача - сходу рот ему зажать, чтобы не вскрикнул от неожиданности, а Боря должен был нож к морде приставить, напугать и тут же пустой вещмешок на голову надеть. От этого человек психологически ломается, он будет понимать, что его крик – это его смерть.
Боря шепчет: - Готов?
Я отвечаю: - Готов.
- Раз, два, пошли.
Мы, вскочили, рванулись к немцу, я даже уже за воротник его схватил и второй рукой до рта потянулся, вдруг Боря как завоет. И только тогда я понял, что произошло. Мы в темноте не заметили, что между нами и немцем тянулось заграждение из колючей проволоки. Так мы с Борей со всей дури, на колючки и насадились. Немец стоит в ступоре, руки поднял, крикнуть боится. Лицо у Бори все в крови, про себя я и не понял даже. Боря направил на немца автомат, а сам схватил меня за воротник и потащил обратно.
Как немного оторвались, залегли, Боря нас обоих забинтовал, потом на себе меня тащил. Я несколько раз сознание терял по дороге. Но все же, мы кое как до наших добрались. Только в санчасти я понял, что остался без глаза.
Потом госпиталь. Чуть не умер там от заражения крови. Выкарабкался. Просился обратно на фронт, но кривого не брали, комиссовали. Вернулся к себе в Свердловск, работал в заводе. Переписывался со своими ребятами разведчиками. Первым убили Борю, а через полгода уже не с кем было переписываться, погибли все, кого я знал.
Вот такой у меня получился первый и последний боевой выход.
Знаешь, я всю жизнь думал о том немце, которого за воротник подержал. Всегда мечтал его найти и прикончить, такая ненависть у мня к нему была, он даже снился мне не раз.
А теперь, что уж. Теперь, я уже думаю, что если бы встретил его сейчас… А что? В Германии у пенсионеров жизнь хорошая, он тоже мог бы, как и я, до девяноста дожить.
Если бы сегодня его встретил, то, наверное, простил бы ему свой проткнутый глаз, все же – это меня от смерти, видимо, спасло, да и времени сколько прошло.
Я бы поговорил с ним. Даже, может, выпили бы.
А потом… а потом, все-таки задушил…

Ох... до мурашек!!!

Страшная штука, незакрытый гештальт. Всю жизнь ненавидеть человека за то, что тебе не удалось его когда-то убить...

А я как-то понял, что не могу в Питере слышать немецкую речь.
Где угодно могу, а в Питере нет.
Перед глазами сразу встаёт Измайловский собор, доверху набитый трупами, "говоровские волны" и много чего ещё.
И такая ненависть к горлу подступает, будто я сам – ветеран.
Что-то кармическое, наверно, из прошлой жизни.
Потому как в этой жизни всё норм, и вполне владею собой в самых разных ситуациях.

Я когда-то писал, как встретил немца, державшего Ленинградскую блокаду.
Очень похожие ощущения...

Какая-то... ммм... своеобразная логика у этих россиян. Сам на человека напал, хотел выпотрошить как шавку и в расход. Сам со всей дури на проволоку напоролся. А виноват - немец. Какой негуманный подход, мол - вместо того, чтобы дать себя свободно убивать, немцы от варваров жилище заборчиком обнесли.

Это у вас своеобразная логика, вас видимо в Хатынь не возили.

Помню в Екатеринбурге ехал в трамвае... 90 е годы - реального фронтовика еще можно было встретить на улице... и возникла перепалка между молодой девкой и людьми в возрасте ... за место ... и среди старших был мужик.... злоба из него так и лилась... он исходил злобой...
я с удивлением наблюдал эту сцену - вроде не стоила та девка столько внимания....

но я очень внимательно наблюдал за ситуацией и во все уши в том числе... тетка из компании этого мужика другой говорила - он на фронте где то был и они трое суток или сутки стояли в ледяной воде...

я потом уже понял - может он на этой злобе и выжил...

Edited at 2019-01-30 11:22 am (UTC)

Только зачем?

бывает, чо уж
не реализовал потенциал

Мама моя и мама жены - так и ушли, вроде как понимая, что нынешние немцы ни при чём, но так и не поборов неприязнь к немцам. Обе выросли без отцов. Один под Ленинградом погиб, другой войну прошёл, но умер от ран сразу после. А отцы сами воевали - один с 1942, другой с 1943-го. И тоже без своих отцов остались. На эту тему оба говорить не хотели никогда.

Да уж, история... Война - она такая.

Как идеологически правильно в свое время ненависть была переключена не на фашистов даже, а на любых немцев. А ведь большинство из них не хотели воевать, как, например, отец моего коллеги, которого мобилизовали шестнадцатилетним подростком. Ему повезло так же, как и герою рассказа: потерял ногу, остался жив, нарожал детей. Которые, кстати, ненавидят именно фашизм.

Платить и каяться? Причины со следствием, случаем, не перепутали? Это не славян ли неуиноватые нацисты обнулить, а оставшихся сделать рабами? Ваше знание истории расцветило новыми Гранями моё восприятие нацистов и тех, кто "просто не хотел воевать с Россией, но воевал".

Удивительная судьба у человека - значит для чего-то он в мирное время нужен был.

Кого вы называете человеком?

Прям эталонная антисоветчина.

Противоположный пример

Есть и противоположный пример - Альберт Бурковский, ветеран Сталинградской битвы: "На очередном праздновании Победы Альберт Львович встречал в своем доме бывшего немецкого солдата. Сидели за столом, делились воспоминаниями, пили водку".

Бурковский тогда сказал, что все народы равны, не нужно ставить один народ выше другого.

Во время войны они пытались убить друг друга. А теперь им нечего делить.

Re: Противоположный пример

https://volg.mk.ru/articles/2012/11/14/774253-bitva-kak-blagoslavlenie.html
Да, сейчас другая реальность. На очередном праздновании Победы Альберт Львович встречал в своем доме бывшего немецкого солдата. Сидели за столом, делились воспоминаниями, пили водку за упокой погибших и закусывали квашеной капустой.
И каждый прощает и беззвучно просит прощения. И получает прощение. И кого-то, уже другого, они благодарят за жизнь.

МК такая миииилая) Только, не упомянула в статье: Три дня Алик с другом рыли подкоп под рухнувшие от бомбежки бетонные плиты бомбоубежища. Под ними задыхались соседские дети и его родная бабушка. Спасти их не удалось. Потом мальчишки стали собирать по городу раненых бойцов. Под обстрелом они возили их к переправе на берегу Волги.
В один из таких рейсов снаряд попал прямо в тележку с ранеными. Отчаявшегося мальчишку подобрал офицер 13-й гвардейской дивизии и привел его в штаб. https://www.1tv.ru/news/2003-02-01/258375-veteran_stalingradskoy_bitvy_albert_burkovskiy_vspominaet_frontovye_gody

Да, не надо, как нацисты, ставить один народ выше другого.

как много в комментах людоедов
пир, парад и фестиваль

до слёз.... спасибо!