Previous Entry Share Next Entry
ПЛАН «Б»
storyofgrubas
В выходные ездил на дачу к старому другу, бывшему КГБисту Юрию Тарасовичу. Я там был самым молодым, поэтому и гоняли меня больше всех, то в лес за дровами, то в деревню за черным хлебом и водкой. К вечеру совсем упарился, зато и одарили меня новой нечеловеческой историей о войне, но без таких историй невозможно до конца осознать своего счастья - жить без войны...
Конечно же, я и с вами поделюсь. Ведь это и ваша история...
К вечеру, когда шашлыки были готовы, сосед Тарасыча, прикатил к большому столу свою маму на инвалидной коляске. Дай Бог ей счастливых и спокойных денечков... Все зовут ее баба Валя, ей под девяносто и похожа баба Валя на старую учительницу с черепаховым гребнем в седых волосах.
Всю войну Валя провоевала в полковой разведке. Мы слушали ее и всем становилось не до шашлыков, даже комаров на себе старались бить тихо, чтобы не помешать рассказу бабы Вали...
Летняя ночь. Большая разведгруппа углубилась в немецкий тыл на пятнадцать километров, задание предельно простое – без языка не возвращаться.
В первое же утро разведчики наткнулись на немцев и почти поголовно были перебиты. В живых остались только две восемнадцатилетние девчонки: радистка Валентина и санитарка Кира. Делать нечего, нужно пробираться к своим и докладывать о гибели группы. К обеду на лесной дороге девчонки заметили мотоцикл, открыли огонь и застрелили солдата – водителя. В коляске сидел офицер, но он и выстрелить не успел - мотоцикл влетел в дерево.
Очухался немец с завязанными сзади руками, лежа на плащ-палатке глубоко в лесу, а две худенькие девчушки пытались волочь его стокилограммовую тушу по мокрой земле. За полчаса почти не продвинулись, даже перевернутый мотоцикл все еще был виден...
Передышка.
Валентина развернула рацию и вышла на связь, она кое-как продиктовала фамилию и звание пойманного офицера. В штабе очень обрадовались и приказали: «Доставить пленного живым любой ценой, даже ценой собственной жизни! Точка!
Немец русского не знал, но услышав свою фамилию, по интонации понял, что он за линией фронта очень важен и что время работает на него, нужно только умело тянуть его... Девушки совсем выбились из сил, тащить по лесу здоровенного немца – работа для пятерых мужиков, а не для двоих сорокакилограммовых девчонок, даже если зарыть рацию, оружие и вещмешки. Попробовали поставить его на ножки, так он сука не держится, в обморок падает.
Хотели припугнуть, разбили прикладом нос, но немец только грустно улыбнулся, сказал: «Данке шен Фрау...» и опять закатил глазки.
План «А» - кое-как дотащить немца до своих, с треском проваливался, а ведь с минуту на минуту весь лес наполнится веселым лаем породистых овчарок...
И восемнадцатилетние девочки срочно придумали план «Б».
Привязали пленного к березе, поставили укол и в районе плеча сделали ножом глубокий порез до кости...
Сначала пленный мужественно терпел, но вдруг немца как подменили. Еще минуту назад он глядя на окровавленный нож с улыбкой на губах, был готов умереть за фюрера, а тут задергался, завыл и еще не на русском, но уже не на немецком, как мог объяснил, что ему стало гораздо лучше и он готов бежать в советский штаб полка, чтобы скорее сообщить ценные сведения...
Валя с Кирой дали немцу последний шанс и он не подвел: с завязанными сзади руками, украшенный рацией, автоматами и мешками как новогодняя елка, бежал впереди всех, еще и девчонок подгонял: «Фрау, бите шнелер ворвартс!!!»
Десять километров до своих они прошли за каких-то три часа.
Майор - начальник штаба, представил Валентину и Киру к орденам солдатской Славы и похвалил девушек за находчивость: «Молодцы, товарищи разведчики, ловко вы языка ножичком припугнули – подзадорили, а в результате всего лишь маленький порез на плече... ничего страшного, до расстрела доживет...»

Но самое жуткое в этой истории то, что начальник штаба так и не понял плана «Б»
До его сути интуитивно допер только немец.
А план «Б» был прост и циничен как сама война. Девушки не собирались пугать пленного, они туго обвязали его правую и левую ногу в районе паха и руки подмышками. Затянули палочками потуже, Кира вколола в офицера лошадиную дозу обезболивающего, а Валя своим немецким штыком с пилой на обухе принялась отпиливать офицеру руку...
Стокилограммовый мужик без рук и без ног, уже совсем не такой тяжелый и дотащить его можно, а если повезет, то еще и живого...

...Хоть бы не было войны...


Боже мой, у меня аж внутри все перевернулось

>без рук и без ног, уже совсем не такой тяжелый

Так тащить же неудобно будет! За что его держать, за уши что-ли?

носилки . Из нескольких палок

Страшно, но интересно.

на то плащ-палатка есть

жуть какая-то

интересный рассказ, хорошо придумано!)

да, действительно - не верится

интересней что за обезболивающее тогда использовали ? Морфий ?

Не ходите войной на хрупких женщин...

... какое-то странное поведение для человека под морфием - а никакого другого обезболивающего у них с собой быть не могло

Я бы и сейчас им ноги с руками

ампутировал, но без морфия

Re: Я бы и сейчас им ноги с руками

им, это кому?

Сильная история, даже подумать не мог, что девчонки решат оппилить пленному немцу руки и ноги - он бы наверняка умер или от болевого шока или от кровопотери.
Недавно узнал, что после войны в Ленинграде был госпиталь куда свозили потерявших руки и ноги на войне солдат, кровь у них функционировала по малому кругу (конечностей ведь нет) сердце крепло и жили они очень долго - хотя можно ли это назвать жизнью, и жить не живешь и помереть не получается.

Скончался бы он от потери крови или от болевого шока, невозможно полностью обезболить - когда зубы болят, не помогает и современные обезболивающие. Так что им повезло взять немца на понт.

Я бы лично связал и веревку за яйца, либо пойдет сам, либо потащат за яйца.

А если бы он не придуривался, а реально не мог бы идти и отключался...оторвали бы мошонку и он помер бы от болевого шока...А смысл?

(Deleted comment)
может, для них это было существенно?)

(Deleted comment)
Они этого немца на свою Родину не приглашали, а по сему при любых раскладах молодцы девчонки.

?

Log in

No account? Create an account