?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ
storyofgrubas
Лет двадцать тому назад в нашем доме жил веселый матершинник дядя Боря – маленький, худенький старичок, царствие ему небесное. Все мы любили дядю Борю и просили, согласно своему возрасту - кто прикурить, а кто помочь натянуть тугой лук. Старик целыми днями с беломориной в зубах сидел на специальной табуреточке у подъезда и заигрывал со всеми проходящими девчонками, от пяти - до восьмидесяти лет...
Хоть был он свой в доску, но наверное месяца два после 9-го мая, мы называли дядю Борю исключительно на «вы», уж очень сильное впечатление производили на окружающих его ордена в День Победы, их было так много, что с лихвой хватило бы на четверых...
В войну дядя Боря был летчиком.
Однажды я, выйдя из подъезда, присел на ступеньку и разговорился с ним о жизни. Что, спрашиваю, для тебя было самым страшным за четыре года...? Вопрос дурацкий, но старик ответил без раздумья:
- У меня был друг Васька, мы дружили еще с авиационного училища, вместе и воевали. Целый год друг другу хвосты прикрывали. В общем, были как братья, пока один с задания не вернется, другой не спит и даже есть не садится...
Тут у дяди Бори слезы закололи глаза, он зажмурился и сердито сказал:
- Да ну тебя на хер с твоими вопросами! (изучив свои отремонтированные проволокой очки, дядя Боря продолжил) Ну слушай дальше говнюк, раз спросил. Это был 42-й год, к нам для разноса прилетел сам Жуков. Построил полк, долго орал, что все мы гады, предатели и трусы (никто вообще не понимал чем мы провинились перед ним, а спросить не решились... видимо, что-то не сошлось на его генштабных макетах...)
Наш полковник, стоя по стойке смирно, даже пукнуть боялся в сторону маршала...
В конце концов, Жуков прошелся вдоль строя и выбрал двоих из нас, видимо кто рожей не понравился. В тот же день они были расстреляны. Среди них и друг Васька...

У старичка задрожали губы, и пепел с папиросы посыпался на штаны...

Мне не хотелось оставлять деда в таком состоянии, надо было как-то выруливать на что-то веселое и я спросил:

- Дядя Боря, ты лучше расскажи, какой у тебя на войне был самый счастливый день...?
- Ну, ты что-то спросишь, как в воду пернешь... Что на войне может быть счастливого, кроме дня победы!!? А хотя подожди, вру, был один счастливый денек, даже не денек, а час всего...
Это уже в 43-м на Кавказе, я тогда после ранения больше не мог быть истребителем и летал на транспортниках. Сбрасывал в горах с парашютами провизию и боеприпасы.
Вызывают меня в штаб фронта и приказывают слетать с одним генералом на передовую и назад. Я признаться никогда до этого генералов не возил и говорю: «У меня же там срач, куда я его посажу? Нас в кабине и так двое, а в грузовом отсеке даже скамеечка отодрана, да и грязно там...»
Но приказ – есть приказ, загрузили ко мне генерала с адъютантом прямо на пол, только тулупы им подстелили. Смотрю вместе с ними, солдаты загружают какие-то ящики, спрашиваю: «Что за груз?», отвечают: «Не вашего ума дело, товарищ летчик...»
Взлетели. Время в пути чуть больше часа. Вдруг штурман мне и говорит: «Борис, ты не чувствуешь странный запах, как будто клубникой пахнет, или цветами?». Какая, говорю клубника, для клубники не сезон, наверно генерал там яблоки херачит...
Тут мы и зачастили от кабины до хвоста с гаечными ключами, вроде бы по делу, а сами смотрели и глазам не верили. Чего только не жрал генерал с адъютантом, тут тебе и клубника и арбуз и виноград и даже какие-то африканские фрукты, которых ни до, ни после я в жизни не видел. Потом перешли к американским консервам: крабы, хренабы, икра черная и красная, паштеты, колбасы, про шоколад вообще молчу...
И самое противное, что эти все жрут, а летчикам и по бутерброду не предложат. Мы конечно не голодные, были у нас и тушенка и сухари, но обидно как-то...
Садимся, генерал вылез из самолета на аэродром, пять минут поговорил с встречающими и тут же полез обратно. Видимо он и прилетал, чтоб в личном деле появилась запись, что, мол бывал на передовой...
Взлетели, эти снова принялись пить и жрать. Вдруг откуда не ждали, нас начинают обстреливать с земли и мы со штурманом слышим, что очень даже попадают... Обстрел кончился, штурман пошел посмотреть не обосрался ли наш генерал, заходит и видит, что в обшивке несколько сквозных дыр от пуль а генерал с капитаном сидят в обнимку. Оба мертвые.
И вот тут начался наш со штурманом самый счастливый день во всей войне...
Чего мы только не попробовали за этот час, на земле ведь генеральскую жратву все равно отберут. Прилетели чуть живые, как два барабана. Еле самолет посадили...

...Много ли человеку для счастья надо...?




доказать можете?
или трепотня?

Если в обществе взрослых мальчиков, Вы услышите историю и выйдите с подобным предложением, то скорее всего взрослые мальчики станут изучать особенности анатомии вашего черепа...
А посему совет: Либо не имейте дело со взрослыми мальчиками, либо пасите за бубней...

Я чуть не подпрыгнул на диване...
Историю эту - "про Жукова" читал.

Хотя, читал давно, но помню - сам он не расстреливал, а вот КОМАНДА расстрельная при нём была.

Но запомнилась история именно про ЛЁТЧИКОВ!!!

Постараюсь найти. Вдруг она о том самом ВАСЬКЕ.
Смутно помню...

Ну если квлючить все таки презумпцию невиновности

Т.е. считать что и Дед не врал но и генерал не вредительствовал (а так как было описанно это подрыв боевого духа чистой воды, что кстати вторая история показывает (самый счстливый день, блин, когда задание провалено объекты мертвы, но хавчик есть)).

То тут пока что видится не кубик, а зачистка хвостов. Если Ваське и другим расстрелянным например шили 58/.. то такой профилактический расстрел был меньшим злом.
А то пошли бы с фронта не только не везучий Васька, но и будущий рассказчик, а то комполка. которого уж точно терять было нельзя.

Да и вообще в таких рассказах стоит учитывать что "у нас полные колонии невиновных". И не только у нас 99% наказанных по их словам будут невиновны.

Re: Ну если квлючить все таки презумпцию невиновности

Оно и без рассказов понятно, что в колониях полно невиновных, а в СИЗО их ещё больше.

В принципе 95% российских судей можно сажать за заведомо неправосудный приговор.

Был в жизни Виталия Попкова случай, который в середине семидесятых никак не мог войти в картину.

— Под Сталинградом нас, семерых летчиков–асов, пригласили на военный совет. В землянке сидел Жуков, который к тому времени был заместителем Верховного главнокомандующего, секретарь ЦК Маленков, представители военных советов и генералов человек тридцать. Под Сталинградом к тому времени сложилась катастрофическая обстановка: наши войска, отступая, дошли до берегов Волги. В это время вышел знаменитый приказ №227 — “Ни шагу назад”. Встреча началась с того, что нам сказали: “Вы очень плохо воевали, поэтому враг у великой русской реки”. Известно, что 70% авиации было выбито в первый месяц войны, к тому же у нас были старые машины. Тут Маленков предложил: “Трусов и паникеров надо расстреливать на месте”. Жукову это мысль понравилась, он подошел к командиру нашего полка Василию Зайцеву (а был он Героем Советского Союза, только под Сталинградом сбил 19 немецких самолетов) и спросил: “Сколько вы своих летчиков расстреляли?” Василий опешил: “Я своих расстреливать не умею”. Жуков взбеленился: “Ах, не умеете! Сейчас мы вам покажем”, — выбрал наугад из присутствующих четырех офицеров, вывел их из землянки и без объявления всякой причины приказал прибывшему с ним взводу охраны расстрелять... На меня этот самосуд так сильно подействовал, что два месяца я не мог есть, питался одним жареным луком, который мне готовили девчонки с кухни, и пил молоко. После того военного совета мы летали до последней капли горючего, постоянно рисковали — садились в степи на необорудованные площадки.
http://www.mk.ru/editions/daily/article/2004/06/22/110460-pozyivnoy-maestro.html

ЦИТАТА: "На меня этот самосуд так сильно подействовал, что два месяца я не мог есть, питался одним жареным луком, который мне готовили девчонки с кухни, и пил молоко. "
- Два месяца на такой "диете"? Истребитель?

Вечером один из больных, артиллерийский капитан, который воевал в составе 1-го Украинского фронта, рассказал, как командующий фронтом Жуков осенью 1943 года ликвидировал немецкий прорыв под Житомиром. Носился по боевым порядкам частей на своем неизменном «виллисе» в сопровождении бронетранспортера с головорезами-автоматчиками на броне и автомобиля, в котором сидели чины военного трибунала. Там, где замечал малейшую растерянность или подавленность,приказывал автоматчикам схватить первых же попавшихся под руку солдат или офицеров и расстрелять их на месте. Из карманов еще теплых трупов трибуналыцики доставали документы и оформляли приговор. Что ж, маршал сам никого не убивал и приговоры трибунала не подписывал, это делали другие, — по всем правилам военной юриспруденции.

Великий был маршал!…

http://militera.lib.ru/memo/russian/bykov_v01/04.html

Жуков, надо отдать ему должное, отправил на передовую и положил под Сталинградом кучу НКВДшников.

Он не только бойцов НКВД в землю клал. Всех без разбору. Дуболом и мясник был.

Наверно, благодаря этому и был достигнут коренной перелом в войне.

Под Сталинградом Жуков организовывал удары с севера по флангу немецкой группировки. Успеха не достиг - отсечь прорвавшиеся к Волге части 14ТК не удалось. Но немцы вынуждены были перебросить на этот фланг части, занятые в штурме города. А потом - оголить фланги там, где позже, 19 ноября, начнётся "Уран", передав эти участки румынам.

ЦИТАТА: "Это уже в 43-м на Кавказе, я тогда после ранения больше не мог быть истребителем и летал на транспортниках. Сбрасывал в горах с парашютами провизию и боеприпасы."
- Хм... Переучиться с истребителя на "дуглас", да ещё и летать потом в горах... Если учесть ранение, то это должно было занять очень короткий отрезок времени.
ЦИТАТА: "Тут мы и зачастили от кабины до хвоста с гаечными ключами, вроде бы по делу, а сами смотрели и глазам не верили."
- А кто в это время самолёт вёл? Автопилота на "дугласе" не было. Второй пилот? Но почему он (как и бортмеханик) никак не фигурирует в рассказе? Да и кто там был ещё "вторым"? Уж скорее сам дядя Боря, будучи в транспортной авиации тогда ещё "салагой", и сидел в правом кресле. Правда, тогда как ЕМУ, а не командиру корабля могли ставить задачу? Хорошо, значит дядя Боря был КВС. Но тогда, почему не поделились хавчиком с "праваком" и "бортачём"? Да и стрелок (как раз в грузовом отсеке было его место) тоже не при делах остался? Или его не было? Тогда непонятно, как на безоружном транспортнике средь бела дня генерал попёрся "на передовую"? Но дядя Боря сам же говорит: "Нас в кабине и так двое". Допустим - летают сокращённым экипажем - без второго пилота и бортмеханика (и без стрелка). Не знаю, насколько это было возможно на той технике. Но! В этом случае в кабине как раз остаётся место ещё для двоих.
Кстати, что значит "на передовую"? Аэродром прям за линией окопов находился? Или всё же несколько в глубине? И чей это был аэродром? Истребителей, бомбардировщиков?

Да, кстати, а фамилию этого дяди Бори вы помните? В каких полках он воевал? Может он называл фамилии каких-то своих однополчан или командиров?

Как Вы это себе представляете через двадцать то лет...?

И кстати, уже в марте 1943 года дяде Боре уже никому в горах ничего сбрасывать не надо было. Немцев к тому времени выдавили на Тамань, где они зарылись по уши - "Голубая линия", да. То есть, теоретически, летать в 1943 году в горах дядя Боря мог только два зимних месяца. Ага... Только-только очухавшись от ранения и переучившись с истребителя. Зимой. В горах. Вдвоём со штурманом только.

Разве что горы те были Крымскими. Туда наша военно-транспортная и АДД летали регулярно - сбрасывали грузы партизанам. Достаточно сложные были вылеты. И рискованные.

Не совсем понятно, как оный генерал с адъютантом вообще могли устроить обжираловку в самолёте тех лет, который выше 5000 не поднимался (а на фронте днём летал как можно ниже), да ещё и летом, когда восходящие потоки от земли превращают полёт на тогдашней технике в суровое испытание для желудка. При том, что в рассказе упоминались икра и крабы (кстати, они-то ни разу американскими не были, разве что на банках в "экспортном" исполнении была маркировка на английском языке), значит к закуске ещё и выпивка была. Правда, в этом случае "выхлоп" должен был заглушить все идущие из грузового отсека запахи (или вы думаете, что они клубнику и фрукты "насухую" стали бы есть, не хлопнув хотя бы "по первой"?) Как же они ухитрились при всём при этом не заблевать отсек? И долетев до места, даже не передохнули на том аэродроме. После такого-то неслабого испытания даже для лужёного генеральского желудка. И даже не отлили...

Пустомели эти все фронтовики. Не то что отцы народов

про Жукова

А насчёт Жукова - правда: дед-танкист рассказывал нечто похожее.

2 поистине жуткие истории.. о нечеловечности, даже не бесчеловечности.

Что ни говори, а войну он выиграл. И во многом, благодаря именно этим показательным расстрелам.