Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

ТАГИЛ

"Там, за седьмой горой, там, за недоброй тучей..."
(А. Осецка)



Наконец-то я вернулся из славного города Нижнего Тагила, где прожил 22 счастливых дня и с уверенностью могу сказать, что город мне очень понравился за исключением пары пустяков.
Понравился лютый заводской гудок, который в 6.00 поднимает любого неглубоко зарытого мертвого. Очень удобно, кстати,  с одной стороны - на смену не проспишь, а с другой – даже если ты и не работаешь на заводе, все равно подскочишь и с приятным чувством, что этот гудок ищет не тебя, опять  бухнешься  досыпать.
Порадовали тагильские автомобилисты, которые медленному толстяку на пешеходном переходе не дадут ни единого шанса на жизнь, просто какая-то Спарта, естественный отбор - это всех заставляет быть спортивными и поджарыми. Поначалу нам было трудно, но потом втянулись и насобачились перебегать дорогу как матерая снайперская пара морских котиков:
- Объект?
- Камаз.
- Дальность?
- 300 метров
- Скорость?
- 112 км/ч
- Многовато. Боковой ветер?
- 5 м./с
- Слушай мою команду: - между Камазом и Приорой бегом марш!

Вот так, несмотря на опыт и мастерство тагильских водителей, нам без потерь в личном составе, удалось вернуться домой.
Еще в Тагиле очень удобно обозначены места культурного досуга граждан.
Вот, скажем, если вы впервые оказались в Москве, вам очень трудно будет определить – где тут филармония, а где вообще музей?
В Тагиле же все просто – идете по улице и все, все, все: компьютерные клубы, рестораны, кинотеатры и прочие биллиардные, обозначены лужицами свежей крови на белом снегу. Выглядит нарядно и видно издалека, мимо не пройдешь.
Так же порадовали сами горожане.
Когда снимали на улице при диком морозе, каждый прохожий не ленился, останавливался, закрывал грудью объектив камеры и непременно шутил.
И от этих шуток нам становилось чуточку теплее на душе:
- Э, а че вы тут снимаете?
- Кино
- Кино?
Потом шутник крепко задумывался, но рано или поздно выдавал одну и ту же шутку: - Кино, вино и домино!? Ахахахахах!!!
Того, кто эту фразу выдавал почти без паузы, мы между собой уважительно называли Жванецким, правда, таких было совсем немного.
Вообще люди в Тагиле очень своеобразны и иметь с ними дело одно удовольствие. Они как бы изначально находятся на взводе и что бы ты у них не спросил, пружина лопается и человек сразу переходит к агрессии. Эдакие ходячие тротиловые шашки с уже подожженными бикфордовыми шнурами. И не важно - мужчина это или женщина. Такое впечатление, что до твоего появления, здесь уже побывал твой брат близнец и успел смертельно переругаться со всем городом, а ты после всего приперся тут такой весь расслабленный и с ехидной улыбочкой спрашиваешь: - «Скажите пожалуйста, как пройти на улицу Чайковского?»
Согласитесь, за такой вопрос не грех и по морде схлопотать.
   А вообще, люди в Тагиле душевны и незамысловаты, в игрушечном магазине, например, мы долго смеялись, когда сквозь нас, не сбавляя шаг, протискивались разные люди: от малолетних гопников, до солидных пятидесятилетних дам и все они пробивали себе дорогу руками и словами: - «Подвинься-ка» «Дай пройти» или даже «А ну я, блядь, протиснусь»
Любой местный собеседник после небольшой раскачки о погоде и хоккее, всегда задаст вам два сакраментальных вопроса: «Сколько стоит ваша московская квартира?» и «Почему вы ее не продадите и на эти деньги не купите пять квартир в Тагиле?»
Второй вопрос особенно ставил  в тупик…
В первый же день нашей фольклорной экспедиции, из-за незнания местных обычаев, со мной в супермаркете случился маленький конфуз.
Я подошел к свободной кассе, положил на ленту свои: молоко булочки и колбасу, полез за кошельком и вдруг напоролся на удивленный взгляд кассирши.
После некоторой паузы она, наконец, раздраженно сказала:
- Мужчина, вы будете это покупать, или пока раздумываете?
Я очень удивился такому вопросу, но виду почти не подал и ответил:
- Ну, раз я все это принес к вашей кассе, а в руке у меня деньги,  то, конечно же буду, почему нет?
- Ну, так покупайте быстрее и идите уже, чего людям голову морочить!?
- Так я вроде и покупаю…Что не так?

…За мной постепенно образовалась очередь, которая подтвердила слова кассирши:
- Мужик, если ты не покупаешь, то отвали, пропусти людей…
Хоть не сразу, но в конце-концов, я все же понял – почему не был похож на добросовестного тагильского приобретателя. Дело в том, что свои продукты я выгрузил в метре от кассирши, на конвейерную ленту, а эта лента у них сроду не работала. Кто бы мог подумать?
В результате, вместо рутинного похода в магазин, я поимел целое приключение.

Но не бывает плюсов без минусов и теперь о паре пустяков, которые мне не особо понравились в Тагиле. Первый пустяк - это воздух, которым вполне можно травить тараканов, или бальзамировать Ленина.
Тем кто никогда не бывал в Тагиле, но хочет почувствовать его незабываемый аромат, я дам маленький совет: зайдите в свою комнату, плотно закройте все окна и двери, подожгите капроновое ведро, дайте ему как следует разгореться, а затем быстро потушите этот костер мочой. Запах будет один к одному.
Вода мне понравилась еще меньше. Такое впечатление что краны нижних этажей соединены с унитазами верхних. Эту воду не то что пить нельзя, она даже для протирки светлого паркета не особо подходит. Приходилось принимать душ только покупной водой и только не местного разлива. Может это и барство, но мыться водой которой уже мылись соседи сверху – это как-то…
Хотя, справедливости ради, можно предположить, что вода и воздух нужен только нам, приезжим, возможно, настоящие тагильчане не пьют, не дышат и не пачкаются.

Но все это мелочи и придирки, а вообще-то мне очень понравился Нижний Тагил и особенно тем, что я не живу в нем, и если Бог будет и дальше милостив ко мне, не буду жить никогда…


ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

"Режиссер подобен Колумбу. На корабле Колумб единственный, кто хочет открыть Америку. Все остальные хотят побыстрее домой"
Ф.Феллини


Зная процесс из глубокого нутра, берусь утверждать, что если бы помимо режиссера, вся остальная съемочная группа тоже хотела «открыть Америку», то любой фильм снимался бы втрое быстрее и обходился бы вдесятеро дешевле.
Но есть такая профессия – директор и к сожалению без него нельзя снять даже темноту под крышкой объектива.
Итак, все директора делятся на две противоположные категории: на полных идиотов и на чертовски изобретательных сукиных детей, которые поджигают на съемочной площадке старую покрышку, а в смете пишут: - «Был произведен ядерный взрыв мощностью 50 килотонн, в количестве 1 шт_(одна штука)» и, конечно же, степлером пришпиливают товарный чек из Пентагона. Без чека никуда.

   С идиотами все гораздо проще, их каждый раз хочется убить, но без них на свете жилось бы гораздо скучнее. Директорам-идиотам я прощаю все, ведь они даже толком украсть не в состоянии…
Однажды я делал документальное кино о послевоенном МУРе и мне нужно было снять коротенький план, как пистолет упирается человеку в спину.
И как раз в тот момент директором у меня был человек по имени Идиот Идиотович Туповатых.
Позвал я его и поставил перед ним максимально расширенную задачу, чтобы как можно больше упростить ее выполнение:
- Идик, родной, организуй нам назавтра маленькую съемку минут на двадцать, не дольше. Из реквизита мне нужны всего две вещи: первая вещь – это ты, одетый во что-то однотонное, цвет одежды не важен, а вторая - пистолет марки «ТТ», пистолет тоже может быть любого цвета, какой найдешь, картинка все равно будет ЧБ. Вопросы?
- А разве «ТТ» бывает не черный?
- Ладно, про цвет забудь, а то задымишься. Пусть будет черный.
На следующий день мой директор на съемочную площадку пришел не один, а с каким-то посторонним человеком, я спросил: - «А где пистоль?»
Человек достал из под пиджака «ТТ», вынул обойму, передернул затвор, клацнул в пол и протянул пистолет мне.
Как только я взял его в руки, последние сомнения сразу отпали – пистолет был самый что не на есть дерзкий и боевой.
После съемки, когда все разошлись, спрашиваю у своего бравого директора:
- Идя, голубчик, а ты нахрена приволок на площадку мужика с боевым «ТТ»? И как это вы умудрились его пронести в Останкино?
- Да я как-то сразу  не сообразил, что пистолет мог быть и игрушечный. А пронесли очень просто – показали менту на входе, да и все. Этот мужик сотрудник ФСБ, ему можно, а иначе никак бы не пронесли.
- И во сколько же нам обошлось сегодняшнее тыканье пистолетом в твою спину?
- Моя спина бесплатно, а с ФСБшником я сторговался за 450 баксов, жадный попался. Да, кстати, у меня вопрос по завтрашней съемке. Вот тут ты написал, что тебе нужен китель Сталина. Это значит прям китель Сталина, или просто такой же, как у Сталина?


Ну, как можно на такого сердиться?

   А теперь получите классический пример работы ушлого директора, который, как чайка все хватает на лету, не задает лишних вопросов и точно знает – для чего существует съемочный бюджет.
Рассказ знакомого режиссера:
Снимали мы летом в Праге рекламу.
В кадре актер в роли врача нахваливал очередной Жаропонижин. Сняли русскую версию, на следующий день чешскую, и тут позвонил наш немецкий заказчик и попросил срочно снять еще и украинскую версию (у них неожиданно открылся новый рынок).
Вроде бы ничего сложного, кто из нас не баловался хохляцкой мовой? Но что бы литературно перевести медицинскую абра-кадабру, да еще и поставить «доктору» - коренному москвичу, правильное произношение, тут с кондачка не получится, нужен специалист – носитель языка.
Естественно, нагружаю я своего директора новой вводной:
- Денег не жалей, всю землю оббеги, но до захода солнышка привези, ты мне цветочек аленький, чтобы он нам текст на украинский язык перевел и актера балакать научил. Ночью съемка, время пошло.

И до вечера мой ушлый директор успел переделать кучу дел: - слетать в Киев, там, несмотря на выходной день, добыть в университете несколько домашних адресов профессоров - преподавателей украинской филологии, съездить к каждому, поговорить, выбрать тех у кого есть загранпаспорта с открытым шенгеном, сторговаться с намеченной жертвой, схватить  в охапку и уже вечером доставить ее в Прагу на съемочную площадку. На все - про все: -гонорар, билеты себе и профессору, и прочие такси и мелкие взяточки, ушло ровно 11 000 евро. А что делать? Если бы не срочность, то можно бы и подешевле.
Профессором была милая женщина под пятьдесят (на всякий случай глянули в интернет - не соврал директор, она действительно оказалась самым что ни на есть настоящим профессором в области языкознания, с научными званиями и регалиями)
Мадам довольно быстро перевела текст на украинский язык, но вот с произношением актеров, пришлось ей помучится до самого утра, уж очень тяжело даются москвичам: «заздалегидь», «використовуватимуться», «розповсюджуе» и прочие «Функціональнi властивостi речовин »
В результате все получилось и наши немецкие заказчики рыдали от счастья.


Прошло время и как-то на одной маленькой пьянке, директор проболтался, поскольку совсем не умеет пить. Он рассказал, что на той чешской рекламе заработал на новую машину для жены, ведь та милая киевлянка, хоть и была самым настоящим университетским профессором языкознания, со званиями и регалиями, да только обошлась она всего в 100 евро.
Директор нашел ее на пражском блошином рынке, она торговала вышитыми сорочками…



АПЛОДИСМЕНТЫ

Уже второй месяц мы большой компанией сидели на хорошо прогретой, противоположной стороне земного шара и безумно тосковали по дому.
Маленькая панамская деревенька, со всех сторон море, два магазина и три бара.
Второй месяц одни и те же виды, а главное запахи: прелого мусора, горячего асфальта и еще чего-то сладенького и глубоко нерусского.

В тот день съемок не было, выдался редкий выходной и мы с оператором Андрюхой отправились бродить по деревне. Заглянули в магазинчик, я купил сок, а Андрей мороженое. Погуляли, вернулись, поменялись ролями – на этот раз, я взял мороженное, а Андрюха сок. Так нехитро и бездарно мы и коротали свой законный выходной, шляясь по раскаленным улочкам и отвечая на приветствия незнакомых людей:
- Буэнас диас
- Ола
- Буэнос тардес. Ке таль?
- Муй вьен.

И тут, среди огромных, во всю стену реклам «Coca – cola» и «Texaco» мы случайно наткнулись на скромную табличку «Internet club» и не сговариваясь решили заглянуть.
По хилой, почти бамбуковой лестнице поднялись на второй этаж и дзенькнув колокольчиком оказались внутри.
Внутри был кондиционированный рай.
Компьютеров штук десять и вокруг них примерно столько же панамских индейцев. Они, перешептываясь, собирали пасьянсы и рассматривали картинки с красивыми машинами и девушками. Тишина как в библиотеке.
Мы отсыпали кассиру на блюдечко пару Бальбоа и тот указал на пустующий компьютер у окна.
Устроились.
Вначале заглянули в свои почты, потом почитали бессмысленные, но такие родные политические новости из далекой России и тут Андрей – светлая голова, предложил посмотреть какой-нибудь наш телеканал.
Подключились, а там как раз начинался фильм «Брат – 2», так мы на нем и «залипли».
Хоть и видели его уже не раз, но все равно смотрели не отрываясь, как будто дома оказались.
Андрюха раз в минуту, плавненько, чуть заметно прибавлял на колонках звук и уже даже можно было разобрать слова.
Панамцы поглядывали на нас, морщились, но не решались сделать замечание, да и мы не особо наглели, слушали совсем тихонечко.
Но вдруг, минут через пятнадцать, меня кто-то аккуратно потрогал за плечо, я обернулся и с удивлением заметил, что практически все панамцы подкатились к нам на своих стульях, встали в полукруг и тоже внимательно смотрели «нашего» «Брата – 2».
А потрогали за плечо, чтобы попросить сделать чуть-чуть  погромче.
Вначале мы с Андрюхой очень удивились – ну, зачем им смотреть какое-то там кино, не только не понимая языка, но даже не понимая – что это за язык?
А потом до нас дошло - кино, ведь, оно и в Панаме кино, когда это действительно настоящее кино и если внимательно приглядеться, то и без слов можно понять, полюбить и начать переживать за героя-одиночку Данилу Багрова, тем более, что он совсем мало говорит, а все больше делает…

Фильм плавно заворачивал к концу, индейцы громко реагировали, обсуждая между собой понятное и не совсем, и тут я на секунду отвлекся от монитора, глянул в окно и увидел как мимо нас, по пыльной дороге шел Серега, видимо в магазин за сигаретами.
Я открыл окно и закричал:
- Серега! Зайди к нам!
- Зачем?
- Давай поднимайся, увидишь!
- Ладно. По этой лестнице!?
- Да, давай, быстрей, не пожалеешь!

Андрей сообразил чуточку быстрее меня и выключил звук в колонках.
Панамцы недовольно зашикали, а он заговорщицки приставил палец к губам и показал на дверь.
Дзенькнул колокольчик, дверь открылась, вошел Серега и... как в стену уперся во взгляды пораженных индейцев.
Немая сцена.
Кто-то из панамцев стал осторожно показывать пальцем на вошедшего, кто-то перекрестился, как будто увидел существо из другого мира (к сожалению – это было совсем не далеко от истины), кто-то просто сидел как загипнотизированный.
Сергей тоже опешил от этого странного внимания индейцев к своей скромной персоне, он недоверчиво оглядел свои шорты, резиновые шлепки, посмотрел на нас с Андрюхой и растеряно спросил:
- Что?
И тут кто-то из индейцев пришел в себя и робко зааплодировал, все остальные тут же подхватили, тогда уж и Андрюха не выдержал - развернул монитор в сторону дверей и врубил звук.
Серега сразу понял что к чему, заулыбался своей коронной, чуть стеснительной улыбкой, махнул на нас рукой, буркнул что-то типа: - «Да ну вас, идиоты» и под аплодисменты вышел из дверей…


...С тех пор прошло много лет, но каждый раз, когда я вспоминаю Сергея Бодрова, я  вспоминаю тот самый миг,  когда  он удивленно смотрел на потрясенных панамских индейцев, а они на него…




ЗОРО

Мы с сыном каждый раз переглядывались и беззвучно хихикали, когда до нас доносилось очередное: - «Наташя, ю вери бьютифуль!»
Это пляжный турецкий Ромео, все пытался покорить сердце лежащей на соседнем лежаке пышной блондинки лет сорока.
Получалось не очень.
Женщина загорала, прикрыв лицо журналом и показывала солнцу еще не вполне прогретые места, а турок сидел напротив и вожделенно таращил глазки, пока Наташа из под журнала не видела – куда именно он их таращит.
С самого утра, этот ухажер  яростно пытался всучить женщине, то банку кока-колы, как шпионы всучивают яд нежелательным свидетелям, а то вложить в вялую руку ракушку, найденную тут же под лежаком: - «Лук! Лук! Наташя, Риали найс! Ит шел фор ю. Ю лайк ит Наташя?»

Женщина не глядя,  послушно соглашаясь, вяло кивая журналом и опять впадала в кому.

Минут на десять ловелас отступал, чтобы перегруппировать силы, собраться с мыслями и снова броситься в бой, уж очень «Наташя» была…
Да к тому же одна:
- Наташя, мэйби гоу ту ресторан? Шэмпэн, дондурма, кюфтэ?
- Ноу, тенк ю. Как же ты достал…
- Уай нот, Наташя?


Мы с сыном не удержались и захихикали в голос.
Женщина глянула на нас из под журнала, виновато улыбнулась и сказала:
- Второй день житья не дает, все сидит, что-то ноет, талдычит. Куда я – туда и он. Сдуру познакомилась, теперь и не знаю как отшить. Грубо не хочется, а мягко не хватает словарного запаса.

Турок с нескрываемой ненавистью и завистью смотрел на меня, если бы не присутствие сына - Юры, бедняга совсем бы отчаялся.

Наташа сказала:
- Меня зовут Юля.
Я тоже представился и переспросил:
- Юля? А почему же он называет вас Наташей?
- Да я вроде бы для шутки так представилась, чтобы он отстал, а теперь уж поздно. Да, черт с ним, Наташа так Наташа.
Турок больше не мог выносить, как с его потенциальной жертвой, кто-то мило беседует на ее родном языке, он вдруг резко поднялся с лежака, торжественно объявил, что отправляется за мороженным, и ушел, то и дело озираясь.

Юля привстала и продолжила.
В прошлом году я тоже тут отдыхала, насмотрелась на этих бравых джигитов.
Знаете, там где базар, есть забегаловка с актерами на столах?
- Да знаю, мы вчера там были.
(Тут мне необходимо сделать маленькое пояснение тем читателям, кто не бывал в этой забегаловке: представьте себе прокуренную турецкую чайную, столов на двадцать: нарды, шаурма, айран, пахлава.
Видимо хозяин забегаловки большой любитель отечественного кино, потому как у него на каждом столе, под стеклом красуются черно-белые фотки с турецкими кинозвездами.
Большие и маленькие, женщины и мужчины, кадры из фильмов и просто парадные портреты. Выглядит старомодно, но очень трогательно.)

- Так вот, в прошлом году, я как-то заглянула туда, хотела выпить чаю и передохнуть.
Мест свободных было много, но один турок стал меня активно приглашать за свой столик, а главное по-русски. Отказать было неудобно, согласилась.
Сидим, пьем чай, разговор не клеился и вдруг этот Турок мне и говорит:
- Юля, я хочу открыть Вам свой маленький секрет: Я кинозвезда. Не голливудская, конечно, но вся Турция меня знает.
Я немножечко опешила и спрашиваю:
- Да, а в каких фильмах вы снимались?
- У меня больше тридцати фильмов, посмотрите сюда, я в роли Зоро.
Он показал пальцем на стол и тут я увидела – стоит в белом ковбойском костюме, в зубах большой нож, а в руке сигара. И это был точно он.
Я еще подумала – странный эпизод, человеку у которого в зубах нож, обычно, как-то не до курения…
Он стал рассказывать про съемки, про свои роли и вдруг принялся меня приглашать на прогулку по вечернему Стамбулу и, вы знаете, я почти согласилась, думаю – чего бояться, все-таки кинозвезда, а не злодей какой.
Попили чаю и этот актер попросил подождать его на улице, пока он будет расплачиваться. Стою, жду.
Вышел мой кавалер, пошли к машине.
И тут, слава Богу, я вспомнила, что на столике забыла свои сигареты.
Вернулась, машинально глянула на фотографии, а «моего» Зоро там уже и нет.
Загадочно исчез.
На других столах его, конечно,  тоже не оказалось…
Представляете, этот Роберт Де Ниро, специально пристраивал свою фотку под стекло, чтобы кадрить русских туристок. Во же жучина. С тех пор я всех их называю Зоро…

На этих словах вернулся турок с тающим мороженым и галантно протянул его  даме сердца.
Дама тактично, но настойчиво отказалась, показывая на шею, что могло означать: либо – как ты меня достал, басурманин, либо - большое спасибо, но у меня горло болит.
Юля поднялась с лежака с намерением окунуться в море, турок судорожно запихал в себя мороженое и тоже послушно поспешил за своей несговорчивой пассией, то и дело, пытаясь взять ее за ручку, но Юля всякий раз руку высвобождала, чтобы зачем-то поправить прическу.

Я проводил их взглядом и снова было залег на лежак, вооружившись книгой, но вскоре услышал из моря громкие и тревожные крики турка-ловеласа:
- Наташя! Бэг! Вери дэнжер! Бег!

Я не понял что там у них происходит, но на всякий случай вошел в воду,  решил разузнать.

Турок по подбородок стоял в море, тревожно махал руками своей даме и орал – «Наташя, вэри дэнжер!»

А Юля лежала «звездой» метрах в пятидесяти от берега и никак не реагировала на эти далекие тревожные крики.
Я не поленился, подплыл к ней и спросил:
- С вами все в порядке? Чего он так кричит?
- Ох, достал. Кричит, чтобы скорее возвращалась на берег, он ведь, слава Богу, плавать не умеет, так хоть в море я от него отдыхаю…


АРМАГЕДДОН

Осень 98-го.
Поезд  "Москва - Львов"
Мы с женой Шурой  сидели за столиком купе, вчитывались в инструкцию и бережно вырывали друг у друга нашу новую дорогущую игрушку. Ради нее пришлось даже отложить покупку машины.
Но, мы были молоды и авантюрны, да и к тому же, уж больно хотелось.
Подумаешь – машина, машина подождет, на метро поездим, не баре, а вот иметь свой собственный мобильный телефон, вот это да…
С ним, ты сразу превращаешься в сверхчеловека. Хочешь, можешь хоть за гаражи зайти и оттуда позвонить, или… Да мало ли?
Телефон решили записать на Шуру. Во первых – девочки вперед, а во вторых – ей с ним гораздо приятнее знакомится с моей мамой.
«Мама, познакомься – это Шура, а это ее личный мобильный телефон…» - Звучит неплохо.
Жена наугад тыркала кнопочки, а я углубился в чтение толстой, дотошной инструкции: - «Важный совет! : - сообщите Вашим друзьям номер своего мобильного телефона, в противном случае, никто из них не сможет Вам позвонить…»
Тут в дверь купе заглянул проводник и отвлек нас чаем и санитарной зоной.

Наступил вечер.
Мы улеглись спать, жена положила под подушку своего нового друга, а сверху прижала  ухом, а вдруг кто из шести миллиардов человек ей позвонит, она же должна быть к этому готова…
В дверь, тихо, но настойчиво постучали.
Я открыл, на пороге стоял проводник с какой-то нервной теткой, по виду - жертвой железнодорожных воров.
Проводник:
- Извините, я сегодня видел у вас мобильный телефон…

Я окончательно проснулся и ответил:
- Вам показать разрешение госсвязьнадзора?
- Да нет, вот тут женщина из соседнего вагона, она...

Тетка оттеснила проводника, вошла в купе и положила на стол большой квадратный бумажный сверток, от которого все вокруг наполнилось чарующим запахом копченого сала.
Она стала быстро зыркать по сторонам, как будто что-то искала и не отрываясь от поисков, надрывно  заныла:
- У вас единственный телефон во всем поезде. Дайте позвонить… Христом Богом… Дайте… Мне очень, очень нужно. Хотите, на колени встану?
- На колени не надо. Вам в милицию звонить?
- Нет, мне нужно позвонить домой, в Червоноград, хоть на секундочку. Я должна услышать голос сыночка.
- А что с ним случилось?
- В том-то и дело, что не знаю! Я хочу только узнать – живой он, или…?

Я понял, что тетка не шутит и ей очень надо.
Шура протянула телефон, проводник скривился и инстинктивно отшатнулся от него, как от маленького чернобыля.
Я принялся набирать номер, но заметил, что мы находимся вне зоны доступа.
В те времена вышек сотовой связи было совсем немного, да и те кучковались только в крупных городах, а у нас за окнами пролетал темный заснеженный лес.
Я спросил:
- Так, все же, что у Вас произошло?
- Убитая горем женщина, помялась и ответила:
- Извините, но я не хочу произносить вслух, чтобы не притянуть беду к своему сыночку… Можно я попозже зайду, когда телефон заработает?

Я кивнул, тетка забрала со стола свой шмат сала, извинилась и быстро ушла.
В три ночи, нас опять разбудил дурманящий запах копченого сала, но сети, как не было, так и не появилось…

Под утро снова постучали – это была все та же растрепанная тетка со своим копченым талисманом.
На этот раз ей повезло – сеть еле живая, но все же ловилась и то, только если телефон прижать к оконному стеклу.
Мы долго с непривычки мудрили, перебирали коды стран и городов, наконец получилось - попали в славный город Червоноград.
Женщина, как огромная присоска распласталась на окне и в таком подвешенном состоянии пережидала громкие длинные гудки.
Мы тоже их слышали и старались не дышать…
Наконец, сонный голосок ответил:
- Ало.
- Ало! Ало! Андрийко, сынку! Ты живый?!
- Я? Живый… Мамо, а ты дэ?
- Йиду в пойизди, ты в кино ходыв!?
- Як в пойизди? Ты шо?
- Андрийко, курвий сыну! Кажи, ты в кино був, чи ни!?
- Та був, був, там таке було, йой…

На этом наши денежки закончились и разговор прервался.

Меня неслабо напрягла эта ситуация - ходить всю ночь, будить незнакомых людей, потратить все их междугородние телефонные минутки, чтобы только спросить сына - ходил ли он сегодня в кино?

Но высказаться вслух я не успел - женщина обмякла, зарыдала и опустилась на полку. Наконец она вручила мне до боли знакомый шмат сала, поблагодарила и сказала:
- К нам в Брянске подсел мужчина и рассказал, что сегодня, в нашем Червоноградском кинотеатре, во время фильма Армагеддон, случилась страшная трагедия. То ли потолок упал, то ли теракт, он не знает, но погибла куча детишек. И мой Андрийко там был…

…За окнами тянулось  раннее  утро, заснуть  уже не получалось.
Шура лежала в обнимку со своим разоренным героем в красивом чехольчике и думала, наверное: - «Как все же хорошо, что мы купили не машину. Машина - это и вправду ерунда, она еще может подождать…»


ЗАГАДОЧНАЯ КИТАЙСКАЯ ДУША

Как вспоминаю вчерашний семейный поход в кино, так   непроизвольно начинаю подхихикивать.

Фильм - как фильм, он тут как раз не при чем. Все самое интересное началось и закончилось еще до входа в зал.

Перед дверью с бархатной занавеской топтались человек тридцать самых нетерпеливых и ждали открытия. В том числе и я с женой, сыном и попкорновыми прибамбасами.
Дверь, наконец, распахнулась, и на пороге появился улыбчивый билетер:
- Ваши билетики? Ага, спасибо. Приятного просмотра…
Так, вас двое, пожалуйста, проходите. Приятного просмотра...
Девочка с вами? О, все, вижу третий билет, спасибо, приятного просмотра…

Тут дошла очередь и до большой группы китайских товарищей – все разного возраста, мужчины, женщины и даже ребенок.
Но самое интересное, то, что в нашей толпе, кроме них, никаких других азиатов не наблюдалось.

Я вполне могу понять, то, что для европейцев, все китайцы на одно лицо, так же не удивительно, что и для китайцев мы все с одинаково огромными «рубильниками», попробуй отличи, но того, что началось, в следующую минуту, я никак не мог ожидать…

Самый русскоговорящий китаец, вышел из своей плотной группы на первый план, протянул веер билетов и сказал:
- Аводз нашы биледы. Анас адзинацач чилавег.

Билетер принял веер, дежурно улыбнулся, сказал: - «Одиннадцать? Замечательно» и принялся, было отрывать контроль, но в эту секунду китаец вдруг начал быстро тыкать указательным пальцем в лица своих соплеменников и говорить:
- Эдат, эдат, эдат, эдат…

У всех, кто это видел, случилась истерика. Мы смеялись, теряя попкорн, и никак не могли остановиться.
Не улыбались только обескураженные всеобщим весельем китайцы и коварный билетер, он-то и подлил масла в огонь. Видимо парень с большим чувством юмора.
Билетер с сосредоточенным лицом перебил китайца и спросил:
- Извините, Вы так быстро показываете, что я не успел запомнить – кто еще с Вами…?
Китаец кивнул и начал по новой, но уже медленнее:
- Эдат - рас, эдат - два, эдат – цри…

Билетер показал на толстого трясущегося блондина со слезами на глазах и спросил:
- А этот?
- Китайцы сосредоточенно замотали головами и замахали руками:
- Нед, нед – эдат не знами… А вод - эдат, эдат, эдат…

Даже когда началось кино, волны неожиданного смеха все еще гуляли по залу…





НЕМЦЫ VS КОКА-КОЛА

Есть в нашей телекомпании режиссер Рустам – вечно-загорелый мачо, с как бы небрежно поднятым воротником.
То ли мама, то ли тетя у него была грузинкой, так, что шуток Рустам не любит и не понимает, взрывается  как петарда, даже от неосторожного взгляда.
Где он только не бывал и какой только смерти не смотрел в глаза.
Наверное, только Индиана Джонс смог бы чувствовать себя на равных в одной компании с Рустамом, да и то – если бы существовал на самом деле.
По любому, даже самому незначительному поводу у Рустама всегда найдется своя история (одна страшнее другой) – то он в Венесуэле вертолет посадил, когда старичку-летчику стало плохо с сердцем, а то вообще, на южном полюсе, когда заглох вездеход,  в шестидесятиградусный мороз пять часов в одиночку добирался до станции.
  И каждый раз мы свято верили Рустаму, не во все конечно, но наполовину как минимум.
Да и как можно не поверить в то, что в Венесуэле летают вертолеты или в то, что на южном полюсе случается жесточайший «дубак»…?

В глаза сомнений не высказывали – зачем обижать человека и наживать себе врага, но на ус мотали…
А вот недавно, Рустам рассказал жуткую историю о жизни и смерти, в которую мы все сразу и безоговорочно поверили - от первого слова и до последнего вздоха.

Поздним вечером, после съемок, повалили мы всей толпой в буфет попить чаю.
Заходим, смотрим – сидит Рустам и задумчиво попивает кока-колу из банки.
Кто-то спросил:
- Рустам, зачем тебе эта дрянь? Давай попей с нами зеленого чайку.

Рустам оглянулся, подарил снисходительный взгляд ковбоя Мальборо и хрипло проговорил:
- Я всегда пью кока-колу, она мне как-то, лет пятнадцать назад, жизнь спасла… Вот так вот.

Мы зависли и даже перестали греметь ложечками. Уселись вокруг «ковбоя», подергали его за пистолеты и попросили: - «Рустамчик, расскажи, а…»

Рустам медленно влил в себя последние капли живительной влаги, жестоко смял банку и начал без предисловий:

1997 год. Германия.
Мы целый месяц снимали документальный фильм о «Берлинской стене»
Я тогда был молодой и здоровый, пятиборьем еще занимался.
Вот, как-то вечером пошел как обычно в бассейн. Он был через дорогу от гостиницы.
Проплыл, свои три километра, только собрался вылезать, а тут надо мной нависли двое немцев. Стоят, ржут, поняли, что я русский и кричат что-то типа «русише швайн капут» и все такое.
Я на лесенку, а эти фашистские морды меня ногами обратно в воду запихивают. От неожиданности я даже нахлебался.
Немного отплыл от лестницы, пытаюсь вылезти в другом месте, а немцы тут как тут, обратно меня ногами в воду зануривают.
И главное - сил после плавания уже не оставалось.
Я опять вверх, а они опять меня за голову - вниз запихивают.
Чуть там и не подох. Минут десять наверное боролся, пока им это не надоело, а может спугнул кто. Ушли.
Не помню как выбрался, из меня вода так и хлестала, еле продышался.
Вот такая история…

В буфете повисла неловкая пауза и кто-то из девушек спросил:
- Рустамчик, ну так, а при чем тут кока-кола?
- Как при чем!? А тонус!? Я перед бассейном выпил целый литр кока-колы, она-то и дала мне силы на борьбу за жизнь, а иначе, я бы с вами тут сейчас не разговаривал. Утонул бы нахер…


ПРОДЮСЕР

"Человеку никогда не достичь столь головокружительных вершин мудрости, чтобы его нельзя было провести за нос"
(Марк Твен)



Казалось бы, чего сложного в профессии кинопродюсера?
Ну, деньги достать, найти режиссера с придурковато горящими глазами, купить сценарий на модную тему, подобрать актеров поприличнее, директора, который ворует по-божески и все, дело сделано.
Колесо производства завертелось, знай позванивай, да подталкивай.
А дальше: ковровая дорожка, премьера, цветы, шампанское, машинка для счета купюр, ну и в конце только останется подмести пол, чтобы повсюду не валялись разбросанные резинки от денег.
Хепи энд.
Но оказывается – не все так просто и дойти до подметания пола, удается только самым ушлым, циничным и изобретательным.
Вот какую историю мне рассказал великий русский актер по имени Сергей:

…Звонит мне как-то знакомый продюсер Андрей:
- Сережа, я хочу пригласить тебя на свой день рождения. Отказ не принимается. Подарков не нужно, сама дата прошла почти неделю назад, но у меня только теперь получится отметить.
Все будет скромно и без понтов, по-семейному.

Пока я соображал, что к чему, Андрей быстро попрощался и повесил трубку.
Меня слегка удивило это приглашение, вроде мы не такие уж и друзья, к тому же я совсем недавно отказал ему, не согласился сниматься в его фильме. И по срокам не выходило, да и гонорар не ахти. Но с другой стороны – работа – это одно, а человеческие отношения… Ладно, думаю, пойду.
 Явился в ресторан с коробкой хороших сигар, официант привел меня в маленький зальчик. Смотрю – сидят: сам именинник, рядом старушка с грустными глазами, напротив известная телеведущая и еще два мужика в дорогих костюмах.
Вручил сигары и говорю:
- Я так мчался, боялся опоздать, а оказался одним из первых.
Андрей мне налил и ответил:
- Нет, Сереженька, ты прибыл последним. Больше никого не будет. Да мне никто больше и не нужен. По правде говоря, надоели уже эти громадные застолья с едва знакомыми людьми. Хоть раз в жизни я имею право позвать только самых, самых  близких?
Здесь собрались мои настоящие друзья, с которыми ничего не нужно изображать и можно побыть  собой.
Познакомься: - это моя мама Вера Ивановна, Света – телеведущая, Вадим – управляющий банком, а это Виктор - мой одноклассник. Не удивляйся, Сергей, настоящих друзей много и не бывает. Один друг – уже счастье, а у меня целых пятеро. Жизнь удалась. Только… маленькая просьба: есть куча народу, которая считает меня своим другом, так ты уж не рассказывай, что мы собирались такой тесной компанией. Не поймут, обидятся, не позвал мол…

 Вкусно поели, пили за дружбу, за именинника. Хорошо посидели, душевно, ни слова о работе, даже песни попели.
И тут я подумал: какой же все-таки этот Андрей, в сущности одинокий человек. С одной стороны, с президентами и голливудскими звездами за руку здоровается, а с другой – отмечает день рождения в маленьком ресторанчике с мамой и горсткой друзей. Мне даже стало неудобно, что я хотел отказаться от приглашения, ведь он считает меня своим другом…
 До меня доходили слухи, что Андрею палец в рот не клади (попросит для симметрии второй и отгрызет оба), но оказывается, что при ближайшем рассмотрении, он вполне душевный мужик.
Опять дошла очередь произнести тост, я встал, прикинул: «А, сколько той жизни, всех денег не заработаешь. Была – не была…» протянул руку и сказал:
- Андрей, кроме коробки сигар у меня еще кое-что есть для тебя: - Вот - это моя рука. Я так и быть, отодвину все свои проекты настолько, насколько потребуется и все же  снимусь в твоем фильме, если тебе еще это нужно.

  Мы пожали руки, обнялись, он даже чуть не прослезился. Поблагодарил и больше о работе мы не говорили.
Вскоре я вышел из зала и спросил у официантки направление на туалет.
Она проводила. На обратном пути подсунула для автографа визитку ресторана, сказала, что очень любит мои фильмы и спросила:
- А скажите, Сергей, кто этот человек – именинник?
Мне не очень понравился ее вопрос. Но я ответил:
- Просто человек. Мой хороший друг, вряд ли Вы его знаете, его по телевизору не показывают. Еще вопросы будут?
- Извините Сергей, что я так… просто нам всем удивительно. Этот Ваш друг уже целую неделю, каждый день свой день рождения отмечает. И каждый раз на пять, шесть персон, не больше. Нет чтобы сразу на всех… Какие только актеры к нему не приходили и все разные. Только именинник с бабушкой одни и те же…






ФЕЕРИЧЕСКИЙ ДЕБЮТ

Киностудия в мягкой форме, но категорично открестилась и от самого фильма и от режиссера -
«Ничего не знаем, фильм не наш, режиссер снимал его на свой страх и риск, на какие-то свои деньги, а главное - по собственному идиотскому сценарию. Так, что он нам тоже за аренду техники должен. Не так, конечно, как вам, но должен…»

Делать нечего, через пару часов бандиты, скрипя черными кожанками явились к режиссеру домой, но и тот стал клятвенно уверять и божится, крестясь  в сторону перепуганной тещи, что на киностудии бессовестно врут и он всего лишь их нанятый работник. К тому же - вообще не режиссер, а музыкант по образованию. Вот диплом. В любом случае – во всем виноват Боря, с него и спрос…

Визитеры потерли затылки, прихватили у режиссера две полезные вещи и ушли навсегда (первая вещь – это праворукая Тойота-Карина 79-го года выпуска, а вторая – бумажка с Бориным телефоном)

Бориса дома не оказалось. Дверь открыла его сожительница. Женщина очень удивилась визиту столь серьезных и занятых людей и честно призналась, что муж еще ночью быстро собрал сумку, занял у соседей  деньги и уехал, то ли в Чехию, то ли в Польшу.
Бригадир подумал, обрисовал сложившуюся ситуацию и принял решение:
- Одевайтесь и детей собирайте. Пока этот, ваш, не объявится, поживете у нас.
Женщина рискнула возразить, что если Боря узнает, о том, что я с дочерьми у вас в заложниках, то решит, что он теперь с вами вполне рассчитался и его совесть там, в Польше, будет чиста, как слеза ребенка…
Бригадир тихо выматерился, пожелал спокойной ночи, после чего братва навсегда покинула и этот дом, оставив лишь мокрые следы на паркете.

Нашли ли Борю, неизвестно, но скорее всего нашли – эти ребята всегда ищут скрупулезно и с душой. Небось не уголовный розыск…

А как славно все начиналось. Какой бы мог получиться фильм…

Съемочный процесс только стартовал. Второй день всего, но в тот день снимали ключевую сцену фильма, от которой должен плясать весь незамысловатый сюжет.
История простая, как и все фильмы на рэкето-проституточно-продажно-ментовскую тему начала девяностых:
Главный герой пытается начать свой бизнес по перевозке фруктов, но приходят дерзкие рэкетиры с нунчаками, цинично едят хурму нашего героя и нагло переворачивают ящики с помидорами.
После чего, конечно же убивают лучшего друга (разумеется по Афгану)
Главный герой сходу делает две вещи: решается мстить и влюбляется в сестру убитого друга.
    И вот у героя позади спокойная жизнь, впереди борьба и кровавая месть за друга, а справа любимая девушка с высоким начесом, в темных очках и в варенной джинсовой юбке с белыми рюшами.
Они целуются сидя в машине, но мафия не дремлет и подкладывает взрывчатку… (естественно герои должны выжить и стать только злее)

Как бедному режиссеру пришла в голову мысль, о том, что у бывшего афганца должна быть найкрутейшая тачка, не знает никто. Но он уперся.
600-е мерсы, не подходили, уж слишком бандитские. Ему хотелось чего-то безумно красивого, дорогого и спортивного. Бросили по городу клич и нашли таки то, что нужно.
Тогда, в 92-м, это была наверное единственная такая тачка в Питере - БМВ-850 красного цвета. С ней в нагрузку приехало пару джипов веселых, охотно лезущих в съемочный процесс ребят. Парням не нужны были деньги, они вписались только, чтобы их «тачила» проучавствовала в реальном фильме с конкретными бандитскими «движухами».
На что только не пойдешь, чтобы сэкономить бюджет. Режиссеру пришлось слегка прогнуться и сделать вид, что они сняли эпизод о крутости тачки, где герой открывает капот, ставит на движок сигарету торчком, его любимая девушка, улыбаясь газует, но сигарета не падает…
Даже актеры, залезая внутрь, чувствовали себя очень неуютно от ревнивого взгляда хозяина машины. Им было не до Станиславского и казалось, что с каждым неудачным дублем, они лично «попадают на счетчик»…

Подошли к сцене взрыва. Хозяин тачки напрягся и в сотый раз попросил подробностей.
Режиссер подозвал деловитого лысого мужика с проводами и сказал:
- Вот знакомьтесь – это наш пиротехник, зовут его Борис. Он сам Вам все расскажет.
Боря:
- Вы не сомневайтесь, мужчины. Я в этих делах профессионал, взрываю уже тридцать лет. Мы опустим ваши боковые стекла и на скотче прилепим этот пластик (осторожно, не трогайте, он очень хрупкий). Всего будут шесть пиротехнических закладок. Четыре под днищем и две маленькие - внутри салона. Не переживайте, Ваша машина  нисколечко не пострадает. Один только звук, дым и внешний эффект вылетающих боковых стекол. Единственное – это специфический запах, но покатаетесь с открытыми окнами - к вечеру выветрится.

Братва общением с Борисом осталась вполне довольна…

Боря не соврал, будучи армейским прапорщиком, он и вправду лет тридцать подряд взрывал все, что взрывается, а что не взрывается, доводил до взрывоопасного состояния и тоже взрывал. Единственно о чем он скромно умолчал, так это о том, что в тот день был его дебют в кино…

Манекены на месте.
- Мотор!
- Мотор идет!
- Сцена взрыва. Дубль первый.

Хорошо, что съемка проходила в безлюдном пригороде, но наверняка до Невского тоже донеслись отдаленные раскаты.
Спасибо еще, что Боря всю толпу, включая хамоватого оператора, увел далеко-далеко за ограничительную веревочку. Бандиты даже переживали, что оттуда ничего не увидят.
Зря переживали…
То ли Борис перестарался и что-то в расчетах напутал, то ли взрывчатка оказалась не той системы, но шарахнуло так, что даже камеру осколками порвало. А всю съемочную группу, упругим, горячим ветром посадило на задницы.

Взлетев, машина сделала расхлябанный кувырок в воздухе, с хрустом приземлилась на крышу и без энтузиазма загорелась.
Пока парни в черных кожанках вопросительно смотрели на незнакомое дно своей машины, съемочная группа, не сговариваясь, легкой трусцой разбегалась во всех направлениях и сверху была похожа на продолжение взрыва…





10 БАКСОВ

За четыре часа печатания фотографий, наши глаза вполне привыкли к красной темноте. Но вот последние фотки уже заряжены в глянцеватель и мы, пропахшие химией, веселой плотной толпой выскочили из маленькой полуподвальной двери нашей кафедры, чтобы вдохнуть наконец свежий невский воздух.
Для меня и сейчас Питер – это кислородная подушка. Приехал на денек из Москвы, подышал и растягиваешь удовольствие в мозгу до следующей ломки…
Итак, мы выскочили из кафедры на середину узенькой улочки, щурясь на солнце и прижимаясь друг к другу как слепые кутята.
Вокруг было как-то непривычно тихо, ни пешеходов, ни машин.
Внезапно мы оглянулись на сдавленный крик шепотом:
- Куда?! Назад! Стоять! Да бегите вы! Давайте уже туда!
Мы кое как слезящимися глазами всмотрелись в беспокойный источник звука – им оказался перепуганный мент, опасливо выглядывающий из-за угла здания нашей кафедры.
Так и не поняв, каких действий он от нас ждет, мы вдруг услышали зловещий приближающийся рокот.
Мент в отчаянье только и смог сказать:
- Блядь, ну все…
Рокот нарастал, но дорога во все стороны была пустая, а в следующее мгновенье показалась рычащая черная Волга, взлетевшая на горбатом мостике метра на три над дорогой.
Машина пикировала прямо на нас, обещая не то что сбить как кегли, а прямо таки накрыть своим грязным днищем.
Я один не растерялся и моментально успел открыть рот от неожиданности, хотя это и не дало мне никаких стратегических преимуществ перед моими остолбеневшими товарищами, но все же…
Нам показалось, что водитель летящей Волги, еще в полете пытался сбросить скорость закрылками, а поскольку машина приземлилась на полностью заблокированные колеса, посадка получилась не особо мягкой – шасси с грохотом провалилось внутрь кузова и черная волга с фейерверком искр, вращаясь на пузе, доскрежетала впритык к нашим перепуганным ногам.
В тот же миг пустынная улочка моментально заполнилась нервными людьми, изо всех щелей бежавшими к убитой Волге и достававшими из нее злого матерящегося «космонавта» в скафандре. Разумеется «космонавт» прошелся и по нашим персонам, но мы великодушно простили его в благодарность за то, что он настолько мастерски смог нас не убить.
Так по иронии судьбы, десять студентов - будущих режиссеров кино и телевидения, начисто запороли Голливуду целый съемочный день.
Мы еще долго слонялись вокруг, из профессионального любопытства наблюдая, как слаженно «сматывали удочки» американцы. В мгновение ока рассыпались на запчасти длинные рельсы, краны и даже деревянный трамплин для Волги. Кинокамеру величиной с двигатель от запорожца, бережно уложили в огромный кофр отдельно от гигантского объектива.
Но самое большое эстетическое удовольствие я испытал от подслушанного спора между большой группой ментов и американским империалистом принимающим финансовые решения. Спорили через переводчицу говорящую по-русски с голливудским акцентом.
Менты:
- Вы обещали в конце дня заплатить нам по десять баксов каждому! Ну и!?
Американец (злой, но предельно корректный):
- Да, это премия за хорошо сделанную работу, но сегодняшняя съемка улетела в корзину по вашей вине. Вы же не выполнили контракт – пропустили во время съемки единственного дубля, группу посторонних. Хорошо, что еще без жертв обошлось.
Менты:
- Но ведь мы с шести часов утра под дождем торчим и что? Все бесплатно!? Да и кто же мог знать, что из какого-то гнилого подвала повылезают эти уроды прямо на дорогу?
Американец:
- Я договаривался с вашим руководством об обеспечении охраны съемочной площадки, а оно договорилось с вами. На каких условиях, не знаю, но у меня премию вы не заработали. Вчера все было нормально и по десятке получили все. Не так ли господа полицейские? А сегодня, увы, нет. Жалуйтесь хоть в свой профсоюз, хоть самому шерифу.
Менты:
- Короче, мы без денег отсюда не уйдем.
Американец, более миролюбиво:
- Ну что же, если это вам так важно, то я могу предложить один справедливый вариант, при котором вы все-таки получите сегодня премию по 10 баксов.
Менты радостно оживились:
- Конечно, мы согласны! Спасибо! Извините, больше такого не повторится! Что за вариант?
Американец:
- Вас двадцать пять человек, каждый получит 10 долларов, но перед этим вы должны возместить компании Warner Brothers все убытки за загубленную сегодня съемку – это примерно $ 30 000, если хотите, я могу посчитать точнее…

…После тяжелой паузы, серая грозовая ментовская туча, роняя на асфальт первые тяжелые плевки, не попрощавшись, уныло зацокала одинаковыми ботинками в сторону своей базы.

Спустя два года, я наконец купил долгожданную кассету с фильмом «Золотой глаз», прибежал домой и с порога набросился на видик. Крутил-вертел, но не обманул американец – сцены где летящая черная Волга со скрежетом тормозит у ошарашенной кучки студентов, так и не оказалось, а жаль, мы на ней так правдоподобно испугались…