Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

НЕ ПОМИНАЙТЕ ЛИХОМ

«Как хорошо быть интеллигентом… Наверное…»
(Н.Богословский)



Однажды в метро меня остановила и спросила дорогу многодетная семья с кучей сумок. Я показал, где и куда  нужно перейти и до какой станции ехать.
Они поблагодарили и пошли.
Но, спустя минуту я понял, что ошибся и отправил их в противоположную сторону. Но догонять было поздно, семья уже уехала.
С тех пор прошло лет десять, не меньше, люди эти, наверное, давно позабыли того подлого москвича, который показал им неправильную дорогу, а я вот, все еще помню и мне, почему-то, до сих пор неудобно перед ними. А ведь мог бы вскочить в следующий поезд, поехать за ними, как-нибудь догнать, найти, извиниться…
Не знаю, может быть - это не совсем нормально.
Но, вот вчера я встретил примерно такого же человека, как и я сам, даже, наверное, еще хлеще.

Шагал я по Стромынке в поисках нужной мне улицы и слегка заблудился. Решил спросить дорогу у прохожих.
Смотрю, идет навстречу мужчина лет пятидесяти, обычный такой: строгий костюм, плащ, седая бородка.
Мы поравнялись, и я обратился к нему:

- Добрый день, извините. Вы не подскажете где тут улица Короленко?

Человек остановился, задумался, выдержал маленькую паузу, потом отчего-то удивленно наморщил лоб и… пошел себе дальше, так и не сказав мне ни слова.
Вот, вроде бы ничего тебе человек не должен, а все равно как-то обидно. Шел я так и думал: - ну, что, трудно было ему сказать - не знаю, мол? А то посмотрел на меня как на насекомое и дальше пошел. А ведь я вроде культурно к нему. Странный человек. Очень странный. Прямо до мудаковатости странный…
Через некоторое время я нагнал женщину с коляской, спросил у нее дорогу, получил исчерпывающий ответ и прибавил шагу.
Вдруг, сзади послышались торопливые шаги и голос:

- Молодой человек! Молодой человек! Простите! Я видел, что вам уже показали где улица Короленко! Но все же…

Я оглянулся – это был тот самый странный мужчина с седой бородкой.
Он очень запыхался:

- Я специально догнал вас, чтобы вы не думали обо мне Бог знает чего. Просто, ну, никак не мог говорить, вокруг ни одной урны, а я с ватой во рту от зубного только что вышел, хоть стой, хоть падай, хоть мычи. Вы должны меня понять. А в любой другой ситуации я, разумеется, с удовольствием указал бы вам путь. Нехорошо получилось. Извините и не поминайте лихом…

Вот, вроде бы мелочь, а на душе приятно, нас таких, как минимум двое.
Я шел по улице Короленко и размышлял: - А все-таки хорошо что где-то вокруг обитают порядочные люди, которым, не задумываясь, можно доверить даже ключ от квартиры где дeньги лежат.
И таких людей, наверное, не так уж и мало как кажется…


СЕРВИС НА ПАРОХОДЕ

«Если хочешь иметь то, что никогда не имел! Нужно сделать то, что никогда не делал!»
(Конфуций)


Встретил вчера однокурсницу Киру.
Постояли, поговорили, обсудили однокашников и Кира рассказала мне про своего сыночка Шуню.
Шуня студент, учится на кинооператора, но честное слово, после того, что я про него услышал, понял – никакой он не «Шуня» (как зовет его мама) и даже не Миша, а как минимум Михал Михалыч. Парень далеко пойдет, мозг у него шевелится как у Каспарова в молодые годы. Но обо всем по порядку:

Одна, совсем не бедная московская семья (папа мама и семнадцатилетняя дочка) улетела на противоположный край земли, погрузилась там на шикарный пароход, величиной с Кутузовский проспект и отправилась в круиз по Карибскому морю. Флорида- Венесуэла-Панама и даже, не побоюсь этого слова, Гондурас.
Первый класс, двухэтажная каюта, вышколенный персонал в фирменных рубашечках, а главное – ни одного русского до самого горизонта. Красотища.
И вот, незаметно подошел последний вечер, завтра конец маршрута и домой. В дверь каюты вежливо постучали, папа открыл, на пороге стоял стюард с большим фотоаппаратом и что-то вежливо гундосил:
- «Гургур барбар окей?»
Папа с мамой по английски понимали только «окей» и всегда звали на помощь дочку (спец школа – два языка)
Папа:
- Катюша! Тут пришел один, иди послушай - чего хочет?
Подошла Катя:
- «Гурбар, баргур». Папа, он фотограф и предлагает сделать большие фотки на память о круизе. Кстати, ты узнаешь его? Это тот самый мальчик, который был пиратом на Экваторе, он нас еще в плен брал.
- Ну, да, вроде он, спроси «почем?»
- «Баргур? Гурбар». Говорит, что бесплатно – это входит в стоимость тура.
- Тогда какие вопросы? Конечно пофоткаемся. Скажи ему пусть подождет, я должен в туалете посидеть, живот что-то от этих жуков крутит. Только про туалет не говори, скажи, что переоденемся и выйдем.

Фотограф таскал семью по всему пароходу, выискивал самые выигрышные фоны и закуточки, даже с капитаном удалось сфоткаться, но вот солнце окончательно село и на прощание парень сказал:
- «Гурбар, баргур», что означало напишите на этом бланке свой адрес, ваши фотографии мы отправим по почте.

Папа крутил носом, мол, чего тянуть? Может быть сразу отдаст, а то жди их потом целый месяц. Но фотограф через Катю объяснил, что фотографии будут большие, да еще и в красивых рамках и в чемоданах они просто помнутся. Не переживайте, наша почта работает очень-очень быстро, моргнуть не успеете. Так что все будет О.К.
На том и порешили.

Двое суток спустя, когда уставшая, но загоревшая и довольная семья только вернулась из лета в осеннюю Москву и распаковывала чемоданы, в дверь позвонили.
Папа открыл не глядя и чуть не вскрикнул от неожиданности: на пороге стоял тот самый фотограф в фирменной белой рубашечке, он протянул большой конверт и вежливо произнес:

- Гурбар, баргур…
- Катя! Мать! Идите скорей сюда! Тут этот, с парохода, почту привез! Нихера себе у них сервис!

Подошла ошарашенная Катя с мамой и пока они формулировали свой вопрос, фотограф с Карибского моря, вдруг, перешел на чистейший русский язык:

- Здравствуйте, Катерина, и вы, уважаемые родители, извините за мой маленький розыгрыш, но мне очень хотелось еще раз увидеть вашу дочь. Меня зовут Михаил, я студент и летом подрабатываю на «круизниках».

Смех – смехом, но за смелость и креатив, Мишу не спустили с лестницы, а даже наоборот, налили ему чаю с малиновым вареньем и отложив не разобранные чемоданы, все вместе сели разглядывать огромные фотографии из толстого пакета.

Загадывать пока рано, но спустя несколько месяцев, можно сказать, что у Миши с Катей все идет неплохо. Даже, вроде бы, Новый Год будут вместе встречать…


ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

Шел второй час ночи.
Лютый папа, в который уже раз, саперной лопатой перекапывал детскую песочницу, мама просеивала песок кухонным друшлагом.
А шестилетний Егорка работал маяком. Он держал над головой большой фонарь и освещал свою  взвинченную семью.
Мама все уже сказала что хотела  и работала молча, а папа то и дело покрикивал на сына:

- Ты не видишь, куда светишь, бестолочь?! Свети ниже! Вот так, замри!

Даже мимо проезжающие менты заинтересовались этой странной семьей в детской песочнице, но папа ловко соврал, что, мол, сынок потерял ключи от квартиры, тогда менты сразу потеряли к семье всякий бубновый интерес и скрылись в ночи.
Папа, перемешивая песок, все не успокаивался:

- Егор, как ты мог? Тебе же не три годика, чтобы делать такие вещи, почти школьник! Объясни, зачем ты потащил его во двор?

- Я, я игрался в своих ковбойцев, они нападали на паравозик с золотом и бриллиантами.
- Какой нахрен паравозик?! Ты знаешь сколько это кольцо стоит?! Его еще твой дедушка маме на свадьбу подарил. Оно, кстати, бриллиантовое и стоит  как наша машина…

Наконец, мама подала голос:
- Все! Что сделано – то сделано. Только без рукоприкладства, он и так уже все понял. Хватит, пойдемте. Ничего мы здесь не найдем.
Папа:
- Черт! Егор, еще раз покажи, в каком месте индейцы напали на поезд?!
- Ковбойцы…
- Я сейчас тебе сделаю ковбойцев!


…Прошло два утомительных дня.
Мама, выходя на улицу, все косилась на соседских деток в песочнице, приглядываясь к их маленьким ручонкам, и вот, наконец папа нашел в интернете и привел к песочнице лысоватого мужика с металлоискателем.
Двадцать минут поисков, пи-пи-пи, горсточка мелких монет, пи-пи-пи и вот оно – мамино золотое колечко с бриллиантиком.

 Запуганный Егорка, на радостях был полностью прощен и помилован.
А, ночью, когда счастливая мама укладывала мальчика спать, он вдруг разрыдался и признался:
- Прости мама, я больше так не буду. Ковбойцы тут ни при чем. Я специально закопал твое кольцо в песочнице, я думал, что теперь-то папа точно купит нам металлоискатель…

…С тех пор прошло три года.
Егор со своим металлоискателем облазил все дачные поля и леса.
Даже папа втянулся в это дело. Ходят вдвоем, копают, мечтают о пиратских кладах, правда, находят они  только крышки от водочных бутылок, но ведь не это же главное…



НЮАНСЫ

Каждая, совсем простенькая жизненная ситуация, если ее хорошенько рассмотреть под микроскопом, не так уж и проста. И это очень хорошо, иначе бы нашего опыта, приобретенного в первый день жизни, с лихвой хватило бы до глубокой старости. Дни были бы неотличимы друг от друга и мы точно знали бы – что хорошо, а что не очень. Скукотища…
К счастью, на свете существует семь миллиардов правд и никто не знает - чья главнее?
Не верите? Тогда вот вам простая история двух сестер – москвичек, которую рассказал мне старый, мудрый человек - бывший  КГБист Юрий Тарасович.

  Итак, жили-были две сестры, младшей -  Юле тогда было девятнадцать и училась она в МГУ, почти сама поступила, очень умная девочка, отличница. Старшей – Валентине, чуть за двадцать, но она к тому времени уже успела закончить институт, выйти замуж и даже родить двоих детей.
А вот к Юле, только-только  пришла ее первая, настоящая любовь.
Он учился на курс старше и был простым кубинским парнем. Дело молодое и поэтому оно неминуемо шло к бракосочетанию, даже заявление уже подали и вся общага начала потихоньку готовится к скромной, международной,  студенческой свадьбе.
Первой узнала мама, она кое-как пришла в себя и сразу  во все колокола кинулась вызванивать старшую дочь, которая жила за тысячу километров от Москвы.
Через сутки прилетела Валентина, и тут же с порога, вместе с мамой, бросилась на колени перед младшей сестренкой:
- Дурочка, ну зачем тебе какой-то кубинец, ты еще найдешь отличного русского парня. Юленька, подумай, подожди, может это не настоящая любовь, а так, баловство. Ты молодая, красивая, ну, почему сразу замуж? Не губи. Поживите пока без росписи, у него же в запасе целый год, сто раз еще разбежитесь.
Но Юля была непреклонна, она подняла маму и сестру с колен и веско парировала:
- И слушать ничего не хочу, Валя, может ты и не заметила, но я уже взрослая девочка и сама могу решать - когда и за кого мне выходить замуж. Вы вот, тоже, со своим мужем через месяц знакомства поженились и ничего, живете дружно, детей растите, вот и моему счастью не мешайте.
Все решено, даже не уговаривайте, мы поженимся и уедем на Кубу…
Вечером позвонил Валин муж - Виктор, попросил к телефону Юлю и сказал:
- Дело, конечно, твое, я тебе не указ, твои дела - это твои дела, мои - это мои, ты можешь выйти замуж хоть за японца, хоть за монгола, но лучше еще раз все взвесь, послушай старшую сестру и не делай непоправимых поступков, учти, если ты все же выйдешь за своего кубинца, то советую держаться от нас подальше, а то я при встрече сломаю тебе нос…

Я не выдержал и вставил «пять своих копеек»:
- Да, рваться замуж, а тем более за кубинца – это как-то, но мама и сестра со своим мужем тоже перегнули палку, да еще и «сломаю тебе нос…» как-то совсем не по-мужски, к тому же - какое его собачье дело?
А моя жена, так и вообще не стеснялась в выражениях:
- Мама – маразматичка, сестра – эгоистичная сволочь, а ее муж - маньяк, хотя может быть он был тайно влюблен в эту самую Юлю, кто его знает, но все равно, я за Юлю.

Юрий Тарасович усмехнулся и сказал:
- Не спешите судить, а дослушайте до конца и загляните на ситуацию с другой стороны.
Юля все-таки  вышла замуж и улетела на Кубу, но через полгода, когда кончились деньги, они разошлись со своим красавцем и Юля вернулась  обратно к маме. Вскоре она снова вышла замуж, уже за русского, родила ребенка, но что-то опять не заладилось, опять разошлась...

...С тех пор прошло полжизни, тридцать лет, и вот однажды Юля решилась приехать в Минск погостить у старшей сестры, сын ее каждый год приезжает к тете Вале и дяде Вите, а Юля так ни разу и не решалась и вот однажды набралась смелости и позвонила:
- Валечка, может я приеду к вам на выходные?
- Нет, сестренка, лучше не рискуй, если Витя тебя увидит, то, как и обещал, не пожалеет и сломает нос, ты же его не пожалела…
А вся правда в том, что в те далекие советские времена, Виктор был майором СВР (как теперь ее называют) и служил в Германии, а потому, новый кубинский родственник для него с Валей был как нож в печень.
Через 48 часов после скромной общажной свадьбы, "испорченного" разведчика Виктора, с женой и детьми, аккуратно вернули в Союз и за ненадобностью выбросили за Урал дослуживать до пенсии…


БАЯН

Родители частенько раздают своим детям щедрые обещания, но, как показывает жизнь, далеко не всегда их выполняют, ведь маме с папой лучше знать: что нужно их ребенку, а что так - пустое баловство...

Одну старую, незамысловатую историю мне сегодня напомнил случайно подслушанный в метро разговор.
Строгая мама убеждала сына:

- Послушай меня, ну, зачем тебе лук? Еще убьешь кого-нибудь, или сам застрелишься.
- Ты что, мама, как я из лука застрелюсь?
- Ну, не знаю, он ведь такой дорогой, ты все равно побалуешься с ним полдня и забросишь, что я не знаю? Давай лучше новый телефон тебе купим?
- Мама, но ты же обещала! Я третий класс без троек закончил? Закончил. Летом не было денег, ладно, допустим, но ты обещала, что на день рождения точно-преточно. День рождение прошло. Где лук?
- Не прошло, а прошел, грамматей.
- Ну, хорошо, прошел. Где лук? Ты же обещала, и папа разрешил.
Мама, изрядно выходя из себя:
- Что ты заладил, как дурачок малолетний, лук, лук, лук, лук? Пора взрослеть. Забудь про луки и машинки! Все!
Сын с повисшей на носу слезинкой:
- Я же так ждал, старался, учился…
- Старался – молодец, старайся и дальше. Все, прекрати ныть, выходим…

…Давным-давно, году в восьмидесятом, мой папа в очередной командировке изучал трещины и разрушения какого-то старинного карпатского монастыря, и местный сторож затащил его на свадьбу сына. Отказать было нельзя – смертельная обида. Пришлось принять приглашение и задержаться до утра.

Малюсенькое, затерянное в горах, гуцульское село.
Все очень скромно, зато горько, весело и громко. Гостей немного, человек двадцать, впрочем – это все население села, не считая грудных младенцев.
И вот пришло время безудержных танцев под баян.
Папа мой, естественно, подсел к баянисту – усатому мужику лет пятидесяти, ведь он всегда был не прочь поучиться у того, кто что-то делал лучше него.
Папа хоть и сам иногда музицировал, для дома, для семьи (в том числе и на баяне), но тот баянист оказался настоящим гуцульским Паганини, и у него действительно было чему поучиться – руки так и порхали, да и пел он задорно.
Посидел отец справа, но смотреть оттуда было как-то совсем неудобно и он пересел слева от баяниста. Что за черт? Все равно, почему-то неудобно и непонятно, что-то в той жгучей игре было глубоко не так, да к тому же, если присмотреться, то можно было заметить, что все перламутровые щечки старинного инструмента, густо испещрены глубокими, кривенькими надписями, нацарапанными, по-видимому, гвоздем. Причем, все эти вандальные царапки состояли из одного единственного короткого, но емкого и простого в написании матерного слова.
Все это казалось очень странным.
Посидел отец, присмотрелся еще, и до него таки дошло – мужик шпарит на баяне, … держа его вверх ногами. Фантастика!
Отец еле дотерпел до конца очередной песни и спросил:
- Вуйко, а что это вы, прошу пана, играете на перевернутом баяне?
Мужик нарочито изобразил удивление и ответил:
- О, спасибо, что подсказали, теперь буду знать. А так, что, плохо играю?
- Да нет, очень даже хорошо, только почему баян держите вверх ногами? И как это вообще возможно?

Музыкант попросил у хозяев маленький перерыв, выпил самогона за молодых, крякнул, заел, закурил и рассказал отцу вот такую историю:

Еще до войны, мне тогда было лет семь, я однажды на базаре увидел и услышал живого баяниста и пропал. Ночи с тех пор не спал, все мечтал о баяне.
И батько мне пообещал - «Сынку, будешь хорошо учиться и работать, накопишь денег, и тогда купим тебе баян»
Каждое лето я от темноты – до темноты пахал в колхозе, сначала пастухом, потом на ферме, потом грузчиком, да, что только не делал…

Почти всю зарплату я отдавал маме и только совсем немного откладывал, собирал на баян.
Шел год за годом, деньги по чуть-чуть копились. Иногда, правда, все накопленное приходилось отдавать на семью, время-то было голодное, не до баяна, но я снова и снова, с пустого места начинал копить на свою мечту.
И вот, уже в восьмом классе, у меня, наконец, получилось собрать всю сумму, а тут как раз в районный магазин и инструмент подходящий завезли.
Взял я деньги, никому ничего не сказал, выпросил у соседа коня и поехал за баяном.
Купил, привез домой, а батько как увидел, раскричался – «Ах ты дурень, ты дурень! На шо купил баян, когда у тебя даже кровати нет? Здоровый мужик, усы уже растут, а, как собака, на мешке с соломой спишь.
Завтра же с тобой поедем и обратно в магазин сдадим этот чертов баян. На кой он вообще сдался? Кровать тебе хоть купим, еще и на костюм останется»

Всю ночь я не спал, закрылся в чулане и царапал на своем новом баяне все эти матюги. Вы только представьте, всю жизнь мечтал, только сегодня купил, он еще краской пахнет, а я его гвоздем, гвоздем.
Жалко было до ужаса, рыдал, но царапал, чтобы его в магазин обратно не приняли…
Ох, и влетело мне тогда от батька, неделю не мог сидеть, зато видишь, баян дома остался…
(Мужик горько усмехнулся и нежно провел рукой по похабным царапкам) Теперь любуюсь, читаю, батька вспоминаю…

Ну, вот, а как начал учиться играть, мне сильно не повезло - вверх ногами его, холеру, взял, учителей-то у меня не было, подсказать некому. Да так, каждый день и тренировался, подбирал.

Только в армии мне сказали, что это не правильно, но переучиваться было уже поздно…



КОРМИЛЕЦ

"У многих катание на коньках производит одышку и трясение."
К.Прутков.


Я сидел на скамейке, отгонял газеткой комаров и наблюдал  как мой велосипедист нарезал круги по парку.
Рядом, пулями носились стайки разнокалиберных роллеров.
Одна мама с дочкой, даже доверили мне кроссовки покараулить и тоже улетели вдаль на полусогнутых.
И тут я увидел эту странную «пулю» на излете, которая вот-вот должна была упасть. И действительно, она по-чаплински, отчаянно побарахталась в воздухе и больно упала копчиком на асфальт.
Странность этой «пули» заключалась не в ее внешнем виде (мужик азиатской внешности, лет тридцати, в пиджаке надетом поверх свитера, и с большой сумкой в руках) и даже не в том, что человек абсолютно не умел держаться на роликах, главное - он всем сердцем, всей душой ненавидел это свое катание, но ехал, падал, охал, сдавленно матерился, вставал и двигался дальше, чтобы опять катастрофически обрушиться через два с половиной метра.
На это катание было больно смотреть.
Наконец он упал так, что был слышен легкий биллиардный стук головы об асфальт, мужик схватился за затылок, прошипел несколько узбекских слов, знакомых мне по Советской Армии, снял с одной ноги роликовый ботинок и с силой швырнул его в кусты…
Я уже был не в силах выносить это жестокое ролико-харакировое зрелище, собрал вверенные мне кроссовки и направился к несчастному мужику.
Он беззвучно плакал, все так же сидя на асфальте, а мимо проносились смешливые роликовые «пули», оставляя после себя обрывки фраз:
- Мама, дядя упал.
- Смотри на дорогу, а то сама…

Я влез в кусты и принес мужику его роликовый ботинок, бедолага посмотрел на него с нескрываемой ненавистью, но все же надел, поблагодарил и мы разговорились.
Звали его Яша, он наполовину казах, наполовину русский. Яша рассказал, что его семью (жену, двоих детей и маму) выжили из Ташкента и они сидят сейчас где-то в Подмосковной деревне и ждут от своего кормильца кусок хлеба.
А кормильца, тем временем, выгнали со стройки, не заплатив за два месяца ни копейки, и он пустился в страшную авантюру: на все последние деньги купил себе самые дешевые ролики и теперь отбивает на них копчик, почки и мозги.

   Я не великий учитель катания на роликовых коньках, но как мог поддержал бедного Яшу:
- Не тушуйся и помни, ты научишься гораздо быстрее, чем учились все роллеры этого парка, ведь тебе больше всех надо…

Потом я рассказал ему, как когда-то и сам всю ночь с мокрой спиной ездил по двору, чтобы хоть чуть-чуть научиться водить машину, ведь утром мне предстояло одному отправиться в далекое-далекое путешествие…
А, у Яши, до девяти утра, в запасе не одна ночь, а целых полдня и еще вся ночь. Должен успеть, обязан, ведь семья надеется на него, своего защитника и кормильца.
Приободренный Яша доверил мне свою сумку, пиджак, и дело у него пошло чуть лучше, он стал падать пореже, только метров через десять, не чаще, но вот, с торможением и поворотами, конечно была беда…

… С тех пор прошло месяца два, и вот вчера в гипермаркете в меня на дикой скорости прилетело что-то большое, но в миллиметре от неизбежного столкновения остановилось как вкопанное. Я даже инстинктивно прикрыл голову.
Это был улыбающийся Яша на роликовых коньках, в фирменной магазинной майке и с картонной коробкой в руках.
До сих пор удивляюсь – И как это он меня узнал в толпе?

Яша протянул мне руку, сказал, что тогда в парке, он всю ночь катался под фонарем, побился весь, но до утра успел научится сносно держаться за воздух  и его одного из целой толпы отобрали на эту работу.
   Так же стремительно, как и появился, Яша улетел в даль, с легкостью птицы, лавируя между людьми. Было заметно, что от катания на роликах он стал получать нескрываемое удовольствие…




<br>

БАБУШКА ШУРА

"Что может быть унизительнее для предавшего, чем сознание того, что его предательством не сумели, как следует, воспользоваться"

Дедушка Вася, до самого последнего дня носил эту историю в себе, но перед смертью все же решил поделился с моей мамой, которая ухаживала за ним.
Они целыми днями вспоминали бабушку, скончавшуюся месяц назад, так вот, слово – за слово, дед и рассказал.
История эта началась летом 41-го.
Война бабахнула, когда бабушка Шура с детьми гостила в маленькой деревушке Ровенской области, у тетки Татьяны – старшей сестры моего деда.
Дедушка Вася был тогда авиаинженером и срочно готовил завод к эвакуации на восток, но с каждым днем война все ближе и ближе подбиралась к жене с детками, а убежать им самим не было никакой возможности. Все поезда и грузовики были заняты эвакуацией ответственных товарищей и их грузов, да и дети очень уж мелкие: старшей - пять, а младшему (моему папе) - всего полтора годика. Только и оставалось им, что сидеть и ждать отца – папа приедет, папа спасет…
Дед, как сумасшедший бегал по начальству, выпрашивая три дня, чтобы успеть съездить забрать семью, пока еще в село не пришли немцы, ведь его жена была не просто Шурой, по паспорту-то она Сара Давидовна Эдельман и к немцам ей, ну никак нельзя…
Наконец ему разрешили, но оказалось - поздно.
Из Киева пришлось пробираться сквозь бомбежки и в селе  уже были немцы, но несмотря ни на что, дед дошел, чтобы разделить судьбу своей семьи…

Прошел месяц оккупации, прошел второй.
Местные жители – вчерашние колхозники, почти поголовно были уверены, что Сталина повесили, линия фронта давно уже за Уральским хребтом, Советская власть приказала долго жить, и немцы – это навсегда.
Вот однажды вечером в дверь постучали – это были двое полицаев из местных.
Не дав ни минутки на сборы, они увели бабушку Шуру в неизвестном направлении.
Детишки завыли, цепляясь за маму, а дедова сестра, вдруг, абсолютно спокойно и буднично призналась, что это она сдала Шуру немцам, мол, хата и так маленькая, а тут еще эту жидовку кормить. Не переживай, Вася, найдем мы тебе новую жену, получше, с хатой и коровой…
Дед выскочил на улицу и побежал за арестованной женой прямо в местную управу, но внутрь его не впустили, и дед остался ждать у дверей.
Стоял он как памятник и просто плакал…
Что происходило с бабушкой тогда, в управе, знают только: Бог, немцы и сама бабушка Шура, но она даже дедушке ни о чем не рассказывала.
Им повезло: то ли, от того, что бабушка сносно  разговаривала на немецком (она всю жизнь в школе преподавала немецкий), то ли от того, что во всем штабе был один – единственный немецкий офицерик, да и тот не эсэсовец, но так или иначе, в конце концов, спустя бесконечные три дня и три ночи, мою бабушку – Сару Давидовну Эдельман, почему-то выпустили  к стоящему на улице дедушке…

Тетка Татьяна, снова увидев бабушку, очень удивилась, расстроилась и сказала:
- Що то за таки нимци, яки видпустылы жыву жыдивку?
Якщо я ще раз тэбэ тут побачу, то тэбэ знову забэруть и тоди вжэ нэ видпустять…

Вася и Шура наскоро собрались и пошли далеко за поле, где стояла старенькая сторожевая будка, размером два - на полтора, а детей тетка разрешила оставить у себя, ведь в той будке не было даже печки. Сердечная женщина…
Вот так, Вася и Шура всю оккупацию и пересидели, как два Робинзона в дырявой будке. В голоде и холоде, зато вместе. Через день, дед ходил в деревню к деткам и скрипя зубами, помогал сестре по хозяйству…

…С тех жутких времен прошло тридцать лет.
Я уже успел родиться и даже почти дорасти до школы и вот наступил день, когда я в первый и в последний раз увидел тетку Татьяну.
Мама привела меня к бабушке и уже собралась, было бежать на работу, как вдруг раздался деликатный стук, открылась дверь и на пороге показалась благообразная старушка в цветастом платке и чемоданом в руке. Дедушки, слава Богу,  тогда дома не было.
Я до сих пор не могу понять: ну что нужно иметь в голове, чтобы после всего того, что было, вот так запросто приехать и сладким голоском сказать:
- Здравствуй Шура, я к вам всего на пару дней. Хочу по магазинам походить, внуков к школе приготовить…
Бабушка, не произнесла ни слова, только  молча взяла теткин чемодан, подошла с ним к открытому окну и так же без слов и эмоций, уронила его с третьего этажа…
Внизу во дворе раздался жуткий грохот, но тетка Татьяна, даже не ойкнула, а на удивление спокойно развернулась и вышла.
Я помню, очень поразился и никак не мог поверить своим глазам, я ведь никогда раньше не видел, чтобы взрослые так нелогично и противоестественно поступали. Произошедшее было в тысячу раз страшнее самого лютого скандала с криками и мордобоем...
Моя мама была ошарашена не меньше моего, ведь тогда она еще не знала – с какой "цепи сорвалась" наша бабушка…
Мама вышла на улицу, помогла тетке Татьяне собрать разлетевшийся чемодан с разбитым вишневым вареньем, поймала такси и повезла ее к нам домой.
По дороге мама спросила:
- Что это с бабушкой такое? С ума, что ли она сошла?
Тетка Татьяна только махнула рукой и грустно ответила:
- Та, ну, однэ слово – жыдивка…



НЕВЕСТА И КАМАЗ

Мое сегодняшнее утро неожиданно началось с самого, что ни на есть рассвета.
В 5.30 позвонил водитель Камаза, он так и сказал:
- Извините, но я водитель Камаза.
Спросонья я не сразу вник в предмет разговора и абсолютно без мата ответил:
- Отлично, только у меня к Вам две маленькие просьбы: во-первых - перезвоните часика через два, и во-вторых - ни в коем случае  не мне…
Но в этот момент я окончательно проснулся, вспомнил о чем речь и пошел натягивать штаны.
   Во дворе меня ждал длиннющий тарахтящий Камаз, который я намертво "закрыл" своей машиночкой.
Я извинился, рассказал, как среди ночи наворачивал круги в поиске места, и поэтому пришлось.
Камазист дружелюбно махнул рукой и сказал:
- Ничего страшного, главное – вы оставили номер телефона. Вот у меня в прошлом году был суровый случай со свадьбой – это да, после него я тоже стал оставлять номер мобильника. Мало ли?
- А что случилось, вы свадьбу «закрыли»?
- Гораздо хуже – невесту…
- …?
- А дело было так:
Поехал я в Нижний Новгород, еще немного и за МКАД уеду, вдруг звонит шеф и кричит, чтобы я срочно возвращался в офис за какими-то документами. Делать нечего, смотрю - на той стороне станция метро. Ну, думаю, брошу машину и быстро сгоняю.
Ищу место.
Передо мной припарковалась свадьба: белый лимузин и еще десяток машин с шариками. Миновал я всю эту вереницу, смотрю, а за припаркованной свадьбой, прямо на проезжей части столпились пьяные гости. Орут, пляшут, невеста бутылкой размахивает, скорей всего, они поссать остановились, место безлюдное и кустики рядом. Я чуть газанул для звука,  меня заметили, повозмущались немного, но все же, нехотя отошли с дороги и поднялись на тротуар.
Припарковался я,  захлопнул дверь и без всякого пешеходного перехода, пулей ломанулся на ту сторону проспекта.
…Часа через полтора вернулся обратно, подхожу ближе смотрю – твою-то мать! На моем Камазе «лобовуха» треснута, а вокруг куча бутылочных осколков валяется и ни души.
Естественно, я сразу на ту самую свадьбу подумал. А на кого же еще? И как их теперь искать? Я ведь номеров не запоминал…
Ну, думаю – в Нижний сегодня уже не поеду. Вызвал ментов, стою, жду, прикидываю убытки. Решил обойти машину кругом, чтобы рассмотреть - может еще чего мне сломали?
Дошел до заднего правого колеса и понял – что искать уже никого не нужно, я со свадьбой более чем в расчете. Свадьба, кстати, попалась культурная, только «лобовуху» мне кокнули, другие могли бы и всю машину на хрен спалить…
Колесо стояло на какой-то большой белой тряпке, величиной с занавеску. Сначала я даже не понял - что это за фигня? Потом присмотрелся, а это кусок фаты невесты, да еще и с белыми норковыми помпончиками. И так она, знаешь, кривенько отрезана, видимо маникюрными ножничками старались, выгрызали…



ПАПАНТ

Мой папа, не смотря на всю свою строгость и серьезность, был отчаянным хулиганом.
Витрины, папа, конечно же не бил, он в основном хулиганил позитивно, но очень изобретательно

Лет сорок назад, в один прекрасный, летний, денек, мы всей семьей погрузились в «горбатый" Запорожец и приехали на нашу тайную поляну в сосновом лесу.
Развели костер, поиграли в бадминтон, перепачкались печеной картошкой и с нетерпением стали поджидать время десерта. А на десерт в тот день было наблюдение за звездами в сорокакратный теодолит с папиной работы.
Прибор уже полдня стоял в траве в полной боевой готовности и ждал темноты. Всех птичек вокруг мы давно обсмотрели, а солнце, как будто застряло – все не заходит и не заходит…
Тогда папа сказал:
- Дети, а хотите, пока светло, услышать лешего?

Естественно, мы с братом очень захотели услышать лешего. Даже больше, чем увидеть звезды.
Папа поднял с земли, какой-то ржавый таз и сказал:
- На всякий случай, к лешему я пойду один, мало ли, как он к детям отнесется. Мы с ним будем стучать  в этот таз, а вы будете наблюдать за нами в теодолит. Но если хотите, то пойдемте  к нему вместе.


Конечно же, мы предпочли «наблюдать»
Далее отец выдал четкие инструкции:
- Я отойду подальше, договорюсь с лешим и начну стучать в таз. В первый замах, только примерюсь, потом два раза ударю, а третий раз ударит сам леший, только вы его не увидите (днем он невидимый), зато отлично услышите, как он шарахнет.

Папа ушел далеко-далеко и мы с братом по очереди наблюдали в трубу, как он прицеливался, потом два раза бил топором по тазу, а на третий раз быстро показывал пальцем на кого-то невидимого, и мы отчетливо слышали такой же гулкий удар по железяке.
Конечно же - это было дело копыт лешего, ведь не верить своим глазам и ушам мы не могли.
Даже пацанам во дворе потом рассказывали, они очень удивлялись, но тоже верили.
  Папа выдержал недельную паузу и раскололся  наконец, что звук распространяется со скоростью около трехсот метров в секунду и если отойти на это расстояние и бахать каждую секунду, то звук последнего удара всегда будет «лишним»

Мне было очень обидно, что это не проделки лешего, зато физику звуковых волн я мало-мальски себе представил, еще будучи пятилетним…

Иногда папа хулиганил не с педагогической целью, а просто так, ради самого хулиганства:

Однажды мы ехали в трамвае, никого не трогали, стояли и тихо беседовали.
На остановке вошла откормленная древняя старушка лет сорока, огляделась по сторонам и не найдя свободного места, схватилась за вертикальный поручень между нами. Папа держался за этот же поручень, только высоко под потолком.
Я незаметно стал показывать пальцем на тетку и страшно вращать глазами, но папа улыбнулся и дал понять, что рано еще выдавать наш секрет…
Со временем тетка стала возмущаться, что мой папа стоит как истукан и не сдвинется, хотя место есть, да еще и ногу, так неудобно выставил…

Некоторые пассажиры начинали понимать в чем дело и тихо подхихикивали, а тетка принимала это, как знак одобрения и распалялась еще больше.

Отец миролюбиво извинялся, но продолжал стоять как скала.
Наконец мы подъехали к своей остановке и папа вежливо обратился к сварливой тетке:
- Извините, но мы сейчас уже будем выходить.

Тетка вспыхнула и начала орать:
- Так идите уже! Кто вам не дает!? Что, места мало? Обойди и вперед!
- Тогда отпустите пожалуйста нашу гардину и мы выйдем.

Как же смешно она хлопала глазками и извинялась…

И ведь не лень же ему было несколько остановок жестко удерживать гардину наверху, да еще и подпирать ее ногой внизу.

А как-то раз, папа принес домой толстую иностранную книгу про динозавров с красивыми картинками  и мы целыми вечерами просиживали за ее разглядыванием и разговорами на доисторические темы.
Мимо прошла мама, услыхала краем уха нашу беседу и неожиданно вклинилась:
- Что еще за папант такой? А ну, покажите мне его на картинке.

Я показал и мама ответила:
- Какой же это папант? Это мамонт.
- Мама, ты что? Какой мамонт? Ты ничего не знаешь, это же папант. Правда папа?

И отец грустно ответил:
- Если честно, то мама права, но все-таки обидно, что в честь мамы животное назвали, а в честь папы нет…

Так в нашей семье Мамонт навсегда остался Папантом…


ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Есть у меня друзья бурной молодости, которых я по своему очень люблю. Это большая, ветвистая и местами дружная семья. Все они простые, хорошие люди, со своими закидонами и человеческими слабостями. Лет пятнадцать назад, они даже приютили меня в трудную минуту, когда я поругался со своей гестаповкой – квартирной хозяйкой.
Самые закадычные друзья-соперники этой большой семьи: Андрей и Олег. Андрей женат на сестре Олега и живет в тещиной квартире.
Олег со своей женой обитает в доме напротив и все они, почти каждый день, ходят друг к другу в гости. Ужинают, выпивают и как следствие - начинают меряться всем, чем только можно, даже размером обуви и как правило, по результатам замеров ругаются на всю оставшуюся жизнь. Хоть и скучают потом друг по другу, но не разговаривают, аж до следующих выходных. Здоровые мужики, оба мастера спорта по боксу, а как дети малые.

Когда я изредка забредаю к ним, то непременно застаю Андрея и Олега в состоянии холодной войны и конечно – начинаю плести между ними паутину челночной дипломатии, чтобы скорее помирить.

Вот лишь один подобный эпизод, который я всякий раз вспоминаю, когда хочу поднять себе настроение...

Я оказался в гостях у Андрея и конечно, сразу же получил целую лопату жалоб на Олега:

- Олег совсем с катушек съехал, прикинь, он приходил тут в субботу, напился, как конь и завел старую песню: - «Ты кто такой? Живешь на всем готовом у моей мамы в моей квартире, да еще и с моей сестрой и племяшкой. Она конечно же твоя дочь, но ты все равно козел, даже на мотоцикле ездить толком не умеешь. Кто ты вообще такой?

Сижу молчу, не спорю, а какой смысл влезать в его пьяные базары? Тут, наконец встряла теща: - «Олежек, сыночек, тебе уже пора домой, ты напился. Иди спать»
Олег еще немного поворчал, но маму послушался, встал, попрощался со всеми кроме меня и хлопнул дверью.
Вдруг, слышим на улице дикий свист. Я вышел на балкон, смотрю - внизу стоит Олег и орет: «Че смотришь?! Хочешь посмотреть!? На смотри!!!»
И тут этот придурок спустил штаны с трусами, нагнулся и показал мне свою жопу…
Люди во всем доме в окна заглядывали, ржали, а он так и стоял минут десять, аж пока мама не вышла на улицу и не отвела его домой, к жене. Ну скажи, ну не придурок?


...Я спокойно выслушал эту ноту протеста, почесал затылок и безотлагательно отправился с дипломатической миссией к Олегу.

Пришел, вручил верительные грамоты и спрашиваю:
- Был я тут у Андрея, так он рассказал, что ты…

Олег перебил, не дав договорить:
- Ну, ну, и что этот козел недоделанный на меня гнал? Мне просто интересно, что он еще придумал?.
- Рассказал, как ты нажрался, встал под балконом и показал ему жопу. Олег, ну как это тебя так угораздило? Ты че-то переборщил в этот раз. Сходи лучше к Андрею, помирись.

- Что!? Он так и сказал: - «Показал жопу!?» Ах же сучонок, ах жеж сказочник! Не ожидал от него такого наглого вранья, а ведь когда-то я его за друга считал. Ноги моей больше там не будет! Передай ему, пусть он больше не гонит того, чего на самом деле не было. Во-первых, я показывал жопу не ему, а матери…