Tags: любовь

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

До Нового 1992-го года оставался всего час.
Девчонки давно уже накромсали салатики, накрасились, переоделись и ждали меня с бутылкой и тортом. Побегал я по магазинам, оказалось, что с теперишней веселой гиперинфляцией, денег хватало только на что-то одно, да и то не самое лучшее, и я сделал эгоистичный выбор в пользу тортика.
Общага уже затаилась в предвкушении праздника, в коридорах почти никого, вдруг, какой-то тихий жалобный писк и нервное постукивание монеткой. Подхожу к лифту, слышу:

- Я  внутри! Позовите пожалуйста кого-нибудь! Через сорок минут Новый Год. Что же мне до утра  тут сидеть?

С невероятным трудом, я раздвинул дверь сантиметра на четыре и в щель рассмотрел заплаканную блондинку с потекшей тушью. Как ее звали я не знал, единственное, что я о ней знал, так это то, что живет она на третьем этаже и по ней еще с первого курса безответно сохнет двухметровый армянин Тигран, мой товарищ по околачиванию груш в боксерском зальчике. Блондинка всячески избегала Тиграна. Как он только не подкатывал и с цветами и без, а в ответ одна реакция - надменно поджатые губки и  - "Молодой человек, мне это не интерестно, позвольте пройти". Видимо просто боялась больших и свирепых кавказцев, хотя, Тигран был страшен только в боксерских перчатках, а в быту он интеллигентнейший человек, даже детей на «вы» называл.
     Естественно, вахтерши на боевом посту уже не было и я прихватил с ее стола толстую книгу учета, вернулся к лифту и вбил ее в щель между дверями, чтобы девушка, хотя бы дышала там.

- Не хочу вас расстраивать, девушка,  но вряд ли за полчаса до Нового Года во всем Питере можно найти хоть какого-нибудь лифтера. Так, что, я даже не знаю, чем вам помочь. Если хотите, могу сходить, сказать вашим соседкам. В какой комнате вы живете?
- Да, ладно, спасибо, мне еще соседок здесь не хватало. Они только поржут и пойдут дальше праздновать. Ну, вы тоже идите, с наступающим и спасибо за воздух.

Я как мог подбодрил несчастную блондинку, попрощался и с тортиком в руке  и камешком на душе побежал вверх по лестнице, ведь меня и самого  давно заждались.
На шестом этаже я резко остановился, сбросил камешек с души, развернулся и помчался на четвертый.
В комнате у Тиграна, огромная армянская толпа спортсменов уже вовсю пила и хохотала. Я позвал Тиграна.

- Вопрос всей твоей жизни и смерти. Сосредоточься – это важно. Готов воспринимать? Тогда слушай. Меняю ценнейшую информацию, всего лишь на бутылку армянского коньяка. Соглашайся, не пожалеешь.
- Бррат, заходи, посиди с нами, а с коньяком ну, никак, у самих только три бутылки, бррат.

Тогда я рассказал про застрявший лифт и его невольную, белокурую начинку. Тигран сделал бешенные глаза и потребовал, чтобы я поклялся здоровьем будущих детей, что не вру, потом вручил мне бутылку коньяка, а бонусом еще и бутылку шампанского и как был в белых носках, так и убежал вниз по лестнице.
Часов до четырех утра, на первом этаже, можно было наблюдать идиллическую картину: На полу возле лифта, в окружении тарелочек, сидел Тигран, одной рукой он прижимал к дверям бокал с соломинкой, а другой, аккуратно длинной, деревянной линейкой «кормил лифт» салатом оливье.
А после зимних каникул Тигран со своей блондинкой сняли квартиру где-то на Петроградке и навсегда переехали туда. Так я и лишился отличного спарринг партнера, но это уже совсем другая история.

P.S.

С Новым Годом, друзья мои! И пусть нам всем повезет не меньше чем Тиграну…

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

«Если шпага твоя коротка - удлини ее шагом вперед»
(Французская поговорка)


На съемке образовалась техническая пауза, переросшая в обед и наш бессменный директор Сергей, умчался ее решать.
Ко мне подошла удивительной красоты девушка и предложила пластиковый стакан с чаем. Мы разговорились, она как раз оказалась подругой Сергея, просто напросилась посмотреть как снимают кино.
Я, между делом, похвалил Сергея, рассказал, какой он предприимчивый и удивительно находчивый паренек. Иногда, я и сам завидую живости и изворотливости его ума. Он далеко пойдет, так что  вполне стоит держаться за эту гранитную стену.
Лариса (так ее звали) улыбнулась и ответила:

- Уж можете мне не рассказывать какой Сережа ушлый. Знаете, как мы с ним познакомились?
- Ну-ка, интересно.
- В прошлом году, летом, я вышла на свой собственный балкон полить цветы. Стою, поливаю, по сторонам не смотрю, а в это время, в наш двор въехал Сергей, он какой-то адрес искал, увидел меня и… А, хотя нет, я неправильно рассказываю. Представьте себе, сижу я дома, вдруг звонок в дверь. Открываю, на пороге стоит Сергей: все джинсы в какой-то пыли и грязи, в одной руке вертолет, а в другой огромный полукилограммовый помидор.

- Здрасьте, вам кого?
- Здравствуйте, а вблизи вы еще красивее. Пожалуйста, не пугайтесь моего непарадного вида, сейчас я вам все объясню. Дело в том, что я увидел с улицы, как вы поливаете цветы и сразу влюбился. Правда, правда. Сам от себя не ожидал. Если честно, то я хотел пойти на хитрость: запустить вот этот вертолет и, якобы случайно приземлить его на ваш балкон, а потом придти, попросить обратно, ну, и как-нибудь познакомиться. Вот только не очень получилось. Вместо второго этажа, вертолет зацепился и залетел на третий.
Там была какая-то бабуля, вертолет-то она отдала, но я увидел что она тягала огромный мешок с картошкой и   вызвался помочь дотащить его до подвала. Помог, но видите? Весь перепачкался. И все же уйти я не мог, а решил все вам честно рассказать, как есть. Вот, кстати, помидор мне бабушка дала за проделанную работу. Возьмите – это вам, должен быть вкусный, понюхайте как пахнет, наверное узбекский…

Я сказал:

- Красиво и очень романтично.

Лариса хихикнула и ответила:
- Еще как романтично, а вы знаете, что было самое романтичное? В тот день, когда он меня увидел на балконе, у Сережи в активе были только грязные штаны после какой-то съемки в лесу,  в багажнике поломанный вертолет без одного винта и огромный помидор. Но я была так ошарашена его напором, что только через неделю сообразила, что надо мной никакие старушки не проживают…

БОЛЬШАЯ ЛЮБОВЬ

"Любовь нечаянно нагрянет,
Когда ее совсем не ждешь..."
(Л.Утесов)

Скучал я в торговом центре на лавочке, ждал жену.
Одной рукой контролировал кучу пакетов, другой ел мороженку.
За моей спиной уселись два мужика, видимо, тоже в ожидании жен, и я услышал их разговор без начала и, к сожалению, без концовки:

- …а когда?
- В эту субботу. Приходи обязательно, Валя наготовит всего - всего, будет весело.
- Андрюха, я не обещаю, но очень постараемся. А какая годовщина у вас?
- О, дай подумать… шестнадцать, точно шестнадцать, или даже семнадцать.
- Фига се. Это срок. Получается у вас какая свадьба? Деревянная, там, или дээспэшная?
- Да, хрен ее знает, я не по этим делам.
- Андрюха, а как вы с Валей вообще познакомились?
О, а - это смешная история. Я не рассказывал? Слушай:

Шел я с работы, смотрю, Валька плачет и что-то там с мобильным телефоном борется. Естественно, я тогда еще не знал, что она Валя, да и вообще, поначалу она мне как-то не особо... Никакой любви с первого взгляда, абсолютно. Но плачет же, дай думаю, спрошу - может помощь нужна?. Спросил.
А она в тот самый момент навсегда поругалась со своим прежним козлом. Был там какой-то. Поругалась и в истерике немедленно пыталась убить его в своем телефоне, ну, у баб свои «заморочки». И у нее нифига не получалось. А тут я нарисовался со своей помощью, она и попросила меня, мол вы мужчина, должны лучше разбираться в технике.
Я, конечно говорю: «Говно ваш вопрос, мадам, пара пустяков, сейчас все сделаем» взял в руки мобилу, а сам думаю: «Куда я лезу?»
У меня ведь своего мобильника тогда еще не было, только мечтал. Я его и в руках-то до этого никогда не держал.
Смотрю и так и сяк, а в меню действительно  нет нигде пункта «удалить контакт». Все пересмотрел, нету. Валя стоит, ждет, нахваливает меня, что, мол, хорошо, когда мужчина в технике соображает. Даже плакать перестала.
Назад дороги уже не было, не мог же я сказать, типа – хрен его знает, спросите еще у кого-нибудь, кто лучше «шарит», а я всего лишь безтелефонный нищеброд.
А время идет, я аж весь вспотел, но делаю вид, что так и надо - задача трудная, посложнее чем к Пентагону подключиться. Короче, никак не могу удалить, хоть убейся, но зато обнаружил пункт «редактировать», вот я и смекнул - вместо имени того козла написал «Андрей», а вместо его номера, вбил свой домашний, типа так и хотел.
Отдаю телефон обратно, она довольная: «Спасибо огромное! Ну, что, получилось удалить?»
Я говорю: «Конечно удалил, и следа не осталось, а заодно и свой телефон вам записал и имя. На всякий случай»
Она глаза выпучила и как заорет: «А вы мне там нахрена нужны!? На какой такой случай!? Я же вас не просила ничего писать! Давай теперь, стирай!»

Меня,  конечно, "перемкнуло" от такой наглости,  я послал ее подальше и добавил: «Ну, не нравится, тогда сама и стирай, овца тупая!»
Развернулся и дальше пошел…

…Тут, из соседнего магазина послышался женский голос:
- Андрюша, пойдем посмотришь, я тебе кое-что нашла!
Мужики за моей спиной послушно встали и навсегда унесли от меня концовку этой прелестной истории большой любви…

О ЛЮБВИ

Мой Папа стремительно умирал.
Я вырвался на пару дней из Питера и прилетел, чтобы успеть увидеться и попрощаться.
С трудом узнал  и то, только по глазам. На больничной койке сидел худой старик, даже не верилось что это мой могучий Папа и ему всего пятьдесят один…
Мы долго разговаривали о жизни, хотя оба понимали, что о смерти.
В те дни  Мама жила прямо там, в палате, рядом с Папой, ночевала на трех стульях, а днем ненадолго прибегала домой, чтобы помыться, сварить и обложить подушками  кашку и сразу  назад.
В палате Мама всегда была бодра, весела и легкомысленна, шутила даже. Беззвучно плакала только за дверью, когда в умывальнике мыла посуду.
С папиной работы послали сотрудницу с апельсинами, ей поручили проведать и узнать - как там Юрий Васильевич и насколько все у него серьезно?
Тетка вошла, поздоровалась и почти не выдала своего испуга, увидев изменившегося отца.
Через полторы минуты, она поднялась со стула, сказала: «Выздоравливайте, Юрий Васильевич», и попятилась к дверям.
Тут в палату вошла веселая Мама с помытой мисочкой в руках и лицо ее моментально нахмурилось. Мама уничтожающе сверкнула глазами на посетительницу и с металлом в голосе заговорила:
- А вы кто еще такая? Чего приперлась? Стоит жене на секунду выйти, как она тут как тут?! Что смотришь? Глаза твои бесстыжие! А ты чего там лежишь, улыбаешься? Я не посмотрю, что ты больной!  Я  тут кручусь - верчусь, ночи не сплю, а за моей спиной! Что это еще за фифа? Больной, больной, а, смотрю, не теряешься! Ты прекрасно знаешь - со мной шутки плохи.
А ты еще здесь? Давай отсюда, и чтобы духу твоего больше…

Испуганная тетенька, зачем-то извинилась и, не прощаясь, выскочила в коридор.
Папа улыбнулся одними губами и тихо сказал:

- Мамочка, ну ты что творишь? Это же Ольга из моего отдела.
- А мне хоть Ольга, хоть Галя, нечего их приваживать. По стенке  ходит, а туда же. Выпей вот лучше кефирчику, а я пойду предупрежу на вахте, чтобы ее больше сюда не пускали. Все.

Мама подскочила и решительно вышла из палаты.
Я никогда в жизни не видел сцен ревности в исполнении своих родителей и был, мягко говоря, поражен.
На всякий случай выскочил за Мамой в коридор, мало ли что она там натворит в таком состоянии.
В самом конце длинного коридора, Мама догнала растерянную Ольгу и сказала:

- Ради Бога простите меня, но вы должны понять… Передавайте там всем вашим привет и спасибо.
Оля, у меня к вам большая просьба, только не откажите: если сможете, придите к нему еще хотя бы раз. Пожалуйста. Ладно? Только я вас очень прошу, не оттягивайте. Лучше завтра…



ЛЕСТЕР СИТИ

Андрей и Наташа были на грани развода. Андрей, даже к маме переехал.
И это после двадцати лет брака и пары щекастых школьников за плечами.
Мы с женой всячески пытались их помирить, особенно жена. Увещевали, пытались пристыдить детьми и даже приглашали к нам, чтобы они как бы «случайно» встретились на нашей кухне, а там, может быть…
Но этот фокус так и не удался, как только Андрей еще в коридоре просек, что скоро придет Наташа, он снова обулся, грустно поблагодарил за попытку, и тут же отбыл.
Как-то заходила Наташа, плакала, рассказывала, что она все еще любит Андрея, но вместе они уже не смогут, просто стали совсем разными людьми. Мы жарили попкорн, смотрели кино, а после всего наш Юра уволок тетю Наташу к себе в комнату, он со всеми гостями так поступает. Затащил и давай мучить своим настольным футболом.
Через недельку к нам заглянул Андрей, он рассказывал примерно то же: «Я все еще люблю ее, но мы отдалились и больше не сможем находиться под одной крышей. Даже пробовать не хочу, хватит. Совсем разные мы. И как я все годы этого не замечал?»
Юра, из засады, сквозь стенку почувствовал паузу во взрослых разговорах, тут же пришел и сказал:

- Дядя Андрей, может ко мне? В футбольчик можно поиграть.

Юре на день рождения подарили набор эмблем всех, всех, всех, английских футбольных клубов, около сотни штук, не меньше. И каждый раз перед матчем, он предлагал сопернику выбрать - кем тот хочет быть? Ливерпулем, Манчестером, или еще кем. Потом выбранная эмблема цеплялась за воротами и начинался официальный матч.
Андрей предупредил, что не футболист и даже не болельщик и в клубах, тем более Английских не силен, но Юра не сдавался и заставил выбрать эмблему просто по виду.
Андрей долго, долго перебирал в руках эмблемки, думая совсем о другом, выбрал и «пошла жара».
Юра как всегда выиграл с разгромным счетом «10–2» и был абсолютно счастлив, даже песню из «Квинов» запел.
Когда Андрей ушел, сынок мой сказал:

- Дядя Андрей вообще не умеет играть, его тетя Наташа и то лучше играла, но что самое интересное, они оба выбрали себе один и тот же клуб - Лестер Сити.

Я тут же позвонил Андрею и заорал на него:

- Какие вы к черту разные, когда из целой сотни нелепых картинок, вы не сговариваясь выбрали одну?! Одну, Карл!

После долгой паузы, Андрей только и смог сказать: «Одну»?

…Через неделю Андрей и Наташа пришли к нам с шоколадным тортиком. Похоже они надежно помирились.
Улучив минутку, Наташа отвела моего Юрку в сторонку и тихо попросила:

- Юрасик, ты не мог бы мне по-тихому подарить ту самую футбольную эмблемку, ну, Лестер Сити?

Юра засмеялся и ответил:

- Я бы с удовольствием, но пять минут назад, дядя Андрей ее уже  выпросил, и тоже по-тихому…


МАТЧ-ПОЙНТ

«Мастерство – это стабильность результата»
(М.М.Жванецкий)

Я всегда при случае останавливаюсь, замираю и с завистью и восхищением наблюдаю за работой настоящих профессионалов. И не важно, кто это: сапожник в своей будке, водитель автобуса или  рабочий на заводском конвейере. И чем невозможнее мне самому это повторить, тем интереснее наблюдать.

Вот и в прошлую  субботу повезло мне полюбоваться на работу профессионала высочайшего класса.

Дело было в подмосковном ресторане на большой, веселой свадьбе.

Я сразу обратил внимание на ту парочку гостей,
она: маленькая, толстенькая, очкастенькая. Похожа на молоденькую «училку» которая в клетке школьных тигров пытается выглядеть строже чем позволяет ее характер. Он: высоченный блондин в огромном строгом костюме. Уж не знаю, какой у него рост, но судя по тому, что он не поднимая руки, обнимал  за  плечи свою «училку», видимо не маленький. Да и галстук его был необычно длинный, обычный не достал бы и до ремня.

По нежным взглядам девушки и скрюченной спине гиганта, сразу было видно, что они любят друг друга. Вот видно и все.

Жених шепнул мне, что этот высокий, его лучший друг и одноклассник – Вася. Что Вася профессиональный волейболист, он еще в пятом классе одной пощечиной мог  отправить  в нокаут любого  десятиклассника. А  сейчас он чуть ли не в сборной страны и  уж во всяком случае, играет в командах  мирового класса.

Начались озорные конкурсы, потом танцы, подали горячее, опять конкурсы,  торт, потом снова  танцы и про Васю я совсем позабыл, но тут девушки затеяли свой главный свадебный конкурс: ловлю маленького плотно-сбитого букета невесты.

Незамужних девушек набралось довольно много, человек двадцать. Они в шутку, но больше  в серьез, толкались, стараясь перед решающим броском занять  самые выгодные позиции.

Присоединилась к ним и Васина «училка». Вначале она встала впереди всех,  даже  очки сняла, но с ее «метром сорок», ловить там вообще было нечего, хоть стоя на табуретке.  Букет должен пролететь гораздо выше. Тогда она пристроилась позади всей толпы, но быстро поняла, что оттуда даже невесту  не видно, не то что букет. В результате малышка  приткнулась где-то совсем сбоку, чтобы хоть понаблюдать за происходящим. Признаюсь, мне было даже немножечко ее жаль.

Наконец невеста отвернулась, и раскачивая букет,  заорала: «Р-а-а-з!», «Дв-а-а!», «Тр-и-и-и!!!»

В этот момент, как на грех, между невестой и толпой страждущих девушек, проходил Вася, букет летел прямо в него. Вася ойкнул, как-то неловко втянул  голову в плечи и закрылся рукой.

Букет отрекошетил куда-то совсем в сторону и… приземлился точно на грудь перепуганной «училке»

Все загалдели, некоторые  даже закричали, что была «помеха», бросок не засчитан, надо бы перебросить.

Но тут, во всеобщей суматохе Вася быстро подошел к своей девушке и опустился перед ней на колено, может потому, что так положено, а скорее всего, чтобы, наконец, их лица оказались на одной высоте. В большой растопыренной Васиной руке лежала  открытая  коробочка.

«Училка» заплакала и тут же, вместе с трофейным букетом и коробочкой полезла на ручки к своему огромному жениху.

Все долго аплодировали и даже кричали им - «Горько!»

Через полчаса, я дождался, когда слегка захмелевший  Вася остался на секунду  один, подошел и сказал:


- Еще раз от души поздравляю, это было очень красиво. Но, хочется  спросить – а что, если бы  не получилось? У вас был какой-нибудь  запасной план?


Вася окинул меня снисходительным взглядом и весело ответил:


- Что значит – «не получилось»? Хм, не получилось… Вот Вы… Ничего, что на «ты»? Вот ты кто по профессии?

- Я телережиссер.

- Режиссер? Ну, ты ведь там у себя  кричишь – «Мотор»?

- Бывает.

- Тогда представь, что ты крикнул – «мо», а «тор» у тебя крикнуть не получилось… Странно, правда?  Это ведь  совсем простая комбинация, легкий пас. Подавала же обычная невеста, а не бразильянка. Бросок вялый и предсказуемый. Ну, как? Как могло не получится? Это же моя работа, я всю свою жизнь, с шести лет только этим и занимаюсь.

А вот с коробочкой и правда было не просто, туго открывалась, собака,  я боялся, что без ногтей вовремя не открою.


Вася привстал на носочки, приложил руку ко лбу, увидел что  хотел, наскоро извинился и пошел сквозь толпу к своей «училке»…


СЕЛЕДКА

Моя жена Шура  обожает ходить на рынок за продуктами и пробовать там всякие дизентерийные вкусности: вишенки, абрикоски, яблочки, помидорчики и все это, естественно, немытое.
 Но на этот раз она особенно отличилась – уже на выходе с рынка, вручила мне свои пакетики и прямо двумя руками деловито полезла в большую селедочную бочку, видимо, чтобы проверить упругость тушек и коэффициент их скольжения в рассоле.
Вытащив руки, она недовольно хмыкнула  и мокрыми растопыренными пальцами потянулась обратно к своим пакетикам. Я ловко увернулся и очень сердито сказал:

- Ну, нафига ты полезла в селедку!? Ты же теперь всю машину заляпаешь и провоняешь!
- Ой, я совсем забыла, что мы на машине, я ведь  привыкла  на базар ходить  пешком. Ну не ругайся, я и сама недовольна.

Хоть я и так уже нес килограмов тридцать, но пришлось еще и пакеты жены на себе тащить. А жена сложила перед собой ручки как принцесска и пошла к машине.
Пришли.
Я с большим трудом перехватил все в одну руку, чтобы второй рукой «пикнуть» брелком и кое-как открыть пассажирскую дверь.
Шура стала аккуратно усаживаться, а я придерживал ее под локоток, чтобы она, не приведи Господи, ничего не задела своими селедочными руками.
Пока я пристраивал вещи на заднее сидение, мы продолжали вялые взаимные уколы:

- Только не включай радио и ремень не хватай! Я сам тебя прицеплю. Дотронешься до чего-нибудь – пешком пойдешь.
- Ага, разбежалась! Скорее – это ты пойдешь!
- Я бы с удовольствием пошел, чтобы селедку тут не нюхать, но ты даже на велике без рук не умеешь…

Вдруг, где-то за спиной послышался женский голос: - «Ой, как же приятно за вами наблюдать...»
Я оглянулся и метрах в пяти увидел сгорбленную старушку в немодной кокетливой панамке.
Она продолжала: - «Ну, вот даже со стороны сразу видно, что вы очень любите друг дружку. Хотя вроде бы и не молодожены. Как же тебе с мужем-то повезло, красавица. Все сам тащит, ничего не дает нести  жене. Даже дверь в машине перед тобой открывает, усаживает. Молодец, настоящий кавалер. Береги его. Такие мужья сейчас большая редкость. Смотришь, аж душа радуется…»

Я помялся в нерешительности, потом подошел к улыбающейся Шуре, поцеловал ее в лоб и молча отправился на рынок за влажными салфетками, чтобы спасать свою селедочную жену…





ГОСТЬЯ

Не прошло и пятнадцати лет, как мои старые друзья, Костя и Анна, решили, наконец, пожениться.
Обоим по сорок, вместе уже миллион лет. Да что там миллион, их дочурка Даша, в сентябре в школу пойдет.
Естественно, свадьбу затеяли совсем не грандиозную, только для своих. Но, в любом случае, невеста в дорогом белом платье, была ослепительна как сварка, да и жених в полосатом костюме пытался не отставать. Особенно родители радовались, они уж и не надеялись.
Мы все утрамбовались в маленькую комнатку и оживленно галдели, поджидая, когда тетенька с назойливым голосом и красной папкой, торжественно призовет молодых к ответу.
Повисла некоторая пауза и маленькая Даша, со взрослой прической, громко спросила:

- Мама, а почему вы с Папой женитесь только сегодня?
У всех моих подружек в садике, родители сначала знакомились, потом влюблялись, потом женились, а уже только потом рожали детей. А вы почему сразу не поженились? Вы что, до сих пор не любили друг друга?

Пауза моментально победила всю комнату и стала угрожающе-бесконечной.
Невеста с трудом устояла на каблуках и невнятно ответила:

- Дашуля, ну ты что? Конечно же любили.
- Ну, так почему же вы не поженились раньше, еще до моего рождения?
- А-а-а… потому что, э-э-э… О, а ты лучше у Папы спроси. Он все тебе расскажет.
- Папочка, расскажи.

Костя хищно глянул на Анну, как казахский снайпер на Гитлера и, стараясь быть ласковым, ответил:

- Даша, мне сейчас не до твоих глупостей, помолчи пожалуйста, давай лучше потом. Потом поговорим.

Даша скрестила руки на груди и неслабо надулась.
Да и всеобщая пауза с опасными прострелами взглядов, никак не отпускала присутствующих.
Мне ничего не оставалось, как вставить свои «5 копеек», чтобы погасить  назревающий семейный скандал:

- Даша, если ты так уж хочешь, то я расскажу тебе - почему твои родители не поженились много лет тому назад?
- Хочу, хочу, расскажи!
- Только это очень большая тайна, поэтому они тебе и не хотели говорить. Спроси, если разрешат, то я, так и быть, открою тебе эту тайну.

Девочка подбежала к маме и утонув в свадебном платье, запричитала:

- Мама, Папа, разрешите, пусть дядя Грубас мне все расскажет!

Костя и Аня опасливо переглянулись, но  нехотя кивнули.
Я продолжил:

- Ну, тогда слушай: когда-то, очень-очень давно, когда твои Папа и Мама только познакомились и полюбили друг друга, они конечно же собирались пожениться, даже всех гостей уже позвали, но тут они вдруг подумали: - «А ведь когда-то в будущем, у нас родится ребенок, мальчик, а может даже, если повезет, то и девочка»

Даша заулыбалась и закивала, подтверждая, что она как раз девочка и есть.

- Так вот, родится эта девочка, подрастет, станет совсем большой, как ты, и однажды спросит: - «Мама, Папа, а какая у вас была свадьба? Хорошая? А какое платье? Красивое? А какой торт? Большой?»
Что родители смогли бы тебе ответить? «Да, свадьба была веселая, но это было так давно, что мы толком уже и не помним, да и фотки, к сожалению куда-то потерялись…»
И вот тогда, твои Мама и Папа крепко призадумались, собрали всех гостей и сказали: «Извините, гости дорогие, но со свадьбой придется потерпеть еще десять лет, и все это ради нашего будущего ребенка. Ничего не поделаешь. А вот когда – этот самый ребенок родится и подрастет, тогда и приходите, повеселимся…»
Мы все тогда, конечно немножко расстроились, но делать было нечего, так голодные и разошлись по домам, ждать еще целых десять лет.
И вот, Даша, как раз сегодня, с тех пор прошло ровно десять лет, ты родилась, выросла и теперь сама сможешь стать настоящей гостьей на свадьбе родителей, чтобы увидеть все своими собственными глазами. Ну, разве это не чудо?

Даша повисла на шеях жениха и невесты и затараторила:

- Мама, Папа, вы у меня самые-самые лучшие, самые терпеливые и самые умные родители на Земле! Я вас очень-при-очень люблю.

Костин отец незаметно, но с чувством пожал мне руку и даже пригласил на рыбалку...


ДАЛЬНОБОЙЩИК

Вначале он мне совсем не понравился. Сперва запачкал колесом штаны и почти не извинился, потом перегородил своим древним велосипедом всю электричку и плюхнулся рядом со мной.
Это был обычный дед за семьдесят: внутри - чеснок, снаружи - пиджак, толстые очки, загорелая шея в окопах морщин, белая дачная кепка и на правой брючине резинка, чтобы в цепь не замотало.
Пару остановок мы ехали молча, потом разговорились: о погоде, о собаках, о велосипедах и прочей дорожной ерунде.
Дед пожаловался:

- Тормоз почти совсем не держит, холера, а запчастей таких уже не выпускают. Приходится тормозить «лаптей».
- А куда ваши внуки смотрят? Пусть деду на новый велик скинутся, или хотя бы купят ручной тормоз в наборе, он копейки стоит и пристроить его пять секунд. Вот смотрите, у вас и дырки под него есть, сюда и сюда прикру…
- Нет у меня внуков. Да и детей тоже нет. И жены нет и не было никогда.
Вернее, как, сорок пять лет назад была у меня жена, была. Неофициальная, правда, но была. Хотя, по правде сказать, прожили мы с ней всего-то четыре дня.
Нет, у меня конечно же и до нее были женщины и не мало, но она для меня осталась одна на всю жизнь, Валечка моя. Красавица необыкновенная. А после нее и смотреть ни на кого не хотелось, не то, что жениться.
Да и жили мы не как все люди, а на колесах, в моем «МАЗе». Ехали, спали, готовили еду, с утра до вечера разговаривали, мечтали о будущем, о детях. Эх…
Я ведь ей все простил, замуж позвал.
Вот знаешь, как говорят, что люди созданы друг для друга, так вот и мы с Валей. Только увиделись, так и полюбили друг друга. Вот это было счастье, едешь, глядишь на дорогу, а Она за спиной во сне храпит.
А на четвертый день встали на стоянке под Краснодаром, стали варить борщ. Сварили, а Валюша и говорит: «Паша, мы же сметану забыли купить. Какой борщ без сметаны? Давай я быстренько в магазин сбегаю».
И убежала.
Я прождал ее полчаса, потом пошел искать. Поспрашивал у знакомых мужиков на стоянке, а они и рассказали, что моя Валя залезла к какому-то  чухонцу в кабину и уехала, Сука. Даже не попрощалась. Вот тебе и сметана.
А я ведь.. Да ну. Хотя, ты знаешь, до сих пор обидно. Больше я ее не разу так и не видел. Скорее всего она даже и не Валя. «Плечевая» – есть «плечевая» и ее не переделаешь.
А с годами и злость прошла, просто всегда хотелось найти ее, посмотреть в глаза и спросить…

Дед надолго замолчал, отколупывая грязным ногтем краску со своего велосипеда, потом улыбнулся, чтобы скрыть внутреннее волнение и понизив голос почти до шепота, сказал:
- Поверишь, ли, я, даже и теперь, спустя столько лет, когда хожу по улицам, или вот еду в электричке, все время всматриваюсь в лица старух. Ну, а вдруг…



РАЗГОВОР О СЧАСТЬЕ

Фойе кинотеатра.
В ожидании начала сеанса народ густо облепил мягкие красные диваны.
Напротив меня устроилась необычная парочка. Если бы они не целовались, то вполне сошли бы за мать с сыном. Ему не больше тридцати, а ей, скорей всего, под пятьдесят. И не то чтобы они целовались, нет, скорее, они целовались словами – шептали друг другу на ушко какие-то приятности, заставляющие улыбаться и искать глаза собеседника.
Черт его знает, ну, что он в ней нашел? Мужик видный, крупный, а она, она обычная увядающая тетка, ничего выдающегося, а судя по мелким деталям, даже и не миллионерша.
Но ведь как нежно он на нее смотрит. Бывает же.

Бабушка, сидящая рядом со мной, начала громко охать и картинно оглядываться по сторонам, чтобы привлечь внимание публики к этой душераздирающей картине. Не привлекла и предприняла единоличную атаку на странную влюбленную парочку:

- Фу, как не стыдно? Лет-то ведь уже не мало. На молоденького потянуло? Да?
А ты? Что, вокруг ни одной нормальной девушки не нашлось? Позорище! Она же тебе в матери годится!
Влюбленные переглянулись, хихикнули и женщина ответила:

- Был такой писатель - Короленко, так вот он сказал, что человек создан для счастья, как птица для полета. Для счастья, понимаете? Для счастья. А вот вам, сударыня, самой-то не обидно, что вы были созданы всего лишь для того, чтобы родиться, сделать нам замечание и умереть?

Старуха громко засопела, размышляя – как бы получше ответить, но тут открылись двери, всем стало не до нее и публика повалила в зал.
А я начал понимать – «что же он в ней нашел...»