Category: дача

ДЕНЬ СУРКА

Моему сыну было года четыре, в те времена  мы с ним каждую неделю ездили к бабушке на дачу.
Схема простая и всегда одинаковая – в пятницу поздно вечером  приезжали, любимая бабушка открывала скрипучие ворота, распахивала объятия и Юра, почти на ходу выпрыгнув из машины, с криком: «Бабушка!» бежал к ней.
Поздним вечером в воскресенье, мы отбывали, бабушка закрывала за нами ворота, Юра с мокрыми глазами махал ей рукой, аж пока дом не скрывался за деревьями.
Но однажды система дала сбой.
Вечером в воскресенье мы, как всегда, уезжали домой, все вроде бы обычно: прощание у ворот, влажные глаза, махание рукой.
Вклинились на трассу в сонную очередь дачников, проехали километра три, и я вдруг понял, что забыл на даче права. Юра уже вовсю храпел в своем детском кресле.
Делать нечего, позвонил теще, развернулся и стал возвращаться.
Улыбающаяся теща открыла ворота, от скрипа Юра неожиданно проснулся, крутанул головой, оценил обстановку и с криком: «Бабушка!» помчался к ней в объятия.
Пообнимавшись, он вернулся к машине, взял свой рюкзачок и собираясь идти к дому, задумчиво сказал:
- Только приехали, а уже обратно хочется. Папа, а давай ездить на дачу не каждую неделю, а пореже?
- А что случилось?
- Бабушке не говори, а то расстроится, но если честно, то неделя пролетела быстро как муха и я, что-то, вообще не успел по бабушке соскучиться…

ИСПОВЕДЬ

«В этом мире не получается остаться совсем одному. Здесь всегда что-то связывает человека с другими»
(Харуки Мураками)



Отбабахали салютом новогодние деньки, три часа ночи, за окном космический холод - минус тридцать, а у меня на даче неприлично тепло, да еще и чай с вареньем.
В такие моменты отчетливо понимаешь, что эта планета не очень-то пригодна для  нас. Снаружи, без специального пухово-шерстяного скафандра, вообще делать нечего, десять минут и ты ледяной труп с выпученными глазами.
Кручу колесо настройки своего любимого приемничка, всегда ведь приятно услышать, что я не один на этой планете. Кто-то сидит сейчас в каком-нибудь Китае, тоже в тепле, и со смешным акцентом, вещает для меня свои нехитрые новости, да песни поет.
Проплывая мимо хрюкающих радиолюбителей, натыкаюсь на  размеренный голос:

" Жук, Анна, Харитон, Жук, Анна, Харитон. Зовут меня Андрей. Кто слышит? Ответьте. Прошу на связь, в эфире Жук, Анна Харитон. Вещаю из Ростовской области. Как меня слышно? Прием. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит? Есть кто в эфире? Странно, прохождение должно быть нормальное, ну, подожду еще немного. Жук, Анна, Харитон, прошу на связь. Что, все спят уже?
Да ладно?  Как говорится - один, совсем один. А когда-то, если вспомнить, весь город меня знал, очередь выстраивалась: Андрей Николаевич, отремонтируйте кассетник, Андрей Николаевич, что-то телевизор цвета перестал показывать. Андрей Николаевич, достаньте тиристоры помощнее для цветомузыки.
И я делал, ремонтировал, доставал, мотал километрами трансформаторы. Уважаемым человеком был. А сейчас, да что говорить. Никому не нужен стал. Вот такие невеселые пирожки. О, а может я попробую переключится на другую антенну? Это мысль п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш… Жук, Анна, Харитон, Ростовская область. Кто в эфире, попрошу на связь. Опять никого? Понятно. Ладно. Я что хотел сказать, у меня ведь сегодня день рождения. Шестьдесят девять лет стукнуло, как ни как. И что интересно, ни одна собака за целый день так и не поздравила. Ни одна. Хотя, по правде сказать, и поздравлять-то некому. Жена, два года как померла, дочку, еще в девяностом схоронили. Друзья давно разлетелись, но, все же хоть кто-нибудь мог бы поздравить?Так ведь? Не сложилось, не судьба. Смешно сказать, специально целый день по улицам гулял, чтобы знакомое лицо встретить. Вот и в эфире получаюсь – один, совсем один. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит?
Никто. Сам с собой разговариваю. Вот такие пирожки, но в любом случае, всех, всех, всех с наступившим Новым Годом, мира, добра, процветания и всего, всего самого хорошего вашим Фамилиям. Ну, на этой веселой ноте, наверное, буду прощаться п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш…"


У меня нет радиопередатчика, поэтому и пришлось написать этот рассказ, пусть Андрей Николаевич знает, что он не один, нас много на этой холодной планете…

ДЖАНГО

Таджик Джанго появился в наших краях примерно год тому назад и сразу же стал общим любимцем всего дачного поселка. Рукастый, безотказный, позитивный, держит слово и за работу берет недорого.
Единственный недостаток Джанго - ну, совсем не липнет к нему русский язык.
Похоже что за год он выучил всего два русских слова: «ладно» и «сколько», но и этого ему вполне  хватает, чтобы договариваться о работе и о гонораре.
   Как-то я разговорился ним и даже, сдуру,  попытался выяснить – видел ли он Тарантиновский фильм Джанго освобожденный? Но, Джанги (так его зовут на самом деле) надолго задумался, сделался серьезным, потом кивнул и сказал:

- Ладно. Сколько?

Теперь вот ломаю голову и думаю: на какую же работу я его тогда нечаянно подписал, и как бы мне раздоговориться обратно?
Это абсолютно не смешно и вот почему:
На днях наша соседка затеяла легкий ремонт и попросила Джанго положить плитку на кухне, Джанго, как всегда оценил фронт работ, кивнул и сказал:

- Ладно. Сколько?

Хозяйка объяснила цифру на пальцах, Джанго сказал:

- Ладно

И тоже, пантомимой, показал, что до ночи, вполне должен управится.
Соседка очень обрадовалась и чтобы хоть как-то облегчить и скрасить мастеру работу, взяла Джанго за руку и подвела к огромному холодильнику. Открыла и объяснила, что, мол, все, что тут есть, все можно брать:
- Вот тут - компот, тут - хлеб, красная икра, колбаса, масло, а тут, в морозильнике, даже мороженное есть. Видишь? Все, все это ты можешь брать и кушать, брать и кушать. Понял?

Джанго радостно заулыбался, закивал и ответил:

- Ладно.
- Ну, вот и хорошо, что ладно.

Хозяйка сполна заплатила вперед и  велела после работы просто захлопнуть за собой дверь, а сама села в машину и укатила в город.
Вернулась поздно вечером и обнаружила: на кухонном полу отлично положенную плитку, а в углу все свои продукты из холодильника, почему-то сложенные ровной кучкой,  вот только самого холодильника нигде не было…

Два дня соседке вместе с Джанго пришлось колесить по местным деревням и выкупать свой холодильник у целой цепочки небритых добросовестных приобретателей.
Ну, откуда бедному Джанго было знать, что демонстрация продуктов практически ничем не отличается от демонстрации самого холодильника…?



ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живет на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное:
«Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?»

Прошлой весной Оксана попала в серьезную аварию.
Ехала на «зеленый» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров.
Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима.
Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зеленый». Видорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова.
К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекресток как на ладони.
Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зеленый», а Оксана на «красный».
Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав.
Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала:

- Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь.
Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране! Сейчас все другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок!
Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно.

Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс еще и московский полицейский.
Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна.
Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела.
Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель - старший лейтенант полиции встал в суде и заявил:

- Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя.

Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления.
Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил:

- А почему, все же, свидетель изменил свои показания?
- Да черт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца.
- Может быть, может быть…

И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут»
За день до суда, он таки провел свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трех звонков.
Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство.
Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков.
А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих…

Я уговариваю Тарасыча все рассказать Оксане, но старик упирается: - «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»




ДИКИЕ ЛЕБЕДИ

«Даже по дороге к месту казни не выпускала она из рук начатой работы; десять рубашек-панцирей лежали у ее ног совсем готовые, одиннадцатую она плела…»
(Сказка: Дикие лебеди)


31-го декабря, рано утром, мой друг – бывший КГБэшник Юрий Тарасович, был послан на дачу, чтобы к приезду семьи жарко раскочегарить весь дом, а за одно и гуся в печку поставить.
  Принял Тарасыч коньячку от мороза, включил проигрыватель с пластинками, сидит, запихивает яблоки в гуся, кайфует, наслаждается одиночеством.
Вдруг, на улице без всякой причины закаркали вороны.
Это было странно, ведь когда ты один, в тишине, на даче, то особенно тонко чувствуешь, что в природе ничего без причины не каркает.
Юрий Тарасыч не поленился, подошел к окошку и действительно – причина была, на противоположной стороне участка, возле сарайчика стоял здоровый мужик и…
Да, ничего не «и», просто стоял лицом к стенке и вроде бы ничего не делал. Может он хотел выломать дверь, чтобы стащить тиски и «болгарку»? Так нет же, дверь в метре от него, а мужик просто стоял уткнувшись в деревянную стену, как будто бы его поставили в угол. Нет, а все-таки, он руками что-то там такое делал, но что? Не зря ведь он перелез через трехметровый забор, чтобы сюда попасть. На извращенца не похож, да и мороз для извращений неподходящий.
У Тарасыча промелькнула перед глазами вся его длинная жизнь, он судорожно начал вспоминать – кому, когда перешел дорогу и кто бы под Новый Год, мог нанять такого нелепого киллера? А может быть этот тип просто хочет спалить сарайку? Тогда, почему не палит? Где огонь? Минут десять стоит, нихрена не происходит, только ногами от холода перебирает. Уходить тоже не собирается. Может, минирует? На шутку, тоже совсем не похоже, да и какие могут быть шутки в последний день года, да еще и в восемь утра?
По своему богатому оперативному опыту, Тарасыч понимал, что такого странного человека нельзя вот так голословно, просто взять и окликнуть. Мало ли что у того на уме? Может он не задумываясь, готов прибрать вокруг себя десяток случайных свидетелей?
А Тарасычу уже за восемьдесят, многовато для удалой рукопашной схватки, поэтому он не поленился и поднялся на второй этаж, где  стоит сейф. А с карабином СКС, даже слова дряхлого старика звучат уже не так голословно.
Хорошо, что снега нападало не много, к непрошенному гостю удалось подобраться метров на пять.
Тарасыч дзенькнул затвором и четко скомандовал:

- Одно резкое движение и ты умрешь прямо сейчас. Медленно подними руки и становись на колени.

Мужик, не оглядываясь, опустился на колени и поднял руки, уронив паяльник и деревянную коробку. Паяльник зашипел в снегу. Он, оказывается, был подключен!

- Ты чего тут у меня паяешь?
- Извините, я не паяю – это выжигатель по дереву. Можно повернуться?
- Встань, медленно повернись и говори.

Мужик развернулся, слегка расставил руки с дрожащими пальцами и продолжил:

- Клянусь Богом, я не знал, что вы дома, ой, не то говорю. Я не вор, понимаете, я сам из Ельца, на пилораме работаю и живу. Знаете где пилорама? Так это я. А мой земляк, вот прямо сейчас, ровно через двадцать минут, должен на «Камазе» домой, в Елец ехать. Я только вчера об этом узнал и решил шкатулку для сына сделать и передать. Внутри там конфеты, денег немного. А на крышке, видите? Деда Мороза выжигал, да не успел. Ночью у нас свет вырубили, сказали, что до первого не будет. Вот, к вам пришлось забраться, увидел розетку, не выдержал и залез довыжечь, совсем чуть-чуть оставалось. А так бы никогда. Хотел до «Камаза» успеть и чтобы красиво. Не бойтесь, вызывайте милицию, я не дергаюсь и не убегаю, понимаю что виноват, только и вы с ружьем, пожалуйста, осторожнее.

Тарасыч посмотрел на недоделанную шкатулочную картину и спросил:

- А почему ты так странно написал? «С Новым 2000-и 16-м Годом!»    
- Ой, бля, точно! Это я от холода. Мозги совсем замерзли.

Юрий Тарасович спрятал карабин, позвал мужика в дом, согрел рюмкой коньяка, показал розетку и в оставшиеся минуты дал довыжигать оленя.
А то, какой же Дед Мороз без оленя...?


КАРУСЕЛЬ

«Умный человек легко выпутается из самой сложной ситуации, а мудрый в нее не попадет…»
(Недурак)



Проходил я мимо дачной детской площадки, там мужики пытались отремонтировать давно остановившуюся карусель.
Увидели меня, кричат:

- Сосед, не поможешь снять, а то для двоих она тяжеловата?

Дело хорошее, отчего же не помочь? Подхожу, обступили втроем и потянули колесо вверх, чтобы посмотреть – что там внизу сломалось.
Карусель, хоть и с трудом, но поднялась сантиметров на двадцать, а дальше никак, во что-то уперлась, собака, не снимается.
Мы немного посовещались и решили отломать от пола пару досок, чтобы все-таки понять – что же там ее держит?
Мимо проезжала соседка Тамара.
Мы выскочили на дорогу, остановили ее и стали просить:

- Тамарочка, помогите, тут без вас никак, ваши дети ведь тоже без карусели остались.
- Да я с удовольствием, а что делать-то?
- Вот смотрите, мы втроем чуть приподнимем колесо, а вы под него подлезете и посмотрите - что там вообще? А то мы уж пол хотели курочить. Давайте, не бойтесь, мы мужики мощные, удержим.

А Тамара и не испугалась, залегла рядом с колесом и только ждала команды.
Сосредоточились мы и даже, на всякий случай, вытерли о штаны потные ладошки, мало ли, не дай Боже уронить, все же живой человек. Колесо весит килограммов сто, а может и больше, раздавит как жабу…
Приподняли карусель, Тамара быстро по-пластунски заползла под нее, одни туфли торчат.
Мы орем:

- Как там!?
- Что видно!?

Она в ответ:

- Тут она ушла… э-э-э, о нет!
- Кто ушел!?
- Куда ушла!?
- Говорите конкретнее, мы же держим!
- Я не хочу говорить - откуда ушла, а то вы колесом меня придавите! Давайте я сперва вылезу, потом скажу!
- Почему не хотите? Да говорите уже! Что за секреты!? Как придавим!? Мы держим, держим, не бойтесь.

Тамара как змейка выползла из под карусели и мы с грохотом разжали руки, слегка обидевшись на бестолковость помощницы.
Она отряхнулась от песка и говорит:

- Вот ради смеха, давайте устроим следственный эксперимент, вы опять приподнимите колесо, а я скажу - что там. Посмотрим - уроните или нет.

Нам стало любопытно, мы подняли карусель, а Тамара как заорет: «У Ш Л А   С О С И!!!»
Черт возьми, она была права, мы не удержали…

НЕТ

Люда никогда не умела говорить «Нет» и поэтому всегда глубоко вникала в проблемы окружающих.
Бывает, из столовой бежит сломя голову, потому что кто-то попросил у нее зарядку для телефона: - «Людон, потом доешь, у меня пара процентов осталась. Ну, ты что? Вдруг важный звонок».

В нашей телекомпании она работает дольше всех, да только карьеры никакой не сделала. Бухгaлтер и бухгaлтер. А зачем повышать Люду и платить ей больше, если она и так соглашается на все растущие объемы работы? Сегодня ей командует Елизавета Сергеевна – девушка без особого образования, но очень цепкая и целеустремленная. В год, когда Люда пришла работать в телекомпанию, Елизавету Сергеевну, где-то далеко, в маленьком районном городе, с большим букетом цветов привели первый раз в первый класс.

Наверное, единственным плюсом Людиной безотказности можно считать наличие дочери, правда вот мужа никогда не было. Так и живут они втроем со старенькой мамой, живут в основном на даче. В их московской квартире второй год обитают родственники из Ростова. Приехали на заработки, жить негде, неудобно было отказать.

А сегодня  в курилке мы  с Людой разговорились и она мне открыла Америку:
- Ты знаешь, я тут вдруг, поняла, что не умею сказать человеку «Нет» и многие люди этим пользуются. Как ты думаешь?
- Ну как тебе сказать? О, слушай, извини, у меня важное дело к тебе: я  забыл дома проездной на метро, можешь мне свой дать до завтра? А то новый покупать неохота, там такая очередь в час-пик.
- Так ведь у меня только один.
- Люда, ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, выручи.
- Ну, ладно, докурю, потом зайди в бухгалтерию, или ты прямо сейчас уходишь?
- Что и требовалось доказать. Ездят все на тебе, Людочка, ездят.
- Ах ты поросенок! Издеваешься!? Вот о чем я и говорю, значит не зря я решила что все, хватит всем потакать? Мне наш дачный таджик глаза открыл.
- Это как?
- Ну, в общем, в конце декабря, я как-то вышла из дома с мамой под руку, идем осторожно, скользко. А мимо забора наш местный таджик Фарид, катит тачку с песком. Остановился, поздоровался, поцокал языком и говорит:

- Осторожно, хозяйка, не упадите, очень скользкий. Хочешь, я вам достану самый  хороший посыпка, не песок, а специальный мелкий гравий напополам с соль? Сам привезу и сам посыплю все ваши дорожки. Лед не будет, будет сухо и хорошо. Упасть нельзя. Будет стоить тысяча рублей.
- Ой, посыпь, Фаридик, посыпь. Дeньги тебе сейчас?
- Дeньги потом, как достану, привезу и все сделаю.

На том и порешили. Я уже и забыла об этом разговоре.

А вчера приезжаю на дачу, вижу – Фарид заканчивает работу - весь асфальт  вокруг дома посыпал, лопату в тачку бросил, меня увидел, поздоровался, дeнег ждет. Пришлось заплатить ему тысячу, как договорились. А что делать?

Вот я подметала свои дорожки от соли и гранита, плакала и думала – ну почему, почему я никому не могу сказать «нет»? Где этот чертов Фарид был раньше? Явился со своим гравием, когда на календаре конец марта, а на градуснике +13 и все дорожки давно растаяли и даже высохли. Он бы еще летом пришел бороться с гололедом…



ИДИЛЛИЯ

Промозглый осенний лес.
Холод, мелкий дождик, погода хуже некуда, любимая погода маньяков, потому что свидетели по домам сидят.
А я, как ежик в тумане, брел в гости к своему однокласснику – медвежонку Валере, он обитает в домике за лесом.
Иду, смотрю – чуть в стороне от тропинки, гуляет папа с довольно упитанным сыном лет десяти. Папа с интересом выискивал какие-то мокро-грязные коренья, а у сына на лице зависло брезгливое выражение апатии пополам  с обреченностью.
Мы поздоровались (как принято в дачных поселках) и я пошел себе дальше, но через несколько шагов оглянулся, уж очень странно вел себя мальчик. С одной стороны – прогулка его явно тяготила, но в то же время он не отставал от папы ни на шаг. Как боксер на ринге все время  держал дистанцию. Отец в кусты и сын бойко за ним, отец отвернулся и шагнул в сторону, чтобы высморкаться, и сынок туда же двинулся. Как будто боялся потеряться.
Напоминало, прекрасно выдрессированную немецкую овчарку, которая отлично умеет ходить за хозяином без поводка.

…Прошел час.
Мы с медвежонком Валерой уже успели попить чаю с малиновым вареньем и я отправился в обратный путь через лес.
Смотрю, а мужик с охапкой веток и его обреченный сын без поводка, все еще гуляют под мелким суицидным дождиком.
Я опять поздоровался, не вытерпел и сказал:

- Просто приятно посмотреть на вашу идиллию. Как же ваш мальчишка вас любит, ни на метр от себя не отпускает.

Мужик, не особо весело улыбнулся и ответил:

- Ага, любит, как бы не так… да была бы его воля…
Это мы, в свое время, отцов любили, а эти инопланетяне любят только компьютеры. Как инвалид, сидит целыми днями на диване в наушниках и тыркает свои стрелялки-убивалки. Сейчас хоть на осенние каникулы  на дачу его вывез. Трафик у себя в телефоне он сразу тут сожрал, на месяц вперед.
Зато  теперь хоть при помощи интернета его удается выманить в лес воздухом подышать. А то бы вообще пролежнями покрылся.
Смотрите, смотрите, как он меня любит, ну просто ни на шаг не отстает. Еще бы. Я ведь ему из кармана вай-фай раздаю.
Будьте уверены, как только он докачает свою очередную хрень, тут же развернется и домой к своему дивану ломанется, даже спасибо не скажет.

Мальчишка достал из кармана телефон и печально сунул его обратно, видимо, в тепло ему еще было рановато…




ЛЕСНЫЕ ВОРОТА

«… и последние станут первыми»


Всю ночь меня так мучила совесть, что я даже проснулся.
Открыл глаза и понял – совесть мучила не зря, десять утра, по плану я уже должен подъезжать к работе, а я тупо уставился на дачный деревянный потолок и все еще неправомерно дышу вкуснейшим осенним воздухом.
Через семь минут я уже выруливал из ворот, на ходу придумывая самые неправдоподобные отмазки своего опоздания.
А еще через пять, понял, что никакие отмазки не помогут, ведь на работу я попаду не раньше завтрашнего дня...
Стометровый участок дороги передо мной был залит толстым слоем свежего, горячего асфальта, перегорожен катками и большой группой иностранных туристов в оранжевых жилетах.
Все, конец, другого пути к трассе просто не существует. Ну, как они могли меня так подставить?
Я вышел из машины,  палочкой от мороженого зачем-то померил глубину асфальтового слоя, сплюнул накопившийся в горле сизый дым и тут в мою голову пришла спасительная мысль, я даже воскликнул слово – "эврика", только матом.
Сел в машину и медленно поехал сквозь сосновый лес, замысловато виляя между деревьями.
До шумящей трассы оставалось метров сто, не больше, но лес обиделся на мою наглость и резко сделался значительно гуще.
Я хоть и продвигался, но все больше вдоль, как челнок, ни на сантиметр не приближаясь к дороге.
Смотрю – между деревьями стоит шикарный, черный Порш Кайен, а рядом курят: мужчина и женщина.
Подъехал, вышел из машины, спрашиваю:
- Что, не проходите в створ?
Мужик грустно махнул рукой и заговорил неожиданным басом:
- Два сантиметра не хватает, хоть зеркала откручивай. Мы тут с восьми часов по лесу катаемся, эти два дерева тут самые широкие ворота, и то не пролезть. Нет, ну ты скажи, какими же нужно быть козлами, чтобы с утра в будний день перекрыть своим асфальтом выезд для всего дачного поселка…?

Я сложил одно зеркало на своей машинке и сказал:
- Давайте может  я попробую, все-таки  моя поуже вашей будет.
- Да, ну, без вариантов, не пройдешь, только бочину поцарапаешь, я уж пытался и так – и сяк.
- Ну, а вдруг, спешить-то больше некуда.

Мужик пожал плечами, нехотя вскарабкался в машину и сдал назад.
Я, как и подозревал, спокойно протиснулся в лесные ворота даже с одним торчащим зеркалом.
И как только моя машина миновала невидимую, но принципиальную черту, в мужика вселились черти, он стал бегать кругами и что есть дури пинать лаковыми штиблетами не в чем неповинные сосны, его мягкий бас превратился почти в хрип:
- Сука! Я сейчас пойду, их там завалю всех! Пусть… убирают обратно свой асфальт, или срочно сушат его, я не знаю…

Я разогнул свое зеркало и сказал:
- Если хотите, могу довезти вас до метро.
Свирепого мужика очень обидело слово «метро» и он истерично ответил:
- Нет уж спасибо, не надо, всего хорошего, будь здоров.

Но женщина быстро подхватила из Кайена сумочку и сказала:
- Ой, а правда, можно мне до метро?

Мужик оскорбился и пробасил:
- Ты поедешь на метро?
- А куда мне деваться? Я должна быть на работе, ты же знаешь.

Мужик ничего не ответил, только спросил есть ли у меня топор.
Топора не оказалось и мы поехали.
Километров десять моя пассажирка  молчала, а потом, вдруг неожиданно рассмеялась и заговорила каким-то дурашливым низким голосом:
- Давай для дачи купим Порш Кайен, как бы не испортилась дорога, все лохи на своих помойках сядут на задницу, а мы одни на Кайене проедем куда угодно…




БЕЛОЧКА

"Что человек делает, таков он и есть"
(Георг Вильгельм Фридрих Гегель)




Валерка – сто сорока килограммовый пятиклассник, сидел на террасе своего большого купеческого дома и пил чай вприкуску.
Хотя, какой там пятиклассник? Ему уже сорок шесть, но я его знаю с семи, поэтому  до сих пор не могу привыкнуть, что он давно не игрушечный, а самый настоящий взрослый дядька.

   Всю жизнь Валеру находили абсолютно немыслимые приключения (на четверых Колумбов хватит) а когда долго не находили, то он начинал скучать и находил их сам.
Да, ты и сам это заметишь, дорогой читатель, если не поленишься дочитать мой рассказ до  конца.

Вообще моему другу Валере всегда необычайно везло. Жизнь частенько поднимала его на гребне волны на недосягаемую высоту, а потом резко топила как котенка, но всякий раз благополучно выбрасывала обратно на берег, хоть и без денег, компаньонов и перспектив, зато живого и жизнерадостного. Может - это от того, что человек-то он хороший, а хорошие люди на этом свете в большом дефиците.

Если мне завтра скажут, что огромное океанское судно, на котором плыл Валера, вдруг с Божьей помощью благополучно потонуло, но из тысяч пассажиров спасся всего один, то я сразу успокоюсь и с нетерпением буду ожидать этого единственного пассажира, чтобы засесть с ним на даче и послушать очередную, леденящую душу историю…

Но, все это лирика и узоры на обложке, перейду, наконец, к самой истории.
История эта совсем не такая масштабная и эпическая, какие случались с моим другом ранее, но она вполне его характеризует.

Итак, Валера сидел в плетеном кресле на террасе и пил чай, любуясь кусочком своего собственного соснового леса.

В кроне одного из деревьев показалась белочка, она деловито бегала вверх и вниз по стволу, решая свои неотложные вопросы.
Вдруг, откуда-ни возьмись, прилетел черный птеродактиль и принялся кружить над испуганной белочкой. Белка попыталась скрыться от этого кошмара в густых ветвях, но не успела, ворон, слету клюнул бедняжку в голову.

Белка оторвалась от дерева и безжизненным, мохнатым воротничком полетела к земле. Довольный ворон ловко спикировал к своей бездыханной жертве, и только в этот момент Валера пришел в себя и как пулемет Максима, принялся пулять в убийцу всем, что было под руками: пепельницей, сахарницей, чашкой с чаем, конфетами и ложками.
Птеродактиль удивился, испугался и недовольно улетел ни с чем, а Валера подбежал, склонился над мертвым, рыжим воротничком, потрогал его своими толстыми пальцами-сардельками, и ему вдруг показалось, что маленькое сердечко все еще бьется.

Дальше начались лихорадочные отрывания зеркала в ванной, для  проверки дыхания (хорошо, что дачный забор очень высокий и совсем не прозрачный, а то бы соседи с ужасом увидели, как Валера лежит под сосной и зачем-то заглядывает под большое круглое зеркало) зеркало ничего не принесло, кроме потери времени и сил, потом полетели звонки в службу спасения, и дежурные операторы, нужно отдать им должное, не подняли испуганного Валеру на смех, а честь по чести, дали адрес ближайшей круглосуточной, специализированной клиники для грызунов.
   Уложил мой друг, рыжее бездыханное тельце в деревянную коробку от коллекционного коньяка, вскарабкался в огромный джип, и не закрыв за собой гаражных ворот, помчался напрямик сквозь поля, леса и огороды,  чтобы срезать путь и миновать вечную пробку на переезде. А путь, надо сказать, был совсем не близким - километров пятьдесят с гаком.

В поликлинику Валера вломился около полуночи, но несмотря на столь поздний час, в предбаннике толпилось человек пять: с горностаями, выдрами, хомячками и мангустами.
Валера сходу заорал, что его белочка с острой болью и попер без очереди.
Дорогу ему решительно преградил мужик с каким-то барсуком в клетке. Мой друг рассвирепел и заорал: - «Ты посмотри на своего наглого хорька, он спокойно лежит и даже что-то жрет, и глянь теперь на мою белочку в полном отрубоне! Чувствуешь разницу!? Хочешь я тебя сейчас по балде киркой накерню, а потом вместе с тобой в очереди посижу!?
Мужик проникся логикой (а скорей всего струхнул – Валерка страшен в гневе), отступил, и сто сорока килограммовый спасатель, без стука вломился в кабинет.
Айболит оценил состояние почти мертвой белки и выразил некоторый скепсис, но увидев огромные кулаки посетителя, а главное его решимость, сразу принялся за дело всей своей жизни, даже помощников позвал.

Через полчаса, когда Валера осторожно заглянул в операционную, он понял, что белочку спасут.
Больная лежала распластанная на специальной дощечке – подобии операционного стола, но самое удивительное и вселяющее надежду было то, что на беличьей мордочке красовалась малюсенькая масочка для наркозика.

Наконец, когда операция была завершена, Айболит позвал хозяина белки и устало сказал:
- У больной: черепно-мозговая травма, плюс ушибы и внутреннее кровотечение. Положение очень тяжелое.
И вы свидетель, мы сделали все что могли и даже больше. Но не волнуйтесь, жить, скорее всего, будет, только ей сейчас нужен хороший уход и покой. Вот рецепты, будете делать уколы. В ближайшие дни, пока белочка еще очень слаба, на дно клетки, лучше положите…

Валера перебил доктора:

- В смысле клетки? Какой клетки?
- Ну, клетки, в которой она у вас живет…
- Она у меня не живет – это вообще не моя белка.
- Как, не ваша? А чья же?
- Ничья, обычная, лесная белка, ее клюнула ворона, я случайно увидел и привез.

У Айболита потемнело в глазах и чуть не случился удар, еще немного и он сполз бы по стенке. В руках у доктора дрожал  астрономический счет за лечение бесхозной белочки, на целых 16 тысяч рублей (00 копеек)

Валера успокоил Айболита и тут же сполна расплатился за белку-бомжа, даже коньяк подарил, который остался от деревянной коробки.

Спустя неделю уколов, процедур и отличного питания, больная совсем поправилась и Валера выпустил ее на волю.

С тех пор, когда он на своей террасе садится пить чай, то всякий раз шурудит кедровыми орехами, вглядываясь в кроны деревьев  и маленькая, рыжая соседка по даче, не заставляет себя долго ждать.
Белочка появляется с неожиданной стороны, беззвучно запрыгивает на стол и довольный Валера закуривает трубку. Гостья морщится, крутит носиком, но из приличия не уходит, а терпеливо ждет, когда, наконец, сменится ветер.

Конец…