Category: дети

ЗДРАСТЕ...

Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.
Итак, к топкам товарищи...
Рейтинг блогов                            
                                                              18+





ДНК

Михаил, Боря и Варвара, как по команде   быстро  выключают   свет, тихо садятся на пол и просто пережидают. Может десять минут, а может и целый час, как повезет. Просто сидят и пережидают нападение чужеродного ДНК. А что делать? Иногда деньги и продукты в форточку выкидывают, все-таки родные  люди.
   А все началось много лет тому назад, когда Михаил и Варвара, молодые и красивые, поженились и собрались жить  долго и счастливо. Правда, совсем уж счастливо никак не получалось, ведь пять лет семейной жизни позади, а с детьми все никак. Кучу обследований вытерпели, еще большую кучу денег врачам отнесли и все никак. Что-то у Вари было не того.  Профессора махнули на нее рукой и сказали, что шанса практически нет.
А ребеночка очень хотелось, вот и решили мои друзья собрать пухлую папку  документов, чтобы  усыновить миленького карапуза из дома малютки. Не важно - мальчика или девочку, главное, чтобы душа  подсказала.
Долго  ходили Миша и Варя  по детдомам, присматривались и нашли наконец то, что искали, вернее ту самую. Розовощекая девчонка Алиса, очень ласковая и смышленая, да еще и  маленькая совсем, к тому же круглая сирота. И года не было, только ходить научилась. Ее и удочерили.  Бабушки-дедушки  очень  полюбили внучку, даже живую очередь устраивали, чтобы с Алиской повозиться.
Семейное счастье длилось целых шесть лет, аж пока в семью не нагрянуло  новое счастье – Варвара нежданно-негаданно забеременела и родила вполне здорового мальчишечку по имени Борис.
    Спустя время, родители стали замечать, что Боря и Алиса становятся абсолютно разными людьми. Разница в возрасте, темпераменте, наследственность другая – это конечно все понятно, но ведь семья одна и воспитание одинаковое.
Алиса начала  дерзить, затевать истерики, требовать новые игрушки и шмотки.
Родители списывали все на трудный возраст, школьные проблемы и прочие девочковые закидоны.  Но однажды случилось то, чего в других семьях, ну никак не случается. Когда Алисе было десять, она требовала очередную куклу Барби, а  получив отказ, схватила трехлетнего братца Борьку, приставила  к его горлу кухонный нож и заорала – «Куклу, или я ему отрежу голову!»
Жизнь семьи круто изменилась. Алису таскали по психологам, кормили успокоительными, покупали  велосипеды и ролики, водили на плавание, но дикий зверек в девочке никуда не делся, он просто сидел внутри и ждал нового удобного момента.
   Когда Алисе исполнилось семнадцать, она  привела домой плечистого парня и заявила, что это ее будущий муж и  поэтому он будет жить с ними, а когда родители  робко возразили, то доченька спокойно сказала: - «Мамочка, папочка, ну вы что, хотите однажды лечь спать и больше не проснуться?»
Миша в тот же день снял квартиру, в которой  и стали жить молодые, а месяца через два, трехкомнатную квартиру разменяли на две «однушки», чтобы решить проблему раз и навсегда.
Через год Алиса родила ребенка, но  при невыясненных обстоятельствах  уронила его и ребенок  погиб. А вскоре у нее с сожителем произошла ссора и Алиса пырнула его    ножницами. Сожитель еле выкарабкался, но вскоре сел на десять лет за наркоту.
   Тем временем, Миша употребил все свои связи, поднял архивы и докопался вот до какой информации:
Алиса родилась в тюрьме, где ее мать  сидела за двойное убийство, но, что самое жуткое, бабушка Алисы тоже умерла в тюрьме, где тоже сидела за убийство. Глубже копнуть уже не получилось.
Потом Алиса связалась с очередными «не теми», влезла в долги и  быстро лишилась своей «однушки».
Родители конечно же приютили дочку, но после того, как она стала советовать, что хорошо бы   Борьку отправить в Суворовское училище, а то вчетвером в однокомнатной квартире -это как-то  не очень, к тому же  она начала аккуратно  интересоваться -  кому и как скоро достанется квартира после смерти родителей, ее  попросили уйти.
  Примерно два раза в месяц, Алиса возвращается, жутко стучит в дверь, умоляет впустить обратно, бросает камни в окна (квартира на первом этаже)  кричит:  «Дайте денег, а то все окна повышибаю!» Иногда вышибает. Михаил, Боря и Варвара, как по команде   быстро  выключают   свет, тихо садятся на пол и просто пережидают нападение чужеродного ДНК. Может десять минут, а может и целый час, как повезет. Просто сидят и пережидают. А что делать? Иногда деньги и продукты в форточку выкидывают, все-таки родные  люди…
 

БОЕВИКИ И ПОЭЗИЯ

Как тесен мир. Не прошло и года, как я снова встретил того самого Пушкина по имени Лиза. Только уже не в электричке, а на автобусной остановке в Одинцово.
Я проезжал мимо на машине, глянул и сразу же узнал, несмотря на то, что она здорово подросла. На этот раз Лиза была не с мамой, а с дедушкой.
Я остановился, опустил окно и игриво сказал:
- Сударыня, позвольте вас подвезти?

К моему удивлению, она меня тоже сразу узнала и ошарашенному дедушке сказала:
- Поехали, не бойся – это мой друг, я его знаю.

Стоять там долго было нельзя, пришлось наскоро все объяснить деду, дед засмеялся и сел в машину:

- Ох уж эта Лиза, ну везде у нее друзья. Даже удивительно, какой компанейский ребенок.
- Ну, это же здорово, с ней не пропадете. Вот ведь, совсем маленькая, а уже дедушку на машине катает.
- В смысле, катает? А, ну да, Ха-Ха.

Ехать было недалеко, остановки три. По дороге Лиза похвастала, что в этом году пойдет в школу и что скоро у нее новый танцевальный конкурс в Москве.
Я спросил:

- А стихи ты не начала случайно писать?
- Не-а. Писать я еще не совсем умею, вот в школу пойду, научусь и тогда буду.
А помните, как мы играли в электричке в стихи? Давайте опять поиграем.

Но мы уже подруливали к их дому, я остановился и стал прощаться.
Дед от души поблагодарил, а Лиза попросила:

- Ну, скажите на прощанье какое-нибудь слово, а я придумаю с ним стишок. Как тогда.

Я задумался, что бы такое задать позаковыристей, включил радио и оттуда сказали:

«…были уничтожены два боевика.»

- А, вот тебе и фраза: Были уничтожены два боевика.

Лиза нахмурилась и спросила:
- А это хорошо, или плохо?
- Ну, боевики ведь плохие люди – это бандиты, значить очень хорошо, что они были уничтожены.

Лиза кивнула, улыбнулась и радостно, с выражением прочитала:

- Были уничтожены два боевика.
Ур-а-а! - кричало небо,  бабы и река...

СТАРШАЯ СЕСТРА

- Алло.
- Здравствуй Олечка, солнышко!
- Привет, Мамуля! Как ты себя чувствуешь? Как тебе понравился мой подарочек?
- Чувствую не плохо, лучше. За подарок спасибо, доча, очень удобный, сразу привыкла. Я же по нему и говорю. Хорошо слышно?
- Да, отлично, ну, я рада.
- Как ты там, доченька? Как там Таиланд? Как погода у вас? В море купаешься?
- Погода хорошая – это же Таиланд, а в море уже не помню когда купалась. Месяца два назад, наверное.
- Да ты что, Олечка. Я бы на твоем месте из него и не вылезала.
- Это тебе так кажется, первые полгода, я тоже из него не вылезала, а теперь мне достаточно просто на берегу в шезлонге с ноутбуком посидеть, подышать. Мама, а хочешь, бросай свое Кемерово и приезжай ко мне зиму пережить. Наплаваешься. А что? Правда, я не шучу. Отдохнешь, фруктами отъешься, все болячки сразу как рукой. Хоть на завтра билеты тебе возьму. Загранпаспорт еще действует?
- Ага, вместе с внуками приеду, что ли? Тоже скажешь.
- Нет, с внуками не надо, внуков пусть Витюша воспитывает. Он хоть работу нашел?
- Да, подрабатывает иногда, в общем, с переменным успехом. Нормально. Он, кстати, собирается в Москву поехать, к тебе, туда, в квартиру. Осмотреться, работу толковую найти, да только Люська его пока не пускает. Да и мне тоже с Люсей оставаться, как-то не того.
- Как это «к тебе туда», если я сдаю свою квартиру? На что я, по-твоему, в Таиланде живу?
- Оля, да хорош уже со своим Таиландом. Сколько можно? А если и правда Витя в Москву выберется, где ему жить? На вокзале, что ли, если у старшей сестры двухкомнатная квартира?
- Мама, а ничего, что я для этой квартиры: в семнадцать лет без рубля в кошельке из «Камеруна» приехала, заработала на университет, отучилась, за двадцать лет сделала карьеру, влезла в ипотеку, выплатила… продолжать? А что сделал твой Витечка? Сидел у подъезда на твоей  шее, пил пиво, женился и посадил тебе на шею еще и Люсю с детьми. Я ничего не пропустила?
- Ольга! Как ты так можешь? Он ведь твой младший брат! У тебя что, много братьев?
Когда я в больнице с сердцем лежала, ты, что ли, из своего Таиланда яблочки мне носила? Все на нем было.
- Мама, если Витя и правда хочет приехать и покорить Москву, то я ему, конечно же, помогу - чем смогу, комнату сниму месяца на четыре. Поживет, освоится, а там посмотрим.
- А почему не квартиру? Ну, хорошо, ладно, пусть комнату, а откуда у тебя  на это деньги?
- Не важно, в крайнем случае с валютного счета сниму, найду, короче. Не переживай, не брошу твоего Витюшу, вытру ему сопли.
- Олечка, у тебя, что и валютный счет есть?
- Ну, есть, Мама, на черный день чуток подкопила. Мало ли, заболеет кто, кризис, бедствия, катастрофы, тьфу, тьфу, тьфу.
- Это правильно, правильно, дочка. Запас всегда нужно иметь. А что там у тебя?
- Что у меня?
- Ну, денег на счету твоем, сколько?
- Для Кемерово нормально, а для Москвы, так и не очень чтобы много.
- Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Не нашего ума это дело. Да?
- Мама, ну, при чем тут - «ума»? Ну, если перевести в рубли, то там у меня миллиона четыре, около того, даже чуть поменьше.
- Четыре миллиона?! Олечка, ты что? Четыре? Так давай мы Вите квартиру купим. Да за такие деньги можно хорошую трешку взять. Ты представляешь каково мне с ними друг на дружке в двух… каково, когда они… ступить некуда и… а мне ведь восьмой десяток… а дети растут, им своя комната нужна. Сашенька со второго яруса свалился, чуть голову не расшиб.
- Мама, не плачь. Ну, что ты, успокойся.
- Оленька, у тебя были такие деньжищи и ты скрывала? Подумай обо мне, о Вите, о племянниках. Ты-то сама не родила в своей Москве, все порхала. А Витя мне хоть внуков подарил. Подумай хотя бы о своем будущем. Я умру, кому ты будешь нужна? Только брату и племянникам. Кто тебе воды подаст?
- Мама, что ты меня хоронишь? Мне только сорок, может еще замуж выйду, ребенка рожу.
- Ты? Родишь? Олечка, детка, послушай мать, давай купим Вите квартиру, дети-то уже взрослые им нужны свои уголки для занятий... Сама-то с квартирой. Олечка, доченька, у тебя же есть такая возможность. Что ты, как Кащей над златом? Ни себе ни людям. Ну? Мы ведь одна семья и должны помогать друг другу. Как ты не поймешь? Господи! Да, кому я говорю. Променяла семью на свой Таиланд. Лишь бы самой было хорошо, а дальше хоть трава не расти. Не знала, что ты такая черствая. Деньги и правда меняют. Ох, как меняют. Хорошо, что отец не дожил.
- Мамочка, ну зачем ты так?
- А как? Как? Алюнчик, маленькая моя, давай Вите купим квартирку, ну, хотя бы двушку. А? Ой… погоди, погоди. Сердце заболело, ой…

ХРОНИКИ НАРНИИ

"Относитесь к своим родителям с любовью, вы узнаете их настоящую ценность только тогда, когда увидите их пустой стул"

Все мы любим своих родителей, но каждый любит по разному. Кто-то маму из дома любя выгоняет, а кто-то, мой приятель Марк.
Уж как я кручусь колбасой вокруг своей мамочки, но до Марка мне конечно же далеко и дело не только в деньгах, а в его постоянном креативе и желании сделать мир своих стареньких родителей хоть чуточку краше.
Родителям Марка по восемьдесят и живут они где-то возле МКАД-а, в типовой советской «двушке».
Вот как-то Марк, став человеком небедным, решил улучшить родителям оставшиеся годы жизни:

- Папа, Мама, хватит вам уже тут одним на отшибе ютиться, переезжайте к нам, поближе к природе. Лес, грибы, внуки, цветочки, воздух, а в Москву я могу вас хоть каждый день возить. Хоть в театр, хоть на концерт? А хотите, живите у меня в центре.
- Да ну, придумал. Чего мы, два старых валенка, будем тебе мешать?
- Да что вы такое говорите? Обидно даже, «мешать».
- Марик, не обижайся, но мы у себя привыкли, с семьдесят второго года ведь тут живем. Все здесь знаем и все нас знают. И не тесно нам ничуть. Ты вспомни, дружочек, как мы жили тут впятером и ничего, не страдали, а уж вдвоем-то.
- Мама, Папа, а хотите, я вам «трешку» куплю прям в вашем же районе, раз уж вы его так любите?
- Да, ну, вот еще чего вздумал. Нечего на нас деньги тратить, тем более, что уезжать из своей квартиры мы никуда не будем. Тут и помрем. Вот только розетка у нас искрит, ее бы поменять и все отлично.

На этом месте любой из нас бы уже успокоился и сказал бы: - Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, хоть все.
Но не таков старина Марк. Он подумал и сказал:

- Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, мало того, вы пока собирайтесь потихоньку, а завтра я отвезу вас к себе загород, на месяц примерно, а в это время сделаю у вас полный ремонт. Вы ведь последний раз еще до перестройки ремонт делали.
- Ну, золотце мое, ремонт – это было бы прекрасно, а то обои у нас по правде сказать… А тебе это не будет очень дорого?

…Прошел месяц, прошел второй, ремонт слегка затягивался, а Марк все кормил родителей «завтраками» и отговорками. Отец тем временем лег в больницу на плановую операцию и уже шел на поправку. И вот, в одно прекрасное утро, в больницу ворвался деловой Марик, вручил Отцу абрикосы (от запора), сгреб в охапку Маму и повез ее домой принимать работу.
Вошли в квартиру, Марк завел Маму с закрытыми ладошкой глазами и сказал:

- Все, можешь смотреть.
- Ой, Ой, Марик, сыночек! Ничего себе ремонтище! А паркет! А тут!  Ты только посмотри! Как светло и просторно стало, это просто сказка какая-то! Не верю глазам! Белые стены дают ощущение необыкновенного простора! Постой, Марк, а бабушкин сервант ты выбросил что ли? Ты что, Марк, как ты мог!?
- Да вот же он стоит, Мама. Эта громадина еще меня переживет. Куда ж я его выброшу?
- Ой и правда, а я подумала, что выбросил и от того такой простор образовался. А окна какие большие! Постой, ты вместо одного, умудрился сделать целых два окна!
- Ха-ха, так в этом-то и сюрприз.
- А какой большой стол! Я всегда о таком мечтала.
- А, да, стол дубовый. Так он еще маленький, а если разложить, то за ним поместимся и все мы и все твои подружки-хохотушки, человек двадцать, наверное. Кухня теперь тоже стала чуть больше. Там встроенная плита, духовка и все такое. А загляни в ванную, какая она огромная, туалет тоже в другое место переехал, вон туда.
- Ну, просто чудо, спасибо сынок, даже не знаю что и сказать. Погоди-ка, Марик, я быстро, сбегаю, позову соседку Галю, она просто сдохнет от зависти, а то она все тычет в меня своей дочкой, что, видите ли, холодильник маме купила. Пусть посмотрит какие бывают сыновья.
- Мама, ха-ха-ха, стой, не беги, нету там никакой Гали, ха-ха-ха. Ну, как ты еще не поняла, ты ведь черчение преподавала?

Но взволнованная старушка уже выбежала из квартиры и подошла к соседской двери, даже руку подняла, чтобы нажать на кнопку звонка… Но, ни кнопки, ни даже самой двери не было, как будто бы никогда и не существовало, просто унылая зеленая стена, как и все стены подъезда. Мать, как будто слепая, с опаской потрогала стену:
- А где… куда Галя подевалась?
- Ха-ха-ха, Мамочка, пойдем домой, теперь Галя – это вы с Папой. Я ее квартиру купил, а Галя переехала во второй подъезд, на восьмой этаж…

ХЛЕБНЫЙ, ЗОЛОТО, НАГАН

"Мне потребовалась целая жизнь, чтобы понять, что вовсе не нужно понимать все на свете..."
(Рене Коти)


Самого Петрика лично я не знал, зато мой друг был его кумом. А вот первую жену Петрика, Оксану, я отлично помню с детства, даже в Казаки-разбойники во дворе вместе играли и на кладбище черепа искали, однажды случайно скинул ее с крыши склепа. Поднялся большой шухер, и среди живых и среди мертвых. Но, вернемся к Петрику.
Итак, лет тридцать назад, Петрик был очень авторитетным Львовским бандитом.
В первый и последний раз я видел его на свадьбе, когда он приезжал в наш дом выкупать невесту. Было это вполне дорого-богато. Ребятишки после того, еще месяца два олимпийские рубли по этажам собирали.
Очень скоро Оксана родила троих детей, вначале одного, потом сразу двойню.
И вот, когда детки были еще совсем крошечные, Петрика окрутила и увела из семьи какая-то шалава. Сам я ее не видел, но знакомые говорили, что это жалкое подобие Оксаны, ну, дело не мое, любовь зла, шалава – так шалава.
Оксана с тремя детьми вернулась к родителям и устроилась продавцом в наш хлебный магазин, а подлый изменщик Петрик, даже детей забросил, никогда не навещал и никак не помогал. С глаз долой, и все такое. Женился на своей новой пассии и стал с ней жить-поживать, по ресторанам гудеть, да добра наживать.
А через год Петрик исчез.
По городу пошли жуткие слухи. Кто-то говорил, что убили его и расчленили, кто-то, что в Москве «на стрелке приняли». Но знающие люди шепнули, что он «кинул» серьезную братву, на очень серьезные бабки и, вот от этого, действительно исчез.
Братва искала его долго, но безрезультатно, весь дом вымолотили, новой жене пару зубов выбили, но она молчала как партизан. Вроде бы, так и не призналась где прячет мужа. Забрали у нее «девятку», кое-какое «рыжье» и устроили дома засаду, но Петрика так и не дождались. Как в канализацию нырнул. Видимо, его действительно, кто-то грохнул и прикопал.
В хлебном, когда я встречал Оксану, то, помню, успокаивал ее, мол, забудь и не переживай, если так разобраться, нет худа без добра. Видишь, как дело повернулось? Тебе даже повезло, что он тогда тебя бросил, а то из-за такого муженька, не то что зубов лишишься, всю семью с детьми могли бы вырезать. И очень  просто. Ты даже не представляешь что это за мир. Так что, не жалей, не жили богато, не фиг и начинать. Ты молодая, еще найдешь себе нормального. Оксана кивала, грустно вздыхала и отвечала: «Ой, не кажи, бо то є жах. Тяжко жити – шкода вмерти…»

Вот такая история.

P.S.

C тех пор прошла целая вечность, а на днях мне позвонил старый львовский друг и рассказал, что в той давней истории появилась  не только концовка, но и начало, а то что я знал, была только середина.
Оказывается, Петрик, как хромая птичка, еще задолго до «славных дел», своими разводами и женитьбами отводил врагов от родного гнезда. Оксана жила с детьми у родителей, работала в хлебном и года два ждала от мужа условного сигнала, дождалась, собрала детей и по-тихому упорхнула к нему в Прагу. И вся эта сложная схема была устроена только, чтобы отвести преследователей от родителей Оксаны.
Петрик с Оксаной и сейчас живет и вполне хорошо себя чувствует в Праге, а все без исключения, кто за ним гонялся, давно уже сошли с трассы. Они уже нигде не живут и никак себя не чувствуют.
И я, признаться, очень рад за хитрушку Оксану, даже не смотря на ее тогдашние грустные вздохи и потрясающую актерскую игру: «Ой, не кажи, бо то є жах. Тяжко жити – шкода вмерти…»

Не зря я, все же, ее с крыши склепа скинул…

ЧЕТКИЕ ИНСТРУКЦИИ

Припарковался я возле дома, подхожу к подъезду, смотрю – сосед, задрав голову, кричит – переговаривается с женой. Жена на балконе пятого этажа. 

Он:

- Люба, там, на подоконнике сигареты и зажигалка, сбрось,  пожалуйста!

Люба исчезла и через мгновение снова появилась.

Он, указывая рукой на лужу величиной с Аральское море:

- Люба, слушай внимательно! Зажигалку бросай в лужу, а сигареты во-от сюда, на сухой асфальт! Поняла?

Она:

- Прямо в лужу?!

- Зажигалку в лужу! Сигареты на сухое!

- А почему в лужу?!

- Потом расскажу! Просто сделай,  как я говорю!

- Поняла! Лови!

Люба швырнула сигареты точно в лужу. 

Мужик тихо выматерился себе под нос,  подошел к кромке воды, присел и понял, что сигареты безнадежно намокли, их уже не спасти, даже трогать не стал. Он встал, посмотрел вверх, чтобы что-то сказать, но в это время Люба метнула зажигалку, четко  метясь на сухой асфальт. И попала. Прогремел неслабый взрыв, я даже ключи выронил от неожиданности. По всему району прокатилось эхо.  Где-то в коляске закричал младенец.

Мужик посмотрел по сторонам и, встретившись со мной взглядом, улыбнулся и сказал:

- Ну вот, и покурил. Она у меня толковая, с такой не пропадешь. Не зря женился.

Поднял голову вверх и весело крикнул:

- А пить-то и не хочется!

- Что это бабахнуло?! Ты слышал?! Пить хочешь?! 

- Нет! Люба! Нет! Не вздумай! На работе напьюсь! Ну, все, до вечера!

      Веселый  мужик, а я ведь с ним даже  не здоровался никогда. Теперь буду…

ЛЕСНОЙ МАГАЗИН

"Самое худшее в старости – выслушивать советы своих же детей"



Время неумолимо. Даже такой  мудрый и прожженный дед, как бывший КГБ-ешник Юрий Тарасович, и тот безнадежно отстал от жизни и «буксует» там, где и пятилетнему ребенку все ясно. 

Сегодня днем звонит:

- Привет, нужно с тобой посоветоваться по определенной ситуации.

- Здравствуйте, Юрий Тарасович, как ваше здоровье?

- Да, все нормально. Ты слушай, что я тебе расскажу. Сейчас, как всегда, я  вышел прогуляться по лесу. У нас тут погода мерзкая – противный дождь со снегом. Смотрю, далеко в чаще  машина стоит. Хорошая машина, дорогая. Рядом мужик со столиком расположился, торгует чем-то. Подхожу ближе, поздоровался, смотрю, у него на столе куча спичечных коробков. Каких только нет, и наши и иностранного производства, даже старые советские, те что по копейке были. И не в картонных коробках, а в фанерных еще. Помнишь такие? Кроме спичек у него там всякие зажигалки разложены, огниво, кресало и все в таком же духе. Завел я с ним разговор о том, о сем и как бы между прочим интересуюсь, мол,  как торговля идет? Он усмехнулся, говорит – да, как то слабо сегодня, погода не та, покупателей нет. 

Collapse )

ПОЗВОНИТЕ РОДИТЕЛЯМ

Еще с утра я заглянул в кабинет генерального продюсера Вадима, но Вадик, не глядя на меня, скукожил страдальческое лицо, чтобы его не тревожили, как будто я отвлекаю  хирурга, делающего операцию самому себе. Хотя он просто сидел за столом и громко кричал в «блютуз»  – «Окно - вперед! Стена - назад! Дверь - вперед! Еще вперед!»

Я подумал, что он по телефону командует установкой декораций, пожал плечами и вышел из кабинета.

После обеда, крики  из кабинета Вадима только усилились  - «Стена! Стена! Ты меня слышишь!? Стена - назад! Как уронила? Ну, твою же мать! Извини, сосредоточься, начнем сначала…»

И уже к вечеру послышалось – «Верх - вперед! Дверь - вперед! Низ - назад! Живот - назад! Все!!! Должно быть все!!! Все!? Правда все!? Ура!!! Мама, я тебя люблю! Ладно,  давай,  охрип уже с тобой и так целый день дурака проваляли. Все, целую, папе привет!»

Мне стало очень интересно, я заглянул в кабинет. Довольный Вадим метнул кубик рубика в ящик стола,   дрожащей зажигалкой поджег сигарету, и сказал:

- Х-у-у-у-у-у-у, целый день не курил. Кто молодец? Я молодец! А я, кстати, громко орал?

- Да, как будто командовал тушением  пожара в школе глухонемых. А что случилось?

- Да, в общем то фигня, если разобраться, но ведь это Мама.

Далее он в красках, лицах и со смешными подробностями рассказал свою историю, но я  упрощу ее до обезжиренного сухого остатка:

Collapse )

АЛЧНЫЕ СТАРИКИ

            

Родители моего приятеля, вот уже лет десять как сдали свою московскую квартиру, купили далеко-далеко дом в деревне и живут себе на свежем воздухе. Все бы ничего, но транспорта там никакого нет, вообще никакого, только велосипед и пешком. Страдали старички, страдали, аж пока не стукнуло маме 70 годочков. И вот, по такому торжественному случаю, все трое детей собрались, затянули пояса, влезли в кредит и купили родителям новенькую «Ниву».  Счастье родителей не знало берегов. Папа каждый день намывал  машину, мама сшила миленькие цветастые чехлы, чтобы на сто лет хватило, даже соседи были рады, ведь и они частенько «падали на хвост», когда старики ехали в райцентр за продуктами.     

Collapse )