Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ЗДРАСТЕ...

Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.
Итак, к топкам товарищи...
Рейтинг блогов                            
                                                              18+





МАКСИМУ ОТ МАМЫ

У шестилетнего Максима заболела мама. Очень сильно заболела. Вначале еще ничего, ходила, но с головой у нее было все хуже и хуже. Она стала терять память. Из мамы постепенно уходила мама и она просто превращалась в чужую женщину с маминым лицом.

- Мама, как твои дела?
- Какая я тебе мама? Ты, вообще кто, мальчик? Как ты сюда попал?
- Опять ты меня не помнишь? Я твой сын — Максим, живу я тут. Каждый день ты у меня об этом спрашиваешь.
- Странное у тебя имя. Ну, Максим, так Максим. Как твои дела, Максим? В каком классе учишься?
- Ни в каком, Мама, мне только шесть лет.
- А почему ты меня называешь мамой?
- Ни почему, только что уже объяснял. Да ну тебя. Пойду лучше погуляю.
- Иди, не держу. А кто там в дверь звонит?
- Наверное тетя Таня к тебе пришла.
- Какая тетя Таня?
- Ну, какая, какая? Обычная! Твоя сестра. Короче пойду открою, сама посмотришь какая тетя Таня. Я устал, пойду гулять.

Со временем болезнь почти выкачала из мамы все мамино, она сильно похудела и стала похожа на какую-то чужую старушку. Почти перестала ходить по комнате, только лежала и ворчала на всех. Хорошо, что каждый день приходила тетя Таня , она целыми днями возилась с, вечно всем недовольной умирающей сестрой и конечно же с Максимом. Сестры были очень похожи и Максим случайно, иногда называл тетю Таню мамой, а в комнату к умирающей старался вообще не заходить.
Так продолжалось полгода, а для Максима это был огромный кусок жизни и он точно знал, что мама скоро умрет и они с тетей Таней похоронят ее рядом с дедушкой. Даже  на кладбище ходили с рулеткой.

Только произошло чудо.
Больная стала оживать. Мама начала ходить и  голова ее постепенно встала на место. Она больше не спрашивала — Мальчик, ты кто? А при виде Максима бросалась к нему, целовала и даже пыталась поднять на руки.

Прошло почти двадцать лет, и о маминой болезни старались вообще не вспоминать.
Максим вырос, сходил в армию, сам поступил на режиссерский факультет  ВГИКа , но пока не женился и по прежнему жил со своей мамочкой.
И вот однажды тетя Таня попросила Максимку приехать к ней и помочь подвигать мебель. Максим съездил, подвигал, вернулся вечером домой и положил перед мамой старый запечатанный конверт, на котором было написано : «Максиму от Мамы»

- Вот у тети Тани нашел в книгах. Спросил — что это за письмо? Она стала рыдать и сказала, чтобы сам не читал, а спросил у тебя — можно ли его открыть?

Мама вдруг, тоже заревела навзрыд, быстро схватила конверт и сказала — Не читай. Хотя, ладно, прочитай. Нет! Не надо! А вообще, раз так… нет, лучше не надо. ну, ладно, прочитай, только без меня. Иди в свою комнату, там читай.

Максим закрылся в своей комнате, разорвал конверт, в нем было  короткое, корявое  письмо:

«Сынок, если ты  это читаешь, значит ты вырос и все у тебя хорошо.
Я должна тебе признаться, что умерла я от рака в трезвом уме и никакого  альцгеймера у меня не было. Просто я заранее хотела приучить тебя к своей смерти, чтобы ты не так переживал, когда умрет тетка, которая тебя не помнит и не знает.
Поцелуй тетю Таню.
Береги ее.
Не забывай меня..."

ВОЛШЕБНАЯ​ СИЛА

- Дядя, а почему у вас такой маленький бассейн?

Я оторвался от книжки и оглянулся. Сквозь прутья забора на меня смотрел соседский​ мальчик лет пяти.​

- Да, бассейн не большой, ​ зато​ в нем не страшно утонуть.​
- Но в​ ​ нем​ даже человек не поместится. Зачем ​ он вам вообще​ нужен?
- Человек не поместится, а лягушки запросто. Видишь сколько их там?
- Вы что, бассейн построили​ ​ специально для лягушек?
- Ну, а что делать? Ты представь себе, как​ ​ бедным, маленьким лягушатам, самим нужно выкапывать такую огромную яму, зарывать туда басейн,​ заполнять его водой. Просто нереально.​ Да их ​ еще в магазине затоптали бы, если бы​ ​ они за басейном пришли. И откуда у лягушат деньги на бассейн?

Мальчик присмотрелся к лягушатам и согласно кивнул.​

- Кстати,​ ​ у меня есть​ одна проблема и ты, видимо,​ можешь мне помочь.​
- Могу. Какая проблема?
- В этом бассейне есть фонтан, но мне в магазине сказали, что его может​ включить только тот у кого есть волшебная сила и кто знает волшебное заклинание.​ Ты, случайно не знаешь каких-нибудь хороших​ заклинаний? Вдруг получится, хоть на фонтан посмотрим.

Мальчик закрыл глаза, вцепился руками в​ жерди забора и зарычал страшным голосом:

- Кр-р-р-ибле, кр-р-рабле бумс!

И в то же мгновение, в​ моем пруду весело зажурчал​ ​ фонтан, разгоняя лягушек.​
Я конечно же очень удивился, поблагодарил паренька​ ​ за чудо и не пожал ему руку только из-за карантина.​

-​ А ты сможешь его​ выключить?
- Попробую.​ Кр-р-ибле, кр-р-рабле​ шляпа!

И фонтан заткнулся.​
​Потом начался ад. Мальчик просто замучил мой несчастный фонтан. Через полчаса я сказал:

- Послушай, хватит включать и выключать мой фонтан, ​ волшебную силу нужно беречь, а то она может закончится и больше к тебе​ не вернется.​
- Не-е-е, так не бывает. Если волшебная сила есть, то она не может потратиться. Крибле, крабле бумс! О, видите? Все работает.
- Тогда я тебе расскажу про еще одну твою волшебную силу и объясню —​ как она может исчезнуть.​ ​
- Расскажите, расскажите.
- Кто в вашей семье самый сильный?
- Папа
- А потом?
- Дедушка.
- А потом?
- Потом Мама, а​ потом я, самый не сильный.
- Так вот представь, что ты в семье один можешь такое, чего никогда не смогут сделать ни Папа, ни Мама.​
-​ Включать ваш фонтан?​ ​
- Не только.​
- Ух ты!​ А​ что еще?
- Ну, ты, например, можешь на себя надеть ​ папину одежду, можешь дедушкину,​ можешь даже​ мамину, можешь свою,​ но вот никто из них, никогда в жизни, не сможет надеть​ твою одежду,​ как бы ни старался. Это еще одна твоя волшебная сила. Но пройдут годы, ты станешь очень большим, больше папы и эта твоя волшебная сила пропадет. Ты уже никогда не сможешь надеть вот эти свои кроссовки и джинсы. Но ничего, зато у тебя появятся новые волшебные силы, я даже и не знаю какие.​
Так ты понял —​ как​ может пропасть волшебная сила?
- Понял, но сейчас​ у меня две силы : одежная и фонтанная.​
- Молодец, а пока дай фонтану отдохнуть.

Вечером того же дня к забору подошел соседский​ дед. Краем глаза я заметил, что дед​ внутренне​ долго готовился к неприятному разговору, наконец решился и без предисловий начал:

- Скажите —​ это вы научили нашего мальчика наряжаться в женскую одежду?

Я объяснил как все было, дед расхохотался, а потом​ ​ грустно сказал:​

- Вот ведь времена пошли, когда​ любой человек, которому не лень повозиться с чужим ребенком, воспринимается​ как​ извращенец. А я смотрю,​ внук подходит ко мне в маминой юбке, в моих ботинках и говорит: —​ деда, а ну-ка попробуй надеть мои трусы. Ты не сможешь, потому что только у меня есть волшебная сила носить ваши вещи. Меня дядя за забором научил.​ ​

Мы поболтали еще немного, дед пожаловался на внука, что тот не хочет учиться читать и где бы взять такую волшебную силу, чтобы заставила его.​
Я сказал, что нет ничего проще и вручил деду брелок от своего фонтана...


ГОРШОЧЕК, НЕ ВАРИ

Мой приятель, Леша — отец троих детей, узнал, что его сыну – пятикласснику положен продуктовый паек.

Оформил электронный пропуск, узнал часы выдачи продуктов, нацепил новую маску, одноразовыми перчатками взял тележку и побрел к школе. Каких-нибудь два километра и Леша уже стоял у окошка выдачи.

Окно не сразу, но открылось, в нем показалась защищенная от вируса голова и голова сказала:

- Мужчина, подождите, а вы зарегистрировались на нашем сайте?

- Нет, но вот у меня: паспорт, три свидетельства о рождении, справка о том, что мы многодетная семья, пропуск сына в шко…

- Стоп, стоп, стоп — это все, конечно хорошо, но без регистрации никак. Зарегистрируетесь, тогда и подходите.



Леша поблагодарил, присел на школьную скамеечку и при помощи телефона, дыхательных упражнений и флегматичного характера, за каких-то два часа сумел-таки зарегистрироваться.

Опять постучал в окошко, голова очень удивилась, что Леша так быстро смог нагнуть школьный сайт и призналась, что у других на это уходит дня три, а то и четыре.

Потом голова объяснила, что с пайком все равно ничего не получится. Пайков больше нет. Все уже разобрали. Может в следующий раз.

- Как в следующий раз? Барышня, а зачем же вы мне велели регистрироваться? Зачем я как дурак два часа боролся с вашим убогим сайтом, раз все пайки уже разобрали?

- Во первых - я вам не Барышня, а Жанна Ивановна - первый заместитель пайкового министра всей школы, а во вторых – вы слишком поздно зарегистрировались, вот если бы вчера, то другое дело — все бы сегодня получили, а так, побудете в резерве какое-то время, может в будущем когда-нибудь. К тому же карантин не вечен, так что, скорее всего, не в эту пандемию.

- Спасибо, Жанна Ивановна, за помощь, я наверное домой пойду. До свидания.

- Да, идите, всего хорошего.



Вернулся Леша домой, снял перчатки, побрызгал на тележку спиртом, разогнал разочарованных детей, которые поджидали папу с большой сюрпризной коробкой, открыл компьютер и написал подробную "телегу" правительству Москвы.

На следующий день Лешу разбудил телефонный звонок:

- Ало, Здравствуйте – это Жанна Ивановна. Ну, что вы так сразу, Алексей, за горло нас берете?  Вы бы хоть, не важно... Одним словом, приходите хоть сейчас, получите вы свой несчастный паек.

Через час Леша уже привязывал огромную двадцатикилограммовую коробку к своей тележке, а голова в маске высунулась из окошка и грустно сказала:

- Так на всякий случай, чтобы вы знали: из-за вашей кляузы… Короче, это коробка моего сына. Я отняла у него, чтобы отдать вам. Вот так. Кушайте на здоровье.

- Как отняли у сына? Вы ведь первый заместитель пайкового министра всей школы и даже вашему сыну не хватило?

- Вот представьте себе.

- Извините пожалуйста, что плохо о вас подумал, думал, что вы эти коробки, это самое, а вы вот как, даже родному  сыну не дали, чтобы других накормить. Вы знаете, в таком случае, я никак не могу забрать эту коробку. Я еще у детей продукты не отнимал. Вот возьмите его обратно. даже спорить не будем.

Жанна Ивановна особо спорить не стала и коробка провалилась обратно в окно выдачи.

Леша еще раз поблагодарил голову за благородство, извинился и опять налегке ушел домой.

Дома снова разогнал разочарованных детей и написал короткое благодарственное письмо в правительство москвы.
Поблагодарил за оперативное вмешательство в ситуацию и попросил как-нибудь наградить первого заместителя пайкового министра всей нашей школы за благородство. Что мол она, незадумываясь вырвала кусок изо рта своего сына и отдала этот кусок другому ребенку. В школе пайков, оказывается, на один меньше, чем нужно. Непорядок.

   На следующее утро к Леше  во  двор, на белом компрессорном мерседесе, въехала сама Жанна Ивановна.
Она вытащила из багажника коробку и сказала:

- Вот, Алексей, возьмите ваш паек. Представляете, какая радость, оказывается он случайно закатился под шкаф, а сегодня к счастью нашелся.
Слава богу все наши дети теперь с коробками. Только огромная просьба, Алексей, больше не нужно писать кляу...помогать нам. Все ведь уже хорошо, правда ведь?
- Ну, как скажете,  помог чем мог.
- Спасибо огромное, еще раз. Если хотите, я вам сама буду привозить новые пайки, чтобы вы не затруднялись.
- Ну что вы, этого не надо, у меня же есть тележка...

ТИХИЕ ПЕДИКИ

В самом конце ноября, где-то на окраине Москвы, в старой пятиэтажке, сняли на месяц квартиру двое мужчин. Один - высокий, лысый, славянской наружности, другой – кавказец с небольшой бородой, но без усов, ниже среднего роста, крепкий, широкоплечий, по виду борец. Бабушкам с этажа сразу не понравилось такое соседство. На людях, новые жильцы вели себя подчеркнуто корректно, всегда здоровались и вообще старались пореже выходить из своей берлоги. Раз в пару дней вынесут ворох мусора (плотно утрамбованные коробки из-под пиццы) и сразу же обратно домой. Да и вообще, как говорится – не работали и не учились. За какие шиши пиццу заказывали и квартиру снимали? Непонятно.
Казалось бы, подумаешь – тихие педики, сидят себе дома, никого не трогают, но тут все было сложнее.
Целыми днями, иногда даже и вечерами, из нехорошей квартиры раздавались странные, завывающие крики, ругань, стоны, мольбы, причитания, сатанинский хохот, да и просто какое-то рычание. На ролевые игры, ну совсем не похоже.
Путем ежедневных наблюдений, бдительные соседки, по доносящимся голосам, спрогнозировали, что эти двое, в квартире держат еще как минимум троих: старика, парня, скорей всего несовершеннолетнего и женщину, может даже не одну. Старик и парень, судя по всему, уже смирились со своей участью, а вот женщина все еще боролась, не сдавалась.
   Дом постепенно наполнялся слухами и ужасом, но при встрече с непрошенными соседями, люди здоровались и отводили глаза. Никто не хотел выдавать, что знает про заложников. Мало ли, спугнешь, так и сам заложником станешь, или того хуже – тушенкой.
Пытались звонить участковому, но он только обещал заглянуть, да все не шел.
И вот, в самом конце декабря, после уж очень отчаянных вечерних криков, старушки-соседки не выдержали, набрались решимости и позвонили в полицию, сказали, что в 12-й квартире убивают женщину-заложницу с ребенком.
Через полчаса приехали трое с автоматами, в касках и бронежилетах.
Ко всеобщему удивлению, мучители не стали баррикадироваться, а довольно быстро открыли дверь и сдались.
Полицейские вяло ворвались в квартиру и не обнаружили там даже следов крови, не то что заложников.
Оказалось, что эти двое не были даже тихими педиками, у каждого дети и семья.
Они на месяц сняли квартиру, чтобы работать днем и ночью и успеть до нового года написать сценарий детского фильма. А все диалоги и скандалы Белоснежки с Бабой-Ягой, драконами, злобными гномами и прочей нечистью, сценаристы в красках и лицах, перепроверяли на себе…


P.S.


Всех, всех, всех с Новым Годом! И пусть наши беды и страхи будут такими же опереточными, как в 12-ой квартире.

БОГАТЫРСКИЙ СОН НИНДЗЯ

«Яка хата – такий тин, який батько – такий син»

Три часа ночи.
Я уставший и недовольный крутил руль в сторону дома.
А недовольный, потому что утром торопясь на работу, забыл в прихожей ключи. Вроде бы, не проблема, но для нас еще какая проблема. Дело в том, что мой шестнадцатилетний сынок Юра, любит и умеет крепко спать. И ничто в этом мире не способно потревожить его богатырский сон, ни противный звук шестерых будильников на дне кастрюли у кровати, ни раскаты грома от ударов ногами в дверь, ни стук по батарее от верхних соседей. Ничего.
Уже два раза МЧС приезжало. Один раз с крыши на наш балкон влезали, а в другой, так и просто металлическую дверь выламывали. Причем, оба раза днем. А тут ночь.
Я, конечно, с Юрой по телефону поговорил, он обещал спать чутко как ниндзя, но, что-то у меня не было доверия к этому ниндзе. А главная вишенка на торте – это наша мама в командировке.
Итак, я ехал и ясно понимал, что, как только ниндзя уснет, то я скорее весь наш дом подниму, чем самого ниндзю. Придется мне ехать среди ночи на работу и там кимарить на диванчике. А, черт! Не получится на диванчике. У меня ведь все ключи на одной связке.
Что же делать, что же делать? С крыши без веревки не спуститься, я ведь не ниндзя, ниндзя спит. Камешком с земли в открытую форточку тоже не попадешь и даже не добросишь, все же высота метров семьдесят – задача для ниндзи, а он, как известно...
Что же делать? А, хотя, есть одна идея, несмотря на то, что чревата опекой за издевательство над детьми. Ах, если бы она мне заранее в голову пришла. Юра, привязал бы, например, к указательному пальцу крепкую нитку, другой конец вытянул из своей комнаты, потом в коридор, потом протянул бы через замочную скважину входной двери и с той стороны привязал бы, ну, скажем, карандаш. Я бы приехал, потянул за карандаш и автоматически подергал бы ниндзю за палец. Любой ниндзя проснется. Вполне отличный план, только нужно слегка нитку натянуть, чтобы не провисал карандаш и не заметили соседи, а в прихожей на нитку положить ботинок. Когда нужно будить, то нитка ботинок отбросит и все.
Чертовски отличный план, но, к сожалению, только на будущее, а в эту ночь мне светило минут сорок потренькать звонком, да отправляться досыпать на дачу.
Вот я и дома.
Поднялся на этаж, подошел к нашей двери, только потянулся к кнопке звонка, вдруг вижу – замочную скважину прикрывает палочка от мороженого.
Я потянул ее, потянул, потянул. Не прошло и пяти минут, как дверь мне открыл заспанный ниндзя. Он ошалелыми глазами уставился на леску, привязанную к пальцу, спросонья он не сразу вспомнил - что это и как оно тут оказалось?
Когда Юра окончательно проснулся и освободил палец, он сказал:

- Сначала я хотел приклеить палочку на жвачку, чтобы она там не болталась, но жвачки не нашел и придумал еще лучше – изнутри слегка натянул леску и прижал кроссовком. Кроссовок держит натяжку, но  легко отодвинется, когда нужно будет меня будить.
Папа, а как ты догадался, где и что нужно тянуть? Я специально не звонил тебе, чтобы не отвлекать от руля.

…Вот такой  простой и универсальный получился механизм. Два в одном: и ниндзю разбудить и тест ДНК пройти.

ДНК

Михаил, Боря и Варвара, как по команде   быстро  выключают   свет, тихо садятся на пол и просто пережидают. Может десять минут, а может и целый час, как повезет. Просто сидят и пережидают нападение чужеродного ДНК. А что делать? Иногда деньги и продукты в форточку выкидывают, все-таки родные  люди.
   А все началось много лет тому назад, когда Михаил и Варвара, молодые и красивые, поженились и собрались жить  долго и счастливо. Правда, совсем уж счастливо никак не получалось, ведь пять лет семейной жизни позади, а с детьми все никак. Кучу обследований вытерпели, еще большую кучу денег врачам отнесли и все никак. Что-то у Вари было не того.  Профессора махнули на нее рукой и сказали, что шанса практически нет.
А ребеночка очень хотелось, вот и решили мои друзья собрать пухлую папку  документов, чтобы  усыновить миленького карапуза из дома малютки. Не важно - мальчика или девочку, главное, чтобы душа  подсказала.
Долго  ходили Миша и Варя  по детдомам, присматривались и нашли наконец то, что искали, вернее ту самую. Розовощекая девчонка Алиса, очень ласковая и смышленая, да еще и  маленькая совсем, к тому же круглая сирота. И года не было, только ходить научилась. Ее и удочерили.  Бабушки-дедушки  очень  полюбили внучку, даже живую очередь устраивали, чтобы с Алиской повозиться.
Семейное счастье длилось целых шесть лет, аж пока в семью не нагрянуло  новое счастье – Варвара нежданно-негаданно забеременела и родила вполне здорового мальчишечку по имени Борис.
    Спустя время, родители стали замечать, что Боря и Алиса становятся абсолютно разными людьми. Разница в возрасте, темпераменте, наследственность другая – это конечно все понятно, но ведь семья одна и воспитание одинаковое.
Алиса начала  дерзить, затевать истерики, требовать новые игрушки и шмотки.
Родители списывали все на трудный возраст, школьные проблемы и прочие девочковые закидоны.  Но однажды случилось то, чего в других семьях, ну никак не случается. Когда Алисе было десять, она требовала очередную куклу Барби, а  получив отказ, схватила трехлетнего братца Борьку, приставила  к его горлу кухонный нож и заорала – «Куклу, или я ему отрежу голову!»
Жизнь семьи круто изменилась. Алису таскали по психологам, кормили успокоительными, покупали  велосипеды и ролики, водили на плавание, но дикий зверек в девочке никуда не делся, он просто сидел внутри и ждал нового удобного момента.
   Когда Алисе исполнилось семнадцать, она  привела домой плечистого парня и заявила, что это ее будущий муж и  поэтому он будет жить с ними, а когда родители  робко возразили, то доченька спокойно сказала: - «Мамочка, папочка, ну вы что, хотите однажды лечь спать и больше не проснуться?»
Миша в тот же день снял квартиру, в которой  и стали жить молодые, а месяца через два, трехкомнатную квартиру разменяли на две «однушки», чтобы решить проблему раз и навсегда.
Через год Алиса родила ребенка, но  при невыясненных обстоятельствах  уронила его и ребенок  погиб. А вскоре у нее с сожителем произошла ссора и Алиса пырнула его    ножницами. Сожитель еле выкарабкался, но вскоре сел на десять лет за наркоту.
   Тем временем, Миша употребил все свои связи, поднял архивы и докопался вот до какой информации:
Алиса родилась в тюрьме, где ее мать  сидела за двойное убийство, но, что самое жуткое, бабушка Алисы тоже умерла в тюрьме, где тоже сидела за убийство. Глубже копнуть уже не получилось.
Потом Алиса связалась с очередными «не теми», влезла в долги и  быстро лишилась своей «однушки».
Родители конечно же приютили дочку, но после того, как она стала советовать, что хорошо бы   Борьку отправить в Суворовское училище, а то вчетвером в однокомнатной квартире -это как-то  не очень, к тому же  она начала аккуратно  интересоваться -  кому и как скоро достанется квартира после смерти родителей, ее  попросили уйти.
  Примерно два раза в месяц, Алиса возвращается, жутко стучит в дверь, умоляет впустить обратно, бросает камни в окна (квартира на первом этаже)  кричит:  «Дайте денег, а то все окна повышибаю!» Иногда вышибает. Михаил, Боря и Варвара, как по команде   быстро  выключают   свет, тихо садятся на пол и просто пережидают нападение чужеродного ДНК. Может десять минут, а может и целый час, как повезет. Просто сидят и пережидают. А что делать? Иногда деньги и продукты в форточку выкидывают, все-таки родные  люди…
 

БОЕВИКИ И ПОЭЗИЯ

Как тесен мир. Не прошло и года, как я снова встретил того самого Пушкина по имени Лиза. Только уже не в электричке, а на автобусной остановке в Одинцово.
Я проезжал мимо на машине, глянул и сразу же узнал, несмотря на то, что она здорово подросла. На этот раз Лиза была не с мамой, а с дедушкой.
Я остановился, опустил окно и игриво сказал:
- Сударыня, позвольте вас подвезти?

К моему удивлению, она меня тоже сразу узнала и ошарашенному дедушке сказала:
- Поехали, не бойся – это мой друг, я его знаю.

Стоять там долго было нельзя, пришлось наскоро все объяснить деду, дед засмеялся и сел в машину:

- Ох уж эта Лиза, ну везде у нее друзья. Даже удивительно, какой компанейский ребенок.
- Ну, это же здорово, с ней не пропадете. Вот ведь, совсем маленькая, а уже дедушку на машине катает.
- В смысле, катает? А, ну да, Ха-Ха.

Ехать было недалеко, остановки три. По дороге Лиза похвастала, что в этом году пойдет в школу и что скоро у нее новый танцевальный конкурс в Москве.
Я спросил:

- А стихи ты не начала случайно писать?
- Не-а. Писать я еще не совсем умею, вот в школу пойду, научусь и тогда буду.
А помните, как мы играли в электричке в стихи? Давайте опять поиграем.

Но мы уже подруливали к их дому, я остановился и стал прощаться.
Дед от души поблагодарил, а Лиза попросила:

- Ну, скажите на прощанье какое-нибудь слово, а я придумаю с ним стишок. Как тогда.

Я задумался, что бы такое задать позаковыристей, включил радио и оттуда сказали:

«…были уничтожены два боевика.»

- А, вот тебе и фраза: Были уничтожены два боевика.

Лиза нахмурилась и спросила:
- А это хорошо, или плохо?
- Ну, боевики ведь плохие люди – это бандиты, значить очень хорошо, что они были уничтожены.

Лиза кивнула, улыбнулась и радостно, с выражением прочитала:

- Были уничтожены два боевика.
Ур-а-а! - кричало небо,  бабы и река...

СТАРШАЯ СЕСТРА

- Алло.
- Здравствуй Олечка, солнышко!
- Привет, Мамуля! Как ты себя чувствуешь? Как тебе понравился мой подарочек?
- Чувствую не плохо, лучше. За подарок спасибо, доча, очень удобный, сразу привыкла. Я же по нему и говорю. Хорошо слышно?
- Да, отлично, ну, я рада.
- Как ты там, доченька? Как там Таиланд? Как погода у вас? В море купаешься?
- Погода хорошая – это же Таиланд, а в море уже не помню когда купалась. Месяца два назад, наверное.
- Да ты что, Олечка. Я бы на твоем месте из него и не вылезала.
- Это тебе так кажется, первые полгода, я тоже из него не вылезала, а теперь мне достаточно просто на берегу в шезлонге с ноутбуком посидеть, подышать. Мама, а хочешь, бросай свое Кемерово и приезжай ко мне зиму пережить. Наплаваешься. А что? Правда, я не шучу. Отдохнешь, фруктами отъешься, все болячки сразу как рукой. Хоть на завтра билеты тебе возьму. Загранпаспорт еще действует?
- Ага, вместе с внуками приеду, что ли? Тоже скажешь.
- Нет, с внуками не надо, внуков пусть Витюша воспитывает. Он хоть работу нашел?
- Да, подрабатывает иногда, в общем, с переменным успехом. Нормально. Он, кстати, собирается в Москву поехать, к тебе, туда, в квартиру. Осмотреться, работу толковую найти, да только Люська его пока не пускает. Да и мне тоже с Люсей оставаться, как-то не того.
- Как это «к тебе туда», если я сдаю свою квартиру? На что я, по-твоему, в Таиланде живу?
- Оля, да хорош уже со своим Таиландом. Сколько можно? А если и правда Витя в Москву выберется, где ему жить? На вокзале, что ли, если у старшей сестры двухкомнатная квартира?
- Мама, а ничего, что я для этой квартиры: в семнадцать лет без рубля в кошельке из «Камеруна» приехала, заработала на университет, отучилась, за двадцать лет сделала карьеру, влезла в ипотеку, выплатила… продолжать? А что сделал твой Витечка? Сидел у подъезда на твоей  шее, пил пиво, женился и посадил тебе на шею еще и Люсю с детьми. Я ничего не пропустила?
- Ольга! Как ты так можешь? Он ведь твой младший брат! У тебя что, много братьев?
Когда я в больнице с сердцем лежала, ты, что ли, из своего Таиланда яблочки мне носила? Все на нем было.
- Мама, если Витя и правда хочет приехать и покорить Москву, то я ему, конечно же, помогу - чем смогу, комнату сниму месяца на четыре. Поживет, освоится, а там посмотрим.
- А почему не квартиру? Ну, хорошо, ладно, пусть комнату, а откуда у тебя  на это деньги?
- Не важно, в крайнем случае с валютного счета сниму, найду, короче. Не переживай, не брошу твоего Витюшу, вытру ему сопли.
- Олечка, у тебя, что и валютный счет есть?
- Ну, есть, Мама, на черный день чуток подкопила. Мало ли, заболеет кто, кризис, бедствия, катастрофы, тьфу, тьфу, тьфу.
- Это правильно, правильно, дочка. Запас всегда нужно иметь. А что там у тебя?
- Что у меня?
- Ну, денег на счету твоем, сколько?
- Для Кемерово нормально, а для Москвы, так и не очень чтобы много.
- Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Не нашего ума это дело. Да?
- Мама, ну, при чем тут - «ума»? Ну, если перевести в рубли, то там у меня миллиона четыре, около того, даже чуть поменьше.
- Четыре миллиона?! Олечка, ты что? Четыре? Так давай мы Вите квартиру купим. Да за такие деньги можно хорошую трешку взять. Ты представляешь каково мне с ними друг на дружке в двух… каково, когда они… ступить некуда и… а мне ведь восьмой десяток… а дети растут, им своя комната нужна. Сашенька со второго яруса свалился, чуть голову не расшиб.
- Мама, не плачь. Ну, что ты, успокойся.
- Оленька, у тебя были такие деньжищи и ты скрывала? Подумай обо мне, о Вите, о племянниках. Ты-то сама не родила в своей Москве, все порхала. А Витя мне хоть внуков подарил. Подумай хотя бы о своем будущем. Я умру, кому ты будешь нужна? Только брату и племянникам. Кто тебе воды подаст?
- Мама, что ты меня хоронишь? Мне только сорок, может еще замуж выйду, ребенка рожу.
- Ты? Родишь? Олечка, детка, послушай мать, давай купим Вите квартиру, дети-то уже взрослые им нужны свои уголки для занятий... Сама-то с квартирой. Олечка, доченька, у тебя же есть такая возможность. Что ты, как Кащей над златом? Ни себе ни людям. Ну? Мы ведь одна семья и должны помогать друг другу. Как ты не поймешь? Господи! Да, кому я говорю. Променяла семью на свой Таиланд. Лишь бы самой было хорошо, а дальше хоть трава не расти. Не знала, что ты такая черствая. Деньги и правда меняют. Ох, как меняют. Хорошо, что отец не дожил.
- Мамочка, ну зачем ты так?
- А как? Как? Алюнчик, маленькая моя, давай Вите купим квартирку, ну, хотя бы двушку. А? Ой… погоди, погоди. Сердце заболело, ой…

ХРОНИКИ НАРНИИ

"Относитесь к своим родителям с любовью, вы узнаете их настоящую ценность только тогда, когда увидите их пустой стул"

Все мы любим своих родителей, но каждый любит по разному. Кто-то маму из дома любя выгоняет, а кто-то, мой приятель Марк.
Уж как я кручусь колбасой вокруг своей мамочки, но до Марка мне конечно же далеко и дело не только в деньгах, а в его постоянном креативе и желании сделать мир своих стареньких родителей хоть чуточку краше.
Родителям Марка по восемьдесят и живут они где-то возле МКАД-а, в типовой советской «двушке».
Вот как-то Марк, став человеком небедным, решил улучшить родителям оставшиеся годы жизни:

- Папа, Мама, хватит вам уже тут одним на отшибе ютиться, переезжайте к нам, поближе к природе. Лес, грибы, внуки, цветочки, воздух, а в Москву я могу вас хоть каждый день возить. Хоть в театр, хоть на концерт? А хотите, живите у меня в центре.
- Да ну, придумал. Чего мы, два старых валенка, будем тебе мешать?
- Да что вы такое говорите? Обидно даже, «мешать».
- Марик, не обижайся, но мы у себя привыкли, с семьдесят второго года ведь тут живем. Все здесь знаем и все нас знают. И не тесно нам ничуть. Ты вспомни, дружочек, как мы жили тут впятером и ничего, не страдали, а уж вдвоем-то.
- Мама, Папа, а хотите, я вам «трешку» куплю прям в вашем же районе, раз уж вы его так любите?
- Да, ну, вот еще чего вздумал. Нечего на нас деньги тратить, тем более, что уезжать из своей квартиры мы никуда не будем. Тут и помрем. Вот только розетка у нас искрит, ее бы поменять и все отлично.

На этом месте любой из нас бы уже успокоился и сказал бы: - Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, хоть все.
Но не таков старина Марк. Он подумал и сказал:

- Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, мало того, вы пока собирайтесь потихоньку, а завтра я отвезу вас к себе загород, на месяц примерно, а в это время сделаю у вас полный ремонт. Вы ведь последний раз еще до перестройки ремонт делали.
- Ну, золотце мое, ремонт – это было бы прекрасно, а то обои у нас по правде сказать… А тебе это не будет очень дорого?

…Прошел месяц, прошел второй, ремонт слегка затягивался, а Марк все кормил родителей «завтраками» и отговорками. Отец тем временем лег в больницу на плановую операцию и уже шел на поправку. И вот, в одно прекрасное утро, в больницу ворвался деловой Марик, вручил Отцу абрикосы (от запора), сгреб в охапку Маму и повез ее домой принимать работу.
Вошли в квартиру, Марк завел Маму с закрытыми ладошкой глазами и сказал:

- Все, можешь смотреть.
- Ой, Ой, Марик, сыночек! Ничего себе ремонтище! А паркет! А тут!  Ты только посмотри! Как светло и просторно стало, это просто сказка какая-то! Не верю глазам! Белые стены дают ощущение необыкновенного простора! Постой, Марк, а бабушкин сервант ты выбросил что ли? Ты что, Марк, как ты мог!?
- Да вот же он стоит, Мама. Эта громадина еще меня переживет. Куда ж я его выброшу?
- Ой и правда, а я подумала, что выбросил и от того такой простор образовался. А окна какие большие! Постой, ты вместо одного, умудрился сделать целых два окна!
- Ха-ха, так в этом-то и сюрприз.
- А какой большой стол! Я всегда о таком мечтала.
- А, да, стол дубовый. Так он еще маленький, а если разложить, то за ним поместимся и все мы и все твои подружки-хохотушки, человек двадцать, наверное. Кухня теперь тоже стала чуть больше. Там встроенная плита, духовка и все такое. А загляни в ванную, какая она огромная, туалет тоже в другое место переехал, вон туда.
- Ну, просто чудо, спасибо сынок, даже не знаю что и сказать. Погоди-ка, Марик, я быстро, сбегаю, позову соседку Галю, она просто сдохнет от зависти, а то она все тычет в меня своей дочкой, что, видите ли, холодильник маме купила. Пусть посмотрит какие бывают сыновья.
- Мама, ха-ха-ха, стой, не беги, нету там никакой Гали, ха-ха-ха. Ну, как ты еще не поняла, ты ведь черчение преподавала?

Но взволнованная старушка уже выбежала из квартиры и подошла к соседской двери, даже руку подняла, чтобы нажать на кнопку звонка… Но, ни кнопки, ни даже самой двери не было, как будто бы никогда и не существовало, просто унылая зеленая стена, как и все стены подъезда. Мать, как будто слепая, с опаской потрогала стену:
- А где… куда Галя подевалась?
- Ха-ха-ха, Мамочка, пойдем домой, теперь Галя – это вы с Папой. Я ее квартиру купил, а Галя переехала во второй подъезд, на восьмой этаж…