?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

УК
storyofgrubas
Было это летом 98-го. Я в гордом одиночестве рулил из Москвы в Магнитогорск.
Весь провиант, кроме кусочка сала, закончился, а вокруг, как назло, ни одного магазинчика или кафешки.
Голод заставил свернуть куда-то с трассы, в поисках деревушки с сельмагом.
Километров через десять, нашел. Выскочил я из машины и подергал запертую дверь магазинчика.
Рядом на лавочках улыбались старушки и открыто хихикала курящая компания пятнадцатилетних ребятишек.
Как обычно бывает в таких компаниях - парни изо всех сил выпендривались перед девушками, а девушки только и думали – с каких ракурсов они выглядят более выигрышно.

Хихикали они надо мной, не стесняясь обсуждать вслух:

- А все, закрыто уже, кто не успел – тот опоздал. Вот ведь клоун.

Стало обидновато, но, в конце концов, не бить же их.

Я устало вздохнул и трезво оценил себя со стороны: небритый мужик в цветастых шортах с пальмами, кеды на босу ногу, майка на животе разорвана ( на заправке под Уфой закусил дверью и не сразу это заметил) да и машина у меня вполне клоунская – «Таврия». Ну да, по здешним меркам, клоун и есть.
А вот молодежь, в отличие от меня, была одета с турецко-китайской иголочки: джинсы-варенки, блузки, шпильки, стразы, высокие прически, духи на всю деревню. Это был их выход в высший свет. А тут такая удача, и высший свет и заезжий цирк заодно.
Местные модники со старушками продолжали меня разглядывать и обсуждать:

- И откуда к нам пожаловало такое чудо? Цирк зажигает огни?
- Номера у него Московские. Столичный цирк приехал и клоуны приехали.
- Его, глядите, собаки драли, он видно плохо их кормил и дрессировал.
- А в Москве все такие циркачи, одного теперь не хватает.

Вступать в полемику я совсем не собирался, сел в машину, хотел было ехать дальше, как вдруг, запиликал телефон. Да, да, у меня тогда уже был телефон, пока, правда, один на двоих с женой и находился он у того кто в пути. В пути был я.
Звонила жена, она очень переживала, но ответить на звонок не получалось, мощности трубки не хватало, ведь сотовых вышек тогда было по пару штук на губернию.
Я быстро вскарабкался прямо на свою многострадальную «Таврю», расставил пошире ноги, чтобы не продавить крышу и задрал телефон к небу.  В таком положении и  стал дозваниваться жене.
Уважаемая публика, глядя на меня, просто покатывалась со смеху:

- На манеже новый-русский, акробат-телефонист.
- Ща он   сальто сделает, чтобы еще выше было.

Наконец я дозвонился – Але! Але!

Смех только усилился:

- Позвони мне, позвони.

- Але, Шура, я жив и здоров, пока не доехал, в Набережных-Челнах подзадержался слегка, но уже скоро, не волнуйся…Да, да, все нормально. В любой момент могу прерваться, не удивляйся…свернул тут хлеба купить, но не успел, магазин закрылся…да откуда ж я знаю – где я сейчас? … Ну, вот так. Я в такой глубокой жопе, у которой даже названия нет. Все, целую, пока.
Я начал медленно спускаться с крыши и даже удивился тишине. Публика погрузилась в глубокое раздумье.
Я осознал, что сболтнул лишнего и мне стало очень стыдно. Одна девушка, обращаясь ко мне, обиженно сказала:
- Ук.
- А?
- У нашего поселка есть название -Ук!
- Это как уголовный кодекс?
- Да.
- А полностью он как называется?
- Так и называется, Ук.

Тут уж я начал выкручиваться:
- Ах, Ук? Ну, конечно! Мне еще в Казани люди говорили – Тебе главное доехать до Ука, а там до Челябинска рукой подать.

Публика оживилась и повеселела:
- Ну вот, это Ук и есть.
- Ну, слава Богу, я добрался.

Старушка наказала мне маленько обождать, пошепталась с парнем, тот куда-то сбегал и, минуты через две, принес высокую буханку свежайшего, домашнего хлеба. От денег бабуля отказалась наотрез и я задарил пареньку маленький компас-брелок.
Вечерело. Сало с хлебом придало мне уверенности в завтрашнем дне. Я ехал в Челябинск и, чтобы не уснуть, с большим чувством орал  детскую песенку: «Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз еще вернется…»

ТОРТ
storyofgrubas
В конце прошлого века, жил-был в Набережных челнах музыкант Дима.
Дима играл на свадьбах и похоронах, вполне себе неплохо зарабатывал, женился и мечтал о детях, лучше двоих.
Живи да радуйся, но тут, в его безмятежную жизнь, без объявления войны, вторглась черная-при черная полоса, я бы даже сказал – черная дыра.
в начале от Димы ушла жена к какому-то татарину, а уж потом она вместе с этим татарином, выгнала Диму из дома.
Шах и мат.
Жить стало негде.
И наш герой, поразмыслив, рассудил: уж лучше негде жить в Москве, чем в Набережных челнах.
Вот он собрал все свои вещи (которые не пригодились татарину) – гитару и рюкзак с музыкальными дисками, купил плацкартный билет и поехал покорять столицу.
Почти на все деньги Дима снял квартирку в новостройке – совсем пустую, без мебели и даже без пола, и с утра до вечера бегал по городу в поисках путей покорения Москвы.

Покорение началось с трагической утраты любимой гитары, в следствие показательного мордобоя на Старом Арбате. Новых уличных гитаристов там не очень любят, своих девать некуда.
Димина морда сильно опухла и перестала походить на фотку в паспорте и это, разумеется не бесплатно,   подтверждал каждый встреченный эксперт в ментовской форме.

Деньги почти совсем закончились, а с фингалами ходить на собеседования – только людей смешить.
Еще неделя и нужно будет за квартиру платить.
А тут еще и день рождения совсем не добавлял радости - это ведь не просто день рождения, а серьезная дата - 40 лет.
Проснулся Дима среди ночи от твердого, холодного пола, подкачал надувной матрас, снова лег, подумал и решил: хрен с ними с последними деньгами. Все же у меня сегодня юбилей. Что я, не человек? Куплю-ка я большой, вкусный торт, заварю чайку и устрою себе настоящий праздник. И ничего, что без гостей, мне больше достанется.
Наступил вечер.
Дима с ножом сидел на полу перед большим шоколадным тортом и аккуратно прицеливался, куда бы его пырнуть, а на душе от чего-то стало так невыносимо тоскливо, что хоть в окошко сигай:

- Ну, какой, нахрен, юбилей? Какой торт? Столько бабок на него извел. А завтра что? Сорокалетний
дядька, рожа разбита  как у бомжа с теплотрассы, а веду себя как маленький мальчик!

Дима присмотрелся к коробке из под торта и понял – вот его шанс. Тортик-то оказался на один день просроченным.
Нужно аккуратно запаковать его, благо чек не выбросил, и поскорее сдать обратно в магазин. Оставшихся денег, плюс возврата за торт, должно хватить на билет до Челнов, там все же хоть какие-то люди, не то, что здесь, пустыня…
Сказано – сделано, Дима упаковал торт, спустился на лифте и вышел из подъезда. Вдруг видит: по двору медленно, но уверенно катится маленькая Тойота с настежь распахнутой водительской дверью, а за ней семенит женщина и смешно кричит:
- Ой! Ой! Ай! Ай! Ой! Ой!
Она открывала гараж и, видимо, не поставила машину на «ручник».
Тойота уже хорошенько разогналась и целилась прямо в бок дорогому черному Мерседесу.
Дима стоял совсем рядом с «Мерсом», но, при всем желании, руками машину не остановить и ему ничего другого не оставалось, как подсунуть между машинами свой многострадальный,  шоколадный торт.
Раздался легкий «чвяк», торт расплющило на целый квадратный метр, зато на машинах ни одной царапинки, только застывшие шоколадные брызги.
Подбежавшая хозяйка Тойоты долго благодарила своего находчивого спасителя с побитой рожей, и всячески пыталась возместить ему понесенный ущерб, но Дима благородно отказался:

- Ну, перестаньте, не надо, денег я не возьму, супергерои денег не берут.
- Спасибо Супергерой, но вы ведь куда-то шли с тортиком, вам же теперь новый нужно покупать.
- Да, не переживайте, уже не нужно – это у меня сегодня день рождения, а гостей все равно не будет, я в Москве меньше месяца и никого еще не знаю.
- Ой, поздравляю.
- Спасибо, а теперь быстрее отмойте дверку Мерседеса, пока хозяин не заметил шоколадного салюта, и всего вам хорошего, удачи на дорогах.

Дима вернулся в квартиру и,  проклиная себя за бессмысленное убыточное геройство, принялся подсчитывать все оставшиеся деньги с копейками включительно.
Вдруг в дверь постучали (звонка  не было)
На пороге стояла Анна - хозяйка Тойоты. В одной руке она держала большую тарелку с домашними плюшками, а во второй бутылку коньяка:

- Дорогой новорожденный Супергерой, я не опоздала? Давайте праздновать и шалить плюшками.


На этом Димина черная полоса иссякла и сменилась белой.
Аня устроила Диму звукорежиссером в нашу телекомпанию, вышла за него замуж и родила ему двоих детей, как он и мечтал…

 Когда в моей жизни  наступает черная полоса, я всегда вспоминаю эту историю и внимательно смотрю по сторонам, чтобы не прозевать свой спасительный тортик...




ВОЛШЕБНЫЙ НОСОК
storyofgrubas
Васин отец – актер неудачник, ушел из семьи когда мальчику не было и трех. Уехал в Болгарию, с тех пор и не объявлялся.
О матери я так и не решился спросить.
Одним словом, с самого глубокого детства всей Васиной семьей был его дедушка.

Дед рвал жилы на двух работах, да только, все накопления поджирала гиперинфляция начала девяностых.
Тяжко приходилось, особенно когда другие дети в детсаде козыряли новыми кроссовками и Сникерсом за щекой, а Вася по бедности ходил в заштопанных дедом колготках.

Приближался новый, тысяча девятьсот затертый год, мальчишка мечтал, что под елкой окажется большая пожарная машина с лестницей, или на худой конец игровая приставка, но утром первого января под елочкой скромно дожидался только старый шерстяной носок. Самое обидное, что это был дедушкин носок.


Мальчик запустил внутрь руку и вынул оттуда одну единственную конфетку - это была обычная шоколадная конфета «Белочка»

У Васи, сами собой, заблестели в глазах и потекли по Щекам разбившиеся надежды.
Дедушка со вздохом погладил внука по голове и сказал:
- Успокойся, Васятка, чего ревешь? Перестань. Наоборот, ты радоваться должен, дурачок, ведь тебе очень-очень повезло. Да – это мой носок, ну и что ж такого? Просто Дед Мороз, когда ночью к нам заходил, не нашел другого, не это главное.
Понимаешь - это не просто носок и не просто конфета, теперь – это волшебный носок с волшебной конфетой.
- Волшебной?
- Ну, конечно же.
- Дедушка, а что эта конфета может?
- А вот что: если ты съешь ее и положишь носок вот сюда на полку, то утром, когда проснешься, случится чудо – в носке опять появится точно такая же конфетка. И так каждый - каждый  день, хоть сто миллионов лет! Представляешь?

Вася вытер слезы, недоверчиво повертел конфету в руках:
- А можно попробовать?
- Ну, конечно же, она твоя.
- О, а вкусная какая. Вкуснее чем обыкновенная.
- Ну, еще бы…

…Шло время, волшебный носок ни разу не подвел своего владельца и каждое утро исправно выдавал новое маленькое чудо – шоколадную конфетку «Белочка».
Дети в садике совсем обзавидовались, даже не верили по началу, но воспитательница подтвердила: -«Да, ребята, чудеса, редко, но все же случаются, нашему Васе очень повезло с волшебным носком»

Зато дедушке приходилось совсем несладко, уж очень непросто быть ежедневным рабом чудесного носочка. Не всегда удавалось достать именно «Белочку» (просто не было лишних денег), тогда покупались конфетки попроще и оборачивались в специально припасенные фантики от «Белочки». Но дед стойко держался до последнего.

И только когда мальчик уже стал первоклассником, он однажды все-таки сумел не заснуть почти до самого утра и проследить - каким же чудесным образом в носке появляется новая конфета.

…С тех пор прошло много-много лет, мальчик вырос, женился, у него появился свой маленький мальчик. Дедушка еще жив и почти здоров, они живут все вместе большой дружной семьей.
Год назад семья собралась за Новогодним столом, настало время дарить друг другу подарки.
Васина жена подарила деду дорогую электробритву, о которой тот давно мечтал, а правнук преподнес свою картину в рамке. Пришла Васина очередь и он без лишних предисловий вручил деду старый, потрепанный шерстяной носок.
Дед заглянул внутрь, достал из него обычное зеленое яблоко, и к большому удивлению всех присутствующих, неожиданно зарыдал, а потом вдруг как маленький мальчик вскочил из-за стола и радостно запрыгал:
- Ура!!! Волшебный носочек! А яблоко мое любимое – зеленое! Спасибо, Васятка! Но смотри, чтобы всегда были такие же, слышишь?

- Дед, а зачем ты мне это говоришь? Носок волшебный, он наверняка и сам в курсе дела…

…Было нелегко – дела, работа, хлопоты, но вот уже целый год в дедовом волшебном носке каждое утро, как штык, появляется новое зеленое яблочко. Смех-смехом, но бывало, что даже среди ночи в магазин приходилось гонять.

Иногда Вася уезжает в командировки, жена спрашивает: - «Ты надолго?»
И Вася отвечает: - «Да, нет, не особо, через два – три яблока вернусь»…

P.S.

С Новым Годом!
Пусть рядом с вами всегда будет кто-то способный подарить волшебный носок…




ДЕБЮТ
storyofgrubas
Совсем рядом с нашим домом примостился старый деревянный овощной ларек, из которого долетали  милые сердцу ароматы бочек из под квашеной капусты, перемешанные с душком от гнилой картошки, прелой морковки и всего в таком же духе.

Вообще-то, все запахи детства милы нашему сердцу, потому что… да вы и сами знаете почему. Даже запах рыбьего жира - и тот навевает легкую ностальгию по беззаботным детсадовским годам…
Но, вернемся к овощному ларьку.

Единственным и неповторимым продавцом в нем служил старый добрый еврей – маленький, веселый и, разумеется, с небольшой картавинкой.
Все жители улицы уважали нашего еврея, здоровались, а его овощной ларек между собой так и называли – «У Жида» и в этом не было ни тени оскорбления, просто голая география:
- Машина стоит, наверное картошку привезли.
- Где, «Через дорогу»?
- Нет, «У Жида»

Мне стукнуло пять – пришло время становиться самостоятельным покупателем.
До «Дальнего» магазина я еще не дорос, "через дорогу" - тем более, так что, дебют мой состоялся   «У Жида»
Мама дала четкие инструкции, вручила мне копейки, бидон и послала за квашеной капустой, пока у ларька очереди не видно.

Вскоре я вернулся весь в слезах и с квашеной капустой в бидоне.
Мама бросилась ко мне:
- Сынок! Что случилось!? Кто обидел?!
- Продавец.
- Как продавец? Что он тебе сделал?
- Он надо мной издевался. Смеялся все время. "Ха-ха-ха-ха!!!" Знаешь как обидно?
- А почему он смеялся?
- Не знаю, смеялся и все. Я только пришел, поставил в окошко бидон, протянул деньги и сказал: - «Дядя Жид, дайте мне пожалуйста квашеной капусты», а он - "Ха- ха- ха-ха!!!"



САЛО В ШОКОЛАДЕ
storyofgrubas
После спортзала мы с Любчиком были мокрые, уставшие и подчеркнуто голодные, да и на ужин имелись довольно призрачные перспективы. Свои продуктовые карточки, мы давно и нерачительно съели, а после бизнеса с титановыми лопатами, еще и денег ни копейки…
  Оставалось довольствоваться только соленым привкусом своей крови во рту.
Голодный Любчик в очередной раз заныл, что, мол - хватит с него бокса, пора завязывать. Какой бокс на голодный желудок? И так башка с голодухи гудит, а если по ней еще и стучать… Нет, бокс – это музыка толстых, а не бедных питерских студентов.

   Пешком подниматься на второй этаж ну очень не хотелось, поэтому мы уже пять минут дожидались лифта.
А чтоб отвлечься от забот, мы принялись наблюдать за происходящей тут же жанровой сценкой из жизни бурно-влюбленных.

К девушке с отрепетировано-недовольным взглядом, прискакал молодой козлик с тремя белыми гвоздичками:
- Прости меня, маленькая моя, я задержался в деканате.
- Мог бы и оставаться в своем сраном деканате! Я что, должна торчать тут и выжидать тебя как дура все Восьмое марта!?

До нас с Любчиком вдруг дошло, что оказывается сегодня 8-е марта и тогда мы осторожно вклинились в любовные разборки:
- С праздником тебя, Ира…
- Спасибо ребята.

Дальше у них началось «запиканное» немое кино: припадание на колено, гневно отброшенные на пол цветы и наконец - обиженное разбегание в разные стороны.

У голодного человека мозги работают гораздо быстрее чем у сытого, поэтому голодный Любчик тут же поднял ничейные цветочки и предложил:
- Может продадим кому-нибудь? Хоть хлеба купим.

Но у голодного человека мозги работают намного медленней, чем у очень голодного, поэтому я сказал:
- Поступим хитрее: сейчас срочно моемся, переодеваемся и идем с этими цветочками к бабам в 205-ю комнату. Голодными точно не останемся.

Мимо прошел комендант общежития и добавил весеннего настроения.
Он посмотрел на наши перебинтованные кулаки, потертые перчатками морды, на цветы в руках радостного Любчика и спросил:
- Что, Любчик, тебя можно поздравить? Ты никак, сегодня по очкам победил?


Через полчаса мы уже стучались в 205-ю
За дверью минут пять слышались сдавленные голоса и беготня – признак,  как хороший, так и плохой. Плохой, потому что, раз долго не открывали, значит прятали еду, а хороший – есть что прятать…
Наконец дверь открылась и мы торжественно вошли в уютную девочковую комнату с идеально пустым кухонным столом.
- Дорогие: Света, Люба, и Катя, мы пришли, чтобы в этот весенний денек, поздравить вас с вашим прекрасным праздником, пожелать море счастья, любви, хорошего настроения и подарить вам вот эти прекрасные цветы, которые… э…
- Спасибо, мальчики, заходите. Чаю хотите? У нас сахар есть.
- Вообще-то можно, не откажемся…

Но чай оказался всего лишь чаем.
Кроме чайника, кипятка и сахара, на столе больше ничего не появилось…
И тут меня понесло:
- Эх, жаль, девчонки, что вчера закончились наши национальные украинские конфеты, а то бы вас сейчас угостили.
- Что за национальные конфеты?
- Сало в шоколаде. Вы что не пробовали?

Девчонки вяло похихикали:
- Да, слышали этот ваш прикол.
- Какой прикол? Думаете – это прикол? На самом деле – это наши старинные национальные конфеты. Сама Екатерина Вторая их обожала. Она даже город Запорожье построила для Запорожских козаков в награду за то, что они каждый год ей в Петербург привозили сало в шоколаде. Вы что и про Запорожских Козаков ничего не слышали?
- Почему не слышали? Слышали… и что, правда бывают такие конфеты? А какие они на вкус?
- Конечно бывают, там еще на коробке - козак нарисованный на свинье верхом. Вы что думаете, что сало в шоколаде  - по вкусу просто как сало и шоколад? Наивные…
От правильного соединения компонентов, приобретается особый, ни на что не похожий вкус и аромат, что-то среднее между Киевским тортом и Птичьим молоком.
Любчик перебил меня:
- Да, только в сто раз вкуснее…
Я продолжил:
Были бы шоколад и сало, можно было бы устроить прямо сейчас, вы бы тут охренели…

Девчонки заговорщицки переглянулись:
- Люба, вынимай свою, попробуем.

Люба покопалась в сундуке под кроватью и извлекла большущую швейцарскую шоколадку величиной с разделочную доску. Шоколадку когда-то подарил ей бывший поклонник и Люба берегла ее, видимо, чтобы через сорок лет, торжественно отметить свой выход на пенсию…

Света:
- А копченое сало подойдет?

Любчик не успел сглотнуть слюну и без запинки ответил:
- Ой, да конечно подойдет, копченое даже лучше.

И вот уже в моих руках была: большая тарелка, нож, разобранная на кубики шоколадка и шмат сала.
Я моментально соорудил армию крохотных бутербродиков – по краям шоколадки, а в средине кусочек сальца.
- Пробуйте, девчонки.
- Давайте лучше вы первые.

Мы не заставили себя долго уговаривать и закинули в себя по горсточке любимого лакомства Екатерины Второй и даже не поморщились.

Девчонки аккуратно попробовали, но тут же скривившись, выплюнули и сказали:
- Гадость какая, вы извините, но то что хохлу здорово, то русскому…

P.S.

Если бы Любчик не расслабился и сдуру не попросил кусочек хлеба, чтобы заесть конфетки, то нас может и не выгнали бы тогда…

______________________________________________________________________________


Дорогие девчонки,  я вас всех, всех, всех от души поздравляю с праздником и желаю, чтобы каждый вечер, к вам в дверь стучал ваш любимый голодный мужчина…




ХРАБРАЯ ДЕВУШКА
storyofgrubas
"Если шпага твоя коротка, удлини ее шагом вперед"
(французская поговорка)


Подруга моей жены Маша – маленькая худенькая брюнеточка, работает на серьезную фирму и снабжает людей ценными юридическими советами по финансам, налогам, недвижимости и прочей лабуде подобного рода.
   Вот однажды, ей нужно было организовать  встречу с важными клиентами, а поскольку у них будет мало времени перед самолетом, решили встретится не в офисе, а в центре, в маленьком уютном ресторанчике.
За два дня до назначенного времени, Маша лично явилась в ресторан и зарезервировала самый большой стол, у самого открыточного вида из окна. Созвонилась с клиентами  и уточнила – сколько человек будет на встрече, пожала руку метродотелю и отбыла довольная собой.
Наступил день и час встречи.
Клиенты не опоздали – их было пятеро и все они (так уж сошлись звезды и ДНК) были чеченцами: самый главный – лет шестидесяти с орлиным носом, в черном плаще и каракулевой шапке, еще трое – в безукоризненно строгих костюмах и наконец пятый – маленький, большеголовый, в спортивном костюме сборной России и надписью «Чечня» на груди.
Вошли в ресторан и Маша с ужасом увидела, что их огромный стол с восхитительным видом на вечернюю Москву, занят какой-то веселой компанией - двумя здоровыми, бритыми мужиками и их подружками.
Администратор сочувствующе развел руками и сказал:
- Извините, но я уже два раза к ним подходил, говорил, что этот столик заказан, но они не в адеквате, послали меня на три буквы. Больше я к ним не пойду, не хочу скандала. Давайте, мы вон в том углу сдвинем столики и вы все там отлично поместитесь?
Чеченцы стояли с покорными и отрешенными лицами. Было видно, что им все равно, что сидеть за большим столом у красивой панорамы города, что примоститься в дальнем прокуренном углу, что бороться в партере…
А Маше стало дико обидно за себя, за своих переминающихся с ноги на ногу клиентов и наконец - за три часа своей жизни, потраченных впустую на предварительный заказ стола…
  Маша сглотнула слезу обиды и пошла через весь зал к их законному месту. У нее была еще крохотная надежда - как-то договорится с непрошенной компанией. Может поймут, войдут в положение, уступят? Клиенты послушно засеменили позади.
Маша:
- Здравствуйте, извините, но дело в том, что мы заранее заказали этот столик, и…
Мужик нагло посмотрел на Машу и перебил ее:
- И…?

Вдруг один из клиентов в дорогом костюме, неожиданно наклонился  к  мужику сидящему за столом. Их лбы почти соприкоснулись. Взгляд чеченца насквозь прошил  бритую голову сидящего мужика и застрял где-то в спинке его стула.
После некоторой паузы, чеченец не поднимая головы и не моргая, гортанно спросил:
- Ты что так смотришь, спросить че-то хочешь?
- Бритый мужик, молчал как под гипнозом, его друг тоже перестал подавать признаки жизни.
Тут  заговорил клиент в спортивном костюме, с папочкой в руках:
- Дауайте уже встауайте, короче, и уходите куда-нибудь …туда (он не определенно махнул себе за спину.

Бритые захватчики, как будто только и ждали этой команды. Они повскакивали и быстро стали сгребать со стола свое добро: барсетки, телефоны, зажигалки, девчонок и сигареты. При этом, они бубнили себе под нос, что мол, официант подлец, не предупредил, а столик, поди ж ты, оказался занят…

Но вот уже Маша со своими клиентами расположилась за большим столом и не спеша перебирала официальные бумаги. Вдруг она заметила, что главный клиент, в каракулевой шапке, что-то тихо зашептал на ухо соседу и все присутствующие, дружно закивали с серьезными лицами.
Маша отвлеклась от документов и простодушно спросила:
- Я что-то не так говорю?
Но один из чеченцев, который изъяснялся почти без акцента, яростно помотал головой и ответил:
- Ну что Вы, Маша? Совсем наоборот, отец сказал, что мы выбрали очень правильного консультанта. Вы храбрая девушка, у Вас, как говорят на Кавказе – есть душок.
- В смысле?
Ну, вот даже администратор, хоть он и мужчина, а и то струсил подойти к тем лысым красавчикам, а Вы, хоть и хрупкая девушка, но не побоялись. Пошли и выгнали их. Молодец…



ДЕТСКИЕ ШАЛОСТИ
storyofgrubas
Сегодня заглянул к маме в гости, перепробовал все сорта варенья и заодно спросил совета по воспитанию своего восьмилетнего хитрована. Он в последнее время, с покерным лицом начал виртуозно не то чтобы врать, но несколько недоговаривать:
- Что ты сегодня получил?
Сынок как бы вспоминая:
- Так, так. У нас было пять уроков… так, математика вроде бы нет, русский тоже вряд ли, английский под вопросом… Ты знаешь, папа, я даже и не вспомню были ли вообще у меня сегодня какие-нибудь оценки…
- Ну, так неси дневник, мы сейчас и посмотрим.
- А, вот сейчас, когда ты сказал слово – «дневник», я сразу отчетливо вспомнил – точно, была, была одна оценочка по английскому, но тебе она вряд ли понравится. Да если честно, то я и сам никак не ожидал ее получить… Просто удар ниже пояса какой-то…

Мама дала простой и понятный совет:
- Все дети от природы врунишки. Им проще соврать, чем честно признаться и тут же схлопотать за свою правду. Это замкнутый круг, ведь за плохие поступочки ты не будешь все время его хвалить, только потому, что он все честно выложил…? Учи его, как я учила тебя: – «если это какая-нибудь ерунда типа разбитой чашки или порванной рубашки, то ладно, скрывай если сможешь и пусть это будет на твоей перепуганной совести, но если это что-то важное и касается жизни и здоровья, то будь добр признайся. Тут уже не до наказания, полная амнистия, лишь бы беду предотвратить…»

Это был толковый совет и я, даже, вспомнил, что со мной он вполне себе работал.
Но на обратном пути домой, в моей памяти всплыли два эпизода его работы и я понял, что педагогика, еще менее точная наука, чем уфология и в ней ничего не понимают ни наши родители, ни мы и так же мало в ней будут понимать наши хитрющие детишки…

Эпизод первый.
-------------------------
В котором речь пойдет о жизни и здоровье.
Мы всей семьей отдыхали в старинном реставрируемом монастыре, затерянном среди Карпатских гор.
Мне одиннадцать лет и я как взрослый и очень ответственный человек, был послан выгулять полугодовалую сестру.
Дело привычное, быстро качу по живописной лесной тропинке, огромную коляску и представляю себя водителем автобуса. Даже остановки объявляю. Но вдруг автобус как-то кидануло, дергануло и, несмотря на все мои усилия, коляска стала заваливаться набок…
Авария, падение и белый спеленутый комышек выкатился в мокрую, холодную траву. Маленькая пассажирка нагло орала лежа лицом вниз.
Меня обуял дикий ужас. Родители далеко, врач еще дальше, городского телефона нет, а ближайший мобильник был тогда только у Михаила Андреевича. Но и это не вариант, потому, что Михаил Андреевич жил гораздо дальше ближайшей больницы, да и работал членом политбюро…
Делать нечего, нужно было срочно спасать сестру от неминуемой гибели. Падение и все такое…
Я быстро забросил ее как дыню-торпеду обратно в коляску и уже в виде скорой помощи, что было сил, помчал обратно к монастырю. Вместо сирены лес оглашался сиплым младенческим воем…
Когда рано или поздно, не без приключений, мы наконец добежали до мамы, я четко понимал, что речь идет о здоровье и жизни, поэтому решил рассказать все как есть без утайки, все равно не накажут…
Хотя сейчас то я понимаю, что мама вполне обошлась бы тогда без некоторых подробностей наших с сестрой приключений.
Мать схватила в руки дочку, с прилипшими как к огромному грибу сосновыми иголками и услышала от меня вот такой вот леденящий душу рассказ:
- Мама, ты не волнуйся, но у меня не доходя до речки перевернулась коляска и Нина выпала в траву. Я тут же положил ее обратно и побежал к тебе, но я так быстро бежал, что споткнулся, и… коляска опять перевернулась, а Нина закатилась прямо под какие-то дрова… Встал. Поднял коляску, вложил ребенка и побежал еще быстрее…и…и на повороте мы снова с ней перевернулись. В муравейник. А пока я ее поднимал и боролся с муравьями, то случайно слегка наступил на нее. Потом побежал дальше. По дороге она вроде бы успокоилась и смотри – улыбается даже…


Странно, что обошлось тогда без инфаркта.

Эпизод второй
______________
В котором речь пойдет о совсем мелком, копеечном хулиганстве, которое я имел полное право благополучно утаить, потому как самостоятельно устранил все последствия своими силами и средствами.
Жаль, что сознался о нем, только через много - много лет…
Мне было около восьми и на этот раз я был послан в магазин за разливным молоком. Отстоял очередь, купил и вернулся с бидоном домой. Родители на работе, так что в мою задачу входило еще и вскипятить его. Перелил в кастрюлю, включил конфорку, сижу, жду, когда молоко уже закипит, чтобы спокойно уйти гулять.
Наконец поднялась белая шапка и я не прозевал - виртуозно выключил в нужную долю секунды. Мастерство не пропьешь…
Но, к сожалению я был пытливым пацанчиком и зачем-то решил узнать температуру вскипевшего молока. Нашел медицинский градусник и сунул в кастрюлю. В ту же секунду раздался какой-то тихий «цыньк». Присмотрелся, а ртути в термометре че-то нету, да и стеклянный кончик отсутствует.
Кошмар! Я попал на целых сорок копеек!
Аккуратно перелил молоко обратно в бидон, а маленький блестящий шарик и стекляшки со дна кастрюли, высыпал в раковину. Ртутное молоко было, как обычное и по вкусу никак ртутью не отдавало. Повезло, а то бы попал еще на целых шестьдесят копеек для покупки нового. А так - сбегал в аптеку за градусником и все шито-крыто. Молоко – как молоко.
…Вечером всей семьей захоронили в себя…


ПРОМЕТЕЙ
storyofgrubas
Меня всегда восхищали те безымянные, но главные люди человечества, которые подарили миру свои гениальные изобретения. Именно подарили, потому, что их творения настолько гениально просты, что один раз увидев, повторить чудо может любой желающий:
Огонь
Колесо
Парус
Лук
Рычаг, да мало ли…
Каждая из этих вещей поделила историю человечества на «до» и «после».
Это вам не какой-нибудь жлобский айфон, с которого скоро будут брать деньги даже за зарядку батарейки…
Поистине великие открытия – бесхитростны и понятны – увидел, сварганил, применил и у тебя ощущение, что все твое родовое племя стало работать только на тебя…
А мне как режиссеру и искателю сильных эмоций, всегда была интересна реакция людей на чудо.
И вот однажды мне повезло. Я своими глазами увидел как древние люди, которые всю жизнь тягали грузы на себе, впервые увидели колесо…

Зима, Ивановская область. Дремучий лес. Мы с оператором приехали снимать документалку о местных ремеслах. С собой в нагрузку нам всучили студентку из Финляндии Илму. Финка, как финка, маленькая, крепенькая как табуреточка, веселая, компанейская и по-русски говорит. Ну никак не обуза.
Сосредоточенная Илма бегала с камеркой по глубокому снегу и своими толстыми вязанными варежками как то умудрялась нажимать на кнопочку «REC». Дипломная работа - не хухры-мухры.
Лесорубы нас опасались и на всякий случай были радушны и приветливы, поскольку мы вчера пили чай с их губернатором. Мало ли, вдруг он к тридцатиградусному морозу еще и ветру им напустит, тогда вообще труба.
Съемка шла весело и бойко, иначе можно было замерзнуть.
Я мерил длину теней от сосен, потом в снег втыкал палку и прикидывал соотношение ее высоты к длине тени, делил, умножал, считал шаги и получал точку в которую должна упасть верхушка спиленного дерева.
Потом в это место ставил камеру (на всякий случай без оператора) и Илму (которая почему-то верила моим расчетам, я ведь умолчал, что в школе по геометрии у меня была твердая чуть ли не двойка).
Но все шло как по маслу. Лесорубы «улыбали» стволы в нужном направлении и могучие столетние сосны с треском валились точно к ногам нашего штатива и валенкам храброй Финки.
Однако мы неслабо задубарели и решили сделать перерыв на горячий чай.
Лесорубы засуетились - один начал бойко нарезать бензопилой дрова для костра, второй вытаптывал место, третий полез в трактор за специальными арматуринами и молотком, чтобы подвесить чайник над будущим костром. Четвертый притащил огромную сковороду с примотанными к ней проволочками и похвастал, что эти проволочки его личное изобретение, а то раньше приходилось всем по очереди держать за ручку над огнем, покуда картошка не поджарится…
Мы с оператором в радостном предвкушении потирали задубевшие руки и только Илма с мольбой в голосе попросила:
- А можно сначала горячий чай и обед, а уж потом костер и прочие зимние забавы? Вы извините, но уж очень я замерзла…
Лесорубы переглянулись глупо усмехаясь, но понимая, что в Финляндии все не так как в России, попытались терпеливо объяснить, что мол не знаем как у вас, но в нашем лесу на тридцатиградусном морозе чай без костра сварить невозможно. Тут милая барышня, нет ни газа ни розеток. Так что придется подождать. Вот Саня еще пару веток нарежет и будет костерок, тогда погреетесь.
Илма ничего не поняла ни про газ, ни про розетку и раздражаясь сказала:
- Так я и прошу – не нужно костра – это долго, просто сделайте огонь – чайник вскипятить и погреться...
Тут лесорубы уже слегка напряглись, один даже то ли в шутку, то ли всерьез протянул финке зажигалку.
Та взяла, сунула ее в варежку и попросила у Сани бензопилу.
Саня дал.
И финка из начинающего режиссера мгновенно превратилась в сказочную маленькую разбойницу. Лихо вырезала из сосны большое полено, сантиметров тридцать в диаметре и поставила на торец, оно оказалось ей по пояс. Мы наблюдали за ней как дети за фокусником, было видно, что бензопила для нее такая же привычная вещь, как для наших девушек фен.
Дальше она начала резать полено вдоль как тортик, но не до самого низа - чтобы оно не распалось на дольки. Всего четыре прореза.
Потом финка открутила какую то крышечку и в центр деревянного тортика налила из бензопилы несколько капель масла, чуть плеснула бензина из бачка, отдала хозяину агрегат, вынула из варежки зажигалку и чиркнула…
От начала ее работы, до появления у нас самой настоящей газовой плиты прошла ровно минута. Еще через десять, мы все пили мятный чай, а на деревянной конфорке уже шкворчала картошка с салом. Огонь никак не нужно было поддерживать, он горел сам по себе - красиво и ровно выжигая полено изнутри, как будто в середине бревна была спрятана хитроумная газобаллонная конструкция. И продолжалось это не пять и не десять минут, а почти час…
Ах какие живописные лица были у бывалых лесорубов. Жаль, что камера замерзла, а то бы заснял для истории. Поначалу они недоверчиво шептались ожидая подвоха, но когда поняли, что подвоха не будет и что их жизнь поделилась на «до» и «после», тут уж излили душу радостными междометиями:
- Хуе…
- О нихх…
- Твою жеж мать… ну пп…
- С хера…б…
Если бы Илма вдруг крикнула – «На колени!»
Я не сомневаюсь, что лесорубы попадали бы.
Больше в тот день уже никто не работал, они рвали друг у друга пилы и строили деревянные буржуйки, все еще не веря своему счастью.
И когда мы в кузове трактора уезжали из леса, нас провожала снежная поляна украшенная десятками волшебных огней и радостные бегущие люди которым с этого дня уже на фиг не нужны были ни дрова, ни мангал, ни проволочка на сковородке…

Знали бы вы, как приятно быть хотя бы примазавшимся к Прометею…

Tags:

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ
storyofgrubas
Лет двадцать тому назад в нашем доме жил веселый матершинник дядя Боря – маленький, худенький старичок, царствие ему небесное. Все мы любили дядю Борю и просили, согласно своему возрасту - кто прикурить, а кто помочь натянуть тугой лук. Старик целыми днями с беломориной в зубах сидел на специальной табуреточке у подъезда и заигрывал со всеми проходящими девчонками, от пяти - до восьмидесяти лет...
Хоть был он свой в доску, но наверное месяца два после 9-го мая, мы называли дядю Борю исключительно на «вы», уж очень сильное впечатление производили на окружающих его ордена в День Победы, их было так много, что с лихвой хватило бы на четверых...
В войну дядя Боря был летчиком.
Однажды я, выйдя из подъезда, присел на ступеньку и разговорился с ним о жизни. Что, спрашиваю, для тебя было самым страшным за четыре года...? Вопрос дурацкий, но старик ответил без раздумья:
- У меня был друг Васька, мы дружили еще с авиационного училища, вместе и воевали. Целый год друг другу хвосты прикрывали. В общем, были как братья, пока один с задания не вернется, другой не спит и даже есть не садится...
Тут у дяди Бори слезы закололи глаза, он зажмурился и сердито сказал:
- Да ну тебя на хер с твоими вопросами! (изучив свои отремонтированные проволокой очки, дядя Боря продолжил) Ну слушай дальше говнюк, раз спросил. Это был 42-й год, к нам для разноса прилетел сам Жуков. Построил полк, долго орал, что все мы гады, предатели и трусы (никто вообще не понимал чем мы провинились перед ним, а спросить не решились... видимо, что-то не сошлось на его генштабных макетах...)
Наш полковник, стоя по стойке смирно, даже пукнуть боялся в сторону маршала...
В конце концов, Жуков прошелся вдоль строя и выбрал двоих из нас, видимо кто рожей не понравился. В тот же день они были расстреляны. Среди них и друг Васька...

У старичка задрожали губы, и пепел с папиросы посыпался на штаны...

Мне не хотелось оставлять деда в таком состоянии, надо было как-то выруливать на что-то веселое и я спросил:

- Дядя Боря, ты лучше расскажи, какой у тебя на войне был самый счастливый день...?
- Ну, ты что-то спросишь, как в воду пернешь... Что на войне может быть счастливого, кроме дня победы!!? А хотя подожди, вру, был один счастливый денек, даже не денек, а час всего...
Это уже в 43-м на Кавказе, я тогда после ранения больше не мог быть истребителем и летал на транспортниках. Сбрасывал в горах с парашютами провизию и боеприпасы.
Вызывают меня в штаб фронта и приказывают слетать с одним генералом на передовую и назад. Я признаться никогда до этого генералов не возил и говорю: «У меня же там срач, куда я его посажу? Нас в кабине и так двое, а в грузовом отсеке даже скамеечка отодрана, да и грязно там...»
Но приказ – есть приказ, загрузили ко мне генерала с адъютантом прямо на пол, только тулупы им подстелили. Смотрю вместе с ними, солдаты загружают какие-то ящики, спрашиваю: «Что за груз?», отвечают: «Не вашего ума дело, товарищ летчик...»
Взлетели. Время в пути чуть больше часа. Вдруг штурман мне и говорит: «Борис, ты не чувствуешь странный запах, как будто клубникой пахнет, или цветами?». Какая, говорю клубника, для клубники не сезон, наверно генерал там яблоки херачит...
Тут мы и зачастили от кабины до хвоста с гаечными ключами, вроде бы по делу, а сами смотрели и глазам не верили. Чего только не жрал генерал с адъютантом, тут тебе и клубника и арбуз и виноград и даже какие-то африканские фрукты, которых ни до, ни после я в жизни не видел. Потом перешли к американским консервам: крабы, хренабы, икра черная и красная, паштеты, колбасы, про шоколад вообще молчу...
И самое противное, что эти все жрут, а летчикам и по бутерброду не предложат. Мы конечно не голодные, были у нас и тушенка и сухари, но обидно как-то...
Садимся, генерал вылез из самолета на аэродром, пять минут поговорил с встречающими и тут же полез обратно. Видимо он и прилетал, чтоб в личном деле появилась запись, что, мол бывал на передовой...
Взлетели, эти снова принялись пить и жрать. Вдруг откуда не ждали, нас начинают обстреливать с земли и мы со штурманом слышим, что очень даже попадают... Обстрел кончился, штурман пошел посмотреть не обосрался ли наш генерал, заходит и видит, что в обшивке несколько сквозных дыр от пуль а генерал с капитаном сидят в обнимку. Оба мертвые.
И вот тут начался наш со штурманом самый счастливый день во всей войне...
Чего мы только не попробовали за этот час, на земле ведь генеральскую жратву все равно отберут. Прилетели чуть живые, как два барабана. Еле самолет посадили...

...Много ли человеку для счастья надо...?


ПЛАН «Б»
storyofgrubas
В выходные ездил на дачу к старому другу, бывшему КГБисту Юрию Тарасовичу. Я там был самым молодым, поэтому и гоняли меня больше всех, то в лес за дровами, то в деревню за черным хлебом и водкой. К вечеру совсем упарился, зато и одарили меня новой нечеловеческой историей о войне, но без таких историй невозможно до конца осознать своего счастья - жить без войны...
Конечно же, я и с вами поделюсь. Ведь это и ваша история...
К вечеру, когда шашлыки были готовы, сосед Тарасыча, прикатил к большому столу свою маму на инвалидной коляске. Дай Бог ей счастливых и спокойных денечков... Все зовут ее баба Валя, ей под девяносто и похожа баба Валя на старую учительницу с черепаховым гребнем в седых волосах.
Всю войну Валя провоевала в полковой разведке. Мы слушали ее и всем становилось не до шашлыков, даже комаров на себе старались бить тихо, чтобы не помешать рассказу бабы Вали...
Летняя ночь. Большая разведгруппа углубилась в немецкий тыл на пятнадцать километров, задание предельно простое – без языка не возвращаться.
В первое же утро разведчики наткнулись на немцев и почти поголовно были перебиты. В живых остались только две восемнадцатилетние девчонки: радистка Валентина и санитарка Кира. Делать нечего, нужно пробираться к своим и докладывать о гибели группы. К обеду на лесной дороге девчонки заметили мотоцикл, открыли огонь и застрелили солдата – водителя. В коляске сидел офицер, но он и выстрелить не успел - мотоцикл влетел в дерево.
Очухался немец с завязанными сзади руками, лежа на плащ-палатке глубоко в лесу, а две худенькие девчушки пытались волочь его стокилограммовую тушу по мокрой земле. За полчаса почти не продвинулись, даже перевернутый мотоцикл все еще был виден...
Передышка.
Валентина развернула рацию и вышла на связь, она кое-как продиктовала фамилию и звание пойманного офицера. В штабе очень обрадовались и приказали: «Доставить пленного живым любой ценой, даже ценой собственной жизни! Точка!
Немец русского не знал, но услышав свою фамилию, по интонации понял, что он за линией фронта очень важен и что время работает на него, нужно только умело тянуть его... Девушки совсем выбились из сил, тащить по лесу здоровенного немца – работа для пятерых мужиков, а не для двоих сорокакилограммовых девчонок, даже если зарыть рацию, оружие и вещмешки. Попробовали поставить его на ножки, так он сука не держится, в обморок падает.
Хотели припугнуть, разбили прикладом нос, но немец только грустно улыбнулся, сказал: «Данке шен Фрау...» и опять закатил глазки.
План «А» - кое-как дотащить немца до своих, с треском проваливался, а ведь с минуту на минуту весь лес наполнится веселым лаем породистых овчарок...
И восемнадцатилетние девочки срочно придумали план «Б».
Привязали пленного к березе, поставили укол и в районе плеча сделали ножом глубокий порез до кости...
Сначала пленный мужественно терпел, но вдруг немца как подменили. Еще минуту назад он глядя на окровавленный нож с улыбкой на губах, был готов умереть за фюрера, а тут задергался, завыл и еще не на русском, но уже не на немецком, как мог объяснил, что ему стало гораздо лучше и он готов бежать в советский штаб полка, чтобы скорее сообщить ценные сведения...
Валя с Кирой дали немцу последний шанс и он не подвел: с завязанными сзади руками, украшенный рацией, автоматами и мешками как новогодняя елка, бежал впереди всех, еще и девчонок подгонял: «Фрау, бите шнелер ворвартс!!!»
Десять километров до своих они прошли за каких-то три часа.
Майор - начальник штаба, представил Валентину и Киру к орденам солдатской Славы и похвалил девушек за находчивость: «Молодцы, товарищи разведчики, ловко вы языка ножичком припугнули – подзадорили, а в результате всего лишь маленький порез на плече... ничего страшного, до расстрела доживет...»

Но самое жуткое в этой истории то, что начальник штаба так и не понял плана «Б»
До его сути интуитивно допер только немец.
А план «Б» был прост и циничен как сама война. Девушки не собирались пугать пленного, они туго обвязали его правую и левую ногу в районе паха и руки подмышками. Затянули палочками потуже, Кира вколола в офицера лошадиную дозу обезболивающего, а Валя своим немецким штыком с пилой на обухе принялась отпиливать офицеру руку...
Стокилограммовый мужик без рук и без ног, уже совсем не такой тяжелый и дотащить его можно, а если повезет, то еще и живого...

...Хоть бы не было войны...