?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

ОЧЕРЕДЬ В РАЙ
storyofgrubas
"Любовь должна быть в поступках. А на словах можно и Францию захватить!"

Моя сестра, Нина, весьма циничный человек с неженским чувством юмора. И как у всех заядлых циников, у нее очень доброе сердце.
Живет Нина с мамой в Стамбуле.
Звоню им сегодня:

- Привет, Нина, как там у вас?
- Все хорошо, только дождь с ветром каждый день, хоть на улицу не суйся. А вчера я вышла в магазин и увидела организованную очередь в кошачий рай.
Помнишь лестницу старинную, от нас к морю спускаться?
- Ну.
- Там такой каменный столб в полметра шириной и с меня ростом. Перила держит. А над столбом маленькая крыша как у домика. Для красоты просто. И вот, какой-то добрый турок насыпал под эту крышу, кучу кошачьего корма. Специально под крышу, чтобы дождем не размыло. Настоящий кошачий рай. И представь себе, со всей улицы собралась толпа голодных котов – штук десять, может больше и устроили живую очередь в этот рай.
Да, а посередине столба торчит маленькая ступенька, как будто специально для котиков.
И вот они организованно, друг за другом, по одному запрыгивали сначала на эту ступеньку, там хорошенько готовились, прицеливались и взлетали уже на самый верх столба, под крышу, к жратве. Потом, когда в райской столовой набивалось их штуки четыре и становилось тесно, то один спрыгивал на землю и снова занимал очередь.
Представляешь какие мудрые? И все без скандалов и драк. Просто нижние мяукают верхним, типа – Хорош уже там, ваше время вышло, дайте и другим погрызть!
Я даже остановилась понаблюдать.
Смотрю, а в очереди стоит какой-то тупой кот с дурными глазами.
- Почему тупой?
- Потому что не умеет дорогу переходить, придурок. Задняя нога вывернута и еле шевелится, явно под машину попадал, идиота кусок. Хоть старый на вид, а дурак-дураком.
Подошла его очередь, на полочку он еще кое-как запрыгнул, прицелился, а нога-то толчковая одна, естественно, он и близко не допрыгнул до столовой и упал, как жаба. Встал, отряхнулся и опять очередь занял. Вторая попытка еще хуже, спикировал башкой на камни и снова в очередь, попытка не пытка, времени много у придурка, дел больше никаких. После третьей попытки мог бы уже понять что не допрыгнет. Зачем зря мучиться? Он ведь еще трагически взвизгивал при прыжке, толкаться-то больно поломанной ногой. В общем, туповат.
- Бедный котик.
- Ничего в нем бедного нет, он сам кузнец своего счастья, нужно было вовремя правила дорожного движения учить.
- Вот ты жестокая.
- Я, да, жестокая, а зато угадай - кто сейчас напротив меня на кресле сидит, пригрелся и смотрит добрыми глазами?
- Хромой котик!?
- Нет, наша мама.
- Да ну тебя.
- А угадай, кто сидит у нее на коленях, вытаращил дурные глаза на кошачий корм, мяукает и нагло требует глажки…?

ВАСЯ И РЕТРОГРАДНАЯ АМНЕЗИЯ
storyofgrubas
Виктор Семенович – высокий,  вполне еще крепкий, семидесятилетний старик, уже четыре месяца как похоронил жену и учился жить один. Получалось плохо, как будто бы он вообще никогда без нее не жил. Частенько стал разговаривать с самим собой, чтобы получать от себя ценные советы по ведению домашнего хозяйства.
Но, Виктора Семеныча это пока не особо беспокоило, ведь по профессии он психиатр и привык все держать под контролем. От стресса, с людьми еще не то происходит, так что перекинуться парой слов с умным человеком - вполне еще в пределах нормы.
Эх, ему бы детей  с внуками, но детей не нажили, не получилось.
  Как-то воскресным утром, зазвонил телефон и вытащил Виктора Семеныча из теплой ванны. Виктор Семеныч не ждал от этого ничего хорошего, он уже четыре месяца не ждал от жизни ничего хорошего и в своих прогнозах никогда не ошибался.
Звонил дворник-узбек и на узбекско-русском что-то рассказывал.
Это было очень странно и тревожно, ведь никаким дворникам Виктор Семеныч не раздавал своих номеров, он даже имен их не знал, просто здоровался, проходя мимо.
Старик прислушался к смыслу и с трудом выяснил, что дворник нашел какую-то потерявшуюся «белий собачка», увидел на ошейнике номер телефона и позвонил.
Одним словом, они ждут внизу у подъезда. Главная странность заключалась в том, что у Виктора Семеновича ничего похожего на «белий собачка» нет, никогда не было и быть не может, он вообще был противником животных в доме.
Но, спорить старик не стал, ведь без жестикуляции, с узбеком особо-то и не поспоришь.
Нехотя накинул пальто поверх пижамы, на всякий случай сунул в карман перьевую ручку для самообороны,  и вышел из подъезда.
На пороге курили дворники в оранжевых жилетах, а в ногах у них дрожал малюсенький, мокрый от дождя, белый бультерьерчик и с опаской озирался по сторонам.
Но как только песик заметил Виктора Семеновича, он перестал дрожать, громко заскулил и с пробуксовкой кинулся к старику, как утопающий бросается к спасательному кругу. Щенок скакал вокруг пораженного Виктора Семеновича, непременно стараясь запрыгнуть к нему на ручки. В конце концов, песику это удалось.
Дворники заулыбались и сказали: «Узнал хозяина, маладес», подхватили свои лопаты с метлами, попрощались и ушли, а старик с обслюнявленным лицом, остался стоять под моросящим дождем и со странным любвеобильным щенком на руках. На ошейнике действительно была медная пластинка с гравировкой номера телефона и именем: «Виктор Семенович»

- Что делать? А? Куда его? Вот, сука, запачкал лапами новое пальто.
- Ну, теоретически, собака, хоть и полнейшая антисанитария, но для человека в твоем положении, вещь полезная, тем более, этот песик сразу полюбил тебя, как родного сына. Неси его скорей домой, а то простынешь тут после ванны.
- Нет, и думать нечего, нужно срочно его куда-нибудь отнести.
- А куда ты в пижамных штанах и домашних тапочках его понесешь? К тому же на ошейнике телефон и имя хозяина. Твое имя.
- Так-то да, но может это чья та злая шутка?
- А юмор в чем?
- Ну, все равно, его ведь нужно: выгуливать, кастрировать, вязать, развязывать, кормить, лечить, потом еще эти прививки от бешенства, плюс когти подрезать каждый месяц. Разве ты разберешься со всем этим?
- У тебя два высших образования, ничего, справишься, зато ежедневные прогулки на свежем воздухе тебе не повредят, тем более, что когти – это, вроде, у котов.
- Нет, глупости, не смешно даже. Тебе же на лекции почти каждый день. Как ты его дома оставишь? В общем, нужно скорее сдать его в собачий питомник, приют, скотобазу, или как это у них называется?
- Скотобазу? Ну, ну. Посмотри правде в глаза. А вдруг это твой пес, ты завел его, потерял и от того так разволновался, что аж вычеркнул эти события из памяти? В твоем состоянии такое ведь возможно, не зря же тут табличка. И ты, вот так запросто сможешь его выбросить? Подумай, старый идиот, каково будет этому песику, который, кстати, тебя знает и любит, оказаться в непонятном месте, среди совсем чужих людей? Если забыл кличку, зови пока Вася и не выпендривайся, потом вспомнишь. От какого-нибудь синдрома Корсакова еще никто не умирал. Возьми себя в руки, иди домой, попей витамины и успокойся.

Прошел год, Профессор посвежел. Время и ежедневные прогулки на пустыре, делали свое дело. Вася превратился в огромного саблезубого коня белой масти, но с очень добрым нравом. Виктор Семенович ежедневно приходит с ним на работу, а уже в институте освобождает от намордника, величиной с корзину для бумаг. Пес целый день послушно сидит на кафедре и улыбается тому, кто угостит печенькой…

Однажды в кабинет профессора вошла большая группа студентов, они, понурив головы, помычали, потрепали за ухом Васю, а потом признались, что хотели как лучше и извинились за кепку. Не было никакой амнезии – это они купили Васю в элитном питомнике, заказали табличку на ошейник, подговорили дворников, но, главное, еще перед рождением щенка, украли на кафедре старую кепку Виктора Семеновича. На этой самой кепке мама родила и вскормила Васю, поэтому он так полюбил своего хозяина, еще задолго до их первой, исторической встречи у подъезда…

ТЯЖЕЛАЯ ВСТРЕЧА
storyofgrubas
Угораздило меня в дикую рань пойти на работу, заодно и  пакет с негабаритным мусором прихватил,  по пути сбросить.
Шесть утра, только начало светать.
Подошел к контейнеру, а возле него женщина на кирпичах стоит, перегнулась пополам и со знанием дела копается в мусоре. Движения отработанные, поверх куртки самодельный клеенчатый фартук надет, чтобы не пачкаться, а на специальном крючке сумка   висит, в ней какие-то грустные, цветастые тряпки.
Я с размаху забросил свой пакет, женщина вздрогнула, обернулась, мы встретились глазами и о ужас - это была наша соседка – милая, одинокая пенсионерка.
Делать вид, что я ее не узнал, было поздно, пришлось сказать: «Здрасьте».
У женщины задрожали губы, она судорожно пыталась как-то оправдаться, но не знала – как, и продолжала молчать. От смущения даже не поздоровалась.
Я тоже готов был провалиться сквозь мерзлый асфальт, пауза затянулась и тут, видимо, с перепугу, меня озарила спасительная идея. Я хихикнул и весело заговорил:

- Что, внуки накуролесили?
- А?
- Да, у меня однажды такая же ситуация была – сын, когда еще маленький был, заигрался и выбросил в мусор мое обручальное кольцо. Пришлось мне тогда весь этот контейнер до самого дна перекопать. А что делать? Помню, вонючий весь был и грязный как собака, но все же нашел.

Я с гордостью показал соседке палец с обручальным кольцом.
Она заулыбалась, слезла с кирпичей и ответила:

- Да, внучка в гости заходила и… это, мои серьги… это, тоже потеряла, в смысле, выбросила. Случайно. Золотые. Наверное, уже без толку искать, домой пойду. До свидания. Вы на работу так рано? Хорошо вам там поработать. Бог в помощь.

Я пошел неоглядываясь, чтобы дать соседке возможность забрать сумку с мусорными трофеями, на душе у меня было хреново и радостно…




ЩУКА
storyofgrubas
Самое начало 60-х.
Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.
Они строили там военные аэродромы.
Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне заняться в свободное от службы время, чтобы не сойти с ума?»
И действительно, вопрос был не праздный. Всю солдатскую библиотеку (все 12 книг) отец перечитал за неделю, телеканалы в их пустыню не долетали, радиопередачи долетали, но они были либо на туркменском языке, либо на русском для туркменов, что в общем-то одно и то же.
Днем +50 ночью +30 – вот, собственно и все тамошние развлечения.

Отец, как очень умный человек, конечно же понимал, что умному человеку никогда скучно не бывает, но тут даже он сдался, признал себя дураком и обратился к офицерам – своим товарищам по оружию:
- Мужики, а чем вы тут вообще после службы занимаетесь?
Офицеры посмотрели на отца, как на маленького и ответили:
- Ну, так мы на озеро ходим, рыбу ловим. А ты что, не знал?
- Что? Тут и озеро есть?
- Пс-с-с-р-р-р, конечно есть. Ты что, вообще не в курсе? Оно не близко, правда, и не очень большое, но ничего, ловить можно.
Отец мой никогда особым рыбаком не был, но выбирать не пришлось, уж лучше рыбу ловить, чем… за термометром следить.
Выпросил он у товарищей три метра лески, крючок и грузик, а поплавок сварганил сам. Оторвал от наглядных пособий подходящей длины рейку и отправился на далекое, загадочное озеро.
Озеро оказалось совсем небольшим и экскаваторо-творным.
В диаметре метров пять всего.
На берегах сидели очень сосредоточенные рыбаки человек семь-восемь (от лейтенанта и до майора - командира части) они не отрываясь смотрели на свои мертвые поплавки торчащие из глинистой воды и изнывали от жары и отсутствия клева.
Отец сказал:
- Здражлаю, разрешите присоединиться?
Майор замахал руками:
- Че ж ты так орешь, лейтенант? Всю рыбу напугаешь. Садись, только молча.
Новый рыбак сказал: -«виноват»,
развернул свою лихую рейку и тоже сел на берегу.
Прошел час, никакой поклевки ни у кого не наблюдалось.
Прошел второй, то же самое, и тогда отец шепотом, осторожно поинтересовался у соседа:
- А вообще рыба тут есть?
- Ну, конечно же есть, иначе мы бы тут не сидели. Только меньше разговаривай, она этого не любит.

Прошел третий, четвертый час, отец хотел уже сматывать рейки, как вдруг у него клюнуло.
Новичкам везет, р-р-раз и над водой взлетела малюсенькая трепыхающаяся тюлечка.
Офицеры завистливо зацокали языками:
- В первый раз и сразу щуку поймал.
- Да, точно - она, щука, что-то давно никто щуку не ловил.

Отец снял с крючка несчастную рыбку и подумал: - «какая же это щука? Она ведь размером меньше пачки папирос, да и не похожа совсем, но ничего, наш казарменный кот обрадуется и этому»

Спорить со знатоками не стал, а набрал в специально приготовленную трехлитровую банку мутной воды, бросил туда свой улов, тихо попрощался с обществом и пошел домой.
За его спиной воцарилась какая-то странная тишина и наконец майор громко сказал:
- Товарищ лейтенант, я не понял, а куда это вы направились?
- Домой, товарищ майор …А?
- Да нам все равно куда вы идете, только щуку зачем утащили? Мы ведь тоже ловим.
- Так…А?
- Вы что думали, поймал рыбку и пошел с ней домой? Нет, дорогой, тут в озере рыб пять штук на всех, отставить, «Пираньи» уже нету, сдохла. Получается четыре штуки (майор стал загибать пальцы) : «Лещ», потом ваша «Щука», «Сом» и «Акула». Да, четыре.
Так что верните поскорее Щуку на базу пока она тоже не сдохла…

…Вот с тех пор мой отец как-то совсем подохладел к рыбалке…




КАРЛСОН
storyofgrubas
«Я не боюсь того, кто изучает 10000 различных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар 10000 раз.»
(Брюс Ли)


Я всегда знал и соблюдал простое правило: - «Если можешь, то всегда имей дело с узкой специализацией»
Это касается всего, и вещей и людей.
Если мне будет нужно положить в ванне плитку, я непременно выберу мастера, который всю свою жизнь клал только плитку и ничего кроме плитки, а не того, который с нуля строит дома под ключ, а за отдельную плату еще и переводит с китайского на кабардинский. На свете, конечно, все бывает, но скорей всего я окажусь прав в своем выборе.
То же касается и универсальных вещей.
Любой карандаш и любой молоток, наверняка будут лучше и практичнее шикарного универсального инструмента под названием «Карандаш – молоток», ведь – эта штуковина, либо – слишком легкий молоток, либо – непомерно тяжелый карандаш, третьего не дано.
Недавно был в гостях у старого друга - Димы и в очередной раз убедился в этой нехитрой мудрости.
Мы сидели за столом, ели вкусный тортик, как вдруг за окном показались ноги, а потом и весь человек висящий на веревке.
Дима очистил подоконник, открыл окно и сказал:
- Здравствуйте.
- Здрасьте, а это какой этаж?
- Шестнадцатый.
- Спасибо, значит мне чуть ниже. Извините за наглость, но раз уж вы открыли окно, можно хоть на секунду зарядить мобильник? У меня и зарядка с собой. А то разрядился, собака, а нужно срочно сделать звонок.
Дима принял телефон с зарядкой и пригласил альпиниста в гости, но тот вежливо отказался:
- Не беспокойтесь, я как Карлсон, за воздух подержусь, не буду вам паркет пачкать.
Дима настаивать не стал и мы, чтобы занять паузу, принялись рассматривать веревки, ремешки и железячки, которыми Карлсон держался за жизнь.
Я подумал и сказал:
- По-моему, тут у вас лишний заворот, лучше было бы это, пристегнуть не сюда, а сразу вот к этому. Так ведь будет проще и надежнее…
Дима подумал и тут же подтвердил:
- Вот-вот, с языка снял, зачем так извращаться, напрямую ведь проще, а значит надежнее.
Карлсон внимательно на нас посмотрел и вдруг сказал:- «Можно, я все же влечу к вам в гости?»
Когда альпинист уже стоял на твердом паркете, он переспросил:
- Как вы хотели? Этот карабин отстегнуть отсюда и пристегнуть прямо сюда?
- Ну, да - это же логично. Разве нет?
Карлсон перестегнулся, так, как мы с Димой предложили, потом потянул от себя веревку и… она спокойно выскользнула из под всех лямок и карабинов…
Упс - сказали мы с Димой - какая неприятность, кто бы мог подумать?
Альпинист пристегнулся как было, улыбнулся и ответил:
- Вот вы меня и убили. Ничего, бывает, главное не слушать советов неспециалистов, когда висишь на высоте шестнадцатого этажа. А пока телефон заряжается, я быстренько расскажу вам историю на эту тему:
Недавно мои: теща с тестем вернулись из Стамбула. Все у них там было шикарно: квартиру сняли недалеко от моря, хоть купаться не будешь, зато соленым ветром пахнет, даже собачку с собой возили.
Ходили они по стамбульским музеям и базарам, ходили и вот, в один прекрасный день, уже во вторую неделю отдыха, возвращались к себе на квартиру.
Как всегда вышли из трамвая на правильной остановке, подошли к дому и вдруг поняли, что дом не тот. Ну, то есть очень похож, но не тот, их дом был явно подальше от моря, да и вокруг все какое-то не такое.
А собачка их, Жуля, двести граммов живого веса, смотреть не на что, а вся аж изгавкалась, тянет хозяев к этому дому, надрывается, но тесть-то с тещей умные люди, видят, что дом только похож на их и конечно же к нему не идут, а отправляются искать дальше.
Прошли одну улицу, вторую, все не то.
Вернулись к трамвайной остановке и снова принялись танцевать «от печки», опять пришли к тому самому, похожему, но не их дому. За их домом, огромная гостиница была, этажей двадцать, аж море закрывала, а тут ее и близко нет. Что за черт? А, Жуля, тем временем, все рвется и рвется туда, прямо с пробуксовкой.
Опять бедняги походили по соседним дворам, не увидели ничего знакомого и, делать нечего, пошли сдаваться в полицию.
Адреса квартиры толком не помнят, телефона тур фирмы тем более (визитки остались в квартире). Пришлось им всю ночь кататься с полицией по улицам и искать их загадочно исчезнувший дом.
Только под утро и нашли.
Оказалось, что зря двое взрослых и умных людей не доверились своей маленькой, глупой собачке, у которой намного лучше обстоит дело с обонянием и полностью отсутствует географический кретинизм…
Дело в том, что громадная, многоэтажная гостиница, которая закрывала горизонт за их двором, была совсем не гостиницей, а здоровенным круизным судном. Оно постояло себе недельку, да и отчалило по своим делам, полностью изменив окружающий ландшафт…
Так, что, вы не обижайтесь, мужики, но не нужно учить собак находить дорогу домой, а Карлсонов летать…




БЕЛОЧКА
storyofgrubas
"Что человек делает, таков он и есть"
(Георг Вильгельм Фридрих Гегель)




Валерка – сто сорока килограммовый пятиклассник, сидел на террасе своего большого купеческого дома и пил чай вприкуску.
Хотя, какой там пятиклассник? Ему уже сорок шесть, но я его знаю с семи, поэтому  до сих пор не могу привыкнуть, что он давно не игрушечный, а самый настоящий взрослый дядька.

   Всю жизнь Валеру находили абсолютно немыслимые приключения (на четверых Колумбов хватит) а когда долго не находили, то он начинал скучать и находил их сам.
Да, ты и сам это заметишь, дорогой читатель, если не поленишься дочитать мой рассказ до  конца.

Вообще моему другу Валере всегда необычайно везло. Жизнь частенько поднимала его на гребне волны на недосягаемую высоту, а потом резко топила как котенка, но всякий раз благополучно выбрасывала обратно на берег, хоть и без денег, компаньонов и перспектив, зато живого и жизнерадостного. Может - это от того, что человек-то он хороший, а хорошие люди на этом свете в большом дефиците.

Если мне завтра скажут, что огромное океанское судно, на котором плыл Валера, вдруг с Божьей помощью благополучно потонуло, но из тысяч пассажиров спасся всего один, то я сразу успокоюсь и с нетерпением буду ожидать этого единственного пассажира, чтобы засесть с ним на даче и послушать очередную, леденящую душу историю…

Но, все это лирика и узоры на обложке, перейду, наконец, к самой истории.
История эта совсем не такая масштабная и эпическая, какие случались с моим другом ранее, но она вполне его характеризует.

Итак, Валера сидел в плетеном кресле на террасе и пил чай, любуясь кусочком своего собственного соснового леса.

В кроне одного из деревьев показалась белочка, она деловито бегала вверх и вниз по стволу, решая свои неотложные вопросы.
Вдруг, откуда-ни возьмись, прилетел черный птеродактиль и принялся кружить над испуганной белочкой. Белка попыталась скрыться от этого кошмара в густых ветвях, но не успела, ворон, слету клюнул бедняжку в голову.

Белка оторвалась от дерева и безжизненным, мохнатым воротничком полетела к земле. Довольный ворон ловко спикировал к своей бездыханной жертве, и только в этот момент Валера пришел в себя и как пулемет Максима, принялся пулять в убийцу всем, что было под руками: пепельницей, сахарницей, чашкой с чаем, конфетами и ложками.
Птеродактиль удивился, испугался и недовольно улетел ни с чем, а Валера подбежал, склонился над мертвым, рыжим воротничком, потрогал его своими толстыми пальцами-сардельками, и ему вдруг показалось, что маленькое сердечко все еще бьется.

Дальше начались лихорадочные отрывания зеркала в ванной, для  проверки дыхания (хорошо, что дачный забор очень высокий и совсем не прозрачный, а то бы соседи с ужасом увидели, как Валера лежит под сосной и зачем-то заглядывает под большое круглое зеркало) зеркало ничего не принесло, кроме потери времени и сил, потом полетели звонки в службу спасения, и дежурные операторы, нужно отдать им должное, не подняли испуганного Валеру на смех, а честь по чести, дали адрес ближайшей круглосуточной, специализированной клиники для грызунов.
   Уложил мой друг, рыжее бездыханное тельце в деревянную коробку от коллекционного коньяка, вскарабкался в огромный джип, и не закрыв за собой гаражных ворот, помчался напрямик сквозь поля, леса и огороды,  чтобы срезать путь и миновать вечную пробку на переезде. А путь, надо сказать, был совсем не близким - километров пятьдесят с гаком.

В поликлинику Валера вломился около полуночи, но несмотря на столь поздний час, в предбаннике толпилось человек пять: с горностаями, выдрами, хомячками и мангустами.
Валера сходу заорал, что его белочка с острой болью и попер без очереди.
Дорогу ему решительно преградил мужик с каким-то барсуком в клетке. Мой друг рассвирепел и заорал: - «Ты посмотри на своего наглого хорька, он спокойно лежит и даже что-то жрет, и глянь теперь на мою белочку в полном отрубоне! Чувствуешь разницу!? Хочешь я тебя сейчас по балде киркой накерню, а потом вместе с тобой в очереди посижу!?
Мужик проникся логикой (а скорей всего струхнул – Валерка страшен в гневе), отступил, и сто сорока килограммовый спасатель, без стука вломился в кабинет.
Айболит оценил состояние почти мертвой белки и выразил некоторый скепсис, но увидев огромные кулаки посетителя, а главное его решимость, сразу принялся за дело всей своей жизни, даже помощников позвал.

Через полчаса, когда Валера осторожно заглянул в операционную, он понял, что белочку спасут.
Больная лежала распластанная на специальной дощечке – подобии операционного стола, но самое удивительное и вселяющее надежду было то, что на беличьей мордочке красовалась малюсенькая масочка для наркозика.

Наконец, когда операция была завершена, Айболит позвал хозяина белки и устало сказал:
- У больной: черепно-мозговая травма, плюс ушибы и внутреннее кровотечение. Положение очень тяжелое.
И вы свидетель, мы сделали все что могли и даже больше. Но не волнуйтесь, жить, скорее всего, будет, только ей сейчас нужен хороший уход и покой. Вот рецепты, будете делать уколы. В ближайшие дни, пока белочка еще очень слаба, на дно клетки, лучше положите…

Валера перебил доктора:

- В смысле клетки? Какой клетки?
- Ну, клетки, в которой она у вас живет…
- Она у меня не живет – это вообще не моя белка.
- Как, не ваша? А чья же?
- Ничья, обычная, лесная белка, ее клюнула ворона, я случайно увидел и привез.

У Айболита потемнело в глазах и чуть не случился удар, еще немного и он сполз бы по стенке. В руках у доктора дрожал  астрономический счет за лечение бесхозной белочки, на целых 16 тысяч рублей (00 копеек)

Валера успокоил Айболита и тут же сполна расплатился за белку-бомжа, даже коньяк подарил, который остался от деревянной коробки.

Спустя неделю уколов, процедур и отличного питания, больная совсем поправилась и Валера выпустил ее на волю.

С тех пор, когда он на своей террасе садится пить чай, то всякий раз шурудит кедровыми орехами, вглядываясь в кроны деревьев  и маленькая, рыжая соседка по даче, не заставляет себя долго ждать.
Белочка появляется с неожиданной стороны, беззвучно запрыгивает на стол и довольный Валера закуривает трубку. Гостья морщится, крутит носиком, но из приличия не уходит, а терпеливо ждет, когда, наконец, сменится ветер.

Конец…




БАТЯ
storyofgrubas
На пляже рядом со мной расположился русский дед с двумя внуками.
Черный весь, сразу видно - не один месяц тут загорает, так и оказалось.
В первые дни мы просто здоровались, потом поменялись зачитанными до дыр, влажными от брызг русскими газетами, а когда больше читать стало нечего, разговорились.
Вначале о черногорской флоре и сербской фауне, потом о моих детях и его внуках, а потом просто - за жизнь.
Его сын, купил тут квартиру, вот дед с внуками и загорает все лето. Хорошо, только иногда поговорить по-русски хочется, да не с кем.
Дед (я как-то даже и не спросил его имени, хоть общались неделю) поведал мне несколько своих семейных историй, вот одна из них:

Мы жили на Украине в маленьком селе. Мой батя, царство ему небесное, всю войну прошел, все четыре года в танке провоевал.
Как уходил, я не помню, маленький был, а как вернулся, помню, как будто вчера. Пацаны мне очень тогда завидовали – папка живой, с немецким аккордеоном, сам весь в медалях, орденах, да еще и с руками и ногами целыми. Тогда это была большая редкость.
Правда, лысый весь и рот стал маленький и круглый - голова в танке малость подгорела, но глаза целые и сам здоров как бык.

Работал наш батя трактористом в колхозе, жили голодно, но дружно, не жаловались. Все было бы хорошо, только в 52-м понаоткрывали вокруг нас угольных шахт и стали на них зазывать добровольцев-комсомольцев. Добровольцы кончились, так и не начавшись, но задание партии выполнять нужно и тогда начали, хочешь - не хочешь, грести всех подряд.
Причем во время работы не забирали, что бы слухов не было, наверное, гребли только по вечерам.
Сидит человек в хате, никого не трогает, а тут раз – здрасте. Явились агитаторы с милицией.
Забирали всех мужиков от восемнадцати до пятидесяти. Пишешь заявление добровольца, котомку в зубы и на шахту в «бой за уголек». Не хочешь писать сразу, так сначала почки отобьют, после тут же напишешь…
Батя наш очень не хотел на те шахты.
В хате под полом выковырял себе место, величиной поменьше гроба, и как только собака вечером залает, быстро хватал документы, надевал пиджак с медалями, крестился и влезал под пол. Сверху закрывался доской и каждый из нас, детей, умел быстро накрывать ковриком отцовский схрон. Даже трехлетняя сестра. Ну, вообще не заметно.

Бывало, ворвутся в дом, и давай папу шукать. Все переворачивали, вначале искали отца, потом уж его документы, награды, костюм.
Мама говорила, что мол, вот только перед вашим приходом муж собрался, взял паспорт, медали и уехал в город, зачем, не знаю.
Товарищи агитаторы ругались, плевались и уходили, может на неделю, может на месяц…
А папа вылезал из своего гроба, все лицо в слезах. И так до следующего лая собаки.
Мама его жалела.
Конечно, обидно – жизни не щадил, четыре года за Родину отвоевал, оставьте уже мужика в покое, пускай в своем колхозе землю пашет, так нет же…
Однажды, все же нашли.
Вытащили, вывели на двор и так отдубасили… до сих пор в ушах стоит его крик.
На шахте отец проработал недолго, пару месяцев всего.
Их бригаду там привалило.
Многих поубивало, а бате ноги отрезали выше колен.
Ничего, он не унывал, по дому все сам делал, прыгал по хате как обезьянка, еще быстрее здорового. Даже в футбол с нами играл, стоял на воротах.
Вообще хороший был мужик, добрый.
Он ведь, слава Богу, до старости дожил, в 80-м схоронили…

…Дед кряхтя поднялся и пошел к морю разнимать дерущихся за матрас внуков, а у меня все никак не шел из головы человек со слезами на обезображенном лице, который лежал в темноте и старался не звякнуть медалями…



ДИКИЙ
storyofgrubas
«Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь»
(Царь Соломон)


Аэродромный автобус выгрузил толпу пассажиров у когтей огромной металлической птицы, готовой в любую секунду сорваться с места и с грохотом улететь в сторону Адлера.
Одни в предвкушении авиа-приключений улыбались и шутили, другие, напротив, в пику первым принимали напыщенный вид бывалых летчиков давно уставших от неба…
Стюардесса собирая у трапа посадочные талоны, здоровалась одной половиной лица, вторую половину, видимо берегла на обратную дорогу.
Вдруг один мужик отодрал от себя двухлетнюю девочку, навесил ее на жену, быстро покопавшись в сумке достал маленькую видеокамеру и отбежал от всех подальше под необъятный живот большой алюминиевой птицы.
Вначале никем не замеченный, он снизу вверх суетливо целился камерой в хвост и двигатель и что-то там разглядывал. С каждой секундой беспокойный пассажир все расширял территорию своего интереса к гудящему монстру, даже попытался подпрыгнуть и повиснуть на крыле. При этом странный пассажир начал все громче и громче возмущаться:
- Твою же мать! Ну, как на нем лететь!? Нет, я не полечу, ну его на хер! Да мы же не долетим, разобьемся в фарш!
Публика стихла и напряглась. Наконец его заметила стюардесса:
- Мужчина! Отойдите от самолета, идите сюда. Там запрещено находится и прекратите съемку.
Мужик все еще чертыхался, но послушался, подошел к жене с дочкой и ответил стюардессе:
- А я не снимал. А просто рассматривал в камеру.
- Все равно нельзя.

Мужик решительно отнял дочку у жены и начал что-то объяснять отчаянно жестикулируя. Сквозь самолетный гул были слышны только отрывочные фразы:
- Ты как хочешь, я не полечу, и не проси. Лети сама, а мы с Маруськой на поезде. Так спокойнее. Я тебя умоляю – не нужно. Как мы одни без тебя останемся, ты подумала? Тебя похоронят за государственный счет…
- Ну почему ты у меня такой дурак? Ну, может ничего и не случиться, нормально долетим, а? Я не могу опоздать. Летают же люди, ну…
- Нет, мы рисковать не будем, а тебе счастливого пути. Встречай нас послезавтра, если доживешь...

Женщина заплакала, а мужик с девочкой на руках сплюнул и не оглядываясь пошел в сторону здания аэровокзала.

Пассажиры загрустили и молча  полезли в холодное брюхо железной птицы.
Уселись на свои места, пристегнулись ремешками, чтобы не упасть с десяти километров и с тревогой принялись ожидать своей миграции в теплые края.
Из-за мужика-аэрофоба, игривое настроение у всех было безнадежно испорчено.
Женщина, летящая без мужа и дочки, грустно косилась на пустые кресла рядом с собой и чуть не плакала.

Птица побежала, взлетела  и подобрала когти вдоль животика.
Мимо грустной, одинокой женщины, по одному ходили члены экипажа и как бы невзначай присматривались к ней.
А в общем все шло как обычно – за бортом -50, туалеты находятся там и там, а если грохнемся в море, то не переживайте, вот тут у всех имеется свисток, прохладительные напитки и т.д.

Наступило время обеда.
На столик грустной женщины стюардесса поставила что-то хлипкое, маленькое, обжигающе-горячее и дружелюбно заговорила:
- Чай? Кофе? Ну, что он у Вас такой дикий? Весь отпуск испортил. Он еще ни разу не летал, или просто боится?

Женщина зло посмотрела на стюардессу и ответила:
- Странно, что Вы не боитесь летать на таком хламе. Вот Вы улыбаетесь, а наверняка не в курсе, что этот самолет ровесник Ваших родителей.
Он еще Хрущева на пенсии наверное катал.
А главное, его сто лет не ремонтировали и готовили к полету в усмерть пьяные механики, а точнее - совсем не готовили. Мой муж не дикий, как Вы выразились, а начальник цеха на авиаремонтном заводе, так что понимает, что к чему. И если мы на этом гробу благополучно долетим, то это будет заслуга не этого металлолома и Ваших бравых летчиков, а исключительно тяжелая работа Господа Бога.

Стюардесса загрустила, вышла из образа и до самого конца полета больше никому не улыбалась.

А уставшая, седая, алюминиевая птица, слава Богу, долетела до теплых краев и в этот раз…





АРТЕМ КРЕСТОВСКИЙ
storyofgrubas
Ехал я с администратором Артемом смотреть правильное место для предстоящей съемки. Он за рулем. В городе Железнодорожном мы слегка заплутали и решили незаметно развернуться через две сплошные.
Разумеется, у нас получилось только развернуться, а незаметно - нет...
Тормозят и подбегают сразу двое (как будто заранее не смогли поделить шкуру не развернувшегося медведя...)
Внезапно Артем потянулся к бардачку, открыл, из кучи одинаковых компакт дисков схватил два и говорит мне:
-Я сейчас, только молчи и постарайся не заржать...
Вышел на встречу ментам и улыбаясь как старым знакомым:
- Здорово мужики, простите нарушил, на концерт опаздываю. А вы меня походу даже не узнали!? Кручусь как белка в колесе: гастроли, записи новых песен, репетиции и снова гастроли, вот и стал не такой как в телевизоре. Давайте я Вам подарю по своему новому диску и разойдемся добрыми друзьями...
Артем вытащил маркер и размашисто подписал: «АРТЕМ»
Гаишники заулыбались, «вспомнили», поблагодарили его, передали привет Гарику Кричевскому и пожелали нам счастливого пути...
Едем.
Я вытащил из бардачка диск. Сделан добротно, даже в целлофане. На картинке красуется сам Артем в кожаном пиджаке на голое тело, на груди огромный золотой крест, а из-под кепки - пидороватый взгляд с поволокой. Посредине надпись: «АРТЕМ КРЕСТОВСКИЙ – ЖИВОЙ КОНЦЕРТ»
Спрашиваю:
- А если они включат диск и поймут, что ты ни хрена не Крестовский?
- Как они поймут? Я ведь подошел к вопросу творчески: записал туда десять самых блатных и малоизвестных песен типа: «сижу на нарах и верю, что ждешь, а ты стерва, ни хрена меня не ждешь...» и так далее, все по чесноку – напел под караоке - живой концерт.
За много лет еще ни разу меня не штрафанули... Еще бы - видишь какой я на диске брутальный.
Один правда - тормознул, узнал, но отпустил, видимо из жалости к моим творческим потугам...

Кстати опять нужно новых нарезать, кончаются уже...


СМЕРТЬ СОБАКИ
storyofgrubas
У моего друга старого гэбэшника Юрия Тарасовича, много учеников - следаков СБУ и прокуратуры. Они частенько дергают своего учителя, когда заходят в тупик. Ну, чистый Шерлок Холмс. У Тарасыча животный нюх на правду и неправду. Если поговорит с подследственным и почувствует, что тот не виноват, то так и говорит:
- Я не знаю, что и кто, но только не этот, даже если орудием убийства он отбивался при задержании... Ищи дальше.
Вот пару лет назад, обратился к Юрию Тарасовичу следователь прокуратуры:
-Тарасыч, тут такое дело, вроде все пляшет, но что-то не то. Фактура такая:
В районном городе "N" бультерьер загрыз своего хозяина и не абы кого а целого капитана милиции.
Я навел справки - пес был найпаскуднейший. Гулял без поводка и намордника. Не проходило и месяца, что бы он не жрал кого-нибудь. То собачку загрызет, то людей покусает. А пару лет назад, хорошо так, погрыз лицо трехлетней девочке, на этаже с ним живет. Ее мама кинулась ребенка от бультерьера отрывать, так он ей руку перекусил. Ну девочка осталась жива, только шрамы на лице. Так все и замялось, даже до суда не дошло, видимо капитан, царство ему небесное, тоже был не подарок. Зашугал их как-то. Капитан, вы понимаете, да еще и город маленький...Ну вот.Дальше. Возвращаемся к нашим временам.
Приходит с работы жена капитана, видит - муж лежит с перекушенным горлом в луже крови, а рядом бультерьер - морда вся в крови. Хвостиком замахал, обрадовался, что хозяйка вернулась, бросился к ней, она еле успела выскочить назад и захлопнуть дверь. Вызвала милицию. Ну и конечно, зверюгу покрошили из автомата.
Так вот теперь самое главное: эксперты говорят, что следы от зубов на горле не очень совпадают с зубами бультерьера. Правда, пару зубов пулей выбило, но все равно...

Тарасыч:- А враги у капитана были ?
Следак:- А у кого их нет? Ну я допросил пару человек. Папа покусанной девочки, какой то мутный тип, про алиби говорит. Зачем ему алиби?
Короче, Юрий Тарасыч, поехали завтра со мной, посмОтрите результаты экспертизы, допросим кого... Так может и закрою это дело. Несчастный случай.
Юрий Тарасович поехал. Он давно на пенсии, а ему всегда охота в движении поучаствовать.
Приехали, вызвал на допрос жену капитана, потом отца покусанной девочки, поговорил с ними минут по сорок с глазу на глаз, и заключил:
- Жена покойного не причем, да и этот мужик, хоть и ненавидел капитана, но ненависть к делу не пришьешь. Дело закрывай, и вези меня домой.
...........................................
Это еще не вся история. Мне Юрий Тарасович такое добавил, что у меня в глазах потемнело. Оказывается, я и не подозревал, КАКИМ он может быть...
Когда он вызвал мужика на допрос то сразу просек, что парень знает больше, чем хочет сказать.
Тарасыч его запутал и раскрутил на чистосердечное признание:
- После того, как лицо моей дочке погрызла эта капитанская тварюка, а жене хряпнула открытый перелом, я обратился в милицию и в тот же вечер был избит капитаном и его друзьями прямо на дому... Заявление пришлось забрать… Подлечил своих.
Купил маленького щеночка и держал его на даче два года. По книжке дрессировал. Порода у собачки – питбуль…
В тот день я с большим рюкзаком на спине, пришел к капитану. Тот спокойно открыл дверь, я жахнул сначала пса, а потом капитана электрошокером и выпустил из рюкзака своего питбуля...
После всего, забрал ментовского питбуля обратно в рюкзак, закрыл дверь и ушел.
Юрий Тарасович выслушав, спросил:
- А сильно у твоей дочки погрызанно лицо?

- «Да уж, замуж точно не возьмут, в садике обзывают маской...», с усмешкой сказал мужик и... зарыдал.
Тарасыч:- Слушай, пусть это останется на твоей совести, живи с этим, если сможешь.
Но никогда и никому... то что мне сейчас рассказал.
Да, а питбуля своего усыпи...