Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

А ВОТ И Я

Я опять вернулся из-за горизонта.

Если вы   терпеливо меня ждали, как зубного врача Бориса из одного моего рассказа, то для вас и только для вас,  я с удовольствием напишу кое-что новенькое, а те кто не ждал, те пусткай читают как дураки без спроса, нелегально...

ВЕЛИКИЙ ЗРИТЕЛЬ

img009

Я – восьмилетний боец Красной Армии, в каске немецкого парашютиста, носился вокруг гаражей, сражаясь с превосходящими силами фашистов. Бегал как угорелый, старался изо всех сил, ведь в тот момент на меня смотрел великий зритель.
Многих моих товарищей уже убили, кого в упор из пулемета, кого ножом в сердце, кого… а вот и меня взорвали гранатой из-за угла.
Тут даже и спорить нечего, я был убит. Если бы хоть немец выскочил нос к носу и мы начали друг в друга палить: «туф-туф-туф-туф!!!» это еще ничего, можно поспорить – кто кого первым застрелил, но мне из-за гаража под ноги бросили гранату-железнодорожный костыль. Как ни хотелось жить, но война – есть война, пришлось признать себя убитым.
В те дни у нас гостил дедушка Петя, мы с ним дико соскучились друг по другу и теперь даже во дворе не расставались.
Дедушка сидел на краю песочницы и как-то уж очень серьезно наблюдал оттуда, за нашей игрушечной войной.
Он подозвал к себе убитого внука(меня), погладил по каске, улыбнулся и сказал:
- Что, убили? Не расстраивайся, в следующий раз не убьют.
Зато ты один не боишься прыгать с гаража – молодец, только в следующий раз спрыгивай без пулемета, а то руки-ноги переломаешь. Да, и самое главное – ты почему стоял как столб когда в тебя немец гранату бросил?
- А, что я мог сделать? Лечь? Все равно бы взорвался.
- Нет, внучок, нельзя было ложиться. Запомни, если в тебя из-за угла бросили гранату, а прятаться негде, нужно сразу бежать туда откуда она прилетела?
- Но ведь там же немец.
- В том то и дело, что в этот момент он самый беззащитный, он даже за угол боится выглянуть, просто стоит с закрытыми глазами и пережидает, когда ты взорвешься. А ведь у тебя в запасе всегда есть какие-то секунды. Жить захочешь – успеешь. Бросаешься за угол и сходу убиваешь мальчика… то есть немца…
- Дедушка, а разве так можно успеть?

Дед прищурено улыбнулся и ответил:
- Можно, внучок, можно, я ж успевал и теперь вот с тобой тут сижу, разговариваю…

…С тех пор прошло много лет, великий зритель – мой дед, давно уже покинул меня, но я все равно, иногда чувствую на себе его прищуренный взгляд и под ним, стараюсь не опускать руки и не сдаваться, когда жизнь из-за угла подкидывает мне под ноги гранаты…

Жаль только, что в свое время я мало приставал к деду и не записывал каждое слово его воспоминаний, а ведь записать было что. Разведка боем – это нечеловеческая работенка.
Выжить в ней почти невозможно, а остаться собой, еще труднее.

На днях, мама вспоминала своего могучего папу и рассказала вот такой маленький эпизод из далекого счастливого детства:

9-е мая, начало 50-х.

Вечер.
Во дворе поставили длинный деревянный стол и все соседи несли на него свою нехитрую закуску, кто что мог.
Пили за Победу самогон, пели военные песни и каждый по-своему вспоминал те четыре года.
Моя десятилетняя мама сидела со взрослыми, болтала ножками и очень гордилась, тем, что к ее нарядной кофте были приколоты две медали «За отвагу» и одна «За победу над Германией» (все что выпросила с тяжелого папиного пиджака)

Очередь высказаться, дошла до тети Дуси, она со своей старенькой молчаливой мамой вспоминала оккупацию в Белоруссии.

Тетя Дуся:
- Натерпелися мы страху за тую проклятущую оккупацию, не приведи Господи.
И если бы только от немцев… случалося, что и наши были хуже фашистов.
Один раз пошли мы с мамой в лес по грибы, кругом тишина, птицы поют. Вдруг, со всех сторон, откуда ни возьмись, налетели на нас из-за деревьев черные коршуны. Просто страх божий. Человек восемь или десять. Вооруженные до зубов, ни крестов на них, ни звездочек, аж только потом мы увидели с ними связанного немецкого офицера без носа. Начисто отрезан, все лицо в крови, даже глядеть на такое больно, и тогда мы поняли, что то были наши, а тут они и заговорили по-русски. Стали нас с мамой расспрашивать: Из какой мы деревни? Где управа? Сколько там немцев, какие у них машины, много ли полевых кухонь? Кто из нашей семьи на фронте?
Поспрошали, отошли в сторону, пошептались меж собой, а потом вдруг, ни с того – ни с сего, схватили нас, как тряпичных кукол, стянули с мамы валенки, с меня тоже калоши стащили, поставили спина к спине и проволокой намертво привязали друг к дружке за волосы.
Наказали чтобы мы сидели тихо под деревом, аж пока они за нами не вернуться. Грозились обеим глотки перерезать если их не дождемся и с места сойдем. Постращали, потом подхватили нашу обувку и аж бегом убежали.
Так мы всю ночь, до утра, со связанными косами и просидели, аж пока не решились кое-как пообрывать волосся, да так босыми домой и ушли. Все ноги в кровь искололи.
Это ж какими нелюдями нужно быть, чтобы со своих же советских людей последнюю обувку поснимать? Хотя она им и даром не нужна была, не по размеру, да у их и так у всех сапожки о-го-го, не чета нашим деревенским…
А, какие длинные косы почем зря испортили, нехристи, потом стыдно было на люди выйти. Просто сволочи. Ироды проклятые. Наши, а повели себя хуже фашистов…

Старенькая мать тети Дуси беззвучно заплакала, вспоминая пережитое, а мой дедушка, вдруг неожиданно шваркнул кулачищем по столу, что аж все подпрыгнули, и зарычал:
- Косы испортили!? Дуры вы бабы, дуры! Как у вас двух дур, языки повернулись сравнивать тех разведчиков с фашистами?! Да вы каждый Божий день должны  в церковь ходить и ставить им свечки за здравие! Ведь они пожалели тогда вас, своими жизнями рискнули, отступили от приказа, хотя обязаны были после допроса заколоть вас, как свиней и ветками забросать…

Тетя Дуся тихо заплакала на пару с мамой и больше в тот вечер не проронила ни слова.
А народ после длинной и гнетущей паузы, выпил за фронтовую разведку и хором затянул «Темную ночь»…


P.S.

Всех с Днем Победы!
Вспомните сегодня своих могучих дедов и прадедов, даже если у них и не получилось дожить до вашего рождения…



СТРАХ СЦЕНЫ

«Самая лучшая битва та – которой не было…»
(Генштаб)


Поздно вечером после работы, заехали с женой в Макдональдс.
Дома все равно есть нечего.
Перед нами две влюбленные пары, а вот позади, трое персонажей поинтересней – гопники с двадцатилетним стажем. На вид им около тридцати, самый неудобный для окружающих возраст.
Старших уже не боятся, но в душе все те же идиоты, что и в 12…

Двое в потных спортивных костюмах, у третьего белая майка, густо татуированная бицуха, кепка и четки.
Я не думаю, что в обычной, пацанской жизни, им удобно разговаривать с таким подавляющим процентом мата, как в той очереди на людях.
Было ясно, что матерились ребятишки нарочито громко и часто.
Матом обсуждали меню, матом плевались, матом хвастались своими тюнингованными ласточками. Матом даже умудрялись отвечать на вопрос: «Который час?»
  Парни просто искали ночных приключений и хотели: либо нарваться, либо просто оттянуться на глазах безмолствующего народа.
Я встретился со взглядом жены, который говорил:
- Только молчи, а то ничем хорошим не закончится.

Я это и сам понимал. Вот если бы я был без жены…тогда бы можно было и…
А что тогда?
Без нее, я бы и вовсе не обратил внимания на мат. Что я в армии не служил?
Но для чего же тогда моей жене нужен муж, не для того ли, чтобы защищать ее всегда и во всем и в таких случаях в том числе?
А, будь что будет – влезу на свою голову.
Но с чего начать?
Культурно попросить не ругаться матом? Вряд ли подействует, а в бубен схлопотать вполне поможет.
Начать с возмущения? Тем более огребу.

Затравленно стреляющий глазками мужик в белом пиджаке, стоящий впереди, наверняка не поможет, когда меня будут буцкать ногами.
Конечно, эффективнее всего напасть первым, тогда одного точно бы погасил… Но это тоже бред. С чего вдруг, без объявления войны?
Нужно было срочно придумать такие слова, которых они ни разу в жизни не слышали, а там – как повезет.

Я на всякий случай мысленно приготовился к резким адреналиновым движениям, с трудом справился с тошнотворным страхом сцены, время остановилось  и я громко сказал:
- Парни, можно задать вам один вопрос?
Пацанчики заметно оживились и выстроились в шеренгу:
- Че такое?
- А вопрос простой – я вот никогда в жизни не матерился перед вашими мамами и женами, кстати, не собираюсь этого делать и в дальнейшем. Так вот, могу ли я рассчитывать на то, что у вас это тоже получится не хуже чем у меня?


Шеренга переглянулась, призадумалась и вдруг, тот что в майке повернулся к моей жене и сказал:
- Извините, че-то мы…
Двое других тоже извинились с наглой интонацией (по другому они не умели), причем извинились только перед моей Шурой, хотя вокруг  женщин было немало.

Потом улыбнулись, протянули мне руки и тот, что в майке, сказал:
- Базара нет, красиво завернул. Вроде то же самое, что «Пасите за бубней», а звучало солидно…

Больше парни не матерились, от чего и разговор у них слегка подзачах.

Когда мы уже сидели за столиком и давились гамбургерами, ко мне вдруг подошел мужик в белом пиджаке и сказал:
- Извините, а как Вы там, на улице сказали после того, что мол, можно мне рассчитывать… а дальше?
- А зачем это Вам?
- Ну мало ли, может и мне в подобной ситуации пригодится?

Я простодушно стал вспоминать те слова, но в разговор неожиданно влезла моя Шура и  с деликатной улыбкой сказала:
- Вам пока не пригодится. Для начала нужно победить страх сцены, а уж потом учить роль...








АЛЬ ПАЧИНО

Вчера, как и каждый год в День Победы, отправились с сыном бродить по городу в поисках виновников торжества.
Несмотря на азербайджанца – торговца цветами, настроение у нас шикарное.
(Я попросил 50 гвоздик, торговец спросил:
- Вам красиво упаковать?
- Не нужно – говорю – мы будем по одной раздавать ветеранам на улицах.
Он отсчитал цветки, я присмотрелся и вижу: одни пожухли, другие на скотче держатся, третьи короткие...
Спрашиваю его:
- Что за хрень!?
Торговец, заговорщицки понизив голос:
- Брат, какая тебе разница? Ты же все равно раздашь их туда сюда...
Потом конечно заменил).

Бродим и с удовольствием чувствуем, что и в этом году, хоть медленно, но все же тает наш букет... Живы еще бравые парни и девчонки!
Идем по Кутузовскому, уже почти все гвоздики розданы, встреченные ветераны поздравлены, смотрим - на нас надвигается необычная троица: два стареньких полковника с палочками - летчики, вся грудь в тяжелых, сверкающих бронежилетах орденов и медалей. Но поразил меня их третий. Роста небольшого, поджарый, спортивный, молодой черт возьми! По лицу конечно видно, что и ему далеко за восемьдесят, но шевелюра на голове и походка молодая не старческая... Как будто - это фантомас надел маску ветерана...
Среди друзей он резко выделялся костюмом. Представьте себе: дорогущий черный костюм, блестящие итальянские туфли и воротник белой рубашки лежит поверх пиджака. Одним словом – Аль Пачино... Сразу видно, что дед этот всегда был франтом и любимцем прекрасных дам. Идет, руки в карманах и скорость его сдерживают только шаркающие шажочки его боевых друзей...
Сынок вручил всем по цветочку, полковники ответили: «Спасибо деточки», а «Аль Пачино» потрепал дарителя по голове и сказал: «Благодарю пацан».
Я еще долго тащил сына за этой троицей, не в силах оторваться от них. По обрывкам разговоров, было понятно, что эти трое парней познакомились еще при жизни Гитлера...
И такая белейшая зависть меня взяла к внукам этого франта в шикарном костюме, как же хорошо, когда у вас такой боевой дед – живой и красивый. И какие молодцы внуки – холят, лелеют и одевают дедушку как куколку. Сразу видно – его дома любят и гордятся им.

Свой геройский «бронежилет» из наград, «Аль Пачино» оставил дома, кроме одной единственной награды - на его черном пиджаке одиноко блестела звезда Героя Советского Союза...

НЕВЗРАЧНЫЙ МУЖИЧОНКА

Конец 80-х. Город Львов.
Сидели мы большой компанией студентов и одна девушка рассказала о недавно произошедшем с ней трагическом и в тоже время невероятно счастливом случае:
- Я с подругой ехала в электричке, народу не очень много, но свободных мест почти не было.
Заходит на остановке озверелая толпа здоровых мужиков – человек десять, не меньше. Нагло, пинками согнали с мест кучу народа, уселись к нам и тут же без разговоров стали лапать за все места.
Я заорала:
- Люди помогите кто-нибудь!
И тут же получила сильнейший удар ладонью по лицу, аж синие звездочки перед глазами... Несмотря ни на что продолжаю кричать:
- Чего же вы смотрите, тут есть мужчины!!? Помогите!!!
Но пассажиры вокруг, прикрывались от меня ладошками как от яркого солнца...
Второй удар был сильнее первого... По их разговорам, понимаю, что нас сейчас потащат в тамбур.
Вдруг рядом с толпой этих отморозков появился невзрачный такой мужичонка и неожиданно без разговоров скосил троих сидящих около него ублюдков. Да так быстро, что никто ничего и понять не успел, их как будто машина сбила, один орет как свиноматка, а двое других молча повалились набок.
В следующую секунду, этот мужичок бросился бежать в сторону тамбура. Путь ему преградил верзила из той же компании (он охранял от пассажиров кнопку связи с машинистом).
Мужичок, ни на секунду не сбавляя скорости, сходу пробежал по верзиле, как по пустой картонной коробке. Как же громко этот бугай орал лежа на полу... ну просто как пожарная машина.
Оставшаяся толпа пришла в себя и бросилась за мужичком, но тот как-то забаррикадировался в тамбуре между вагонами. Они так и не смогли его выцарапать, минут пять корячились, кричали жутко, а на остановке наш спаситель выбежал на улицу и толпа погналась за ним...
Мы с подружкой пришли в себя, переступили, через покалеченных: один держался за глаз, другой за горло, а третий сидел и скулил. Его указательный палец лежал на тыльной стороне кисти, как пластилиновый, а когда мы проходили мимо четвертого - в конце вагона, нас чуть не стошнило: его нога была вывернута в другую сторону, как у кузнечика...
Мы выскочили с подружкой на платформу и поехали обратно домой. Ни на какую дачу уже не хотелось.
Бывают же на свете настоящие мужчины, дай Бог ему здоровья, очень надеюсь, что толпа недобитков, его так и не догнала...

Эта история запала мне в мозг и не выходила оттуда, было в ней что-то до боли знакомое.
Во-первых: кто в здравом уме, один полезет на десять здоровых рыл?
Во-вторых: если кто и полезет, то будет вначале возмущаться и призывать к порядку и уж тем более, не каждый скосит троих за секунду, "как будто машина сбила".
Конечно же я вспомнил про своего друга детства Эдика, который служил в спецназе ГРУ. Он ведь каждые выходные тоже ездит к родителям впахивать на даче и тоже на этой электричке, да и почерк очень даже похож...(один раз видел его в «деле» – на красивую драку из боевиков – это было совсем непохоже)
Эдик как-то рассказывал, как к ним в часть приезжал министр обороны и устроил соревнования между ними и своими любимчиками - десантниками.
Спецназ выиграл с сокрушительным счетом по всем дисциплинам, кроме рукопашного боя...
Просто потому, что бой проходил не между соперниками, а был показушно-отработанным. Десантники порадовали: высокими прыжками, кувырками и маханиями ногами выше головы, а спецназовцы такой фигней не занимались и просто стояли в парах, тупо имитируя друг на друге то чему их учили: выламывание пальцев, вырывание кадыков, отрывание мошонки и выкалывание глаз... Скажем прямо – со стороны не особо зрелищно...

Через пару дней, наконец выбираюсь в гости к Эдику и с порога подробно пересказываю ему всю эту историю о чудесном спасении.
Эдик улыбаясь дослушал до конца и сказал:
- Та ты шо...!? Как мир тесен, я в шоке! А что та девчонка так и сказала: «невзрачный мужичонка»!? Вот ведь коза! Весь прикол в том, что этих студенток те уроды уже тянули куда-то, девки орут: «Помогите! Есть среди вас мужчины!!?», а я про себя думаю: есть, есть, подождите чуть-чуть, а сам дожираю беляш. Только что купил, не выбрасывать же в окно и с беляшом к ним не пойдешь: подержите мой беляш уродцы, я пришел вас атаковать!
Чуть не подавился пока в себя запихнул...
Я:
- А как ты забаррикадировал дверь в тамбуре?
- Так я сразу как забежал между вагонами, захлопнул дверь, упал спиной на пол и снизу подпер ногой дверную ручку. Нога выдерживает 300 кг, так что, сколько бы их там не было – на ручку нажать нереально. Лежу себе спокойно, прикрылся руками от стекол (на случай если бы дверное окно разбили) и жду остановку.
- Нихрена себе, круто, догадался же, молодец.
- Догадался не я, а инструктор в армии догадался нас этому научить.
А если не знаешь как, то никогда не додумаешься – целая наука...
- Ну ты надеюсь, от них оторвался?
- Обижаешь. У них были бы шансы меня догнать, только если бы я бежал со стиральной машиной в руках... Кстати, если вдруг встретишь ту девчонку, то передавай ей привет от ее таинственного спасителя.

Тут в наш разговор резко вмешалась жена Эдика - Дина:
- Грубас, не вздумай передавать никаких приветов, обойдется! Ей видите ли приветы от спасителя, а мне этому «таинственному спасителю» отстирывать брюки и рубашку от мазута!

Непросто быть женой Брюса Уиллиса...