Category: история

НЕТ ТЕЛА – НЕТ ДЕЛА

Декан почти до самого утра не мог успокоится. Он бегал по лагерю и  кричал, грозился отчислить всех немедленно, потом схватил несчастные джинсы со свитером и со всего маху, с хрустом, насадил их на кол деревянного забора. И только тогда декан немного пришел в себя и вспомнил, что он все-таки декан серьезного факультета, сел в свой «Жигуль» и уехал обратно в Ленинград. Больше в колхозе мы его не видели.
   А дело было вот как: шел 90-й год, мы – только поступили на первый курс и, как тогда водилось, на месяц поехали в колхоз на картошку.
Естественно: отсутствие родителей, молодость помноженная на свежий воздух, песни под гитару, брали свое и среди нас образовались устойчивые и не очень, влюбленные парочки. Но была одна трудность – негде, ведь  лес, ночного, дождливого сентября в Ленинградской области, не особо-то и располагал. Во всем нашем лагере имелось только четыре помещения с дверями и крышей: казарма женская, казарма мужская, баня и столовая. Казармы сразу отметались, все же мы были только первокурсниками. Столовая на ночь закрывалась замком, величиной с клоунскую гирю, так что оставалась баня, вернее парилка в ней. Кто-то приделал изнутри парилки дверной крючок и стало вполне комфортно и безопасно заниматься там глупостями.
Единственная трудность – это очередь, которая составлялась, чуть ли не на неделю вперед, все же народу двести человек без малого и у всех примерно те же цели и задачи.
И вот одной холодной ночью, случилось страшное, то чего все боялись, но в действительности никак не ожидали - примчался великий и опасный Борис Иваныч - декан нашего факультета.
Он, видимо и сам когда-то был студентом, поэтому сразу смекнул и бросился в баню, чтобы поймать там кого-то на горячем (в переносном смысле) и конечно выгнать аморальную парочку из комсомола, а как следствие и из института.
Естественно, что в это время в парилке кто-то ойкал и двигал предметы, а на лавке в предбаннике валялись мужские и женские вещички.
Декан злорадно заржал, стал дергать закрытую дверь и объявил тем, кто внутри, что им уже ничего не поможет и ждет их торжественное отчисление. Пора бы открыть дверь, одеваться, собирать чемоданы и к чертовой матери выметаться из лагеря.
Через десять минут вышел наконец абсолютно голый парень в очках, но дверь за ним сразу же закрылась на крючок.
Борис Иваныч выяснил фамилию парня, кафедру и ехидно поинтересовался:

- А что же ты там делал среди ночи?
- Мы… это, мылся.
- Правда? А с кем это ты мылся?

При этом декан брезгливо, двумя пальцами поднял с лавки женские джинсы и свитер.

Парень молчал, опустив голову, а за дверью парилки послышались тихие женские всхлипывания.
Вдруг в предбаннике стало очень тесно – это пришли наши девушки в грязных рабочих телогрейках и резиновых сапогах. Одна из них официально и строго сказала:

- Здравствуйте, Борис Иванович, я секретарь комсомольской организации лагеря. Что тут произошло?
Декан начал объяснять, но комсорг его перебила:

- Как это не хочет выходить? Да мы сами ее оттуда вытащим! Я тоже считаю, что таким не место в комсомоле и в нашем институте, а ну, отойдите пожалуйста, вы же все-таки мужчина, дальше мы сами.

Декан послушно отошел на два шага в сторону и с интересом стал наблюдать, как будут выводить голую, пока еще комсомолку.
Девушки поскреблись в дверь и дверь неожиданно приоткрылась. Тут же в парилку ринулось человек десять комсомолок, или около того.
Через полминуты из парилки вышли человек десять комсомолок, или около того (ну кто их там считал? Главное, что все в телогрейках и в резиновых сапогах) и комсомольский секретарь растерянно произнесла:

- Странно, Борис Иванович, в парилке никого нет. Может и не было никого? Сами посмотрите.

Вот тут-то декан и слетел с катушек и отомстил  «ничейным» джинсам и свитеру…

БАРОНЕССА И КАЗАК

Зашел я за лампочкой  в магазин электротоваров.
Внутри народу было немного, человек пять всего, но только двоих из них можно назвать персонажами. Первый персонаж – это дама (с, не по возрасту, прямой  спиной), стоящая у кассы. Забегая вперед, признаюсь, что  завидую ее друзьям и знакомым, ведь они имеют возможность и удовольствие   общаться  с таким неординарным человеком.  Одета она была неброско и  несколько старомодно: темное платье до полу, серебряная брошь, маленький ридикюльчик, кружевной платочек в руке и  прическа как у барышни из Чеховских рассказов. В театральном фойе, никто бы на такую и внимания не обратил, но в магазине электротоваров, она выглядела как  деревянная прялка   в  Силиконовой долине. Возраст дамы определить было затруднительно, может 61, а может и все 79. Черт ее знает. В одном я теперь не сомневаюсь, что у нее есть секретный фамильный рецепт, по которому она готовит настойку и принимает ее по одной  чайной  ложечке натощак, каждые двести лет.
   Вторым заметным персонажем в магазине был бородатый казак,  изучающий  витрину с проводами.  Казак был одет просто и со вкусом: кроссовки,  спортивный костюм, а на голове каракулевая шапка-кубанка. На улице стояла жара  под тридцать, поэтому по лицу казака из под шапки  стекали мужественные струйки пота.
Кассирша зачем-то ненадолго отлучилась в подсобку и очередь расползлась по всему магазинчику. У кассы осталась  только  загадочная дама.
Я подошел к ней и спросил:

- Сударыня, вы в кассу? Я буду за вами.

Она кивнула и, указывая в сторону   казака,  ответила:

- Обязана вас предупредить, что за мной занимал  в-о-о-н тот господин в зимней шапке.

Все кто были в магазине, разразились диким хохотом,  я в том числе.
Казак явно обиделся, он выпятил грудь вперед  и строго сказал:

- Бабуля - это вам не зимняя шапка – это  я казак!

Дама сделала вид, что удивилась  и ответила:

- Кто бы мог подумать? Казак. Какое милое совпадение, ваше благородие, вы казак, а я баронесса.
- Я  казак без всяких совпадений! Понятно!? По шапке  не видно что ли!?
- Ну, не сердитесь, голубчик, по шапке, так по шапке, казак, так казак.  Но, я  старше вас по возрасту и по рангу, так что позволю себе   дать вам маленький житейский совет:  если вам, вдруг, наскучит быть казаком и вы захотите, чтобы вас стали называть, ну, скажем,  ловцом жемчуга,  то  одной плавательной шапочки будет совершенно недостаточно, придется все-таки  и за жемчугом понырять.

Мужик в зимней шапке  испепелил  даму  взглядом, внутренне сплюнул и, не дожидаясь кассира, гордо покинул   магазин, лязгая невидимыми шпорами на кроссовках…

НА ЗАДНЕЙ ПАРТЕ

1975-й год, весна.
Город Львов.
Мы - повидавшие жизнь, октябрята, заканчивали свой первый класс, дело подходило к 9-му мая и учительница сказала:

- Дети, поднимите руки у кого дедушки и бабушки воевали.

Руки подняли почти все.

- Так, хорошо, опустите пожалуйста. А теперь поднимите руки, у кого воевавшие бабушки и дедушки живут не в селе, а во Львове и смогут на День Победы прийти в школу, чтобы рассказать нам о войне?

Рук оказалось поменьше, выбор учительницы пал на Борькиного деда, его и решили позвать.

И вот, наступил тот день.
Боря не подкачал, привел в школу не одного, а сразу двоих своих дедов и даже бабушку в придачу. Перед началом, смущенные вниманием седые старики обступили внука и стали заботливо поправлять ему воротничок и чубчик, а Боря гордо смотрел по сторонам и наслаждался триумфом. Но вот гости сняли плащи и все мы увидели, что у одного из дедов (того, который с палочкой), столько наград, что цвет его пиджака можно было определить только со спины. Да что там говорить, он был Героем Советского Союза. Второй Борькин дед нас немного разочаровал, как, впрочем и бабушка, у них не было ни одной, даже самой маленькой медальки.
   Героя – орденоносца посадили на стул у классной доски, а второго деда и бабушку на самую заднюю парту. На детской парте они смотрелись несколько нелепо, но вполне втиснулись.
В самом начале, всем троим учительница вручила по букетику гвоздик, мы поаплодировали и стали внимательно слушать главного героя.
Дед оказался летчиком и воевал с 41-го и почти до самой победы, аж пока не списали по ранению. Много лет прошло, но я все еще помню какие-то обрывки его рассказа. Как же это было вкусно и с юмором. Одна его фраза чего стоит, я и теперь иногда вспоминаю ее к месту и не к месту: «Иду я над морем, погода - дрянь, сплошной туман, но настроение мое отличное, ведь я уверен, что топлива до берега должно хватить. Ну, даже если и не хватит, то совсем чуть-чуть…»
При этом, разговаривал он с нами на равных, как со старыми приятелями. Никаких «сверху вниз». И каждый из нас начинал чувствовать, что и сам немножечко становился Героем Советского Союза и был уверен, что если нас сейчас запихнуть в кабину истребителя, то мы, уж как-нибудь справимся, не пропадем.
  Класс замер и слушал, слушал и почти не дышал, представляя, что где-то далеко под нами проплывают Кавказские горы в снежных шапках.
Но, вот второй дедушка с бабушкой все портили.
Только геройский дед начинал рассказывать о том, как его подбили в глубоком немецком тылу, так тот, второй дед, вдруг принимался сморкаться и громко всхлипывать. Учительница наливала ему воды из графина и успокаивающе гладила по плечу.
После паузы герой продолжал, но когда он доходил до ранения или госпиталя, тут уж бабушка с задней парты начинала смешно ойкать и причитать.
Мы все переглядывались и старались хихикать незаметно. Уж очень слабенькими и впечатлительными оказались безмедальные бабушка с дедушкой. Ну, да, не всем же быть героями. Некоторым, не то что нечего рассказать, они даже слушать про войну боятся.
  Только недавно, спустя годы, я от Борьки узнал, что те, его - «слабенькие и впечатлительные» бабушка с дедушкой с задней парты, были Борины прабабушка и прадедушка. Они просто пришли в школу поддержать и послушать своего сына-фронтовика, а главное, чтобы потом проводить его домой, а то у него в любой момент могли начаться головные боли и пропасть зрение…



img009

СТАРЫЙ МАЯК

Я опять напросился в гости к доктору исторических наук, профессору Марии Сергеевне.
Всегда к ней напрашиваюсь, когда нужна срочная консультация по сложному историческому вопросу, а интернет абсолютно не в курсе дела.
Мария Сергеевна – маленькая семидесятипятилетняя старушка с вечной «беломориной» в зубах, не вынимая папиросу изо рта и умудрившись не обжечь,  поцеловала меня в щеку, взяла тортик и повела в комнату.
Минут через двадцать к нам заглянул старичок – муж Марии Сергеевны. Поздоровался и, картинно заткнув нос, недвольно сказал:

- Маша, ты-то ладно, но зачем же гостя так обкуривать, посмотри, он уже весь зеленый от твоей дымины.

Старушка поднялась с кресла, подошла к мужу, ловко перекатила во рту папиросу, сделала торжественно-грустное лицо и вдруг начала руками изображать небольшие плавательные движения, вроде как брасом.
Старичок посмотрел очень строго, потом неожиданно рассмеялся, поцеловал жену в лоб, сказал: - «Маша, ты дурында» и вышел из комнаты.
Мы вернулись к нашим Персидским царям, но Мария Сергеевна вдруг перебила меня и говорит:

- А ведь со стороны я действительно выглядела как дурында, мужу не нравится мой табачный дым, а я ему показываю - плыви, мол, отсюда.
На самом деле – это очень древняя история. Однажды, больше сорока лет тому назад, мы с мужем на «Запорожце» поехали дикарями в Крым. Это было наше свадебное путешествие. Скалы, море, палатка, вокруг ни души. Красота. Чего еще желать?
Незаметно пролетел месяц и наступил последний вечер, утром на рассвете нужно уезжать. Час ночи, луна за облаками, на море легкая рябь. Пока я спала, муж решил немного искупаться напоследок, попрощаться с морем. Он и сейчас как рыба плавает, а тогда и вообще был капитаном университетской ватерпольной команды. Заплыл, значит, мой муж метров на триста, полежал на воде, понырял, чувствует – холодновато стало, пора бы и возвращаться.
Но тут он осознал, что после ныряний, не очень-то соображает - где горизонт, а где берег? Куда плыть? В темноте даже собственных рук не видно. Пробовал плавать зигзагами, вдруг берег нащупает, да где там, ориентиров никаких, получались не зигзаги, а неизвестно что. Пробовал кричать, тоже толку никакого, палатка наша за горкой, да еще и ветер свищет. Кричи – не кричи, только силы тратить. А до рассвета еще очень далеко, продержаться нереально, замерзнешь. В общем, дело – труба.
И вот, когда мой бедный муж, уже начал прощаться с жизнью, вдруг, далеко-далеко он заметил спасительный огонек, а – это его любимая молодая жена Мария Сергеевна проснулась и  поперлась к морю покурить, подальше от палатки, чтобы не застукал строгий, некурящий муж.
И когда он полуживой выполз на берег, отплевался, отдышался, то на радостях клятвенно пообещал, что больше ни разу в жизни, до конца своих дней не упрекнет меня за курение.
Пока, вроде, держится…

ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО

Пятидесятилетний Борис – наш постоянный художник декоратор. Да он и выглядит как художник декоратор: высокий, худющий очкарик в цветастом пальто, да еще и с серьгой в ухе. Теперь от его хитрой прически остался один только крысиный хвостик, но раньше, до того как Боря полысел, было на что полюбоваться.
А сегодня в курилке он рассказывал, как встретился со своей будущей женой Ларисой:
- Познакомились мы в театре, я ей свою очередь в буфете уступил. Слово за слово, после спектакля вызвался проводить до дома.
Оказалось что Лариса жила в такой отдаленной заднице, что без взвода автоматчиков соваться туда было опасновато, к тому же, на дворе самое начало 90-х. Зима, ночь.
Нормальные, человеческие  прохожие давно уже рассосались по домам.
Наш путь лежал через «трубу» - низкий и мрачный пешеходный переход под железной дорогой, но там, в темноте, под мостом, засела какая-то компания. Сколько человек – неизвестно, только слышен был «гур-гур» и сигаретные огоньки виднелись.
Как только Лариса почуяла компанию, сразу резко остановилась, грустно вздохнула и стала рассказывать, как нам обойти это место: полтора километра до станции, потом через мост и столько же обратно.
А куда деваться? Не соваться же прямо в волчье логово?
А я ей и говорю:

- Ларочка, может быть без меня вы и ходили вокруг - да около, но теперь вы с мужчиной, и я вас никому в обиду не дам, не бойтесь.
- Как так - не бойтесь? Борис, вы ведь даже не знаете – сколько там человек?
- Дайте вашу руку, Лариса, а теперь пойдемте вместе, как раз всех и пересчитаем.

Включил я вальяжную походку Бельмондо, и мы смело нырнули в трубу. Компания под мостом оказалась совсем не маленькая, человек восемь, а может и больше. Они пили вино, курили, я даже сигаретку у них стрельнул. Для понта. Пожелал всем удачи и мы спокойно пошли дальше.
Лариса была поражена, ведь она думала, что я простой «ботан» - очкарик, не более того, а я оказался настоящим Бельмондо…

Я не выдержал и прервал Бориса:

- Молодец, Боря, мужик, уважаю. Я, если честно, не пошел бы. Могли бы так накостылять, тем более что и место подходящее. Как это ты не забоялся?
- Очень правильный вопрос. Я и сам в жизни бы не пошел. Что я, самоубийца, что ли? Просто одно волшебное слово услышал. Зрение у меня не очень, зато слух хороший.
- Какое волшебное слово?
- Пока Лариса объясняла мне схему обхода, я, среди смешков и мата, из под моста, тихо, но отчетливо услышал, случайно сказанное,  волшебное слово - «Мейерхольд»…


КЛАССОВАЯ БОРЬБА

Мой львовский одноклассник, при встрече рассказал суровую и трагическую историю классовой борьбы седьмого класса со своим угнетателем и по совместительству завучем школы – Оксаной Ивановной.
Сын одноклассника учится в нашей же школе, а Оксана Ивановна  преподавала у них историю.
Проблема в том, что преподавала она эту самую историю, ну очень однобоко, она просто ненавидит все советское (хотя во время моей учебы, она состояла председателем совета пионерской дружины, активная такая была, ну – это так, к слову)
Я и сам не особо-то жалую Советскую власть, потому что испытал ее на себе, но то что несла на уроках Оксана Ивановна, было явной паранойей.
Одна ее фраза чего стоит: - «У истории конечно же нет сослагательных наклонений, но я всегда очень жалела, что доблестная немецкая армия так и не смогла взять Москву, Гитлер бы сразу освободил Украину от проклятых комуняк…»
И все в таком же духе.
Детишки боролись с ней как могли, но, что они могли?
Сынок моего одноклассника однажды поднял руку и спросил – «Оксана Ивановна, ну раз вы так ненавидите все советское, то почему же ваш сын ездит на советской машине девятке?»
Парню сильно тогда досталось - отца вызывали, да и вообще, чуть из школы не поперли за оскорбление учителя.
Пришлось долго извиняться, как сыну, так и отцу.
Были и другие случаи неорганизованного «индивидуального террора», когда, например, одна девочка сказала на уроке:
- Оксана Ивановна, а моя прабабушка – простая украинская колхозница, рассказывала, что немцы в оккупацию дико лютовали и из их села мало кто дожил до освобождения Красной Армией, а вы нам говорили, что Советская власть хуже фашизма.
- Твоя прабабушка темная, затурканная  колхозница с тремя классами образования, она нигде, дальше своего сарая в жизни не бывала. Как она может судить об исторических процессах?
А я с отличием окончила университет, исторический факультет! Есть разница!?
- Тогда откуда вы знаете, что вас там правильно учили, ведь – это же был советский университет, лживый и прокоммунистический, как и все в СССР?
Оксана Ивановна покрасневшая от натуги, злости и отсутствия контраргументов, почти лопнула, но, к сожалению – почти не считается, и той девочке пришлось совсем несладко.
И  тогда класс развернул широкомасштабную классовую борьбу. Организовалась подпольная ячейка. Подпольная, от того, что в том же классе учился Евно Азеф – племянник исторички.

 И вот в один прекрасный день, на уроке истории, в тот момент, когда завуч особенно нелицеприятно проходилась по Советской власти, вдруг ни с того, ни с сего, на весь класс громко зазвучало:

«Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки Великая Русь.
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз!»


Оксана Ивановна забегала по стенам и потолку и принялась дико орать, мол, у кого найду телефон с этой поганью, тот как пробка вылетит из школы.
Но странное дело – гимн звучал, а источник отсутствовал. Она уже и бегом и ползком, как спаниель в поисках наркотиков, обыскала каждый уголок класса, но понять – откуда именно играет, у нее никак не получалось.
Громче всего было, если сидеть за учительским столом. Под столом пусто, на столе небольшой аквариум с зашуганными рыбками и классный журнал.
Оксана Ивановна отодвинула аквариум, послушала журнал и даже на всякий случай залезла под стол, но ненавистные звуки не исчезали, они были везде и нигде:

«В победе бессмертных идей коммунизма
Мы видим грядущее нашей страны…»



Завуча трясло и кидало, как вампира на серебряных рудниках. Урок был сорван.
Следующий тоже.
Каждый ее урок начинался и заканчивался бесплодными поисками микроскопического хора с оркестром, который мучил Оксану Ивановну советским гимном.
Историчка пробовала привести специально обученную и технически подкованную подмогу, но в такие моменты музыка испарялась, чтоб зазвучать с новой силой когда подмога пожимая плечами покидала поле боя:

«Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил…»


Через месяц вампир не выдержал и сбежал с серебряных рудников, с тех пор у ребятишек появился новый учитель истории, пока не ясно – что за фрукт, но главное - не Оксана Ивановна.
   Революция, о необходимости которой все время говорили несчастные семиклассники – свершилась!
И что самое приятное – Евно Азеф, так и не нарыл военную тайну мальчишей-кибальчишей, а оружие пролетариата, оказывается, скрывалось в аквариуме.
Одна девочка (та у которой прабабушка темная колхозница с тремя классами образования) принесла в школу виброколонку, завязала ее в презерватив, закопала в песочек на дне аквариума и в нужные моменты запускала гимн по блютусу.
Колонка передавала крамолу аквариуму, аквариум столу и уже сам стол жестоко мучил свою хозяйку одержимую антисоветскими бесами.
Вот так и бывает – если низы по настоящему не захотят, то и самые могущественные верхи, даже  чемоданы собрать не успеют…



ПОЛМОСТА

Гостил я на даче у старого друга, бывшего КГБиста Юрия Тарасовича.
Решили скромно, в узком кругу отметить скоропостижный конец лета.
Мясо замариновано, салаты нарезаны, мангал стоит. Общими усилиями приступили к рубке дров - Тарасыч мощно рубил, а я ловко уворачивался от летящих в меня щепок.
Прибыл первый, он же и последний гость - сосед Павел Валентинович, тщательно загорелый дед лет восьмидесяти.
Мы с этим дедом оказались почти коллегами, он сорок лет отработал оператором на центральном телевидении.
Слово – за слово, разговорились, зацепились и столкнулись на почве Советской власти.
Дед оказался ярым сталинистом, и его можно понять, Советская власть дала ему бурную молодость и по жене в каждом городе, а от нашего непонятного времени он получил лишь глубокую старость и катетер в мочевом пузыре. И неважно, что каждое лето Павел Валентинович проводит в Испании у детей, совершенно неважно. Как ни крути, но бурная безкатетерная молодость все же лучше.

Чтобы окончательно не разругаться, я не стал наступать старику на больные советские мозоли, а больше помалкивал и слушал.
А послушать было что:
- Да, уж, была жизнь. Я десять лет проработал в программе «Время» Вот где бурлила история страны. На карте СССР нет ни одного пятнышка, куда бы мы не прилетали и повсюду нас встречали хлебом – солью, как космонавтов, еще бы, если что не так о них снимем -  секретарь райкома сразу лишался партбилета, а то и чего похуже.
Правда, мы всегда снимали «так, как нужно»
Бывало, приезжаем снимать передовой совхоз, победитель соцсоревнования, а у них ни хрена не выросло, голое поле, с жалким бурьянчиком. Но кого это волнует? Они победители и должны получить переходящее знамя. Срочно сажаем всех в военный вертолет и летим в другой совхоз за сто километров, где хоть что-то выросло и можно снимать.
Так и выкручивались, эфир не ждет, сдохни, а сними.
Один раз делали репортаж про комбайнера, героя соц.труда. По сценарию должны были снимать в поле, как первый секретарь райкома отрывает колосок, мнет его в руках и что-то показывает нашему герою и председателю колхоза – женщине, тоже герою соц.труда.
Приехали к полю, а пшеница у них слабенькая, сантиметров сорок всего. Нашему режиссеру это не понравилось и он как заорет: - «Все на колени!»
Они и бухнулись коленками в грязь. Представьте себе – трое взрослых заслуженных людей. Комбайнер-то ладно, он и так грязный, а секретарь и председательница в светлых костюмах стоят на коленках и друг другу колоски показывают. И смех и грех.
Зато сюжет получился отличный, пшеница всем по пояс, красота.
 Просто люди были другими, ответственными, они понимали, что это наше общее дело.
Да что там, коленями в грязь, ерунда это. Однажды прилетели мы на БАМ, чтобы снять досрочное открытие нового моста, подарок строителей съезду партии.
У нас с собой были алые ленточки, надувные шарики, хлопушки, в тайге-то шариков нет. Единственное что у них было для праздника – это маленький духовой оркестр.
Прилетаем, смотрим… а нового железнодорожного моста через реку и нет. Нечего открывать.
То есть, кусок моста построен, а второй половины нету. Хоть криком кричи. А нам ведь кровь из носа нужно было выдать этот сюжет, его в Москве уже ждали.
Посидели, покумекали и надумали. Подогнали состав, натолкали в него праздничных  строителей, раздали им шарики и заставили торчать из окон и радоваться своей трудовой победе.
Честь по чести сняли перерезание красной ленточки и проезд первого поезда по новому мосту.
Сейчас уже смешно вспомнить, а тогда было не до смеха – поезд едет, недостроенный мост весь ноет, трещит и раскачивается, бамовцы торчат с шариками из окон и от страха что есть силы матерятся. Хорошо, что из-под оркестра слов было не разобрать. Смех - смехом, но полмоста могли и не выдержать такой нагрузки.

Когда локомотив доехал до пропасти и остановился, я с камерой обошел его с другой стороны и стал снимать оттуда, как поезд опять возвращается к берегу.
А потом, на монтаже так приклеили, как будто поезд плавно прогрохотал мимо нас, с одного берега на другой.
Красивый сюжет получился.
Правда потом оказалось, что мы поездом сильно расшатали им полмоста и его пришлось долго ремонтировать, зато к эфиру успели и все прошло гладко.

А однажды в Ялте…

Я не выдержал и перебил Деда:
- Павел Валентинович, а вас после съемки, БАМовцы не убили за всю эту «туфту» и за испорченные полмоста?

Дед на «туфту» очень обиделся и ответил:
- Молод ты еще рассуждать об этих вещах. Не суди по себе - это же не нынешние хапуги, а советские люди... «убили»… да чтоб ты знал,  они нас на руках потом носили.
Мы ведь их рабочую честь от позора спасли…



ТЕСТ

Оказывается,  я до сих пор остался советским человеком с советскими же представлениями об окружающем мире.
А я ведь так надеялся, что со времен СССР я абсолютно изменился, но на самом деле – всего лишь постарел…
  Старший брат Максим, недавно задал мне простенькую тестовую задачку, которую задавал уже сотню раз разным людям, во многих странах мира от Америки – до Вьетнама, и результаты были одними и теми же: Ни одному человеку, рожденному и жившему в СССР, или в соседних с ним огородах, так и не удалось правильно ответить на этот вопрос, но для уроженца остального мира (даже сопливого школьника) – эта задачка не представляла особого труда и была лишена какой-либо изюминки. Все равно, что спросить: «Кто быстрее добежит до мишени, дядя Боря в новых кроссовках, или пуля 50-го калибра?»
Лично я, с треском завалил этот тест на понимание причинно-следственной связи в экономически свободном мире и теперь, злорадно потирая ручки, буду ждать того же и от тебя, любезный мой читатель.
Итак:
Максим, лет двадцать пять назад, годик пожил в старинном доме, на небольшой, уютной улочке Амстердама, где, кроме всего прочего, и наблюдал эту картину:
На их улице, на первом этаже одного из домов, находился маленький овощной магазинчик, в котором торговали сами его хозяева – пожилая семейная пара (пара была чернокожая, впрочем, для задачи – это  не имеет никакого значения, но все же)
Хоть стационарный магазинчик был на всю улицу один, но купить любые овощи и фрукты можно было на каждом шагу, их продавали все кому не лень, кто с громоздких ларьков с колесиками, а кто просто с поставленных друг на друга картонных ящиков.
Торговцы тоже были на все вкусы: китайцы, негры, арабы, да и сами коренные жители.
И что интересно, ассортимент в магазине и на уличных развалах - абсолютно одинаков, те же овощи – фрукты, ананасы – бананасы, зелень - мелень. Видимо поставки у всех с одного оптового склада.
  Но была маленькая, а все же разница – у негров в стационарном магазине, хоть и продавалось все тоже, но на пару гульденов дороже…
Брат мой, естественно стал затариваться у уличных торговцев, он ведь не идиот, чтобы переплачивать в магазине, пускай, сущий пустяк, но переплачивать.
Однако со временем, он стал замечать, что его соседи, коренные жители улочки, покупают огурцы и помидоры в магазине у негров. Призадумался Максим и решил, что тут так положено и местные, уважающие себя люди, приобретают все только в стационарном магазине, а на уличных развалах покупать груши и картошку – моветон и клошарство.
Так, тому и быть - подумал брат, в конце концов, разница в цене крошечная, зато он будет выглядеть как самый настоящий голландский Ван Макс.
И с тех пор он тоже стал гордо затариваться исключительно в магазине.
Но однажды, в один прекрасный день, брат заметил местных, совсем не бедных голландцев, еще вчера покупавших апельсины в негритянском магазине, но сегодня, они уже почему-то закупались на улице, у самых непрезентабельных картонных ящиков, а назавтра, смотришь, опять в магазине.
Картина мира пошатнулась, брат совсем перестал понимать  логику происходящего, но спросить как-то не решался…

…На этом моменте любой человек, родившийся в Европе, или в Новой Зеландии, уже без труда выдавал правильный ответ: «Конечно пуля до мишени долетит быстрее, даже если за дядей Борей будет бежать кавказская овчарка…»
Но мы, советские люди, все еще оставались в тупике непонимания и тогда Максим продолжал разжевывать задачу и подбрасывать новые подсказки:
Бурная уличная торговля происходит только с весны до осени, а вот зимой, когда уже становится холодновато стоять с ящиками под дождем, переходящим в мокрый снег, все китайцы и арабы разбегаются до теплых времен и фрукты с овощами можно купить только у негров, в единственном на всю улицу стационарном магазине.
Ну, и для самых дотошных, последняя подсказка: - Ни на улице, ни в магазинчике никогда не бывает очередей и ни там, ни тут покупателей не дурят и не обвешивают.

Так почему же, черт возьми, - эти непонятные голландцы покупают летом яблочки, то на улице, где цены чуть дешевле, а то, смотришь, уже в магазине, хотя можно на улице, качество товара, ведь и там и тут абсолютно одинаковое…?


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

…А ответ таков:
Бедные хозяева магазина все лето ужимаются, цены ставят самые минимальные, но все равно, в чистую проигрывают конкурентную борьбу уличным торговцам.
Вот жители окрестных домов, через раз и поддерживают негров, покупая у них редиску, и не от того что такие добрые, просто без их помощи магазин за лето загнется и тогда зимой придется голландским старушкам ходить за картошкой аж на соседнюю улицу, а это далеко, тяжело и хлопотно.
    К тому же, хозяева магазина очень четко отслеживают каждого летнего покупателя и зимой, когда такой человек затарится в их магазине, то по приходу домой, в своей картошке  он обязательно обнаружит неожиданный апельсин, или ананас…



<br><br><br>

УПС…

"От великого до смешного один шаг"
(Наполеон Бонапарт)



Все мы знаем, что время быстротечно и беспощадно, но даже и не подозреваем – насколько оно беспощадно.
Вы не поверите, но лет через сто, неминуемо случится такой вот мелкий эпизод.
Представьте себе:
Наше неотвратимое светлое будущее, реконструкция битвы под Москвой.
Сотни бравых русских мужиков, переодетых в немецких и советских солдат будут бегать по заснеженному полю, десятки танков обоих армий и даже голографические самолетные атаки. Дым, грохот, кругом будет восхитительно шумно и почти по-настоящему страшно…
Где-то на краю битвы, на бревнышко присядет отдохнуть одно из главных действующих лиц всей этой кутерьмы, присядет и мирно примется поедать гречневую кашу из одноразовой тарелочки.
К обедающему высокопоставленному герою подойдет кучка зевак и, стараясь не мешать, станет обсуждать его между собой:
- Чертовски красивая форма. Неужели это сам Гитлер?
- Ну что вы? Вряд ли. Во первых - Гитлера под Москвой не было, он руководил из Германии, к тому же у Гитлера не было железных крестов, да и усы у него были не такие. Это, скорее всего, либо: генерал Гудериан, либо Гиммлер.
- Ну, да, точно, у Гитлера усы были не такие. Наверняка - это Гиммлер.
- Скорее всего…

И тогда переодетый герой оторвется, наконец, от своей солдатской каши и скажет:
- Извините, что встреваю в вашу научную беседу, но я не Гиммлер и даже не Гудериан. Я Буденный, а это у меня не железные кресты, а Георгиевские, за первую мировую, а вот это вот - Орден Ленина, чтоб вы знали, в немецкой армии такими орденами практически никого не награждали…
Зеваки сделают бровки домиком и дружно скажут:
- Упс…

Да, к сожалению, как это не удивительно, но рано или поздно, такая сценка неминуемо случится.
Для тех, кто не верит, или не надеется прожить еще сотню лет, чтобы самому убедиться в этом, я расскажу о сценке, которая уже случилась, не далее, как вчера.
Бородинское сражение:
Дым, грохот, кругом было восхитительно шумно и почти по-настоящему страшно…
Две враждующие батареи шарахали друг по другу из пушек, при этом в небо поднимались красивые кольца дыма идеальной формы. Как будто Гулливер закурил трубку.
Из пушечных стволов громоподобно вылетали тряпки (остатки пыжей) и приземлялись прямо на головы неприятелю (так вот она какая – «сифа» для взрослых).
Кавалеристы носились за ощетинившейся штыками вражеской пехотой и неожиданно  жуткий рев коней, добавлял тревоги и натурализма всему этому действу.
  К нам – зевакам, на самый краешек войны, из дыма вынырнул высокий красавец и ни кто-нибудь, а сам князь Багратион (совсем новенький, еще не раненый в бедро).
Сел он на бревнышко и торопливо принялся поедать гречневую кашу из одноразовой тарелочки. Багратион явно спешил обратно, ведь война не ждет даже князей…
Мы окружили бравого вояку, чтобы вблизи полюбоваться его мундиром, наградами и бакенбардами.
Я сказал:
- Чертовски красивая форма.
Рядом подхватили:
- Да, и как похож. Особенно в профиль. Ну, вылитый Багратион.
- Анфас тоже годится. А орденов-то сколько… красавец, жаль только, что скоро погибнет…

И тогда переодетый герой оторвался, наконец, от своей солдатской каши и сказал:
- Извините, что встреваю в вашу научную беседу, но я вынужден вас разочаровать. Я не Багратион, а французский маршал Мюрат и мне пора возвращаться к своей кавалерии. Арэвуар, мадам и месье…

Мюрат аккуратно всунул тарелочку в пластиковый мусорный мешок, махнул на прощанье шляпой и умчался штурмовать русские флеши. А мы сделали бровки домиком и дружно сказали:
- Упс…

Позади нас, молоденький артиллерист, матерясь, ремонтировал маленькую пушечку. Что-то там с колесом.
Артиллерист отложил молоток, улыбнулся и сказал:
- Мюрата назвать Багратионом – это сильно. Вы видимо совсем не умеете отличать французские мундиры от русских.
Я простодушно признался:
- Нам очень стыдно, но оказывается - не умеем. Я вот, наверняка могу отличить только Наполеона от Кутузова, да и то: по шапке, глазу и возрасту…

Артиллерист опять снисходительно улыбнулся и сказал:
- Так и быть, научу вас, как можно любого: от солдата - до маршала различить по мундиру: В форме могут быть разные цвета: красный, черный, золотой, но если присутствует хоть немного синего, вот как у меня, значит – это наш, а если в мундире будет зеленый, значит – не наш. Все просто.
Мы поблагодарили бойца за несложную науку, пожелали удачи с колесом и пошли досматривать войну, с применением только что полученных знаний.
Тут, я вдруг задумался, нерешительно постоял, вернулся обратно к артиллеристу и спросил:
- Да, кстати, по поводу: наш – не наш. А вы-то сами, кто такой?
- Я? Французский артиллерист.
- Упс…



ЦАРЬ СОЛОМОН

"Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силе сделать это"
(Царь Соломон)


Поздний вечер.
Еще двести километров до дома, меня везет со съемки водитель по имени Леня.
Магнитола в машине сломалась, поэтому Лене позарез нужно растормошить меня разговорами, чтобы я в свою очередь, смотрел ему в рот и не дал уснуть машиной в столб.
  Тема о «капиталке» движка, как-то сразу не пошла, а уж когда Леня добрался до вкладышей, замены прокладки крышки блока цилиндров и маслосъемных колпачков, я и вовсе захрапел. Пришлось будить меня вручную и срочно менять тему.
Леня переключился на ГАИшников, которые его оштрафовали на прошлой неделе за не пропущенного на зебре пешехода, а на самом деле, тот пешеход, даже и не собирался переходить дорогу, он просто стоял на краю тротуара и ждал товарища из магазина.
Я открыл один глаз, зевнул, подтвердил, что да, все ГАИшники козлы и опять провалился в сон.
Но Леня не сдавался, он слегка тормознул, чтобы я опять вернулся к нему и сказал:
- А вот тут ты не прав, не все они козлы. Среди них разные попадаются. Однажды мне встретился сам Царь Соломон в звании майора…
Тут уж я открыл оба глаза и без всякого допинга, внимательно дослушал этот рассказ от начала - до конца:
- Дело было лет пятнадцать тому назад.
Я тогда ездил на жигуле пятерке.
Рулю по Ленинскому проспекту, никого не трогаю, никуда не перестраиваюсь, вдруг, ни с того - ни с сего, слева, сзади удар и меня разворачивает поперек дороги.
Это какой-то урод на девятке, летел, прыгал из ряда в ряд, и довыпендривался – перед ним резко тормознули и это мурло уходило от столкновения и  вывернулось прямо мне в бочину.
Вылезли, посмотрели на свои машины: у меня две двери и заднее крыло, у него бампер фара, капот и крыло. Я даже ругаться с ним не стал – и так понятно, что он неправ, спокойно так ему говорю:
- Ну, что, пойдем искать телефонную будку - ментов вызывать.

Он вдруг послал меня куда подальше и ответил:
- Тебе надо, ты и вызывай.
Потом собрал с дороги осколки своей фары, сел в машину и с пробуксовкой умчался вдаль.
Я естественно записал его номер и остался дожидаться ментов.
Приехали, обмерили как положено, оформили и назначили день в группу разбора.
В назначенное время спокойно являюсь в ГАИ, нахожу нужный кабинет, заглядываю внутрь и от неожиданности сползаю по стенке - на меня бросается, чуть ли не с кулаками то самое мурло с девятки и орет:
- Ах, ты паскуда! Что, далеко убежал?! Да я тебя суку закрою за такие дела!
Наконец капитан – хозяин кабинета оттащил от меня это мурло и вялым голоском сказал:
- Спокойно, разберемся…
Оказывается, что когда этот ублюдок сделал аварию и скрылся с места происшествия, он не совсем-то и скрылся, а отъехал всего на полкилометра, потом свернул направо, по параллельной улице вернулся назад и опять выехал на Ленинский проспект, только уже метрах в трехстах за моей спиной. Поставил аварийный знак, вызвал ментов, дождался и в красках рассказал уже совсем другую версию произошедшего, естественно указав мой номер и то, что это я, а не он скрылся с места аварии.
Вот и получилось, что вместо однго ДТП оформили два и только в группе разбора прикинули что к чему и свели нас вместе, как крыс в банке, чтобы понять – кто из нас нагло врет.
Эта скотобаза орала на меня, и правдоподобно так, я, конечно орал на него, а капитан сидел за столом, подперев голову кулачками, и спокойно слушал.
В конце концов, он остановил наш собачий лай и сказал:
- На моей памяти первый раз такое, ни разу не встречал я таких хитрованов. Знаю, что кто-то из вас брешет наглючим образом, а кто, никак не пойму, но больше склоняюсь верить водителю девятки, потому что он на три минуты раньше позвонил в ГАИ.
Тут я сорвался и начал орать:
- Ну, не было на месте аварии телефона-автомата! Да, я даже до тротуара минут десять добирался, самого чуть не сбили!
- А, может все было иначе? Вы совершили аварию, испугались ответственности, сбежали, а через триста метров одумались и решили "подставить" ни в чем не повинного водителя девятки?

Я задыхался от злости, а что сказать, даже и не представлял…
Наконец капитан куда-то позвонил и коротко доложил в трубку:
- Без вас никак. Хорошо, ждем.
Потом хитро улыбнулся нам обоим и сказал:
- Расслабьтесь и успокойтесь, сейчас придет начальник и все решит. Он у нас мужик справедливый, никто еще не жаловался…
В кабинет вошел коренастый майор – это и был Царь Соломон, дай ему Бог здоровья.
Он еще раз с самого начала внимательно выслушал обе наши версии, переглянулся с капитаном, почесал затылок и сказал:
- Мужики, в вашем деле я вижу только два выхода: первый – можно отдать ваши машины на специальную комплексную судебно-автотехническую экспертизу и доподлинно установить – кто из вас прав, а кто врет, как последняя паскуда. Мы редко проводим такие экспертизы, но уж если проводим, то ничего не скроешь, все выяснится: Кто? Кого? Куда? Как? На какой скорости? И в какое место? На молекулярном уровне. Целая наука. Однажды мы спустя год и после нескольких десятков моек и перекраски, по двум песчинкам выяснили, что такой-то Мерседес действительно побывал на месте аварии, а потом уже и по ДНК докопались, что это именно он сбил человека.
Единственный минус – эта экспертиза очень муторная и не быстрая. Машины разбирают по винтику почти полностью, делают разные спектральные анализы и черт его знает что еще, потом пока обратно соберут, на все, про все – месяцев шесть уходит, ну, самое меньшее - пять. Соглашайтесь мужики, Мне даже самому интересно – кто же из вас окажется паскудой?
Но есть второй вариант: - мы с вами плюем на это дело, не делаем никаких экспертиз и я просто пишу вам «обоюдку», вы жмете друг другу руки, платите по двести пятьдесят рублей штрафа за нарушение ПДД и разъезжаетесь по домам ремонтировать свои машины.
Я задумался: – полгода без машины – это ж охренеть, но с другой стороны, сейчас эта скотина спокойненько пойдет домой, заплатит штраф и на всю жизнь оставит меня оплеванным. Как же жить тогда?
Царь Соломон продолжал:
- Хорош уже, у вас там повреждений всего – ничего, давайте, пожмите друг другу руки и по домам.
Мой соперник тяжело вздохнул и протянул мне руку, а меня в эту же секунду че-то перемкнуло и я выпалил:
- Товарищ майор, никакой «обоюдки», давайте делать экспертизу! Полгода, год - пусть, правда дороже!
Майор Соломон широко улыбнулся и сказал, глядя в глаза водителю девятки:
- Все могут быть свободны, а вас, Штирлиц, я попрошу остаться и я – не я буду, если тебе падлюге, не организую уголовное дело за игрушечки с сотрудниками Госавтоинспекции.
Через пару дней, эта скотобаза как миленькая заплатила мне сполна за ремонт пятерки. И кстати, майор не обманул, дожал и организовал таки ему условный срок, меня потом не раз еще вызывали как свидетеля…
Вот такая история про Царя Соломона.
…Сон улетучился, как небывало и я спросил:
- Леня, я так и не врубился, а как этот Царь, тьфу, майор, понял, что врет водитель девятки? Из-за того, что ты согласился на экспертизу, а он нет?
Леня улыбнулся и ответил:
- Я потом задал ему этот же вопрос. Экспертиза – это конечно - да, но не это главное. Представь себя на моем месте. Представил? А теперь скажи – мог бы ты наяву, или в самом страшном сне, протянуть той паскуде руку для рукопожатия?
Вот то-то…