Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

БЕЗ ГОРЯЧЕГО

Питер уже несколько дней расставлял большие и маленькие корабли вдоль своих набережных. Город готовился к военно-морскому параду.
На последнее свободное местечко впихнулся красивый и страшный корвет, совсем без окон и почти без дверей.
Швартовая команда в оранжевых жилетах уже сделала свое дело, выставила трап и пошла отдыхать.
С берега к  кораблю сразу же подошли двое: красивый капитан-лейтенант в парадной форме и лопоухий матрос в промасленной робе.
Издали могло показаться, что матрос на руках держал ребенка, но это был совсем не ребенок, а какая-то мазутная железяка, очень похожая на автомобильный стартер.
Красивый капитан-лейтенант поприветствовал часового у трапа и попросил вызвать дежурного офицера.
Вскоре явился дежурный и выяснил, что незнакомцы желают видеть командира корабля.
Через четверть часа на палубу вышел сам командир, тоже капитан – лейтенант, он дал команду пропустить посетителей на борт, протянул руку незнакомому офицеру и спросил:

- Чем могу?

Гость в парадной форме превратился в приторную улыбку и сказал:

- С прибытием. Очень приятно познакомится, меня зовут Валерий Анатольевич, можно просто Валера. Давно хотел с вами вот так, с глазу на глаз, да все повода не было.
Я со вчерашнего дня вас тут пасу, кое-как дождался.

Командир корабля заметно напрягся:

- В смысле пасете? Зачем это?
- Да нет, я не так выразился. Дело в том, что я командир корвета «Решительный», точно такого же как и ваш. Мы там дальше «на стенке» стоим.
- А, да, видел, мимо проходили. Ну, что же, и мне приятно познакомиться. Так, чем могу?

Командир недоверчиво глянул на лопоухого матроса с железной чушкой.
А гость не переставал излучать радушие:

- Да видите ли, какое дело… а, кстати, мы с вами в прошлом году на учениях рубились, только - вы были за синюю группировку, а я за зеленую. Не помните? Вы еще подлодку, вроде, прикрывали.
- Да, было дело, только не прикрывал, а уничтожал. Так, собственно…
- А, чуть не забыл, я же вместе с вашим двоюродным братом Михаилом на классах учился. Отличный парень, теперь на Северном служит, не легко ему там приходится. Мы как раз вчера созванивались – это он сказал, что вы тоже должны прийти в Питер.

Командир напрягся еще больше:

- Да что, в самом деле, случилось? У Мишки все в порядке?
- Да, да, у него все отлично, велел передавать вам привет.
- Спасибо. И это все?

Гость почесал затылок белой перчаткой и, кивнув на своего лопоухого матроса с железякой, сказал:

- Не совсем все. Да, дипломатия – это явно не мое, попробую напрямик: понимаешь, из-за этого уродца мы уже три дня сидим без горячего.

Матрос заморгал длинными ресницами и, не поднимая головы, подал голос:

- Два дня, товарищ командир.
- Молчи, диверсант, задушу! Э, ты какого хрена меня позоришь? Приперся на чужой корабль в рабочем платье! Ладно, это потом.

Красивый офицер продолжил:

- Так вот – это тело, хотело что-то там отремонтировать и разобрало вот эту херню, а собрать не сумело. Теперь у нас на камбузе ничего не греется.
С утра и до ночи всем корветом пытаемся воткнуть ее на место. Никак, хоть убейся. Так я чего пришел? Раз наши корабли из одной серии, то и эта херня у нас должна быть одинаковая. Разреши моему диверсанту одним глазком глянуть - как она у вас там стоит. Не переживай, он руками ничего не тронет.

Командир облегченно хихикнул, с уважением глянул на железяку и ответил:

- Просто бальзам на душу, дождался, наконец-то и мой корабль стал образцовым. Ну, добро, я дам команду, пусть посмотрит. А если он и меня без горячего оставит? Больше ведь в Питере таких корветов нет.
- Не оставит.
- А если?
- Тогда можешь его пристрелить. Ну, а что еще с ним делать..?


СЕРВИС НА ПАРОХОДЕ

«Если хочешь иметь то, что никогда не имел! Нужно сделать то, что никогда не делал!»
(Конфуций)


Встретил вчера однокурсницу Киру.
Постояли, поговорили, обсудили однокашников и Кира рассказала мне про своего сыночка Шуню.
Шуня студент, учится на кинооператора, но честное слово, после того, что я про него услышал, понял – никакой он не «Шуня» (как зовет его мама) и даже не Миша, а как минимум Михал Михалыч. Парень далеко пойдет, мозг у него шевелится как у Каспарова в молодые годы. Но обо всем по порядку:

Одна, совсем не бедная московская семья (папа мама и семнадцатилетняя дочка) улетела на противоположный край земли, погрузилась там на шикарный пароход, величиной с Кутузовский проспект и отправилась в круиз по Карибскому морю. Флорида- Венесуэла-Панама и даже, не побоюсь этого слова, Гондурас.
Первый класс, двухэтажная каюта, вышколенный персонал в фирменных рубашечках, а главное – ни одного русского до самого горизонта. Красотища.
И вот, незаметно подошел последний вечер, завтра конец маршрута и домой. В дверь каюты вежливо постучали, папа открыл, на пороге стоял стюард с большим фотоаппаратом и что-то вежливо гундосил:
- «Гургур барбар окей?»
Папа с мамой по английски понимали только «окей» и всегда звали на помощь дочку (спец школа – два языка)
Папа:
- Катюша! Тут пришел один, иди послушай - чего хочет?
Подошла Катя:
- «Гурбар, баргур». Папа, он фотограф и предлагает сделать большие фотки на память о круизе. Кстати, ты узнаешь его? Это тот самый мальчик, который был пиратом на Экваторе, он нас еще в плен брал.
- Ну, да, вроде он, спроси «почем?»
- «Баргур? Гурбар». Говорит, что бесплатно – это входит в стоимость тура.
- Тогда какие вопросы? Конечно пофоткаемся. Скажи ему пусть подождет, я должен в туалете посидеть, живот что-то от этих жуков крутит. Только про туалет не говори, скажи, что переоденемся и выйдем.

Фотограф таскал семью по всему пароходу, выискивал самые выигрышные фоны и закуточки, даже с капитаном удалось сфоткаться, но вот солнце окончательно село и на прощание парень сказал:
- «Гурбар, баргур», что означало напишите на этом бланке свой адрес, ваши фотографии мы отправим по почте.

Папа крутил носом, мол, чего тянуть? Может быть сразу отдаст, а то жди их потом целый месяц. Но фотограф через Катю объяснил, что фотографии будут большие, да еще и в красивых рамках и в чемоданах они просто помнутся. Не переживайте, наша почта работает очень-очень быстро, моргнуть не успеете. Так что все будет О.К.
На том и порешили.

Двое суток спустя, когда уставшая, но загоревшая и довольная семья только вернулась из лета в осеннюю Москву и распаковывала чемоданы, в дверь позвонили.
Папа открыл не глядя и чуть не вскрикнул от неожиданности: на пороге стоял тот самый фотограф в фирменной белой рубашечке, он протянул большой конверт и вежливо произнес:

- Гурбар, баргур…
- Катя! Мать! Идите скорей сюда! Тут этот, с парохода, почту привез! Нихера себе у них сервис!

Подошла ошарашенная Катя с мамой и пока они формулировали свой вопрос, фотограф с Карибского моря, вдруг, перешел на чистейший русский язык:

- Здравствуйте, Катерина, и вы, уважаемые родители, извините за мой маленький розыгрыш, но мне очень хотелось еще раз увидеть вашу дочь. Меня зовут Михаил, я студент и летом подрабатываю на «круизниках».

Смех – смехом, но за смелость и креатив, Мишу не спустили с лестницы, а даже наоборот, налили ему чаю с малиновым вареньем и отложив не разобранные чемоданы, все вместе сели разглядывать огромные фотографии из толстого пакета.

Загадывать пока рано, но спустя несколько месяцев, можно сказать, что у Миши с Катей все идет неплохо. Даже, вроде бы, Новый Год будут вместе встречать…


ПОПЫТКА ПЕРА

Самое трудное занятие на свете - это собирать модель парусника внутри бутылки. Хотя нет, пожалуй что писать толстыми пальцами в маленьком телефоне, еще труднее. Я было хотел рассказать вам одну балтийскую историю, но боюсь что не хватит терпения. Руки устали и потянулись к бутылке с парусником.
Я в гостях у мамочки в городе истамбуле. Скоро вернусь. Надеюсь дождетесь... :)

ОБЕД

«Срочные тела»
(Жарг. Матросы срочной службы)


Неслабый сколькотобальный шторм воспринимается как-то даже эпично, когда находишься на палубе и взглядом стараешься не отстать от бессовестно болтающегося горизонта. Но вот в каюте, качка превращает человека в пленника какого-то взбесившего детского аттракциона. Эх, было бы окошко для ориентации, хоть маленькое, но окон нет и быть не может, ведь корабль-то ужасно военный.
Да еще этот мерзкий запах кухни, как нельзя некстати…
А на верху хорошо: ветер, соленые брызги в лицо, улетевшая в Балтийское море кепка… Романтика.
Я, вцепившись в хилые перила, почти криком беседовал с командиром нашего корабля, человеком молодым, но уже по-капитански лысеющим.
Вдали, километрах в пяти, болтался такой же кораблик как и наш, да и боевую задачу он имел схожую: в заданное время прибыть в заданную точку далекого города на Неве.
Командир прокричал, показывая рукой вдаль:
- Это корвет «Дальнозоркий» (хотя может назвал он его и по-другому, я уже не упомню, но не менее браво) там командиром служит мой однокашник, хороший мужик. О, у него офицеры уже обедать пошли, пора бы и нам.
Я не имел ничего против обеда и мы отправились в офицерскую кают компанию.
Продвигаясь по чреву корабля и стараясь не задевать торчащие повсюду специальные железяки для спотыкания и проламывания черепа, я вдруг задумался. Для меня, человека глубоко сухопутного, тут все было в диковинку, по началу я даже думал, что: «Гюйс» «Бак», «Балан» и «Ют» - это все фамилии матросов, а как оказалось, что только Балан было фамилией…
Но, черт возьми, как? Как с такого гигантского расстояния наш командир невооруженным глазом установил, что на «Дальнозорком» начался обед и именно офицерский?

Пришли в офицерскую кают компанию, качка тут почти не ощущалась, а может просто море слегка стихло.
Белые скатерочки, вилочки, ножички, музычка. Чисто вкусно и уютно.
После обеда, я со своей съемочной группой отправился к матросам, чтобы заснять и их нехитрую трапезу.
Ни скатерочек, ни ножичков ни даже музычки, да еще как назло и качка резко усилилась.
Матросы держа миски в руках, еле успевали ловить уезжающие по столу кружки с несладким компотом.
Вообще, незыблемые корабельные традиции времен крепостного права, с непривычки сразу бросаются в глаза. Одни команды чего стоят: «Товсь!» «Выходи строиться, в рабочих платьях!»
А уж туалеты и столовки (пардон, гальюны и кают компании) – это отдельная тема. "Срочному телу" под страхом смерти нельзя посетить мичманский туалет, а мичману офицерский. Так и вспоминается немецкая табличка пылившаяся на чердаке моего львовского дома: «nur für die deutschen - тільки для німців»

А тут еще эта свирепая качка, как будто сама природа ополчилась против несчастных матросиков…
Но мне все никак не давала покоя загадка с офицерским обедом на далеком «Дальнозорком», я не выдержал и обратился к парням:
- Братцы, вы случайно не в курсе, что делает корабль, когда в нем офицеры идут на обед? Может флажок какой поднимают?
Матросы ловко жонглируя супом в тарелках, зло заржали, выматерились и ответили:
- Когда офицерье идет жрать, корабль меняет курс, разворачивается поперек волн, выбирает нужную скорость, чтобы стабилизаторы качки лучше работали и тогда болтанки как не бывало. А как пожрут, то корабль опять возвращается на прежний курс, да еще и вваливает как подорванный, чтобы нагнать время. Вот тогда и нам, суки,  командуют обедать.
Вишь, вишь, как кружки по столу ездиют? Бывает даже через высокий бортик перепрыгивают…




ЧИСТИЛЬШИКИ

Велико ли, мало ли дело, его надо делать.
(Эзоп)


Эту историю я услышал от своего крымского друга Валеры, а ему рассказал непосредственный свидетель  событий – капитан прогулочного суденышка и по совместительству Валерин сосед.

Вечер, на горизонте уже зажигались огни большого города по имени Судак, старенький скрипучий кораблик привычно юлозил до Нового света и обратно.
На палубе некое подобие дискотеки и открытого кафе.
За одним столиком шумно и матерно зажигала компания местных, за другим трое сорокалетних курортников, чинно пережевывали шашлыки из осетрины, любовались красотами и старались не лезть в чужие дела.
Над корабликом завис табор наглых чаек, они ругались перекрикивая музыку и все пытались что-нибудь стырить со стола.
Местная компашка оживилась и принялась обстреливать птиц виноградом и яблочными огрызками, но табор не особо-то испугался.
Вот один из снайперов вошел в раж, схватил со стола пустую бутылку из под водки, размахнулся ей как гранатой и стал выцеливать, чтобы уж наверняка...
Внезапно с соседнего столика поднялся сорокалетний седоватый мужик и громко заорал метателю:
- Парень, если ты сейчас бросишь бутылку, то клянусь, полетишь вслед за ней! Кивни, если ты меня услышал!

Парни услышали, напряглись, назревала нешуточная драка. Хоть местные и были разного возраста и калибра, но их было раза в три больше, чем дерзких курортников.
Метатель, тут же демонстративно запустил свою бутылку в ближайшую чайку но не попал, и тогда один из троих мужиков вскочил со своего места и неожиданно громко заорал:
- Человек за бортом!!!

Началась легкая паника, через полминуты музыка стихла и кораблик остановил ход.
Все пытались выяснить: Кто? Где? и за каким бортом?
Вдруг седоватый подошел к улыбающемуся бутылко-метателю, неожиданно ловко схватил его подмышки и… одним движением выкинул за борт…
Второй бросил спасательный круг, а третий увидев, что пацанчик, так и не появился над волной – прыгнул за ним в темную воду.
Пока вытаскивали наглотавшегося товарища, парням было не до драки, да тут и кораблик причалил к пристани, где его уже ждали менты на двух машинах.
Милицейский капитан был в курсе всего и тут же дал команду «принять» и «закрепить» наручниками троих мужиков, что и было незамедлительно выполнено.
Капитан орал:
- Вы не отделаетесь пятнадцатью сутками! Я вас надолго упакую за попытку убийства! Понаехали и вздумали тут у меня быковать!?

Закованные мужики, грустно сидели на асфальте, прижавшись  спинами друг к дружке, слушали капитана и ждали когда за ними приедет машина попроще, ведь они были мокрые и перепачканные в какой-то корабельный мазут.
Поодаль стоял надменный пострадавший и его довольные друзья, они хихикали и подбрасывали обидные реплики своим обездвиженным обидчикам.
Капитан все не унимался:
- Свидетелей куча, не отвертитесь. Ну на хрена вы его за борт выбросили? Подумаешь бутылку в чайку кинул… Вам что, птичку стало жалко!?
Сидящий седоватый мужик посмотрел на оратора снизу вверх и перебил его пламенную речь:
- Нам плевать на птичек, просто так уж получилось, я ведь его предупреждал…

…Через пять минут разочарованная толпа потерпевших была неожиданно грубо разогнана по домам, а с  задержанных сняты наручники.
На прощанье, капитан пожал всем троим руки, и сказал:
- Да я и сам бы убивал этих ублюдков. Вот в прошлом году копался в огороде и напоролся на наркоманский шприц. Полгода потом мучился, чуть палец  не отрезали. Ладно, бывайте мужики. Обещайте, что будете держать себя в руках. И хорошенько отдохните тут у нас…

Но, что же произошло с этим бравым ментом и как случилась с ним столь разительная перемена настроения?

Все дело в том, что эти мужики оказались не "крутыми" и влиятельными перцами, а  всего лишь бригадой водолазов, которые день за днем, из года в год, ныряют в озеро Байкал и вытаскивают с его дна банки, бутылки и всякую прочую хрень…

Капитан, конечно пошел на должностное преступление отпустив их, но стоит ли его строго судить за это…?


СКАЖИ-КА, ДЯДЯ, ВЕДЬ НЕ ДАРОМ…

- Уезжаю я от вас насовсем. Прощайте.
- А далеко ли собрался?
- В Париж.
- Париж? Не слыхал. А это далеко от деревни Большие Жабы?
-  Три тысячи верст, наверное, будет.
- Фу, какая глухомань…

(анекдот про деревню Большие Жабы)




Вчера в веселой компании я познакомился со своим звездным братом Филиппом. У нас обоих день рождения 14-го мая, только Фил на год старше меня.
Его родители коренные москвичи, а  сам он родился очень далеко отсюда – в Вашингтоне, где с тех пор и проживает.
Несмотря на то, что на русском он разговаривает только с родителями и раз в год в командировке, словарный запас у Фила больше моего… Я вот не помню, когда в последний раз в разговор вставлял слова типа - редколесье или литораль, а он такими сыплет через раз.
Акцент конечно есть, но если не акцентировать, то и нету…

Подсознательно, я даже не воспринимал его американцем, а просто русским путешественником, который об Америке знает не понаслышке.
Зашла у нас речь о школьном образовании. Стали спорить – где оно все-таки лучше. Решили тут же и проэкзаменовать друг друга, избегая сугубо профессиональных вопросов: его инженерии и моей телережиссуры. Сошлись на мировой истории.
Я начал первым с простенького вопроса:
- А скажи мне для начала, братка Фил, что ты знаешь об отечественной войне 1812-го года?
Филипп:
- Да, подловил ты меня… погоди, дай вспомнить. Ну, эта война началась в 1812-м году, в период Наполеоновских войн и называлась - Вторая война за независимость.
- Ну, это понятно, что «в период», ты конкретику давай, и кстати, не вторая, а Первая Отечественная. Продолжай дальше, пока на троечку.
- Не торопи, я вспоминаю по ходу экзамена. На первом этапе сказалась наша полная неподготовленность к войне.
Мы долго отступали и вражеским войскам, удалось захватить и сжечь дотла нашу столицу - мой родной город. Хотя он тогда еще не был столицей. Или уже был? Не помнишь?
- Молодец, все правильно, а столицей еще не был и не враги сожгли, а сами при отступлении.
- Сами сожгли? Странно, ну может быть, подробностей не помню, помню, что 11-го сентября мы разбили вражеский флот и в войне наступил перелом. Потом…
- Подожди Филипп, ну и каша у тебя в голове с вашим 11-м сентября и с шестым флотом ВМФ США. Ты перепрыгнул на двести лет вперед. Вернись обратно и скажи, хоть два слова про Кутузова.
- Я не знаю, что такое «кутузова», но дату 11-е сентября, я хорошо помню - наши войска разбили вражеский флот и англичане отступили в Канаду… И в конце концов был подписан Гентский договор, разве нет?
- Да…? А… какой, ты говоришь, твой родной город сожгли и кто?
- Вашингтон, в 1814-м - англичане, кто же еще…?


…Потом мы два здоровых, почти русских мужика, как инопланетяне, сидели и до глубокой ночи, наперебой открывали друг другу историю войн, смут и катаклизмов своих половинок мира, о которых слышали впервые в жизни…


ГАСТРОЛЕРЫ

Бывший кагэбэшник Юрий Тарасович, на днях порадовал старой историей о войне, которую услышал на дачных посиделках от друга Максима.
Дед Максим умудрился всю войну отвоевать снайпером и при этом выжить, хотя за ним числится целое немецкое кладбище, разбросанное от Сталинграда до Праги... Он, кстати, всегда, когда ездил с ветеранскими делегациями в ГДР, любил вставить при случае: «Я добровольцем пошел на войну, уничтожил немецкую роту в полном составе и вернулся домой к маме...»
«Немецкие друзья» в ответ кисло улыбались и эта кислая улыбка всякий раз очень радовала Деда Максима...
Но история не об этом.
Сидя у Тарасыча в огороде, деды заспорили: у какой страны оружие было все-таки лучше?»
Спорили долго, ругались даже, так ни к чему не пришли и решили, что каждый скажет про свое, в котором понимает. Летчиков среди них не было, потому и решили не спорить о самолетах. Начали с деда Максима: «Чья снайперская винтовка была самая-самая?
Дед прокашлялся и доложил:
-Я работал и с немецкими, и английскими и конечно с трехлинейками, но так сходу не скажу какая лучше.
У каждой есть своя «слабинка».

Все разочарованно загудели:
-Максим, ну ты ляпнул... эдак и мы можем. Ты еще скажи, что все зависит от человека...
Дед Максим:
- И скажу. Конечно от человека. Вот нашим какой мячик не подсунь, а в футбол они так и не сыграют...
И наоборот – люди могут творить такие чудеса с трехлинейкой, которых и быть не может.
Когда я был уже бывалым снайпером, до меня стали доходить нелепые слухи про какого-то хохла – снайпера, который валит выглянувших из окопа немцев с расстояния 1000 метров!
Я то понимал, что пятьсот – шестьсот метров – это уже предел, а на расстоянии в километр, столько нужно предусмотреть: и температуру воздуха, и влажность, и уход пули вправо из-за вращения, я уж не говорю про скорость и направление ветра...и это при идеальном оружии и патронах.
Конечно я не поверил.
Но Хохол-снайпер обрастал все новыми легендами, они приходили от тех людей, не верить которым я не мог, тут пришлось призадуматься, как же он это делает?
А представьте, каково было немцам: вначале они думали, что у русского снайпера шапка-невидимка, он всегда попадает, а его самого нет нигде и судя по рельефу местности и быть не может...Потом когда они поняли, что снайпер сидит в километре от них, заволновались еще больше...Видно у русских появилась секретная винтовка, которая изменит всю тактику войны.
Наши целые полковники, выпрашивали друг у друга хохла-снайпера, хоть на денек.
Снайпер приезжал на «гастроли», выщелкивал с километра пару офицеров и уезжал на другой участок фронта.
После этого еще неделю можно было смело ходить вдоль линии фронта в полный рост и собирать грибы, немцы воспринимали это как заманку и еще больше вжимали головы в землю.
Наконец я и сам встретил легендарного снайпера, когда он прибыл на «гастроли» к нашим соседям. Мне пришлось десять километров по лесу прошкандыбать, но не познакомиться я не мог. Фамилия его Кравченко.
Секрет конечно у него был...
Оказалось что этот Кравченко не человек...а целая семья: дядька и трое племянников и все Кравченки.
Ну конечно, доложу я вам они, и правда были настоящими артистами: возили с собой чуть ли не «полуторку» с оружием и инструментами. Тут тебе и вертушки - мерить скорость ветра и телескопы и стереотрубы и всякие штопанные-перештопанные куклы на веревочках. Я даже позавидовал.
Доходило до того, что у них была кукла, которая «дергала» за веревочки другую куклу.
К оружию они относились как к фарфоровым сервизам - винтовки переносили только в ящиках, с патронами чуть ли не спали, чтоб не отсырел порох.
Но самое главное - их "фирменный" стиль: занимали позицию вчетвером рядышком друг к дружке, дядька мерил, высчитывал и всем давал разные поправки – одному «щелчок» правее, другому левее, третьему, так держать, себе еще как-то...
И такая у них выработалась слаженность, что, почти не сговариваясь, все четверо «лепили» одним залпом, поэтому немцы воспринимали их, как одного снайпера и какой бы не был разброс пуль, всегда одна из четырех, да попадала в цель.
Личный счет убитых немцев, Кравченки пополняли строго по очереди, ведь не известно, чья пуля у немца в голове...
Самый удивительный случай из их работы был, когда они убили старшего немецкого офицера сквозь стальную баржу...
Деды зашевелились:
-Максим, не бреши, как сквозь баржу? Ну, перестань, не может быть...
Дед Максим продолжал:
-Так ведь немец тоже, как и вы подумал, что не может, потому и был убит...
Представьте себе: линия фронта шла по реке, с одной стороны окопались немцы и они знали, что с другой, их караулят наши снайперы, а расстояние порядочное – метров 800 – 900, кругом равнина.
Кравченки убили нескольких солдат и целый день пасли торчащую офицерскую стереотрубу, но так ни разу не стрельнули, чтоб себя не выдать. Ждали голову.
Но офицер тоже был не дурак, так и не выглянул. Хоть плачь.
Вдруг видят: тащится по реке длиннющая, ржавая, обгоревшая, полузатопленная баржа и вот когда она проплывая, полностью перекрыла офицера от снайперов, немец «не подвел» - решил размять затекшие за день ручки и ножки, и выпрямился в полный рост.
Кравченки его тут же и убили, хоть и не видели сквозь баржу, но чувствовали, что должен выглянуть из окопа.
Просто немец, как и вы не был снайпером и не знал, что на таком расстоянии пуля описывает такую высокую дугу, что под ней поместится даже баржа, метра полтора, два высотой...

В ЛЮБВИ И НА ВОЙНЕ…

Эту удивительнейшую историю я бы, клянусь, унес с собой в могилу, если бы не узнал ее от того, для кого эта история и должна была оставаться тайной...
История эта о самой дикой силе во всей нашей галактике – о любви разумеется...
Итак, перед вами сеанс любовной магии с разоблачением:

Лена, моя коллега по работе, шикарная блондинка под тридцать, рассказала историю своей жизни, которая взорвала мне мозг, надеюсь, что взорвет и многим из вас, не считая тех, кто...(ну тех мы и вообще считать не будем).
Лена была самой красивой девочкой в школе и как следствие – рано вышла замуж. Вышла, но неудачно. Развелась лет через пять, детей не родила. Ударилась в телевизионную карьеру. В общем, все как у многих.
Вот как-то пару лет назад она с подругой поехала отдыхать в Турцию.
Отдых как отдых, но вот в последний день двухнедельного отпуска с ней случилось что-то потрясающее...
Лена как всегда плавала на «спинке» вдоль берега, как вдруг наткнулась головой на что-то твердое.
Присмотрелась, бутылка из-под вина, закупоренная сургучом. Принесла находку в свой номер, кое-как вилкой выудила пробку, а в бутылке четыре свернутые в трубочки, пожухлые записки.
Развернула первую:
«Мама, если ты читаешь эти строчки, знай-я погиб с тремя своими товарищами в средиземном море (координаты такие-то). Нашу яхту обстреляло неизвестное судно (на его борту были цифры ХХХХ) Рация вышла из строя, течь увеличивается с каждой минутой. Нам осталось минут сорок.
Мамочка, не печалься обо мне, хорошенько воспитай нашего Димку. Всех за меня поцелуй, не поминайте лихом».
(Подпись и дата двухгодичной давности)

Лена заревела просто навзрыд.
Развернула второе...
Третье...
Четвертое:
«Если это письмо попадет в руки русскому человеку, то прошу, выполните последнюю волю покойного: перешлите его в ХХХ московскую школу, учительнице Жаровой Марии Петровне.
Дорогая Мария Петровна, не сочтите за труд и передайте это письмо вашей соседке, моей однокласснице Елене Зуевой.
Дорогая Лена, если вдруг, чего на свете не бывает, ты будешь читать эти строки, то знай, что меня уже нет в живых и хочу, чтоб ты знала, что я любил тебя всю жизнь (с самого первого класса...)
Но ты была такая красивая, а я обычный Саня – хулиган и двоечник.
Сколько раз я хотел подойти и признаться тебе в своих чувствах, но не мог...
Теперь безумно об этом жалею. Но ничего уже не вернуть. Мы тонем на яхте в Средиземном море. Так уж получилось :)
Не грусти, знай, что ты самое лучшее, что было в моей жизни...(хоть и не было ничего...)
После школы я так и не женился, потому, что всех сравнивал с тобой...Зачем я это пишу?
Ну не суди слишком строго человека стоящего на пороге смерти...
Будь счастлива.
До конца твой, Александр Шлыков».

В глазах у Лены потемнело... ведь письмо было адресовано именно ей! 1 шанс из 6 000 000 000.
Лена Зуева – это ОНА!!!
Оставшееся до отлета время девушка проревела, не выходя из номера...
Как жизнь непредсказуема и чего в ней только не может случиться.

Саня Шлыков – вроде пацан как пацан, обычный гопник, но как обидно когда ничего вернуть уже нельзя, что имеем не храним...
Как только Лена вернулась в Москву, сразу влезла в Интернет...
И о чудо!
Саня живой здоровый торчит в социальной сети. Написала:
-Привет Саня.
-О, привет Лена!
-Саня, Ты ничего не хочешь мне сказать?
-Нет, а что случилось?
-Давай встретимся, посидим в кафе, я принесу с собой бутылку «вина». Тебе оно точно понравится...
-Давай, я с удовольствием!

Встретились в кафешке, Лена поставила на стол бутылку с письмами.
На Сашке лица не было, он орал от радости, они даже всплакнули вместе.
Саня во всем признался: как любил ее все эти годы и как страдал от этого, да что там слова, когда на столе стояла бутылка с ТАКИМИ письмами.
Он рассказал, как два года назад они с друзьями пытались повторить на яхте какой-то там маршрут и их, за триста миль от берега атаковало военное судно. Четыре дня они болтались на самодельном плоту почти без воды, но все-таки доплыли до берега.
Через полгода Лена и Саня поженились, потом как водится они родили ребеночка (к своему стыду я не помню мальчика или девочку...прости Лена)
На этом и заканчивается сеанс любовной магии, а теперь, как я и обещал – разоблачение:
Как только Лена родила мужу ребенка, Саша упал перед ней на колени и сказал:
-Прости меня жена, если сможешь, но у меня есть смягчающее обстоятельство: Я тебя безумно люблю.
Дело в том что, я не только никогда не плавал на яхтах, но даже не бывал на Средиземном море...
(В ответ, открытый рот Лены...)

Он и, правда, ее любил. Через много лет после школы, увидел случайно на улице и понял, что жизнь без Лены проходит зря...нужно было что-то делать.
Саня признался, как он завел себе страницу без фотки под именем их одноклассницы Ольги (Сама Ольга уехала куда-то в Италию и не отсвечивала в интернете) Так и общался с Леной от Ольгиного имени. Выпытал, что не замужем, то да се...
Узнал, что собирается в Турцию в такой-то отель, и что нужно ехать в Шереметьево ни свет ни заря...
Дальше дело техники: нарыл на чердаке полуистлевшую тетрадку, написал четыре записки, запаковал в бутылку, приехал с утра в аэропорт, покрутился вдоль длинной чемоданной толпы на регистрацию, разговорился с мужиком из того же отеля и сделал ему предложение, от которого тот не смог отказаться...
Бутылка была отправлена и доставлена по назначению.

...Если на пути настоящей любви вырастают непреодолимые преграды, значит нифига она не настоящая.

Догадайтесь, простила ли Лена своего любимого мужа...?

КРЫСА

Маленькая преамбула: Главные враги на корабле, это крысы и тараканы, но
испокон веков на советском морфлоте была придумана самая действенная
мера по борьбе с этим злом: Кто соберет трехлитровую банку наполненную
тараканами, либо 50 крысиных хвостов, тот немедленно идет в отпуск.
Понятно, что все свободное время матросы охотятся на крыс, ведь их
хвостики служат самой стабильной валютой.
Вот мой друг Игорек, будучи салабоном (или по-флотски вроде "карасем") в
один прекрасный день гонял шваброй воду по палубе, а деды или как их
там, бегали улюлюкая с железными прутьями и сачками. Шла охота.
Вдруг Игорь видит, что прямо на него выскакивает убегающая от погони
крыса, еще секунда и тут будут ее губители...
Этот крыс сходу оценил обстановку, подбежал к Игорю, нырнул под широкий
клеш и в секунду вверх по ноге вскарабкался до самого дорогого, что есть
у всех моряков мира (и не только моряков). Крыс застыл возле его
"томатов".
Бедный парень был похож на восковую скульптуру советского моряка из
музея Мадам Тюссо, он не решался даже дышать, а на вопрос подбежавших
загонщиков: Где крыса?! неопределенно ответил слабым вздохом, и
глазками вдаль... Толпа с улюлюканьем убежала вдаль.
Игорь стоял минут пять и думал: Если эта падаль меня там не цапнет,
клянусь, я ее не раздавлю ботинком, а дам спокойно уйти. Ну давай,
спускайся паршивец, я даже готов откупиться конфеткой "золотой ключик".
Крыса спокойно спустилась и никуда не спеша стала ждать конфетку, нагло
смотря своими бусинками. Конфетку она получила (долг чести) и спокойно
ушла в незаметную дырку.
После этого Игорь для интереса приходил и складывал перед дыркой
сухарики. Через неделю крыса начала забирать сухарики при нем.

Через год, когда крыса стала для Игоря свмым близким существом на
корабле, он решился показать ее друзьям, те заинтересовались, но
смотрели как-то без юнатского умиления. Игорь потерял покой и сон...
Он мучительно думал, как сохранить крысеныша "карася" от его желающих
поехать в отпуск друзей.
Наконец он отслужил и своего Карася в Мурманске не оставил, привез
домой.
Я помню, Игорь целый год после армии повсюду ходил с крысом на
плече (они даже спали на одной подушке). Карась никому кроме хозяина
не доверял: на всех шипел и скалил зубки.
Иногда друзья удивленно спрашивали:
- Игорек, а че твоя крыса без хвоста...?
- Это я ему отрубил.
- ... А зачем...???
- Да... долго объяснять...