Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

ПЕРЕВОЗЧИК

Когда в голливудских фильмах я вижу дикие гонки, где главный герой на переполненных улицах ловко уходит от восемнадцати аварий в секунду, а полицейские машины передвигаются исключительно кувырком или скользя крышей по асфальту, я всякий раз вспоминаю Эдика.
Эдик - друг моего львовского детства. Отличный мужик и по совместительству – страшный человек. Он может на масленицу достать сапоги с любого столба, а может в одиночку захватить пролетающий над головой «Боинг». Смотря по настроению.
Но главный его талант – это конечно же руль. Рулит Эдик потрясающе.
С начала девяностых, ему пришлось повозить своего шефа на разных, самых шикарных авто того времени, а вот меня он вдоволь покатал на своем старом, убитом «жигуле» двойке.

Представьте себе – узкие львовские улочки, под колесами гладкий булыжник, на котором в принципе невозможно затормозить, а вокруг люди, трамваи и переполненные тарантайками дороги.
Средняя скорость железного потока, километров сорок в час. Если в такой обстановке, виляя, гнать под семьдесят, то каждую секунду можно с ума сойти от страха и раскорячившись, вполне можно проткнуть когтями бардачок.
Но когда тебя в такой ситуации разгоняют до сотни, то ты уже на все плюешь, расслабляешься и просто начинаешь получать большое эстетическое удовольствие, от происходящего. Мозги отключаются, страх пропадает и все вокруг кажется голливудским 3D фильмом.
А Эдик, рассказывая что-то веселое, гонит и гонит, как будто  все вокруг нас каскадеры и мы по сто раз отрепетировали с ними каждый поворот руля.
Чуть ли не главным рычагом управления машины, у Эдика было левое зеркало. Он каждую минуту его складывал и раскладывал, чтобы тютелька в тютельку втиснуться между грузовиком и трамваем.
Не знаю почему, но не боялся я с ним ездить. По всем приметам должен был бояться, но вот не боялся.
    Эта история случилась лет двадцать тому назад.
Однажды поздно вечером, мы с Эдиком откуда-то возвращались, было уже часов двенадцать, вдруг видим от его подъезда к нам навстречу бежит плотная группа: отец Эдика, его жена – Дина, а позади всех, катится колобок собственной персоной – большой и ужасный босс и даже без охраны.
Эдик не успел удивится, как босс, тяжело дыша повис на нем и между астматическими свистами начал быстро объяснять что-то очень важное:
- Эдичка… Давай, быстро… Надо… Вопрос жизни и смерти… Человек уже сейчас должен быть в Киеве… Он не русский. За четыре часа ты обязан успеть. Я залил полный бак, тебе хватит.
Эдик только и понял, что шеф его гонит в Киев и резонно возразил:
- Ключ от гаража в офисе, а на своей я не поеду, у меня крестовина…
- Какая нафиг крестовина? Вот его машина, некогда спорить, газуй Эдичка. Только успей…

И тогда мы обратили внимание на большой и красивый темно-синий Мерседес с иностранными номерами, а внутри него, на заднем сидении ерзал мужик со страдальческим лицом.
Эдик:
- А зачем ему я? Пусть сам и едет, до Киева вполне нормальные указатели, разберется.
Шеф:
- Ты смеешься!? Как он  550 километров проедет за четыре часа!?
- Он хоть по-русски понимает?
- Ни слова, только по-английски. Если уложишься, то с меня премия, плюс три отгула.
- Ладно, скажите ему, пусть отдаст мне документы на машину, чтобы возле ментов мы не теряли времени.

Эдик уселся за руль Мерседеса и принялся подгонять под себя сидение, а шеф вручил ему адрес в Киеве и стопку купюр по пять баксов, для ментов.
Я в плотной группе провожающих помахал Эдику ручкой и пожелал счастливого пути, но он закричал:
- Грубас, будь другом, поехали со мной, а то я с этим типом усну. Дина зайдет к твоим и предупредит а? Соглашайся - Крещатик, Киевский торт, киевлянки, все дела. А завтра на поезде вернемся.
Дина вспыхнула по поводу киевлянок, но пообещала предупредить мою маму.
Вот уже шеф и отец Эдика затолкали меня внутрь и наша ракета тут же отделилась от стартового стола.

Отошла первая ступень, мы покинули плотные слои атмосферы, вторая и сразу третья.
Почти полная невесомость чередовалась с запредельными перегрузками, когда мозг стремился выползти из уха.
Я сидя на переднем сидении получал огромное эстетическое удовольствие от наблюдения за мимикой нашего ценного иностранного груза. Он-то, в отличие от меня, ехал с Эдиком впервые в жизни и поэтому каждую секунду выдавал одну и ту же короткую фразу, в которой материл Создателя.

Эх, что это была за езда, куда там Голливуду.
На поворотах мы конечно же притормаживали до ста восьмидесяти, зато на прямой топили во всю железку.
Когда в межзвездных просторах, со скоростью света, мимо нас проносилась очередная полосатая палочка, мы включали реверс,  выпускали тормозные парашюты и Эдик, высунувшись по пояс из иллюминатора, орал на мента:
- Давай, давай! Бегом, бегом!
- Мент, заражаясь важностью нашей космической миссии, действительно переходил на бег и в конце стометровки получал приз - пять баксов (нехилые деньги по тем временам), но даже не успевал поблагодарить и пожелать счастливого пути.
Только однажды, гаишник заартачился, криво посмотрел на пятерку, не спеша обошел машину и решил поторговаться и показать кто тут главный, он принялся вдумчиво интересоваться: – «Кто мы? Куда? И почему вваливаем с такой бешенной скоростью?»
Эдик улыбнулся и сказал:
- Ну ладно, браток,  не хочешь денег, тогда – пока, мы спешим.

И опережая скорость звука его возражений, мы уже мчались дальше.
А через пяток километров нас конечно же поджидали.
И Эдик, мельком продемонстрировав документы, вручил ментам, уже две пятерки – одну по тарифу, а другую за того жадного парня, который остался ни с чем…

…На пустынных улицах Киева стало страшно даже мне. Двести километров в час по городу – это еще та компьютерная игра.
Мы очень удивились, но у нужного дома нас встречала целая делегация. Всего их было человек пятнадцать и  кавалькада машин с дипломатическими номерами. Наш радостный груз выскочил из машины и к нему на шею бросилась плачущая от счастья женщина и маленькие детки. Все это напоминало возвращение шпиона после десятилетнего плена.

(Позже, шеф на расспросы Эдика ничего не ответил, только сказал: - «Забудь…»)
Наскоро наобнимавшись со всеми своими, космический турист  встретился с нами взглядом, подошел, пожал нам руки, показал Эдику большой палец и вручил ему сотню баксов – непомерный гонорар, за 3 часа и 25 минут работы.
А через считанные секунды улица моментально опустела, как будто бы и не было никого, только запах дорогого заграничного парфюма исчезал в предрассветном воздухе…

Целый день мы бродили по Киеву, сходили в Лавру, покатались на кораблике, наелись мороженного и хорошенько кутнули в ресторане на все 15 баксов, которые не достались  ментам, а к ночи мы погрузились  в свой общий вагон и моментально вырубились до самого Львова…




ШАРОВАЯ МОЛНИЯ

«Там, где годами ничего не происходит, новости распространяются очень быстро»
(Чарльз Буковски)


 Шины  накачаны до деревянного состояния, светило солнышко, Львов, вместе с нашей прогулянной школой, давно остался где-то позади, а мы все катили и катили вперед на своих велосипедах, вибрируя от взрывных волн пролетающих грузовиков.
«Мы» - это я и мой одноклассник Саня.
Километров пятьдесят уже отмахали и в каком-то лесу исполнили заветный ритуал – съели привезенные бутерброды с салом, запили чаем из термоса и выкурили по дорогущей сигарете «Космос» (да, незамысловатые радости были у тогдашних старшеклассников)
Пора бы и в обратную дорогу, солнце собиралось идти спать, небо стало скучным, как бы не начался дождь.
  Но дождя не случилось, потому, что вместо него ударил ливень, да такой плотный, что, даже некоторые машины останавливались, чтобы немного переждать.
Стоя среди бескрайнего поля, сквозь всеобщий душ, мы еле разглядели одинокий стог сена и потащились к нему по раскисшей вспаханной земле.
Шли долго, вымокли навсегда, но стог почти не увеличивался в размерах и от того стало понятно, насколько он огромен. Наконец добрались.
Копна оказалась длиннющая и в высоту как семиэтажный дом.
Побросали велики и выкопали небольшую, но уютную норку. Влезли.
Внутри оказалось тепло и почти сухо.
А ливень только усиливался, хотя казалось - куда уж больше.
Совсем стемнело, а  еще до дома пилить и пилить, тем более, что мы не особо представляли в какой части света находимся.
На двоих у нас оставалась последняя сигарета.
Саня тщательно вытер руки о влажное сено и для верности о свои мокрые волосы, долго разворачивал пакет с припрятанной сигаретой. достал зажигалку и торжественно чиркнул… Вот черт! Чирк, чирк, чирк… Газа не было!
Настроение наше резко ухудшилось.
Чирк, чирк, чирк...  романтика моментально улетучилась и мы почувствовали себя беглыми, голодными каторжниками в холодном мокром стогу. Ну как же так!? Эта последняя сигарета полдня  нас согревала, вдохновляла и подбадривала, а тут ни газа, ни спичек, ни перспектив…
Я решил не сдаваться, отобрал у Сани сигарету и стал чиркать, пускать искры  на ее кончик. Мало ли, чего на свете не бывает? А вдруг.
Заболел палец и меня на боевом посту сменил Санек. Ни-фи-га. Никакого эффекта, только кожу на пальцах стерли.

В сердцах я отбросил сигарету, все равно она больше не пригодится в окоченевшем мире, полностью состоящем из холодной воды.
Минуту, другую грустно помолчали, потом стали прикидывать – «А не заночевать ли в этой дурацкой, мокрой норе? Все же лучше, чем среди поля… Ой, что нас ждет дома…»
Вдруг мне почудился запах дыма, и Саня заорал:
- Смотри, огонек!!!
Над нашими головами и вправду тлело. Я быстро нашел в стогу сена последнюю «иголку» и прикурил от чуть дымящихся травинок.
Жизнь стала резко налаживаться.
Это же надо, тысячу раз попробуешь – никогда не повторишь, а тут какая-то одна шальная искра и мы уже курим.
Саня  "добил чинарик», плюнул на огонек и сказал:
- Ну что, давай потихоньку выбираться, дождь до завтра не закончится, а до утра мы тут совсем околе... А - А - А! У тебя волосы горят!

У меня и вправду горели волосы. Наши случайные огоньки на потолке не погасли совсем, а затаились и вдруг разом вспыхнули.

Мы бросились было тушить, да куда там - это все равно, что бараний шашлык попытался бы погасить под собой мангал…
Жизнь дороже.
Выскочили из паровозной топки, схватили велосипеды и помчались сквозь холодный душ, туда, откуда пришли. Велики пришлось тащить на себе – у них колеса не крутились, налипшая грязь в вилку не пролезала. Так мы и бежали подгоняемые жарким зловещим заревом…


…На следующий день я весь укутанный, простуженный и горячий, был оставлен дома болеть и страдать. Все мышцы ныли после вчерашнего.
Пью чай с малиной, смотрю по телевизору «Новости Львовщины» Вдруг, красиво-причесанный диктор и говорит:
- Вчера вечером, во время ливня, в Пустомитовском районе, в селе Борщовичи, наблюдалось чрезвычайно редкое природное явление – шаровая молния. Она иногда может возникнуть, даже без грозы, как это и случилось вчера. Огнем,  шаровая молния  уничтожила 100 тонную скирду, а это почти весь колхозный запас сена…


…Нам с Сашком было невыносимо стыдно.

Вскоре, Саня от стыда, на целых тридцать лет канул в воду и чтобы хоть как-то загладить убыток причиненный народному хозяйству, стал там отличным капитаном атомной подводной лодки.

А я подальше от греха бросил курить, выучился и пошел работать на телевидение, может быть для того, чтобы в нем, хоть чуточку стало меньше «шаровых молний»…





ГАЛАКТИЧЕСКАЯ ХРЕНЬ

Валера - мой друг и одноклассник, тяжеленный, но такой легкий на подъем - простой еврейский мужик с полотенцем на плече, шел по коридору дорогущей индийской гостиницы.
Слышит, позади возня и визгливые женско-мужские крики. Это истерично ругалась итальянская пара, пытаясь расшатать закрытую дверь своего номера.
Валера спросил на английском:
- Я могу помочь?
Итальянцы:
- Синьор, дверь случайно закрылась, а внутри остался наш шестимесячный сын! Слышите кричит? Он там может скатиться с кровати!
Валера не долго думая, раздвинул ноющих родителей, разогнался и как стосорокакилограммовый айсберг, сокрушительно врезался в дверь Титаника. Несчастная дверь с хрустом открылась вовнутрь, хоть до этого дня ее обычно открывали наружу...
Бешеная мамаша бросилась к орущему младенцу, схватила на руки и скороговоркой принялась учить его итальянскому языку.
Папаша протянул айсбергу руку, горячо поблагодарил, представился (звали его Альфонсо) и предложил:
- Синьор Валерио, вечером, после океана, я приглашаю Вас на террасу в наш ресторан. Выпьем, поболтаем.
На том и порешили.
Вечер, океанский прибой, маленький столик на двоих, огромный жизнерадостный еврей и худенький итальянец – метросексуал со стриженной бородкой, романтика...
Много пили и сложно беседовали о политике. Набор тем незамысловат: экономический кризис, агония Евросоюза и арабские революции.
И тут Валеру со второго литра понесло:
- Чтоб ты знал Альфонсо, весь мир держится на нас, на русских. Войну кто выиграл? Мы! В космос кто полетел? Тоже русские. Мы даже блоху подковали. Может слышал? Просто нам всегда катастрофически не везет, таков наш крест, хотя мы самая работящая и образованная в мире нация. Это научный факт.
Вот взять хотя бы меня. Да, сегодня я очень не бедный человек, бизнес по всему миру, но чего только я не умею вот этими руками? Я и дальнобойщиком работал, Альфонсо, вот ты можешь ездить на фуре с двумя прицепами?
Пьяненький итальянец с готовностью согласился:
- Нет, не могу.
- А кирпичную кладку сложить смог бы?
- Нет Валерио, не смог бы.
- Вот, а я и это умею, я, кстати, еще и снайпером был, видишь во-о-о-н там индус в чалме? С одного выстрела из СВДэшки сбил бы ему шляпентох, хотя это к делу не относится. А вот ты приехал из Италии со своей семьей не в самую дешевую гостиницу, а сам-то что ты можешь в этой жизни сделать своими руками?
Валера, скептически осмотрев холеные итальянские руки в тяжелых серебряных перстнях и браслетах, скептически резюмировал:
- Ни-че-го! Хлипкую дверь выбить и то не в состоянии. Набрал небось троих румынских белошвеек и они строчат тебе трусики и топики по тысяче евро за штуку, а сам тут в океане греешься... Все вы на западе бездельники и нахлебники на нашей русской шее...
- Пьяный Альфонсо засмеялся и ответил:
- Нет, фратэлло, я не занимаюсь бизнесом, но денег на жизнь мне вполне хватает. Попробую показать тебе, что я умею делать своими руками. У тебя карандаш есть?

Взяли у официанта четырехцветную ручку и итальянец принялся рисовать на салфетке, да ровненько так, не смотря на количество выпитого.
Наконец разноцветный рисунок был готов и Альфонсо торжественно вручил его Валере:
- Вот такие штуковины я собираю на своей работе. От начала и до конца. Они состоят из почти тысячи маленьких и больших деталей, и каждую из них я узнаю с закрытыми глазами на ощупь.
Валера повертел салфетку и так и сяк, все подробно и аккуратно, но как-то не понятно. Что-то типа робота -трансформера, только без головы и без ног, да и вместо рук у него какие-то весла. Водолаз - не водолаз, тело в красном жилете, на груди то ли ребра видны сквозь щель в туловище, то ли это у него такой крупный замок молния... Одним словом какая-то галактическая хрень...
Вдруг из окна над головой у собутыльников, за полторы секунды прокричали сорок итальянских слов, первое из которых было - Альфонсо!
Итальянец вскочил пружинкой, бросил на стол комок мятых рупий и как подкаблучники всего мира, тут же убежал, наскоро извинившись виноватой улыбкой...
Валера остался за столиком. Он вдруг почувствовал, что эта галактическая хрень на салфетке, до боли знакома и дорога его сердцу...
Это было как наваждение. Может у него в детстве был такой робот? Так нет же, в нашем босоногом львовском детстве, даже картинок таких роботов еще не существовало. Почему же тогда этот дурацкий водолаз с салфетки, всколыхнул в нем столько сильных чувств. До поздней ночи Валерка медитировал глядя на странный рисунок и вдруг подпрыгнул на стуле испугав маленьких индийских официантов.
Он, наконец, узнал «безногого водолаза». Этой галактической хренью Валера всякий раз любовался, когда открывал капот своего любимого Феррари...

До конца отдыха мой друг поил Альфонсо с женой дорогими напитками и больше ни разу не выпендривался...

НЕ ЖИЛИ БОГАТО…

Отдыхали с сыном в Крыму и заглянули в гости к старинным друзьям - Лене и Андрею.
Сидим за столиком под вишнями и сосредоточенно точим огромные сушеные рыбины.
Кроме того, что друзья держат у себя «отдыхаек», Андрей промышляет подводной охотой. Есть у него и ружье с разными трезубцами и свои заветные рыбные места охоты и рынок сбыта в местном пансионате. Короче Андрей молодец.
Я все интересуюсь тонкостями его охоты, он с удовольствием рассказывает:
- Заплываешь, останавливаешься и замираешь. Все. Теперь нужно лежать так полчаса, пока рыба не поймет, что ты просто плавающая коряга, а сам смотришь в маске под воду. Увидел первых рыбешек, не спеши, подожди, подплывет крупная рыба. Дождался, прицелился и шмаляешь... Вот и вся охота. Это, что мы сейчас едим – мелочь, иногда попадаются такие здоровые экземпляры, что непонятно, кто кого тащит, я ее к берегу или она меня в Турцию... Вообще очень захватывающее занятие: целый день лежишь в воде, жена не пилит, лафа…
Лена:
- Ой, несчастья кусок, кто тебя пилит!!?
Андрей:
- Да я это так, к слову... Единственное неудобство – это конечно дубак. 10 – 20 минут в воде еще ничего, а вот через полчаса уже выползаешь весь синий. Сидишь, отогреваешься на солнце, потом обратно...
Я:
- Так ведь бывают же специальные водолазные костюмы, чтобы не мерзнуть.
Андрей:
- Не водолазные, а гидрокостюмы, но – это тоже полная херня. Тепло да, не спорю, но он как-то сука, сковывает движения, я пробовал, мне ни хера не понравилось. Чувствуешь себя в нем как последний идиотский мудак блядь... Уж лучше так, в одних плавках, ближе к природе сука...
А гидрокостюмы – это все параша и развод на херовы бабки...
Я:
- Андрюха, хорош материться, ты чего разошелся? Хлопец туда-сюда снует, услышит. А возьми-ка лучше нас сыном на свою охоту, хочется хоть раз в жизни поучаствовать.
Андрей:
- Да ты че? Не. Там такое место, что от машины придется спускаться по отвесной скале к морю. Нужно быть чуть-чуть альпинистом, а ты тем более с малым... Не.
Тут Андрей засобирался и уехал по делам в пансионат, а мы с сыном еще остались в гостях.
Когда муж посигналив, скрылся за поворотом, Лена заразительно захохотала, даже мы с сыном заулыбались непонятно чему.
Лена:
- Чувствуешь себя в нем как последний идиотский мудак - это он точно заметил. Грубас, ты ему не говори, что знаешь, но я тебе по секрету расскажу: Андрей меня уже достал этим гидрокостюмом, все мечтал купить и не какой-нибудь дешевый -бэушный, а самый дорогой, фирменный. Еще с зимы копил деньги, весь мозг мне проел, рассказывал какой этот костюмчик удобный и теплый, ночью засыпАл с картинками из рекламных журналов. Короче, недавно съездил в Симферополь, купил. 500 баксов отдал, прикинь... Наша машина столько не стоит. (Лена опять не смогла увернуться от смешливой волны...)
Вернулся и даже не пообедав схватил ружье и бросился на свою охоту - гидрокостюм испытывать.
Приехал, спустился к воде, влез в эту резину и поплыл. Настрелял рыб, решил возвращаться. Принялся снимать костюм, а там на спине молния, к молнии привязана веревочка, чтобы потянуть и расстегнуть без посторонней помощи.
Андрей дернул за веревочку, да так сильно, что оторвал ее вместе с поводком от молнии...
Он и так и сяк, никак не дотянуться, не акробат. Руки за спину гнет, а все без толку. А еще и голодный, с утра не ел (восемь часов за рулем в Симферополь и обратно...) и пить хочет, а погодка была под сорок. Обратно на скалу в костюме не подняться, материал толстый, неповоротливый. Там и без костюма страшновато.
Рядом на пять километров никого, прошло часа четыре, никак. Еще немного и солнечный удар хватит...(Лена опять зашлась веселым лошадиным смехом...)
Хочешь не хочешь, а жизнь дороже пятисот баксов... Пришлось ему сдирать с себя резиновую шкуру. Бедный мой муж - то терся спиной о скалу, пытаясь порвать молнию, то хотел распороть горло, короче плюнул и разорвал трезубцем в клочья свой новый костюмчик...
Андрей еще неделю тут по стенам бегал и все орал:
- Суки! Втюхали гидрокостюм! Ай молодцы! Одна сраная молния, и ту на спине пришили! Уроды! 500 баксов блядь! Не жили богато, не хер и начинать!!!

ВРЕМЕНА ГОДА

Вся наша школа ждала какого-то страшного проверяющего из РОНО. Директриса на ушах. Коридоры вылизаны. Дети проинструктированы.
Было решено позвать этого страшного человека в наш класс на показательный урок по географии и в десятый на химию.
Целую неделю трудовик творил действующую модель солнечной системы. Наконец наступил день "игольного ушка". В класс входит проверяющий, директриса, и завуч.
Проверяющий выглядел совсем нестрашно: толстые стекла и тихий застенчивый голос.
Мы все напряжены, как цыганские кони. Географичка вдруг заговорила голоском сказочной лисички, которая хочет выманить из норки зайчика:
- Ребятушки, сегодня мы поймем, как на земле происходит смена времен года. Потушите, пожалуйста, свет.
Наступил напряженный интим, только матовое солнце величиной с футбольный мяч, грело землю и еле освещало глубины космоса наполненного галактиками глаз.
Лисий голос учительницы, еще меньше подходил к ее злому, подсвеченному снизу лицу из хелоуина:
- «Ребята, вы видите, как земля крутится, крутится, крутится, идет, идет, идет и за год совершает полный оборот вокруг солнца. В это время на земле происходят смены времен года.»
Она вращала землю на кронштейне вокруг солнца и вокруг своей оси:
«Видите дети, тут земля прогревается солнышком, а тут нет, ну и тут опять прогревается... Так и меняются на нашей голубой планете времена годика, выйди зайчик из норки, не бойся. Лисичка-сестричка тебя ждет...»
И все в таком духе, таким же сладеньким голоском.
Прошло минут тридцать. Звезды привыкли к полумраку, вдруг не громко заклокотала «черная дыра» из РОНО:
- Ребята, а кто-нибудь понял, почему меняются времена года на земле? Кто понял? Объясните мне.
Мы все смотрели на солнечную систему и молчали. А и, правда, чего они меняются? Вроде земля вращается как юла, нагреваясь - остывает, да и вокруг солнца год за годом летает.
Непонятно...
Географичка: - Ребята, ну кто понял? Не подводите меня, поднимайте руку.
Директриса (выходя из себя): - "Ну, чего же вы? Вам Жанна Ивановна все так доходчиво объяснила. Вы что, все тупые такие или комиссии из РОНО испугались? Что ни один не понял? Ну, просто зла на вас не хватает!"
Тут страшный человек из РОНО говорит:
-«Не ругайте их. Дети не виноваты».
С этими словами он встал, подошел к солнечной системе и указательным пальцем, с легким скрипом нагнул земную ось...
Потом грустно добавил:
- «Ну что ж, теперь ведите меня на урок химии.»
--------------------------------------------------------------
Через неделю у нас была другая географичка, химичка и новый директор школы.

Этот наклон земли со скрипом, я запомнил на всю жизнь и поэтому мой сын уже в пять лет понимал – отчего меняются времена года.