Category: криминал

ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА

- Все, хозяин, принимайте работу. Холодная, горячая, открывается – закрывается, ничего не подтекает.
- Спасибо, отлично.

Я расплатился с сантехником и проводил его до дверей. Он немного помялся и все же решился спросить:

- Извините, такой вопрос: а старый смеситель вам нужен, или на выброс?
- Так он же течет весь.
- Это ничего, я буксы и гусак заменю, послужит еще, метал в нем хороший. Я ведь не для себя прошу, может знаете, в вашем подъезде живет такая бабушка - Вера Степановна, у нее еще французский бульдог?
- Да, знаю, видел.
- Ну вот, живет она одна, внуки в другом городе, не помогают совсем, а смеситель у нее вообще развалился, ваш старый для нее был бы за счастье. Не думайте, денег я с нее не возьму, даже от себя иногда отрываю, чтобы ей что-то в квартире поделать.
- Откуда такой альтруизм?
- Что откуда?
- Ну, какой ваш бубновый интерес, если не деньги?
- Да, как вам сказать? Человек она хороший, вот и все. Могу рассказать как получилось, дело житейское. Полгода назад мы провожали сына в армию. Выпили, конечно, не без этого. Сын, уходя оставил мне свой новенький айфон, чтобы с собой не брать, а я отдал ему свою копеечную «звонилку».
Тут и я конечно сплоховал – после проводов зашел к себе на работу и хорошенько еще поддал с нашими мужиками.
Короче, поздно ночью просыпаюсь от холода, поднимаю голову, смотрю - я один, на асфальте лежу прямо посреди тротуара, через меня люди перешагивают. И тут я вспомнил, что целый день не выпускал из рук айфон сына. Нету. Пошарил вокруг, тоже нигде нет. На мне спортивные штаны и футболка, так что и карманов нет, искать больше негде. Представляете какой для меня удар? Телефон стоит как две мои зарплаты, да и сын вернется, спросит.
Пришел я домой, выслушал, конечно, от жены пару ласковых. Разделся, стал снимать носок, а в нем записка, развернул, читаю:
«У меня сил мало, а вы очень тяжелый, извините, но, ни разбудить, ни поднять я вас так и не смогла. Только телефон забрала, а то увидит кто, украдет.
2-й подъезд, 18 кв.
С уважением Вера Степановна»…

СТАРЫЙ ВОР

Психику ребенка решили не травмировать, поэтому никогда не возили его к папе на зону. 

Вот выйдет, тогда.  

Наконец, месяц назад, старый вор Григорий, отсидев от звонка до звонка одиннадцать лет, откинулся и лично познакомился с родным сыном – шестиклассником Мишей. В первые дни Миша побаивался нового человека, да еще такого разукрашенного нелепыми рисунками.  Старый вор это понимал и старался быть помягче и поласковей к мальчику.   Много лет  Григорий в своих тюремных снах представлял, как будет гулять с Мишаней по парку и говорить: - Смотри, сынок – птичка, она называется ласточка.   

Collapse )

ВИСЯК

«Что они ни делают, не идут дела, Видно в понедельник их мама родила…»


Старый КГБ-эшник Юрий Тарасович рассказал мне историю о том как тяжело на свете живется ворам и разбойникам всех мастей, ведь любое их телодвижение оставляет хоть незначительные, но следы.
Правда, все зависит от квалификации, а главное - от желания самих следопытов.
Пару лет назад, в Москве произошла вот такая история:
Пожилая семейная пара собралась купить себе машину по объявлению. Не новую, но достаточно серьезную, дороже миллиона рублей.
Кто-то, как-то, об этом узнал и в воскресенье, накануне сделки, пока хозяева были на даче, их квартиру аккуратно вскрыли три раннее судимых мушкетера.
Вскрыли и приступили к детальному обыску. Кое-что нашли, но не миллион, вот и решили злодеи задержаться и дождаться хозяев, чтобы сказать им:
- Ну, ладно, мы сдаемся. Так куда, все-таки, вы спрятали деньги?
Забегая вперед, скажу, что в этом пункте план их вполне удался – злодеи неожиданно напали на вернувшихся хозяев, привязали несчастных к стульям и почти сразу узнали - на каких антресолях лежит то, что им нужно.
Заодно бандиты прихватили кое-какое добро, пожелали ограбленным спокойной ночи и тихо ушли.
К счастью, хозяину удалось довольно быстро выпутаться, он развязал жену и позвонил в милицию.
А уже через десять минут вломилась опергруппа и выяснила, что улик совсем никаких, хоть плач.
Лиц, потерпевшие не видели (грабители все время были в масках), по говору, вроде бы не москвичи, залетные, и  не вегетарианцы (потому что колбасу в холодильнике сожрали сволочи) вот в общем-то и все богатые улики.
А главное – целый день, с утра до вечера, пока они поджидали свои жертвы, никто из них ни разу не снял перчаток.
Ну, телик смотрели, ну, музыку тихонько слушали, журналы листали, и как на зло, никто из них паспорт не выронил. Ну как таких найдешь?  Да что там паспорт? Они даже по мобильнику никуда не звонили.
Висяк - он висяк и есть.
Опрос соседей тоже много не дал: - «Вроде стояла во дворе какая-то серая «Газель», а может и «Бычок», кто ж его знает? А теперь ее нету».
Номеров никто, конечно же, не запомнил, да и были ли они вообще?

Круг людей знавший о завтрашней сделке, тоже не ясен, хозяин даже на работе хвастал, что с утра в понедельник покупает себе «ласточку»
Эту историю можно было бы и закончить не начиная, если бы в тот вечер, в опергруппе случайно не оказалось одного зеленого курсанта школы милиции. Это был первый день его следственной практики.
И поскольку на уроках криминалистики его учили, что не раскрываемых преступлений не существует, а понятие «висяк» придумали бездари и бездельники, наш студент очень удивился отсутствию сыскного энтузиазма у старших товарищей и начал действовать сам.
Он принялся искать следы: в холодильнике, в мусорном ведре, на балконе, под дверным ковриком и даже в туалете…
Просто стажер твердо усвоил теорию, что следы обязательно должны быть, вот и искал их, пока опытные коллеги  занимались писаниной и разговорами по рации.
Потихоньку студент добрался до стойки с аппаратурой: колонки, усилители, ресиверы.
Все не дешевое, но бандиты не прельстились, уж больно тяжелое и громоздкое.
А по тому, что пульты лежали не на своих местах, хозяин и понял, что эти Бременские музыканты еще и аппаратуру его включали…
Нажал стажер на кнопку, зазвучала музыка, присмотрелся, а - это играет нтернет-приемник.
Залез он в меню приемника и увидел список последних прослушанных станций.
И вот там, среди разных «шансонов» и «русской попсы», обнаружились две очень интересные станции, одна называлась - «Рязанская волна», а вторая – «Рупор Рязани»
И уже через полтора часа, серую «Газель» с лихой бригадой, «приняли» на въезде в славный город Рязань.
А вы говорите – «висяк»



ГЛАЗ – ВАТЕРПАС

"Элементарно, Ватсон..."

Вчерние сумерки. Уличный  рынок.
Стою в маленькой очередушке у прилавка с мороженными овощами и фруктами.
В это время, по узкому проходу, расталкивая публику, бойко продвигается полицейский патруль: два мощных сержанта с твердыми и холодными автоматами.
Они уж было  прошли мимо, как вдруг, метра через три, задний резко затормозил и дернул переднего за рукав:
- Опа, а ну, стоять! Погоди-ка, погоди…
Он быстро вернулся к нашему прилавку, с интересом опустил лицо к каким-то зеленым комкам с ценником – «120 руб. кг.» показал на комки пальцем и строго спросил:
- А  это что у тебя за анаша, а!? Руки держи, чтоб я их видел!
Продавец – узбек, очень перепугался, продемонстрировал свои ладошки  и на ломанном русском, стал горячо отнекиваться, как отнекиваются убийцы застигнутые на месте преступления с окровавленными ножами в руках:
- Нет, нет, не анаша! Это шпинат мороженный, не анаша, клянусь, не анаша!
(по правде говоря – эти зеленые шарики действительно, ну, очень смахивали на анашу)

Мент повертел в руках ценник, распрямился и разочарованно ответил:
- Да успокойся ты, я уже и по цене вижу, что не анаша…



ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ

«Сначала мы жили бедно, а потом нас обокрали»


Двадцать пять лет тому назад, в городе Львове, существовала одна, на безрыбье, дико популярная ТВ программа о городских хулиганах, алкоголиках, «несунах», ну и вообще - о тех кто подтормаживал перестроечное ускорение. Теперь я уже и не вспомню, было ли у нее название? Скорее всего - какое-то было.
Руководитель программы - Павел Богданович, он же ее бессменный  ведущий, все время хотел привнести в передачу какого-то драйва и серьезного криминала, ему до смерти надоели сюжеты об украденных с «Керамзавода» унитазах, о буднях вытрезвителя, или сорванных с городской клумбы тюльпанах:
- "Мы находимся в седьмом отделении милиции, позади меня вы видите Ольгу Николаевну Трущак, контролера готовой продукции завода «Полярон»
Гражданка трущак, под покровом ночи сорвала более десяти тюльпанов у памятника Ивану Франко, за что и была задержана"

Далее ведущий вешал мхатовскую паузу, изображал титаническую работу мозга, о судьбах страны и задумчиво выдавал умнейшую мысль:
- «Я вот тут подумал, товарищи – а не потому ли Ольга Николаевна Трущак работает контролером на заводе, что не может контролировать свои собственные поступки?...»

Короче, все это было довольно мелко и не спасали даже мудрые мысли звучащие в кадре.

Павел Богданович мечтал о серьезных делах: жестоких разбоях, грабежах, ну, в крайнем случае -изнасилованиях, а главное, чтобы снимать программу не только в милиции или зале суда, а непосредственно в момент преступления, ну, на худой конец – сразу после.
И вот однажды нам повезло - знакомый капитан милиции позвонил среди ночи Павлу Богдановичу и сказал:
- Собирай своих орлов, тут у меня квартирная кража, если успеешь, то сможешь снять, как мы работаем на выезде. Это на улице Ленина, в районе танка.
Шеф моментально всех обзвонил - это был его звездный час, еще бы, настоящая опергруппа на настоящей квартирной краже. Через час мы были уже на месте, разматывали кабели и устанавливали камеры (Ваш покорный слуга работал в той съемочной группе скромным «светлячком»)

В конце-концов, сюжет получился весьма боевой, правда, не такой лютый, как мечтал шеф, но все же гораздо живее, чем о каких-то вялых, подлосорванных тюльпанчиках:
- «Мы находимся в самом центре событий, позади меня окна только что ограбленной квартиры. Вы слышите приближающийся вой сирены? Это подоспела опергруппа. Поспешим же за ними, и вы, дорогие друзья, сейчас своими глазами увидите их нелегкую работу по раскрытию этого страшного преступления»

Затем пару правильных слов сказал капитан, а в конце сюжета, на закуску, мы показали воющего от бессильной злобы, самого потерпевшего - хозяина квартиры. Он терзал на голове жидкие волосенки и стонал: - «Эх, какой магнитофон, какой магнитофон, во я дурак, всю жизнь мечтал о таком, во дурак, какой магнитофон, никогда себе этого не прощу…!» (его слезы были самыми настоящими и наверняка произвели неизгладимое впечатление на нашего зрителя)

…А теперь, я расскажу о том, что же осталось за кадром:
Хозяин квартиры – тихий пятидесятилетний алкоголик, вернувшись из деревни, где провел отпуск, подошел к своему дому и заметил, что окно подозрительно приоткрыто.
Мужик поднялся на носочки, заглянул в комнату – сомнения отпали, в квартире кто-то побывал.
Не заходя внутрь, чтобы не затереть следов преступления, хозяин позвонил из автомата в милицию и стал ждать, а спустя час мы все уже были на месте.
Потерпевший с капитаном вошли в квартиру, а мы с камерой и микрофоном на «удочке» протискивались за ними.
Заботливый капитан (изрядно играя на камеру):
- Пожалуйста, не волнуйтесь, сосредоточьтесь, посмотрите внимательно вокруг и скажите – Что изменилось? Что из вещей пропало?
Хозяин вошел на кухню:
- О! Винные бутылки! Этих бутылок у меня не было. Я свои всегда сдаю, а тут целая батарея.
- Бутылки? Хорошо. А, еще?
- Вот, эта свечка на столе. Я сам никогда не жгу свечей, у меня же лампа.
- Так, все ясно – воры в ваше отсутствие организовали тут небольшой притон.
- Товарищ капитан, смотрите, мой кубик – рубик!
- И что?
- Ну, как что? Он ведь полностью собранный по цветам, а я же этого не умею, даже одну сторону ни разу не складывал.
- Воры умеют собирать кубик – рубик – это хорошо, уже зацепка. Потерпевший, вы лучше скажите – что у вас пропало?
- Так, вот еще карты, точно не мои, я в карты не играю.
- Ну, а пропало что?

Тут, мы всей съемочной группой посмотрели по сторонам и как-то сразу поняли, что ничего отсюда  пропасть не могло. Никому не нужен буфет с треснутым стеклом, или выцвевшие занавески с сигаретными ожогами. Мужик жил, ну совсем уж не богато: радиоточка, железная койка, ржавые тазы на шкафу, на стенах раскрашенные фотографии деревенских родственников, веник, совок, половая тряпка, вот пожалуй и все добро. Поживиться явно нечем.
Но тут, все присутствующие, вдруг обратили внимание на что-то блестящее под кухонным столом. Вытащили и о чудо - это оказался огромный японский двухкассетный магнитофон.
Воцарилась тишина, даже оператор перестал снимать.
Более чужеродного предмета в этой квартире трудно даже вообразить.
По тем временам, чтобы накопить на такой магнитофон, нужно было года два: ни есть, ни пить и не дышать, плюс еще  чуть-чуть залезть в долги...
Потерпевший посмотрел на чудо японской природы, облизнул сухие губы и, заикаясь, заговорил:
- То..товарищ капитан, раз уж я пострадал от воров, то может пусть их магнитофон останется у меня, в виде ком… это, компенсации?
- С каких это херов он останется у тебя? Выключите пока камеру. В чем это ты пострадал? В том, что воры твой кубик-рубик по цветам собрали, пока ты в отпуске был? Так себе убыток, на возмещение не тянет, скорее ты им должен.
Значит так, магнитофон я забираю, он наверняка с другой кражи и вообще, нахрена тебе такая дорогая вещь? Соседи узнают – пристукнут. Так, что скажи нам спасибо, за то что избавили.
- Товарищ капитан, Богом прошу, оставьте магнитофон, вдруг за ним воры придут, что я им скажу? Они же меня убьют.
- Отсылай их ко мне, я сам им все скажу. Ладно, до свидания, честь имею.
- Эх, какой магнитофон, какой магнитофон, во я дурак, всю жизнь мечтал о таком, во дурак, какой магнитофон, никогда себе этого не прощу…!


ПРИСЯДУ НА ДОРОЖКУ

Один авторитетный урка, при всей камере,  оскорбил другого авторитетного урку.
Поднялся большой скандальеро и начались жуткие "рамсы" и разборки. В конце-концов дело дошло до воров в законе сидящих в другом городе, они подумали-подумали и прислали "маляву" о том, что обидчик обязан извинится при всей братве, перед незаслуженно оскорбленным.

Хочешь - не хочешь, а надо извиняться, иначе голова с плеч...

Собралась вся "хата", зэки замерли в ожидании.
Обидчик подошел к оскорбленному, снисходительно - легенько  похлопал его по щеке, сделал паузу  и сказал всего два слова: - "Не обессудь..."

Развернулся и ушел.
Формальности были соблюдены, конфликт исчерпан, но осадочек остался...

К чему это я? Да к тому, что я тоже хочу извинится перед всеми вами и не формально, как тот урка, а от души.
Извините,  за то что улечу от вас дней на пять в командировку в город - герой Сочи.  А построили  ли там интернет? Кто знает?
Не факт, что с такими темпами успели ввести в эксплуатацию Черное море, скорее всего - воду налили, а котлован под море, выкопать, как всегда  не успели...

Извините друзья мои и счастливо оставаться... :)

ПЕДОФИЛ

…Когда мне было шестнадцать, я привел домой самую лучшую девушку на свете, чтобы познакомить со своими родителями.

Вечером, проводил домой, вернулся и с нетерпением бросился расспрашивать маму:

- Ну как  тебе понравилась Лариса!?

После долгой и тяжелой паузы, мама, стараясь не смотреть на меня, ответила:

- Ты знаешь, вообще-то не очень. Слишком, как бы это сказать, простоватая… Смотри конечно сам, но ты  мог бы  и получше найти.

Я был потрясен и раздавлен. Как такое можно сказать о Ларисе - прекраснейшей в мире девушке?

Мама грустно посмотрела на меня, потрепала по голове и сказала:

- Ну, не расстраивайся, если честно, то Лариса мне не нравилась еще тогда, когда ты сидел у меня животе…

(Это к тому, что родители желают нам только добра и поэтому иногда бывают довольно нелепыми советчиками)

................................................................................................................................................

С раннего утра Шурины родители пребывали в тревожных хлопотах по хозяйству:  хватит ли мяса для шашлыка, не укусит ли гостя их собачка, а главное – какой он – этот новый жених дочери?

У Шуры с этим парнем вроде бы все серьезно, но что  о нем известно? Да собственно, совсем немного – пару неподтвержденных цитат из анкетных данных: Тридцать  лет, не москвич, говорит с легким акцентом. Вроде бы режиссер, или что-то в районе того, Но – это только слова,  диплома никто не видел.

 Один раз, правда,  Шура показала  родителям своего ухажера. Но то было мельком, в театральном буфете и уже  после третьего звонка. Некогда было рассматривать.

  И вот наконец, хоть не с первого раза, но все же папа с мамой заманили  потенциального зятя на дачу на выходные, чтобы хорошенько его изучить, вывести  на чистую воду и раскрыть  дочери глаза, если будет на что раскрывать.

А вдруг он двоеженец, или в розыске за убийство старухи-процентщицы, а может и того хуже – недостаточно заботливо относится к их дочери.

Приехали.

Познакомились еще раз, кавалер немного стеснялся и Шура попросила за него:

- Не трогайте его пока, он до вечера должен побыть один в комнате с видиком. Работы много, «халтурку на дом прихватил» итак еле вырвался.

Папа с Шурой уехали в деревенский магазин, мама хлопотала по хозяйству, а жених засел в душной комнате с закрытыми окнами и гонял видик.

Мама решила  как бы случайно заглянуть, затеять разговор и вообще, время-то идет, а этот тип сидит там один и пока совсем не изучен…

Синхронно с открыванием двери, видик  моментально выключился, паренек был явно напуган внезапным появлением потенциальной тещи. Он начал бессмысленно перекладывать десяток видеокассет, не зная куда деть руки.

Разговор не клеился:

- Над чем  работаете?

- Да, так, ерунда, но нужно срочно кое-что отсмотреть.

- Вы смотрите, смотрите, я не помешаю, только скатерть из шкафа достану.

Но дочкин жених ответил довольно странно:

- Да, конечно, пожалуйста доставайте, я подожду…

Мама со скатертью в руках и недобрыми предчувствиями в душе, вышла из комнаты, а за ее спиной щелкнул замок.

Ух ты, а паренек-то, закрылся изнутри…

  Из магазина вернулись папа с дочкой.

Родители пошушукались и решили невзначай заглянуть в окно, посмотреть что там и как...

  Шура несла в беседку поднос с посудой и наткнулась на скульптурную группу своих родителей, которые с гримасой отвращения,  боли и ужаса, смотрели  в окно к своему будущему зятю.

Тяжелый поднос еле удержался в руках. Шура  истерически смеялась глядя на своих славных стариков. Она первая осознала создавшуюся ситуацию.

Мутный паренек услышал смех за окном, встретился глазами с будущими родственниками и начал судорожно хватать все пульты подряд, чтобы  скорее остановить видео. Но как назло, у него ничего не получалось.

 На экране была не просто порнуха, а гораздо хуже – самая что ни на есть детская порнография во всех ее тошнотворных подробностях…

Вот так я и познакомился со своей любимой тещей и мудрым тестем. Ну не мог я приехать без этих кассет, ведь мне их дал следователь до понедельника под честное слово.

Я тогда делал программу-расследование про одного серьезного человека, хорошего семьянина и по совместительству педофила. Нужно было отыскать его среди десятков часов конфискованного видео. И он таки мелькнул голубчик.

Но это уже другая история…

ИНТРИЖКА

Раз в году, сисадмин Андрей отрывался от своего прокуренного монитора и выходил на улицу к людям, чтобы для начала вытащить пачку денег из банкомата с простеньким дисплеем и слабенькой операционкой.
Следующим пунктом Андрюхиного квеста было турагенство.
Там в обмен на деньги ему давали путевку, а уже путевка менялась на недельное лежание в турецкой гостинице с вай-фаем и видом на Средиземное море. Вот такой нехитрый ежегодный план.
Эх, если бы вай-фай добивал до самого моря, то можно было бы даже искупаться…
   
   Итак, сисадмин звякнул дверным колокольчиком и вошел в маленький холл турбюро, где в радостном  предвкушении своей очереди  листали проспекты десяток  посетителей с маленькими посетителятами.
Андрей присел на холодный диван и только тогда заметил бледнокожую девушку сидящую в углу за столом. Она что-то печатала на компьютере, шевеля при этом губами.
А ниче такая - подумал Андрей, можно попробовать «поклеить», пока очередь не подошла.
- Девушка, у Вас неправильно системник стоит, перегревается небось.
Девушка на секунду глянула на компьютерного ловеласа и тихо-тихо ответила, так тихо, что даже Андрей не услышал:
- Ничего, спасибо…

Ответ явно не подразумевал никакого продолжения. Интрижка не клеилась. Да и хрен с ней, зато впереди Турция, загорелые девчонки и целое море вай-фая…

Парня позвали в кабинет и уже через полчаса он бегал по магазинам в поисках плавок, сумки для ноута и малюсенького замочка для чемодана.

Турецкая неделя пролетела, как школьная перемена перед неминуемой контрольной по алгебре.
Андрей снова сидел в своем прокуренном подвале, равномерно освещая лицо синюшным монитором.
Но что-то было не так…
Ему чего-то не хватало и чем дальше, тем заметнее.
Проанализировал и понял – нужно увидеть ту молчаливую, некомпанейскую девушку из турагенства.
Но на хрена она ему? Не влюбился же в конце-концов? Да и не в кого там влюбляться: глаза, волосы, руки, черное платье, все как у всех, ничего выдающегося.
Но съездить и посмотреть все же стоило. Причем прямо сейчас…
Отпросился с работы и поехал.
Странное чувство навалилось на Андрюху, когда он стоял перед дверью и боялся войти. Боялся, что не увидит ее, а еще больше – что увидит.
Звук колокольчика ему показался противоугонной сиреной…
Вошел, присел на диван и только через минуту отважился глянуть в угол где стоял стол бледнокожей девушки. Она так же как и тогда, что-то печатала и шевелила губами.
Андрей:
- Добрый день.
Девушка на секунду оторвалась от монитора:
- Здравствуйте.
И тут Андрей почему-то дико испугался, что сейчас все догадаются, что он с трудом отпросился у начальника, приехал сюда с двумя пересадками через всю Москву, чтобы только сказать – Добрый день…
   На улице Андрею не понравилось, хотелось обратно в предбанник турфирмы, но нельзя.
В Андрюху медленно, но неотвратимо вселялся маньяк, постепенно вытесняя обычного, спокойного сисадмина, любящего пиво с корюшкой.
Через пару невыносимых дней, Андрей опять сидел на кожаном диване, сгорая от злости на себя, от того, что у него не было абсолютно никакого плана.
И тут они с барышней остались одни в комнате и маньяк решился:
- Девушка, а Вас как зовут? Меня – это… Андрей.
Жертва подняла голову, смущенно улыбнулась и ответила, что-то тихое и невнятное:
- Зачем это Вам?
Интрижка резко осложнялась тем, что девушка оказалась не простой. Она была из тех девушек, на которых нужно сперва жениться и уж только потом можно спрашивать – «Хорошая погода, не правда ли?»

Ее имя, Андрей узнал только через неделю, после трех колокольчиковых заходов, да и то, потому что ее позвали.
Звали ее Камила и была она дагестанкой. Приехала на лето к старшему брату посмотреть Москву, а заодно помочь в его турагенстве.
Через месяц знакомства, у Андрея уже был заветный телефончик, но звонить он не мог, вынужден был ждать звонков от Камилы, а иначе она могла засыпаться, как разведчик-нелегал.
На работе с сестрой, дома с женой брата, а в машине по дороге – с самим братом.
Вскоре Андрею пришлось прекратить походы в турагенство – сестра однажды подозрительно на него посмотрела и спросила у Камилы – а кто этот парень? Я вижу его не в первый раз…
Оставалось только ждать хотя бы смсок,  не говоря уж о звонках.
Промчалось лето и Камила улетела обратно в свое Дагестанское село.
Полный тупик.
Кое-как со скрипом прошла зима, за которую Андрей высох и потратил все свои деньги на звонки в Дагестан.
Даже курить бросил. Хотя, если честно, то курить он бросил еще когда Камила была в Москве. Она как-то по телефону спросила:
- Андрей, а ты вообще куришь?
- Нет – соврал Андрей.
Оказалось – не соврал.

Но все тайное, рано или поздно всплывает, как атомная подводная лодка заплутавшая в аквапарке.
Однажды случилось страшное – отец Камилы застукал дочь за разговором по телефону.
Гром, молния, дикий скандал, разборки:
- Кто он, и что у тебя с ним было!!!?
Камила клялась, что ничего и это была чистая правда. Самое близкое расстояние, на которое Андрей приближался к девушке - метра полтора, в момент входа и выхода из колокольчиковой двери.
Однако сурового дагестанского папу было уже не унять.
К Камиле давно сватался сосед, хороший парень, но из другого рода, поэтому отец категорически отказал, а тут и вовсе какой-то Москвич, не то, что не аварец, а вообще не дагестанец и даже не мусульманин, да еще и Андрей… Ужас.
С этим позором нужно было срочно что-то делать.
Отец посадил дочь под домашний арест, забрал телефон и от ее имени послал Андрею Смску – «Пока мне не звони, а срочно приезжай к нам в гости. Родители хотят с тобой познакомиться. Целую. Твоя Камила.
План у отца был простой и действенный как кувалда - встретить с сыновьями этого московского красавчика и повезти якобы к себе, а по дороге скинуть.
Уже и ущелье присмотрели...

Жизнь Андрея моментально приобрела вкус, запах и смысл, он был на седьмом небе от счастья – наконец и у них будет все как у людей. Сколько можно шифроваться, ведь он любит Камилу и не сделал ничего дурного.
А вдруг, если повезет и он понравится папе, хоть это и мало вероятно, но тогда, может быть…
  Конечно нужно было срочно лететь и не просто лететь, а что-то организовать, чтобы показать серьезность своих намерений…

Махачкалинский аэропорт. Поздний вечер.

Отец Камилы и двое его сыновей уже несколько часов напряженно ожидали прибытия большой московской проблемы.
Наконец самолет сел и в зал прилета к встречающим выскочил улыбающийся Андрей с большим букетом изможденных цветов, а позади него двигалась целая делегация – мама, папа и старшая сестра московского жениха…
Лютый отец Камилы удивленно выпучил глаза, для такой неожиданной ситуации у него не было никакого плана.
Наняли вторую машину и поехали в село.
Поужинали с дороги, каждый из многочисленной семьи получил маленький подарок и неловкая пауза начала проходить.
Отцы поговорили, матери познакомились, сестры подружились…
Так родители второй раз подарили Андрею жизнь, а за одно и счастье.


Вот уже три года Андрей с Камилой живут в Москве.
Их дочка Лиза, всегда меня узнает, радуется, улыбается и даже хвастает новыми сандаликами, но на ручки не идет ни под каким видом.
Настоящая дагестанка…






МОСКОВСКИЕ ОКНА

Черного кобеля не отмоешь добела
(Народная кинологическая мудрость)

Юрий Долгорукий в последний раз посмотрел на девственный лес, потоптался конем по землянике и все же нарушил тишину диким криком: «Рубить его к чертовой матери!!!» - И это несмотря на то, что Юра был мудрым человеком и как никто понимал, что москвичей рано или поздно испортит квартирный вопрос. Так в общем то оно и случилось…


С тех пор прошло много сотен лет и вот на свободу по амнистии вышел старый вор домушник по кличке Дед. Просто по старости и болезням отнялись ноги, вот он и вышел.
У вора на всем белом свете было только два дорогих его сердцу существа – это любимый племянник Володя и родная однокомнатная квартира на 19-том этаже…
Кстати последние девять лет Володя с женой как раз и жил в дядиной квартире, так что выходу родственника он обрадовался не особо. Да и надежд на новую посадку старого вора не было никаких, ведь домушник на инвалидной коляске – это же смех один. Особенно если подъезд без пандуса.
Пришлось племяшу срочно собирать манатки и уплотнять и без того плотных родителей жены, а уже оттуда с нетерпением дожидаться биологического конца любимого дядьки.
Чтобы как-то не сдохнуть с голоду, Дед сдавал свою комнату украинским шабашникам, а сам спал на кухне под столом и месяца через три сумел себе купить инвалидное кресло и кое что для дела. Ну не мог старый одинокий, не ходячий вор сидеть совсем без «дела». Его бы энергию да в мирных целях…
Со временем у старика появились самые крупные денежные купюры, а через год, он позвонил племяннику и позвал в гости, велев купить по дороге тортик.
Недовольный Вова через всю Москву приперся в спальный район попить чайку и заодно прикинуть как там дядино драгоценное…?
Дядька за год без тюрьмы просто помолодел, даже передние зубы вставил, так что законное наследство племяша, скорее закрывалось, чем открывалось…
Но вот Дед дохавал тортик, облизал весло, и без предисловий достал из под стола целлофановый пакет:
- Это тебе, Володенька. Купишь себе квартиру, может даже двухкомнатную. Мне-то и своей хватит, а тебе еще жить да жить. Будешь вспоминать дядю Колю добрым словом. Ну ладно, иди уже, а то мне работать нужно.
Племянник очень испугался черного мешка с дядькиными пенсиями за 58 лет, но квартиру все же купил, на всякий случай, записав ее на тещу.
А купив, сразу же сделал ход конем – надел берет, побежал в прокуратуру и чистосердечно признался в том, что у его старого нищего дядьки-инвалида, крутятся бешеные денежные средства, наверняка добытые незаконным путем (упустив в рассказе про пакет и квартиру…)
Органы дознания очень заинтересовались старым вором и оказалось, что в радиусе двух километров от его берлоги постоянно происходили нераскрытые квартирные кражи. Но кому в голову придет подозревать инвалида-колясочника, хоть и вора с сорокалетним стажем?
А напрасно. Черного кобеля не отмоешь добела…
Ну не мог Дед сидеть без дела и читать газету «Советский спорт». Без «дела» ее и купить то не на что.
Хотя, конечно же сам он не воровал, но был у братвы фартовым и авторитетным наводчиком.
При обыске у Деда обнаружили пять видеокамер, три смотрели в окно из кухни и две из комнаты.
Дальше видео заливалось в комп и сутки спрессовывались в минуты. А дед внимательно следил за далекими и близкими московскими окнами, скрупулезно составлял графики жизнедеятельности москвичей и записывал в каком окошке сегодня не включался негасимый свет…
Коллеги смело шли на дело и чуток «откалывали» старику за «путевый набой»
Дело сложное, запутанное и трудно-доказуемое но до суда оно так и не дошло – старик, как узнал, что его сдал единственный родной человек, заплакал и, отбросив шлепанцы - сбежал от следствия в ад.
Вове было очень стыдно, но он не постеснялся вступить в дядькино наследство и сдает теперь его «однушку» милой азербайджанской семье.

Зря все-таки Юрий Долгорукий среди леса затеял всю эту хренотень…

ПОТОМУ, ЧТО МЫ БАНДА

Серега - высокий седой мужик, друг моего детства, юности и я очень надеюсь - глубокой старости, сидел на скамеечке и подглядывал в узкую щель приоткрытой двери.
Мимо по коридору пробегала девушка в спортивном костюме и игриво обратилась сразу к двоим: к Сереге и парню сидящему напротив:
- О, вас я и ищу. Здравствуйте. Вы нужны мне как мужчины, но это не то, что вы подумали.
Серега:
- Я как-то сразу догадался, что не то… Вам нужно мебель передвинуть?
Девушка:
- Нет, как раз наоборот - для мебели… Там на втором этаже в секции рукопашного боя проходит день открытых дверей, и для показательного выступления тренеру не хватает как раз вас двоих, чтобы было десять. Не бойтесь, вы же мужчины.
Мужик:
- Да можно вообще-то, пойдемте.
Серега:
- Извините, но я пас. Я тут дочку из гимнастики жду.
Девушка:
- Да это недолго и не больно, пару минут всего, пойдемте, не женщин же мне звать…
Сергей:
- Ну, если быстро и не больно, тогда ладно, ведите.
Девушка:
- Хулахуп и сапожки бросьте тут, у нас не воруют. Давайте уже быстрее, нас ждут.

Опоздавшие вошли в большой зал, вокруг на скамейках сидели сосредоточенные родители и, не мигая, с восторгом наблюдали, как их детишки дружно кувыркались по полу устланному черными матами и ловко отбирали друг у друга вялые резиновые ножи.
Коренастый тренер в кедах и в маскировочной форме американского солдата, заметил вошедших, хлопком в ладоши остановил своих выдрессированных ребят и сказал:
А вот еще двое, сейчас вы увидите, что может джиу-джитсу в реальном уличном бою. И так - у нас ровно десять негодяев из подворотни.
Зал шутку оценил.
Мужики, а это в основном были родители воспитанников секции, стали послушно снимать обувь и с трепетом ступать на холодные дерматиновые маты.
Тут Серега замялся и спросил:
- А можно мне босиком?
Тренер улыбнулся и остроумно пошутил:
- Пожалуйста, но Вам это вряд ли поможет.

Поможет - не поможет, но у Сергея обнаружилась большая дырка в носке и с этим нужно было что-то делать.

Из подсобки тренер притащил охапку бейсбольных бит и резиновых ножей, ссыпал в углу и загадочно сказал:
- Вначале мы увидим нападение банды негодяев без оружия, а уж потом и вооруженных бандитов. Объясняю правила: Нападать на меня разрешается любыми способами. Пытайтесь ударить, повалить и так далее, я же буду вас только ронять и убегать без ударов. Особо не переживайте, я пределы знаю, так что травм никому не нанесу.
Раздались голоса манекенов-негодяев:
- Мы Вам доверяем Руслан Магомедович, но и Вы нас не особо…
Вот бандиты уже расставлены по всему ковру, учитель всем низко поклонился, вразнобой накренились и манекены.
Тренер дурным голосом вдруг вскрикнул - «работаем!» и тут началось…
Началось с огромного папы стоящего с краю. Папа пытался прикрыть голову руками, но тут же молниеносно был пойман за ладошку, потом вытянулся на носочки как балерина и ойкнув распластался на матах.
Следующим был мой Серега. Тренер сделал обманное движение вниз и резко потянулся к воротнику его джинсовой куртки, Сергей отклонился назад, перехватил запястья Руслана Магомедовича и провел еле заметную переднюю подножку. Тренер упал, но тут же вскочил как резиновый мячик и снова кинулся на негодяя-Серегу. На этот раз тренеру сразу удалось сцепиться с ним и подсесть для броска через бедро, но в самый последний момент Серега подловил джиу-джиста и очень амплитудно выполнил бросок через грудь. Они гулко грохнулись, Серега поднялся, а вот тренеру повезло меньше - он приземлился на свою коротко стриженную голову. Если бы у сенсея была бы человеческая шея, а не бычья перемычка между туловищем и головой, то все, точно бы свернул.
Сергей, наклонившись, спросил:
- Помочь встать, или Вам надо полежать?
Тренер с гримасой боли на лице, руками показал, что все под контролем и даже попытался перевернуться на бок, но неудачно.
В тот момент его могло подлечить только время. Минуты три хотя бы.
Вокруг лежащего столпились манекены-негодяи и со всех сторон посыпались игривые реплики:
«А все потому, что мы банда…»
«Руслан Магометович, может, с оружием уже и не будем, а…?»
«Зря Вы сразу на десять человек кИдались, начали бы хоть с пяти…»
«Еще повезло, что в подворотне на цементном полу оказался мат…»
«Ну что, будем его поднимать, или ногами добьем…?»


Серега тем временем уже надел ботинки и пошел к выходу.
Сзади раздались тревожные голоса:
- Браток, подожди, не бросай свою банду, а то он уже встает, а мы еще обуться не успели.
Но мой друг уже спешил к своей маленькой дочурке, которая вышла из зала с булавами в руках и почему-то среди мамаш не увидела своего папочку.
На улице, возле машины дочку удивило, что к ее отцу все время подходили разные незнакомые дядьки и уважительно прощались, протягивая сразу обе руки.

По дороге домой дочка спросила:
- Папа, а они все подходили, потому что знают тебя по сборной Украины?
- Нет, доча – это потому, что мы банда…