?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО
storyofgrubas
Пятидесятилетний Борис – наш постоянный художник декоратор. Да он и выглядит как художник декоратор: высокий, худющий очкарик в цветастом пальто, да еще и с серьгой в ухе. Теперь от его хитрой прически остался один только крысиный хвостик, но раньше, до того как Боря полысел, было на что полюбоваться.
А сегодня в курилке он рассказывал, как встретился со своей будущей женой Ларисой:
- Познакомились мы в театре, я ей свою очередь в буфете уступил. Слово за слово, после спектакля вызвался проводить до дома.
Оказалось что Лариса жила в такой отдаленной заднице, что без взвода автоматчиков соваться туда было опасновато, к тому же, на дворе самое начало 90-х. Зима, ночь.
Нормальные, человеческие  прохожие давно уже рассосались по домам.
Наш путь лежал через «трубу» - низкий и мрачный пешеходный переход под железной дорогой, но там, в темноте, под мостом, засела какая-то компания. Сколько человек – неизвестно, только слышен был «гур-гур» и сигаретные огоньки виднелись.
Как только Лариса почуяла компанию, сразу резко остановилась, грустно вздохнула и стала рассказывать, как нам обойти это место: полтора километра до станции, потом через мост и столько же обратно.
А куда деваться? Не соваться же прямо в волчье логово?
А я ей и говорю:

- Ларочка, может быть без меня вы и ходили вокруг - да около, но теперь вы с мужчиной, и я вас никому в обиду не дам, не бойтесь.
- Как так - не бойтесь? Борис, вы ведь даже не знаете – сколько там человек?
- Дайте вашу руку, Лариса, а теперь пойдемте вместе, как раз всех и пересчитаем.

Включил я вальяжную походку Бельмондо, и мы смело нырнули в трубу. Компания под мостом оказалась совсем не маленькая, человек восемь, а может и больше. Они пили вино, курили, я даже сигаретку у них стрельнул. Для понта. Пожелал всем удачи и мы спокойно пошли дальше.
Лариса была поражена, ведь она думала, что я простой «ботан» - очкарик, не более того, а я оказался настоящим Бельмондо…

Я не выдержал и прервал Бориса:

- Молодец, Боря, мужик, уважаю. Я, если честно, не пошел бы. Могли бы так накостылять, тем более что и место подходящее. Как это ты не забоялся?
- Очень правильный вопрос. Я и сам в жизни бы не пошел. Что я, самоубийца, что ли? Просто одно волшебное слово услышал. Зрение у меня не очень, зато слух хороший.
- Какое волшебное слово?
- Пока Лариса объясняла мне схему обхода, я, среди смешков и мата, из под моста, тихо, но отчетливо услышал, случайно сказанное,  волшебное слово - «Мейерхольд»…



ЦАРЬ СОЛОМОН
storyofgrubas
"Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силе сделать это"
(Царь Соломон)


Поздний вечер.
Еще двести километров до дома, меня везет со съемки водитель по имени Леня.
Магнитола в машине сломалась, поэтому Лене позарез нужно растормошить меня разговорами, чтобы я в свою очередь, смотрел ему в рот и не дал уснуть машиной в столб.
  Тема о «капиталке» движка, как-то сразу не пошла, а уж когда Леня добрался до вкладышей, замены прокладки крышки блока цилиндров и маслосъемных колпачков, я и вовсе захрапел. Пришлось будить меня вручную и срочно менять тему.
Леня переключился на ГАИшников, которые его оштрафовали на прошлой неделе за не пропущенного на зебре пешехода, а на самом деле, тот пешеход, даже и не собирался переходить дорогу, он просто стоял на краю тротуара и ждал товарища из магазина.
Я открыл один глаз, зевнул, подтвердил, что да, все ГАИшники козлы и опять провалился в сон.
Но Леня не сдавался, он слегка тормознул, чтобы я опять вернулся к нему и сказал:
- А вот тут ты не прав, не все они козлы. Среди них разные попадаются. Однажды мне встретился сам Царь Соломон в звании майора…
Тут уж я открыл оба глаза и без всякого допинга, внимательно дослушал этот рассказ от начала - до конца:
- Дело было лет пятнадцать тому назад.
Я тогда ездил на жигуле пятерке.
Рулю по Ленинскому проспекту, никого не трогаю, никуда не перестраиваюсь, вдруг, ни с того - ни с сего, слева, сзади удар и меня разворачивает поперек дороги.
Это какой-то урод на девятке, летел, прыгал из ряда в ряд, и довыпендривался – перед ним резко тормознули и это мурло уходило от столкновения и  вывернулось прямо мне в бочину.
Вылезли, посмотрели на свои машины: у меня две двери и заднее крыло, у него бампер фара, капот и крыло. Я даже ругаться с ним не стал – и так понятно, что он неправ, спокойно так ему говорю:
- Ну, что, пойдем искать телефонную будку - ментов вызывать.

Он вдруг послал меня куда подальше и ответил:
- Тебе надо, ты и вызывай.
Потом собрал с дороги осколки своей фары, сел в машину и с пробуксовкой умчался вдаль.
Я естественно записал его номер и остался дожидаться ментов.
Приехали, обмерили как положено, оформили и назначили день в группу разбора.
В назначенное время спокойно являюсь в ГАИ, нахожу нужный кабинет, заглядываю внутрь и от неожиданности сползаю по стенке - на меня бросается, чуть ли не с кулаками то самое мурло с девятки и орет:
- Ах, ты паскуда! Что, далеко убежал?! Да я тебя суку закрою за такие дела!
Наконец капитан – хозяин кабинета оттащил от меня это мурло и вялым голоском сказал:
- Спокойно, разберемся…
Оказывается, что когда этот ублюдок сделал аварию и скрылся с места происшествия, он не совсем-то и скрылся, а отъехал всего на полкилометра, потом свернул направо, по параллельной улице вернулся назад и опять выехал на Ленинский проспект, только уже метрах в трехстах за моей спиной. Поставил аварийный знак, вызвал ментов, дождался и в красках рассказал уже совсем другую версию произошедшего, естественно указав мой номер и то, что это я, а не он скрылся с места аварии.
Вот и получилось, что вместо однго ДТП оформили два и только в группе разбора прикинули что к чему и свели нас вместе, как крыс в банке, чтобы понять – кто из нас нагло врет.
Эта скотобаза орала на меня, и правдоподобно так, я, конечно орал на него, а капитан сидел за столом, подперев голову кулачками, и спокойно слушал.
В конце концов, он остановил наш собачий лай и сказал:
- На моей памяти первый раз такое, ни разу не встречал я таких хитрованов. Знаю, что кто-то из вас брешет наглючим образом, а кто, никак не пойму, но больше склоняюсь верить водителю девятки, потому что он на три минуты раньше позвонил в ГАИ.
Тут я сорвался и начал орать:
- Ну, не было на месте аварии телефона-автомата! Да, я даже до тротуара минут десять добирался, самого чуть не сбили!
- А, может все было иначе? Вы совершили аварию, испугались ответственности, сбежали, а через триста метров одумались и решили "подставить" ни в чем не повинного водителя девятки?

Я задыхался от злости, а что сказать, даже и не представлял…
Наконец капитан куда-то позвонил и коротко доложил в трубку:
- Без вас никак. Хорошо, ждем.
Потом хитро улыбнулся нам обоим и сказал:
- Расслабьтесь и успокойтесь, сейчас придет начальник и все решит. Он у нас мужик справедливый, никто еще не жаловался…
В кабинет вошел коренастый майор – это и был Царь Соломон, дай ему Бог здоровья.
Он еще раз с самого начала внимательно выслушал обе наши версии, переглянулся с капитаном, почесал затылок и сказал:
- Мужики, в вашем деле я вижу только два выхода: первый – можно отдать ваши машины на специальную комплексную судебно-автотехническую экспертизу и доподлинно установить – кто из вас прав, а кто врет, как последняя паскуда. Мы редко проводим такие экспертизы, но уж если проводим, то ничего не скроешь, все выяснится: Кто? Кого? Куда? Как? На какой скорости? И в какое место? На молекулярном уровне. Целая наука. Однажды мы спустя год и после нескольких десятков моек и перекраски, по двум песчинкам выяснили, что такой-то Мерседес действительно побывал на месте аварии, а потом уже и по ДНК докопались, что это именно он сбил человека.
Единственный минус – эта экспертиза очень муторная и не быстрая. Машины разбирают по винтику почти полностью, делают разные спектральные анализы и черт его знает что еще, потом пока обратно соберут, на все, про все – месяцев шесть уходит, ну, самое меньшее - пять. Соглашайтесь мужики, Мне даже самому интересно – кто же из вас окажется паскудой?
Но есть второй вариант: - мы с вами плюем на это дело, не делаем никаких экспертиз и я просто пишу вам «обоюдку», вы жмете друг другу руки, платите по двести пятьдесят рублей штрафа за нарушение ПДД и разъезжаетесь по домам ремонтировать свои машины.
Я задумался: – полгода без машины – это ж охренеть, но с другой стороны, сейчас эта скотина спокойненько пойдет домой, заплатит штраф и на всю жизнь оставит меня оплеванным. Как же жить тогда?
Царь Соломон продолжал:
- Хорош уже, у вас там повреждений всего – ничего, давайте, пожмите друг другу руки и по домам.
Мой соперник тяжело вздохнул и протянул мне руку, а меня в эту же секунду че-то перемкнуло и я выпалил:
- Товарищ майор, никакой «обоюдки», давайте делать экспертизу! Полгода, год - пусть, правда дороже!
Майор Соломон широко улыбнулся и сказал, глядя в глаза водителю девятки:
- Все могут быть свободны, а вас, Штирлиц, я попрошу остаться и я – не я буду, если тебе падлюге, не организую уголовное дело за игрушечки с сотрудниками Госавтоинспекции.
Через пару дней, эта скотобаза как миленькая заплатила мне сполна за ремонт пятерки. И кстати, майор не обманул, дожал и организовал таки ему условный срок, меня потом не раз еще вызывали как свидетеля…
Вот такая история про Царя Соломона.
…Сон улетучился, как небывало и я спросил:
- Леня, я так и не врубился, а как этот Царь, тьфу, майор, понял, что врет водитель девятки? Из-за того, что ты согласился на экспертизу, а он нет?
Леня улыбнулся и ответил:
- Я потом задал ему этот же вопрос. Экспертиза – это конечно - да, но не это главное. Представь себя на моем месте. Представил? А теперь скажи – мог бы ты наяву, или в самом страшном сне, протянуть той паскуде руку для рукопожатия?
Вот то-то…




ПРОМЕТЕЙ
storyofgrubas
Меня всегда восхищали те безымянные, но главные люди человечества, которые подарили миру свои гениальные изобретения. Именно подарили, потому, что их творения настолько гениально просты, что один раз увидев, повторить чудо может любой желающий:
Огонь
Колесо
Парус
Лук
Рычаг, да мало ли…
Каждая из этих вещей поделила историю человечества на «до» и «после».
Это вам не какой-нибудь жлобский айфон, с которого скоро будут брать деньги даже за зарядку батарейки…
Поистине великие открытия – бесхитростны и понятны – увидел, сварганил, применил и у тебя ощущение, что все твое родовое племя стало работать только на тебя…
А мне как режиссеру и искателю сильных эмоций, всегда была интересна реакция людей на чудо.
И вот однажды мне повезло. Я своими глазами увидел как древние люди, которые всю жизнь тягали грузы на себе, впервые увидели колесо…

Зима, Ивановская область. Дремучий лес. Мы с оператором приехали снимать документалку о местных ремеслах. С собой в нагрузку нам всучили студентку из Финляндии Илму. Финка, как финка, маленькая, крепенькая как табуреточка, веселая, компанейская и по-русски говорит. Ну никак не обуза.
Сосредоточенная Илма бегала с камеркой по глубокому снегу и своими толстыми вязанными варежками как то умудрялась нажимать на кнопочку «REC». Дипломная работа - не хухры-мухры.
Лесорубы нас опасались и на всякий случай были радушны и приветливы, поскольку мы вчера пили чай с их губернатором. Мало ли, вдруг он к тридцатиградусному морозу еще и ветру им напустит, тогда вообще труба.
Съемка шла весело и бойко, иначе можно было замерзнуть.
Я мерил длину теней от сосен, потом в снег втыкал палку и прикидывал соотношение ее высоты к длине тени, делил, умножал, считал шаги и получал точку в которую должна упасть верхушка спиленного дерева.
Потом в это место ставил камеру (на всякий случай без оператора) и Илму (которая почему-то верила моим расчетам, я ведь умолчал, что в школе по геометрии у меня была твердая чуть ли не двойка).
Но все шло как по маслу. Лесорубы «улыбали» стволы в нужном направлении и могучие столетние сосны с треском валились точно к ногам нашего штатива и валенкам храброй Финки.
Однако мы неслабо задубарели и решили сделать перерыв на горячий чай.
Лесорубы засуетились - один начал бойко нарезать бензопилой дрова для костра, второй вытаптывал место, третий полез в трактор за специальными арматуринами и молотком, чтобы подвесить чайник над будущим костром. Четвертый притащил огромную сковороду с примотанными к ней проволочками и похвастал, что эти проволочки его личное изобретение, а то раньше приходилось всем по очереди держать за ручку над огнем, покуда картошка не поджарится…
Мы с оператором в радостном предвкушении потирали задубевшие руки и только Илма с мольбой в голосе попросила:
- А можно сначала горячий чай и обед, а уж потом костер и прочие зимние забавы? Вы извините, но уж очень я замерзла…
Лесорубы переглянулись глупо усмехаясь, но понимая, что в Финляндии все не так как в России, попытались терпеливо объяснить, что мол не знаем как у вас, но в нашем лесу на тридцатиградусном морозе чай без костра сварить невозможно. Тут милая барышня, нет ни газа ни розеток. Так что придется подождать. Вот Саня еще пару веток нарежет и будет костерок, тогда погреетесь.
Илма ничего не поняла ни про газ, ни про розетку и раздражаясь сказала:
- Так я и прошу – не нужно костра – это долго, просто сделайте огонь – чайник вскипятить и погреться...
Тут лесорубы уже слегка напряглись, один даже то ли в шутку, то ли всерьез протянул финке зажигалку.
Та взяла, сунула ее в варежку и попросила у Сани бензопилу.
Саня дал.
И финка из начинающего режиссера мгновенно превратилась в сказочную маленькую разбойницу. Лихо вырезала из сосны большое полено, сантиметров тридцать в диаметре и поставила на торец, оно оказалось ей по пояс. Мы наблюдали за ней как дети за фокусником, было видно, что бензопила для нее такая же привычная вещь, как для наших девушек фен.
Дальше она начала резать полено вдоль как тортик, но не до самого низа - чтобы оно не распалось на дольки. Всего четыре прореза.
Потом финка открутила какую то крышечку и в центр деревянного тортика налила из бензопилы несколько капель масла, чуть плеснула бензина из бачка, отдала хозяину агрегат, вынула из варежки зажигалку и чиркнула…
От начала ее работы, до появления у нас самой настоящей газовой плиты прошла ровно минута. Еще через десять, мы все пили мятный чай, а на деревянной конфорке уже шкворчала картошка с салом. Огонь никак не нужно было поддерживать, он горел сам по себе - красиво и ровно выжигая полено изнутри, как будто в середине бревна была спрятана хитроумная газобаллонная конструкция. И продолжалось это не пять и не десять минут, а почти час…
Ах какие живописные лица были у бывалых лесорубов. Жаль, что камера замерзла, а то бы заснял для истории. Поначалу они недоверчиво шептались ожидая подвоха, но когда поняли, что подвоха не будет и что их жизнь поделилась на «до» и «после», тут уж излили душу радостными междометиями:
- Хуе…
- О нихх…
- Твою жеж мать… ну пп…
- С хера…б…
Если бы Илма вдруг крикнула – «На колени!»
Я не сомневаюсь, что лесорубы попадали бы.
Больше в тот день уже никто не работал, они рвали друг у друга пилы и строили деревянные буржуйки, все еще не веря своему счастью.
И когда мы в кузове трактора уезжали из леса, нас провожала снежная поляна украшенная десятками волшебных огней и радостные бегущие люди которым с этого дня уже на фиг не нужны были ни дрова, ни мангал, ни проволочка на сковородке…

Знали бы вы, как приятно быть хотя бы примазавшимся к Прометею…

Tags:

СТРАТЕГИЯ ВОЙНЫ
storyofgrubas
Моя однокурсница Аня со своей дочкой и старенькой мамой все лето живет на даче под Питером. Дача очень древняя, еще дед строил.
Живи да радуйся, только три года назад всеобщую идиллию дачного поселка разрушил новый сосед абсолютно бандитской наружности и содержания. Нового хозяина жизни зовут Артем – здоровый такой мужик с золотыми зубами (до сих пор все гадают – армянин он или цыган, а спросить не решаются, и правильно делают...)
Артем начал с того, что скупил два участка. Потом самовольно прирезал к своим владениям еще и пустырь. Соседа справа подвинул на половину своей новой бани, а когда тот возмутился, из города понаехали дорогущие джипы вперемешку с ржавыми копейками, из них повылезали братки точно такой же невыясненной национальности и Артем под всеобщий смех, хлестал обиженного соседа своими янтарными четками по губам, приговаривая: «Научись вежливо разговаривать, тогда и тебя люди будут уважать... баня ему моя не нравится... А воздухом дышать тебе нравится?»
А когда Артем стал зам.председателя кооператива, членские взносы заметно подросли.
Но вернемся к Анне. Дедушка оставил ей в наследство старый колодец, который он собственноручно вырыл на своем участке при помощи лопаты и дурацкой лозы.
Больше питьевой воды не было ни у кого (бурду, что течет из крана пить еще никто не решался). По пути из дома, дачники набирали огромные канистры питьевой воды из колонки за пять километров от поселка, на выходные хватало с лихвой. Так и жили. Если же у какого-то соседского, оставленного на неделю старичка, заканчивалась вода, разумеется Аня всегда пускала такого страждущего с ведром к своему колодцу.
Но тут на горизонте замаячил Артем.
Вначале он, позавидовав чужому счастью, стал искать воду у себя. Нагнал экскаваторов, превратил свой огромный участок в решето, но воды не было.
Тогда цыган или армянин пришел к Ане и предъявил ультиматум: «Соседка, раз ни у кого воды нет, твоя вода должна стать общественной. Все, ваша куркульская жизнь кончилась! Так что даю тебе неделю сроку - прорежь проход в своем заборе и отсюда до колодца убери грядки, чтобы у людей появился свободный путь к вашей воде».
Аня попыталась было возражать, мол, если мы на своих несчастных шести сотках сделаем проход, то что же останется нам? Да и колодец не бездонный, самим не всегда воды хватает, да и...
Артем перебил ее простым и честным вопросом:
- Тетка, ты я вижу решила со мной повоевать. А ты то сама готова к войне...?
Через неделю, когда срок ультиматума вышел, армянский цыган бензопилой вырезал арку в деревянном заборе, и через образовавшуюся дыру сразу стало видно, что семья Ани к войне готова не была.
Дочь плачет, у мамы прихватило сердце, да и Аня была не в восторге от начала боевых действий. На этой ноте, в дом постучала старенькая бабушка из деревни, которая уже много лет носила парное молочко от своей коровки.
Быстро спросив – что в доме за траур, а покойника нет, получила исчерпывающий ответ и...весело расхохоталась:
- Ну, вы городские, просто как детишки малолетние, вам нельзя жить на земле, не умеете вы своего ценить и защищать.
Аня возразила:
- Как защищать? С пустым ведром на него броситься?! Вы бы его видели. Даже ваш участковый у него на побегушках.
- Я и смотреть не хочу, только не все решается силой. Хочешь я своего сына Митьку настрополю, он по гроб жизни отвадит того говнюка от вашего колодца. Ты Митьке только на бензин подкинь, да на пивко. Сделает.
На следующий день возле колодца уже красовался старый, видавший виды, грязный деревенский туалет. Обычный такой деревянный туалет - такой стоит на любом огороде.
Увидев это чудо, Артем пришел в бешенство:
- Ах, вы чуханы! Как вы могли питьевую воду парашей запарафинить!? Сами теперь лакайте свое чмошное пойло. Тьфу! Мне даже в падлу с вами разговаривать!
На этом армяноцыган навсегда свернул боевые действия и потерял интерес к стратегическому выходу к воде, а его фронтовая разведка так и не узнала, что под деревянным домиком не было никакой выгребной ямы – это был ложный аэродром, а настоящий биоаэродром, как и прежде находился внутри дома.
Но война еще не закончилась...
Бабушкин сынок Дима, за поллитру восстановив после войны народное хозяйство (заделал прореху в заборе), Сказал:
- Вот скотобаза, такой забор испортил! Но вы Аня не волнуйтесь, я просто ради интереса накажу его по-своему.
Дом Артема одной стороной выходил на оживленную трассу и вот в воскресенье вечером Дима проезжая мимо, остановился и аккуратно положил под его окнами несколько обычных пластиковых пакетов с мусором...
Все остальное доделал стадный инстинкт дачников, сотню километров плетущихся в пробке домой.
Через полчаса возле дома Артема вырос мусорный бугор таких размеров, что можно хоть вдесятером играть в «Царь горы».
С тех пор прошло два года, что только не предпринимал бедный армянский цыган: и вывозил помойку на машинах и морду бил ссыпающим, ничего не помогало. Инстинкт дачников идущих с мусором на нерест - сильнее любого цыганского армянина, даже такого свирепого, как этот. Так и живет он до сих пор возле огромной зловонной кучи мусора, рядом с рекламной табличкой: «Мусор не бросать!»