Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

МАКСИМУ ОТ МАМЫ

У шестилетнего Максима заболела мама. Очень сильно заболела. Вначале еще ничего, ходила, но с головой у нее было все хуже и хуже. Она стала терять память. Из мамы постепенно уходила мама и она просто превращалась в чужую женщину с маминым лицом.

- Мама, как твои дела?
- Какая я тебе мама? Ты, вообще кто, мальчик? Как ты сюда попал?
- Опять ты меня не помнишь? Я твой сын — Максим, живу я тут. Каждый день ты у меня об этом спрашиваешь.
- Странное у тебя имя. Ну, Максим, так Максим. Как твои дела, Максим? В каком классе учишься?
- Ни в каком, Мама, мне только шесть лет.
- А почему ты меня называешь мамой?
- Ни почему, только что уже объяснял. Да ну тебя. Пойду лучше погуляю.
- Иди, не держу. А кто там в дверь звонит?
- Наверное тетя Таня к тебе пришла.
- Какая тетя Таня?
- Ну, какая, какая? Обычная! Твоя сестра. Короче пойду открою, сама посмотришь какая тетя Таня. Я устал, пойду гулять.

Со временем болезнь почти выкачала из мамы все мамино, она сильно похудела и стала похожа на какую-то чужую старушку. Почти перестала ходить по комнате, только лежала и ворчала на всех. Хорошо, что каждый день приходила тетя Таня , она целыми днями возилась с, вечно всем недовольной умирающей сестрой и конечно же с Максимом. Сестры были очень похожи и Максим случайно, иногда называл тетю Таню мамой, а в комнату к умирающей старался вообще не заходить.
Так продолжалось полгода, а для Максима это был огромный кусок жизни и он точно знал, что мама скоро умрет и они с тетей Таней похоронят ее рядом с дедушкой. Даже  на кладбище ходили с рулеткой.

Только произошло чудо.
Больная стала оживать. Мама начала ходить и  голова ее постепенно встала на место. Она больше не спрашивала — Мальчик, ты кто? А при виде Максима бросалась к нему, целовала и даже пыталась поднять на руки.

Прошло почти двадцать лет, и о маминой болезни старались вообще не вспоминать.
Максим вырос, сходил в армию, сам поступил на режиссерский факультет  ВГИКа , но пока не женился и по прежнему жил со своей мамочкой.
И вот однажды тетя Таня попросила Максимку приехать к ней и помочь подвигать мебель. Максим съездил, подвигал, вернулся вечером домой и положил перед мамой старый запечатанный конверт, на котором было написано : «Максиму от Мамы»

- Вот у тети Тани нашел в книгах. Спросил — что это за письмо? Она стала рыдать и сказала, чтобы сам не читал, а спросил у тебя — можно ли его открыть?

Мама вдруг, тоже заревела навзрыд, быстро схватила конверт и сказала — Не читай. Хотя, ладно, прочитай. Нет! Не надо! А вообще, раз так… нет, лучше не надо. ну, ладно, прочитай, только без меня. Иди в свою комнату, там читай.

Максим закрылся в своей комнате, разорвал конверт, в нем было  короткое, корявое  письмо:

«Сынок, если ты  это читаешь, значит ты вырос и все у тебя хорошо.
Я должна тебе признаться, что умерла я от рака в трезвом уме и никакого  альцгеймера у меня не было. Просто я заранее хотела приучить тебя к своей смерти, чтобы ты не так переживал, когда умрет тетка, которая тебя не помнит и не знает.
Поцелуй тетю Таню.
Береги ее.
Не забывай меня..."

ПЕРЕДОЗ

Вика, дочь моего питерского приятеля, как-то пошла потусить в ночной клуб и ​ конечно ​ попала в историю.
Все началось с того, что​ Вика мыла в туалете руки, отложила ридикюль рядом с раковиной и, будучи слегка под парами, просто забыла его там.
Через ​ минуту хватилась, прибежала, а ридикюля, конечно и след простыл.
Бедная Вика даже все​ мусорки в туалете переворошила деревянной палочкой для суши, а вдруг воровка хоть паспорт, или права ​ скинула. ​ Ничего. Ничего не нашла. Походила по залу, ​ вдруг там, что валяется. Тоже ничего кроме мусора. А спустя час после пропажи, когда Вика уже упрашивала гардеробщика выдать ей пальто без номерка, внезапно смолкла бронебойная музыка ​ и диджей объявил:

​- Внимание! Виктория Наумова, потерявшая сумочку, подойдите к диджею.

​И музыка снова забумкала.

Счастливая Вика, по головам пробилась к диджею и тот указал на очень сердитую девушку.

Девушка взяла Вику за руку и потащила в дальний уголок, где было чуть потише.

Тут же на полу в позе эмбриона страдал какой-то парень. По гримасам на лице, было видно, что страдал он очень сильно.

Девушка протянула Виктории ее ридикюль и крикнула в ухо:

​- Проверяй быстрее. Все на месте?

​Вика стала перебирать содержимое:

​- Паспорт, хух, слава богу! Права! Ура!​ Банковская карточка. Ес! О, номерок в гардероб и даже в кошельке тысяча рублей сохранилась. Спасибо вам большое, все на месте. Я уж думала, что забрала какая-то сука и с концами. Спасибо. А то…

​Девушка перебила ее:

​- Только не делай из меня идиотку, Ведь мы обе знаем что ​ это не все из того ​ что было в сумочке. Услуга за услугу. Я вернула тебе сумку с твоим барахлом и даже с деньгами, а ты мне быстро скажи – что у тебя там были за «колеса»?

- Какие колеса, там не было никаких колес.
- Ну, дуру из меня не делай. Три таблетки, довольно большие, упакованы в отдельные розовые пакетики без всяких надписей.​ Ну? Шустрее соображай.
- Да не было таблеток, клянусь вам, я вообще не по этим делам. ​ Вы что-то перепутали.
- Короче, считаю до трех. Если что, он отмажется, скажет что не знал, а ты сядешь за хранение и распространение (при этом, сердитая девушка показала на корчившегося в муках мужика).

Мой парень просто заглянул в твою сумочку,​ там было три таблетки. Ну, вспоминай. ​ Он хотел только ​ попробовать, подумал, что это витаминки.​ Проглотил одну,не вштырило, потом вторую и третью. И вот. Он умирает. Говори, сука, что это были за «колеса» и от чего его спасать? А то я вызываю «мусоров».​ А это не нужно ни нам, ни тебе.

- Девушка, вы что-то путаете, у меня в сумочке вообще не было никаких таблеток.

- Ну, все, тогда будет по-плохому. «мусорам» будешь​ рассказывать. Стой на месте, я звоню в скорую.



Девушка достала телефон, а Вика что-то вспомнила и вытащила из заднего кармана джинсов белую таблетку, упакованную в розовый ​ ​ целлофанчик:

​- Посмотрите, может такие были таблетки?
- Да – это они!​ Что это за дурь?
- Это не совсем дурь – это ​ прессованные салфетки. Еще раз ​ спасибо, всего ​ хорошего ​ и берегите ​ своего парня…

ХРОНИКИ НАРНИИ

"Относитесь к своим родителям с любовью, вы узнаете их настоящую ценность только тогда, когда увидите их пустой стул"

Все мы любим своих родителей, но каждый любит по разному. Кто-то маму из дома любя выгоняет, а кто-то, мой приятель Марк.
Уж как я кручусь колбасой вокруг своей мамочки, но до Марка мне конечно же далеко и дело не только в деньгах, а в его постоянном креативе и желании сделать мир своих стареньких родителей хоть чуточку краше.
Родителям Марка по восемьдесят и живут они где-то возле МКАД-а, в типовой советской «двушке».
Вот как-то Марк, став человеком небедным, решил улучшить родителям оставшиеся годы жизни:

- Папа, Мама, хватит вам уже тут одним на отшибе ютиться, переезжайте к нам, поближе к природе. Лес, грибы, внуки, цветочки, воздух, а в Москву я могу вас хоть каждый день возить. Хоть в театр, хоть на концерт? А хотите, живите у меня в центре.
- Да ну, придумал. Чего мы, два старых валенка, будем тебе мешать?
- Да что вы такое говорите? Обидно даже, «мешать».
- Марик, не обижайся, но мы у себя привыкли, с семьдесят второго года ведь тут живем. Все здесь знаем и все нас знают. И не тесно нам ничуть. Ты вспомни, дружочек, как мы жили тут впятером и ничего, не страдали, а уж вдвоем-то.
- Мама, Папа, а хотите, я вам «трешку» куплю прям в вашем же районе, раз уж вы его так любите?
- Да, ну, вот еще чего вздумал. Нечего на нас деньги тратить, тем более, что уезжать из своей квартиры мы никуда не будем. Тут и помрем. Вот только розетка у нас искрит, ее бы поменять и все отлично.

На этом месте любой из нас бы уже успокоился и сказал бы: - Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, хоть все.
Но не таков старина Марк. Он подумал и сказал:

- Да, конечно, не переживайте, розетки я вам заменю, мало того, вы пока собирайтесь потихоньку, а завтра я отвезу вас к себе загород, на месяц примерно, а в это время сделаю у вас полный ремонт. Вы ведь последний раз еще до перестройки ремонт делали.
- Ну, золотце мое, ремонт – это было бы прекрасно, а то обои у нас по правде сказать… А тебе это не будет очень дорого?

…Прошел месяц, прошел второй, ремонт слегка затягивался, а Марк все кормил родителей «завтраками» и отговорками. Отец тем временем лег в больницу на плановую операцию и уже шел на поправку. И вот, в одно прекрасное утро, в больницу ворвался деловой Марик, вручил Отцу абрикосы (от запора), сгреб в охапку Маму и повез ее домой принимать работу.
Вошли в квартиру, Марк завел Маму с закрытыми ладошкой глазами и сказал:

- Все, можешь смотреть.
- Ой, Ой, Марик, сыночек! Ничего себе ремонтище! А паркет! А тут!  Ты только посмотри! Как светло и просторно стало, это просто сказка какая-то! Не верю глазам! Белые стены дают ощущение необыкновенного простора! Постой, Марк, а бабушкин сервант ты выбросил что ли? Ты что, Марк, как ты мог!?
- Да вот же он стоит, Мама. Эта громадина еще меня переживет. Куда ж я его выброшу?
- Ой и правда, а я подумала, что выбросил и от того такой простор образовался. А окна какие большие! Постой, ты вместо одного, умудрился сделать целых два окна!
- Ха-ха, так в этом-то и сюрприз.
- А какой большой стол! Я всегда о таком мечтала.
- А, да, стол дубовый. Так он еще маленький, а если разложить, то за ним поместимся и все мы и все твои подружки-хохотушки, человек двадцать, наверное. Кухня теперь тоже стала чуть больше. Там встроенная плита, духовка и все такое. А загляни в ванную, какая она огромная, туалет тоже в другое место переехал, вон туда.
- Ну, просто чудо, спасибо сынок, даже не знаю что и сказать. Погоди-ка, Марик, я быстро, сбегаю, позову соседку Галю, она просто сдохнет от зависти, а то она все тычет в меня своей дочкой, что, видите ли, холодильник маме купила. Пусть посмотрит какие бывают сыновья.
- Мама, ха-ха-ха, стой, не беги, нету там никакой Гали, ха-ха-ха. Ну, как ты еще не поняла, ты ведь черчение преподавала?

Но взволнованная старушка уже выбежала из квартиры и подошла к соседской двери, даже руку подняла, чтобы нажать на кнопку звонка… Но, ни кнопки, ни даже самой двери не было, как будто бы никогда и не существовало, просто унылая зеленая стена, как и все стены подъезда. Мать, как будто слепая, с опаской потрогала стену:
- А где… куда Галя подевалась?
- Ха-ха-ха, Мамочка, пойдем домой, теперь Галя – это вы с Папой. Я ее квартиру купил, а Галя переехала во второй подъезд, на восьмой этаж…

ЛОШАДИНАЯ ФАМИЛИЯ

По дороге на дачу остановился в поселке, зашел в аптеку.
Внутри пусто, только у кассы один мужик, лет шестидесяти, безуспешно пытался дозвониться до жены и поэтому ругался с телефоном:

- Ну как не доступен? Ты что такое говоришь? Да что же это? Должна быть доступна, не в метро ведь она. Давай, давай, соединяй, не тормози.

Аптекарша вызвалась помочь:

- Мужчина, может вместе вспомним, что вам нужно? Это: таблетки, капли, мазь? Что вообще?
- Вроде таблетки. Да, точно, таблетки.
- Ну, уже хорошо. А от чего таблетки-то?
- Так сразу и не скажешь, то одно у нее болит, то другое. Подождите, кажется… знаете, вы извините меня, никого не хочу обидеть или оскорбить, но по названию, простите, на еб твою мать очень похоже. Извините ради бога, там конечно не так, но что-то такое.

Аптекарша впала в легкий транс, поправила очки и холодно ответила:

- Простите, но таких таблеток я не знаю. Звоните, выясняйте.
- А, точно, кажется припоминаю, там не то чтобы прям твою мать, а скорее – я твой рот и все такое... извините еще раз, не обижайтесь. Вот как-то так, только не именно твой рот, а вместо рта, что-то медицинское. А? не вспомните такого?

Потом позвонила его жена и подсказала название таблеток - ибупрофен…

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

До Нового 1992-го года оставался всего час.
Девчонки давно уже накромсали салатики, накрасились, переоделись и ждали меня с бутылкой и тортом. Побегал я по магазинам, оказалось, что с теперишней веселой гиперинфляцией, денег хватало только на что-то одно, да и то не самое лучшее, и я сделал эгоистичный выбор в пользу тортика.
Общага уже затаилась в предвкушении праздника, в коридорах почти никого, вдруг, какой-то тихий жалобный писк и нервное постукивание монеткой. Подхожу к лифту, слышу:

- Я  внутри! Позовите пожалуйста кого-нибудь! Через сорок минут Новый Год. Что же мне до утра  тут сидеть?

С невероятным трудом, я раздвинул дверь сантиметра на четыре и в щель рассмотрел заплаканную блондинку с потекшей тушью. Как ее звали я не знал, единственное, что я о ней знал, так это то, что живет она на третьем этаже и по ней еще с первого курса безответно сохнет двухметровый армянин Тигран, мой товарищ по околачиванию груш в боксерском зальчике. Блондинка всячески избегала Тиграна. Как он только не подкатывал и с цветами и без, а в ответ одна реакция - надменно поджатые губки и  - "Молодой человек, мне это не интерестно, позвольте пройти". Видимо просто боялась больших и свирепых кавказцев, хотя, Тигран был страшен только в боксерских перчатках, а в быту он интеллигентнейший человек, даже детей на «вы» называл.
     Естественно, вахтерши на боевом посту уже не было и я прихватил с ее стола толстую книгу учета, вернулся к лифту и вбил ее в щель между дверями, чтобы девушка, хотя бы дышала там.

- Не хочу вас расстраивать, девушка,  но вряд ли за полчаса до Нового Года во всем Питере можно найти хоть какого-нибудь лифтера. Так, что, я даже не знаю, чем вам помочь. Если хотите, могу сходить, сказать вашим соседкам. В какой комнате вы живете?
- Да, ладно, спасибо, мне еще соседок здесь не хватало. Они только поржут и пойдут дальше праздновать. Ну, вы тоже идите, с наступающим и спасибо за воздух.

Я как мог подбодрил несчастную блондинку, попрощался и с тортиком в руке  и камешком на душе побежал вверх по лестнице, ведь меня и самого  давно заждались.
На шестом этаже я резко остановился, сбросил камешек с души, развернулся и помчался на четвертый.
В комнате у Тиграна, огромная армянская толпа спортсменов уже вовсю пила и хохотала. Я позвал Тиграна.

- Вопрос всей твоей жизни и смерти. Сосредоточься – это важно. Готов воспринимать? Тогда слушай. Меняю ценнейшую информацию, всего лишь на бутылку армянского коньяка. Соглашайся, не пожалеешь.
- Бррат, заходи, посиди с нами, а с коньяком ну, никак, у самих только три бутылки, бррат.

Тогда я рассказал про застрявший лифт и его невольную, белокурую начинку. Тигран сделал бешенные глаза и потребовал, чтобы я поклялся здоровьем будущих детей, что не вру, потом вручил мне бутылку коньяка, а бонусом еще и бутылку шампанского и как был в белых носках, так и убежал вниз по лестнице.
Часов до четырех утра, на первом этаже, можно было наблюдать идиллическую картину: На полу возле лифта, в окружении тарелочек, сидел Тигран, одной рукой он прижимал к дверям бокал с соломинкой, а другой, аккуратно длинной, деревянной линейкой «кормил лифт» салатом оливье.
А после зимних каникул Тигран со своей блондинкой сняли квартиру где-то на Петроградке и навсегда переехали туда. Так я и лишился отличного спарринг партнера, но это уже совсем другая история.

P.S.

С Новым Годом, друзья мои! И пусть нам всем повезет не меньше чем Тиграну…

САМОЗВАНЕЦ

"Когда человек умирает, соседи узнают, сколько у него детей"
(народное)


Двор этого маленького домика никогда не видел столько народу, людей собралось как на очень богатой свадьбе – это бабушка Араксия – старейшая жительница поселка, дожила до своего сотого дня рождения.
Внуки, правнуки, праправнуки, соседи, со вчерашнего дня шинковали горы салатов и обустраивали столы и навесы. Народ съехался со всей Армении, даже Париж и Лос-Анжелес не остались в стороне, выделили пару семей.
Несмотря на то что именинница родилась еще до революции, она до сих пор вполне сохранила крепость духа и ясность мысли и со своим нехитрым хозяйством справляется сама. После смерти мужа живет одна, в город ехать не хочет. Друзья-соседи помогают, правнуки набегами появляются, так и живет, не жалуется.
Имениннице налили вина в маленькую довоенную рюмочку и попросили произнести первый тост. Все замолчали.
Бабушка Араксия встала, кашлянула, чтобы себя подбодрить и начала:

- Дорогие мои и любимые, я очень рада, что не забыли вы старую бабушку, отложили дела и приехали ко мне на день рождения. Мне очень, очень приятно.
Хоть всех правнуков увидела своими глазами, а не только на фотографии. Теперь и умереть не жаль…
Тише, тише, не собираюсь я еще умирать, не думайте.
Но первый тост, вы все меня извините, я хочу сказать за здоровье нашего врача скорой помощи - Аванеса Гургеновича, который двадцать лет тому назад не дал мне умереть, когда я очень сильно болела. С того света достал. Почти каждый день сюда по нашим ямам ездил, выхаживал меня – старую бабку, жаль, что его сегодня нет за этим столом. Если бы не он, то и меня давно бы не было.
Говорят, что он давно живет в Ереване, надеюсь, что  там он стал самым главным городским врачом, дай бог ему здоровья, всегда свечку за него в церкви ставлю. Какой же хороший доктор, добрый, внимательный, тут многие должны помнить его.
За столами закивали в подтверждение бабушкиных слов. Она еще что-то говорила про незабвенного Аванеса Гургеновича, а в это время, несколько человек, сидящих за самым дальним столом, игриво подмигнули седому почтальону Левону.
Когда-то давным-давно, на излете «Перестройки», вся Армения погрузилась во мрак, автоматную стрельбу и дикую нищету.
Чтобы вызвать скорую помощь, нужно было заплатить и заплатить не просто деньгами, а самым дорогим, что было на ту пору - канистрой бензина. Без этого врачи вообще на вызов не ехали.
Тут, как на зло, серьезно заболела бабушка Араксия, а во всей деревне  ни капли бензина.
Делать было нечего, посовещались соседи, выбрали Левона, как самого высокого и представительного. Кто-то дал ему очки и белый халат жены, кто-то «слушалку» из детского набора доктора, а лицо закрыли марлевой повязкой, чтобы больная не узнала почтальона.
Так в доме бабушки Араксии и появился врач скорой помощи Аванес Гургенович, с футляром из-под шуруповерта в руках.
Он слушал больную игрушечным стетоскопом, понимающе кивал, давал советы и выписывал лекарства, которые нашлись в аптечках соседей…

Левон держал рюмку, внимательно слушал длинный тост именинницы, улыбался и незаметно вытирал глаза…



ДОЖДЛИВЫЙ ЧЕТВЕРГ

Рассказ хирурга по имени Реваз:
(легкий грузинский акцент представьте себе сами, хотя в истории он абсолютно не важен, так, для правды жизни)
…Я и сам человек не религиозный, а уж у своих пациентов на поводу тем более никогда не иду. Сказано – пятого числа операция, значит пятого. Хоть умри, но должен лежать у меня на столе именно пятого. И никакими суеверными штучками меня не собьешь. А вот это все: «Доктор, мне приснилась покойная теща и сказала, что операцию нужно отложить…»
Просто смешно, честное слово.
Если бы она твой инфаркт во сне вылечила, то я первый бы побежал в церковь ставить ей свечку. А то интересно получается – режу и поднимаю на ноги я, а какая-то покойная теща передает мне ценные профессиональные указания.
Дашь такому слабину, отложишь операцию, так пациент потом еще что-нибудь новое придумает, чтобы оттянуть. Нет. Со страхом бороться нужно сразу.
Хотя, что это я вру? Один случай у меня был. Всего один, когда я пошел на поводу у человеческого суеверия. Просто не мог поступить иначе.
Пришел ко мне тогда встревоженный пациент и взмолился: «Реваз Михайлович, очень прошу, давайте отложим мою операцию хотя бы на денек?»
Я начал его успокаивать, что, мол, операция не сложная, возьми себя в руки, биджо, ты же мужчина, тем более, что есть график, в котором замешана целая куча занятых тобой людей, и все в этом духе, на что он рассказал мне вот такую историю:
Вы не подумайте, вообще-то я человек абсолютно не суеверный, а напротив – прожженный материалист, более того, по профессии я физик-ядерщик. Но, тут такое дело, понимаете…
  Вчера у меня был день рождения, собралась вся семья, пили, говорили тосты. И вот, жена пожелала мне счастья, здоровья и вечной жизни. Я посмеялся и возразил, что вечно жить не хочу, ведь через пару миллиардов лет наше Солнце выгорит и погаснет. Что же я буду делать один, без Земли, в полной темноте?
Тогда жена пожелала мне жить до ста лет, а моя старенькая мама стала спорить: - «До ста ему будет мало, мне и самой уже восемьдесят восемь. Ну, не хочет жить вечно? Не надо, тогда просто, пусть мой сын живет долго и счастливо, а умрет только после дождичка в четверг… Вот так.»
Все засмеялись и выпили за это.
А меня  как будто бы по голове шарахнуло – а ведь моя плановая операция назначена как раз на этот четверг, да и дождик моросит почти каждый день. Осень. Загрустил я конечно, тяжелые мысли в голову полезли, и тут подошла моя трехлетняя дочурка, забралась на колени, обняла за шею и тихо спрашивает:
- Папа, а почему бабушка сказала, что ты умрешь после ножичка в четверг…?»

Ну, как тут откажешь? Конечно же операцию я перенес, я ведь живой человек. Но вообще-то, никогда не переношу…


СПОРТИВНАЯ ТРАВМА

Рассказ знакомого хирурга:

В три часа ночи подруливает к нашей «травме» шикарный кабриолет.
Парень привез девушку.
У нее кровь из носа и рот открыт.
Спрашиваю:

- Голуба моя, что с тобой случилось?

Но, она только мычит, руками разводит и слюни пускает.
Я сразу понял, что это челюстной вывих, а стало быть, собеседник она нулевой, и обратился к ее спутнику:

- Что у вас произошло?
- Упала.
- Как упала? При каких обстоятельствах? С большой высоты?
- В боулинге. Я арендовал на ночь боулинг, ну, вы понимаете: романтика, мы только вдвоем, все дела, хотел красивое предложение сделать, а тут…

Девушка, услышав слово - «предложение», оживилась, замычала и пустила новый водопад слюны.

Парень не глядя погладил ее по голове и продолжил:

- Пришли, только переобулись, она как схватила шар, как разогналась с ним, добежала до дорожки и тут же споткнулась и со всего размаху, ба-бах! Видимо, лицом на шар.

Я выгнал парня в коридор, чтобы не путался под ногами и потихоньку отремонтировал девушке челюсть, слава Богу, зубы не пострадали. Как я и ожидал, с закрытым ртом, она оказалась просто красавицей. Оттер ее от слез и соплей, а пока пристраивал примочку на нос, спросил:

- Красавица, и как это тебя так угораздило? Осторожнее надо быть.
- Да, я в первый раз в жизни играла в боулинг, а мои туфли, как назло, что-то не сработали.
- В смысле «не сработали»?
- Ну, я по телевизору видела, как спортсменки разбегаются, катят шар и потихоньку едут за ним. Там еще специальные помощники швабрами дорожку протирают. Но мы в боулинге были только одни, без протиральщиков. А мои туфли оказались бракованные - вообще не нифига не скользили…

…Услышав мое конское ржание, в кабинет вбежал испуганный жених:

- Что?! Что случилось?!

Отремонтированная девушка бросилась к нему на шею с криком:

- Зая! Ты такой Зая! Я согласна!

Я отсмеялся, пожелал им счастья и добавил:

- Молодой человек, я вам настоятельно рекомендую: пока подержите подальше от своей любимой все холодное и горячее, острое и тупое и даже мокрое и сухое.
- А? Ладно, доктор. А, надолго?
- Пока смерть не разлучит вас...



ИНТУИЦИЯ

«Старикам не стоит думать о смерти: пусть лучше позаботятся о том, как получше разрыхлить грядки на огороде.»
(Мишель де Монтень)


Старый друг, бывший КГБэшник Юрий тарасович, пришел как-то проведать меня в больнице.
В палате нас валялось шестеро, публика разношерстная: от двадцатилетнего толстяка Гриши, до деда, который все время спал и поэтому никто так и не выяснил - как же его зовут?
Вот из курилки вернулся вечно недовольный Гриша и выдал очередную ценную мысль:

- Бесит уже это старичье по коридорам. Вечно шляются туда-сюда как зомби. Само еле дышит, давно уже умирать пора, так нет же, за жизнь цепляется, по больницам трется, своим видом аппетит людям портит. А вчера вообще старуху с голой грудью повезли… Фу, мерзость…

Гриша продолжил бы еще, но я перебил его и сказал:

- Так ведь тут не частная вечеринка у бассейна, а больница. Ты сам-то особо не обольщайся на свой счет, сейчас ты, между прочим, тоже не в лучшей форме. Хотя, извини, если в лучшей.
Ну, вот смотри: весишь как два меня, еле ходишь от своих геликоптеров в голове, да еще и храпишь как трактор. В древние времена мы впятером давно бы тебя сожрали. А что? Ты хоть больной, но ведь не заразный и вполне сытный…

Юрий Тарасович улыбнулся, заинтересовался нашим разговором, развернулся вместе со стулом к Грише и сказал:

- Вы, молодой человек, напомнили мне одну старую историю. Однажды, лет сорок тому назад, я вот так же навестил друга в больнице и встретился мне там один высокий и вполне здоровый на вид больной, примерно ваших годов и ваших же воззрений. Только тот был более агрессивным. Когда он шел по коридору, то специально какого-нибудь дряхлого старичка плечом задевал, а потом на него же и орал:

- Смотреть нужно куда прешь! Само еле дышит, давно умирать пора, так нет же, за жизнь цепляется, по больницам трется, своим видом аппетит людям портит.

А я еще тогда удивлялся, почему это старички с ним не ругались, а молча извинялись и уступали дорогу? А оказывается,  все вокруг уже знали правду…
Потом и меня просветили. Выяснилось, что тот бедолага ненавидел больных стариков, только потому что подсознательно им завидовал черной завистью. Врачи парня жалели, не сообщали, но он интуитивно чувствовал, что жить ему оставалось совсем чуть-чуть. Вот и дико завидовал и ненавидел всех кто старше. Это, кстати, не шутки, а первый признак неизлечимой болезни. Ну, так вот, интуиция парня не подвела, он и месяца не протянул, приказал долго жить, фукнул, как говорят на Украине…

Гриша деланно махнул рукой и нацепил на голову огромные наушники, давая понять, что разговор закончен и больше ему не интересен…

…А вечером в коридоре около лифта, Гриша находился в очень истеричном настроении и до слез доводил свою бедную маму:  - Скажи, не скрывай! Я должен знать - что со мной!? Я все это уже слышал! Хватит! Мама, Мама, посмотри мне в глаза. Анализы плохие? Плохие? Да? Что с моими сосудами на затылке? Мама!? О чем ты шепталась с врачом? Да что значит – нормально!? А почему тогда у меня немела нога?! А изжога!?

…На следующий день я наблюдал восхитительную идиллию - Гриша с тревожными глазами сидел с дряхлыми старичками на лавочке и не к месту рассказывал им вялые школьные анекдоты. Старички с удовольствием хихикали и думали, что повстречали веселого компанейского парня, а вот Гриша наверняка пытался понять: его действительно воротит от больничных старичков, или просто показалось…?



А ВОТ И Я

Я опять вернулся из-за горизонта.

Если вы   терпеливо меня ждали, как зубного врача Бориса из одного моего рассказа, то для вас и только для вас,  я с удовольствием напишу кое-что новенькое, а те кто не ждал, те пусткай читают как дураки без спроса, нелегально...