?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: медицина

ПЕРВЫЙ ПАЦИЕНТ
storyofgrubas
Люблю перемены, но далеко не всякие и не во всем.
И вот уже восемнадцать  лет я хожу к одному и тому же зубному врачу из маленькой частной клиники. Зовут его Борис.
Боря – очень позитивный бутуз, примерно моего возраста. Как со старого клиента берет по-божески, да и зубы мои он знает лучше, чем я сам, его пломбы держатся долго, ну чего еще желать?
Вот однажды я, как всегда неожиданно, почувствовал что у меня есть зубы, особенно один…
Позвонил Боре:
- Привет, Борис, можешь говорить?
- Привет, ну, так…
- Хочу к тебе с зубом приехать.
- ….
- Чего молчишь? Когда лучше?
- Ты знаешь, у меня наверное не получится, давай я тебе телефон другого нашего врача дам, ты должен его помнить, седой такой, он тоже очень хороший, все сделает не хуже меня. Извини, не могу говорить…
- Ладно, спасибо, Борис, жду от тебя номер.

Через полчаса пришла СМС-ка с телефоном и именем другого врача.
Я уже и номер набрал, но вдруг от чего-то передумал и сбросил.
В конце-концов – почему я должен идти к какому-то незнакомому врачу, если привык к Боре?
Нет, не пойду к другому, пережду Борины отгулы, свадьбы, или что там еще у него.
Слава Богу и мой зуб был абсолютно солидарен с этим решением, он испугался незнакомого седого доктора, затаился и совсем перестал болеть.
Я опять набрал Борю:
- Але, это снова я. Так, может я подожду тебя? Что-то не хочется к другому доктору. Зачем мне другой, если ты еще не умер?
Возникла странная пауза, я стал дуть в трубку и алекать, но Борис только громко дышал и молчал. Наконец он ответил:
- Ты что, правда хочешь меня подождать?
- Ну, да, а что?
- Лучше не надо, а то ждать придется долго, может месяц, а может два, не выдумывай, а позвони-ка лучше тому врачу, которого я тебе дал.

Но тут я почему-то почувствовал, что Борис больше всего на свете хочет, чтобы я подождал именно его. И твердо ответил:
- Нет, я уж как-нибудь подожду. А, кстати, где ты?
- Да, тут уехал, по одному дельцу. Так, ты правда хочешь меня дождаться?
- Я же сказал – буду ждать только тебя, не бойся, не помру.
- Тогда позвони мне недельки через три, а лучше – через четыре.

Ровно через месяц, мы с зубом опять позвонили Борису, он опять предлагал другого врача, я опять не согласился и мы снова договорились созвониться еще через месяц.
…Так прошло целых пять месяцев, я уже начал терять терпение и злится на свое тупое упрямство, да и зуб намекал на другого врача. В конце-концов, где он так долго пропадает? Если бы я знал, что это так растянется, давно бы уж плюнул на Бориса. Какой он все-таки неконкретный человек.
Неожиданно Борис позвонил сам:
- Привет. Ты все еще меня ждешь?
- Ну, да и не столько я, сколько мой бедный зуб…
- Завтра в десять вечера сможешь приехать?
- В десять? А чего так поздно? Ваша контора до семи же работает.
- Зато никто не помешает. Ну, сможешь?
- Ладно, в десять – так в десять.

На следующий вечер, когда я стоял в пробке на полпути к клинике, неожиданно позвонил Борис, он долго извинялся, придумывал какие-то нелепые отговорки и попросил перенести все на завтрашний вечер. Не знаю почему, но я даже не рассердился на него, а просто согласился и стал искать ближайший разворот.
Наконец настал тот самый вечер.
Борис встретил меня похудевшим и как всегда позитивным, мы прошли по пустым кабинетам между кресел и витрин и, не знаю от чего, но почему-то меня не покидало стойкое ощущение, что я не настоящий пациент, а он не настоящий зубной врач, как будто мы два ночных вора-дилетанта забрели - куда получилось. Я даже на полушепот перешел.
Борис, усадил меня в кресло, как обычно навис надо мной и как обычно принялся потрошить мою голову, своими блестящими железячками и жужжалками, все было как всегда, только его лоб вспотел больше обычного, даже очки залило.
Наконец он закончил и деловито сказал:
- Постучи зубами. Пломба не мешает?
- Да, нет, все отлично, спасибо. Сколько с меня?

Из-за его марлевой повязки я не сразу заметил, что Борис плакал. От моего вопроса: - "Что случилось?"  он и вовсе зарыдал как маленький мальчик, но скоро взял себя в руки и ответил:
- Ты извини – это нервы. Не нужно никаких денег, я сам готов тебе заплатить любые деньги, за то, за то, что ты… меня ждал.
Когда ты тогда позвонил, я не стал тебе говорить, но в тот момент, я только отошел от наркоза. У меня ведь инсульт был, всю левую половину парализовало. Никто не верил, что я даже с койки встану,  и уж  не то что смогу вернуться в профессию, даже жена не верила. А я всем говорил: - хрен вам всем, у меня есть пациент и он меня ждет.
С утра до вечера на тренажерах работал, каждый день тебя вспоминал и думал: - хоть бы он подождал меня, хоть бы подождал… А вчера я не смог, извини еще раз, так разволновался: - Как у меня получится с первым пациентом? А вдруг напартачит левая рука? Веришь ли, аж зубы стучали от страха?
Ху-х, я врач, я врач, я врач, я настоящий зубной врач. Позвоню жене. Ур-а-а-а!!!

От Бориного дикого «Ур-а-а-а!!!», даже колбочки на стеклянных полках отозвались хрустальным звоном…



БЕЛОЧКА
storyofgrubas
"Что человек делает, таков он и есть"
(Георг Вильгельм Фридрих Гегель)




Валерка – сто сорока килограммовый пятиклассник, сидел на террасе своего большого купеческого дома и пил чай вприкуску.
Хотя, какой там пятиклассник? Ему уже сорок шесть, но я его знаю с семи, поэтому  до сих пор не могу привыкнуть, что он давно не игрушечный, а самый настоящий взрослый дядька.

   Всю жизнь Валеру находили абсолютно немыслимые приключения (на четверых Колумбов хватит) а когда долго не находили, то он начинал скучать и находил их сам.
Да, ты и сам это заметишь, дорогой читатель, если не поленишься дочитать мой рассказ до  конца.

Вообще моему другу Валере всегда необычайно везло. Жизнь частенько поднимала его на гребне волны на недосягаемую высоту, а потом резко топила как котенка, но всякий раз благополучно выбрасывала обратно на берег, хоть и без денег, компаньонов и перспектив, зато живого и жизнерадостного. Может - это от того, что человек-то он хороший, а хорошие люди на этом свете в большом дефиците.

Если мне завтра скажут, что огромное океанское судно, на котором плыл Валера, вдруг с Божьей помощью благополучно потонуло, но из тысяч пассажиров спасся всего один, то я сразу успокоюсь и с нетерпением буду ожидать этого единственного пассажира, чтобы засесть с ним на даче и послушать очередную, леденящую душу историю…

Но, все это лирика и узоры на обложке, перейду, наконец, к самой истории.
История эта совсем не такая масштабная и эпическая, какие случались с моим другом ранее, но она вполне его характеризует.

Итак, Валера сидел в плетеном кресле на террасе и пил чай, любуясь кусочком своего собственного соснового леса.

В кроне одного из деревьев показалась белочка, она деловито бегала вверх и вниз по стволу, решая свои неотложные вопросы.
Вдруг, откуда-ни возьмись, прилетел черный птеродактиль и принялся кружить над испуганной белочкой. Белка попыталась скрыться от этого кошмара в густых ветвях, но не успела, ворон, слету клюнул бедняжку в голову.

Белка оторвалась от дерева и безжизненным, мохнатым воротничком полетела к земле. Довольный ворон ловко спикировал к своей бездыханной жертве, и только в этот момент Валера пришел в себя и как пулемет Максима, принялся пулять в убийцу всем, что было под руками: пепельницей, сахарницей, чашкой с чаем, конфетами и ложками.
Птеродактиль удивился, испугался и недовольно улетел ни с чем, а Валера подбежал, склонился над мертвым, рыжим воротничком, потрогал его своими толстыми пальцами-сардельками, и ему вдруг показалось, что маленькое сердечко все еще бьется.

Дальше начались лихорадочные отрывания зеркала в ванной, для  проверки дыхания (хорошо, что дачный забор очень высокий и совсем не прозрачный, а то бы соседи с ужасом увидели, как Валера лежит под сосной и зачем-то заглядывает под большое круглое зеркало) зеркало ничего не принесло, кроме потери времени и сил, потом полетели звонки в службу спасения, и дежурные операторы, нужно отдать им должное, не подняли испуганного Валеру на смех, а честь по чести, дали адрес ближайшей круглосуточной, специализированной клиники для грызунов.
   Уложил мой друг, рыжее бездыханное тельце в деревянную коробку от коллекционного коньяка, вскарабкался в огромный джип, и не закрыв за собой гаражных ворот, помчался напрямик сквозь поля, леса и огороды,  чтобы срезать путь и миновать вечную пробку на переезде. А путь, надо сказать, был совсем не близким - километров пятьдесят с гаком.

В поликлинику Валера вломился около полуночи, но несмотря на столь поздний час, в предбаннике толпилось человек пять: с горностаями, выдрами, хомячками и мангустами.
Валера сходу заорал, что его белочка с острой болью и попер без очереди.
Дорогу ему решительно преградил мужик с каким-то барсуком в клетке. Мой друг рассвирепел и заорал: - «Ты посмотри на своего наглого хорька, он спокойно лежит и даже что-то жрет, и глянь теперь на мою белочку в полном отрубоне! Чувствуешь разницу!? Хочешь я тебя сейчас по балде киркой накерню, а потом вместе с тобой в очереди посижу!?
Мужик проникся логикой (а скорей всего струхнул – Валерка страшен в гневе), отступил, и сто сорока килограммовый спасатель, без стука вломился в кабинет.
Айболит оценил состояние почти мертвой белки и выразил некоторый скепсис, но увидев огромные кулаки посетителя, а главное его решимость, сразу принялся за дело всей своей жизни, даже помощников позвал.

Через полчаса, когда Валера осторожно заглянул в операционную, он понял, что белочку спасут.
Больная лежала распластанная на специальной дощечке – подобии операционного стола, но самое удивительное и вселяющее надежду было то, что на беличьей мордочке красовалась малюсенькая масочка для наркозика.

Наконец, когда операция была завершена, Айболит позвал хозяина белки и устало сказал:
- У больной: черепно-мозговая травма, плюс ушибы и внутреннее кровотечение. Положение очень тяжелое.
И вы свидетель, мы сделали все что могли и даже больше. Но не волнуйтесь, жить, скорее всего, будет, только ей сейчас нужен хороший уход и покой. Вот рецепты, будете делать уколы. В ближайшие дни, пока белочка еще очень слаба, на дно клетки, лучше положите…

Валера перебил доктора:

- В смысле клетки? Какой клетки?
- Ну, клетки, в которой она у вас живет…
- Она у меня не живет – это вообще не моя белка.
- Как, не ваша? А чья же?
- Ничья, обычная, лесная белка, ее клюнула ворона, я случайно увидел и привез.

У Айболита потемнело в глазах и чуть не случился удар, еще немного и он сполз бы по стенке. В руках у доктора дрожал  астрономический счет за лечение бесхозной белочки, на целых 16 тысяч рублей (00 копеек)

Валера успокоил Айболита и тут же сполна расплатился за белку-бомжа, даже коньяк подарил, который остался от деревянной коробки.

Спустя неделю уколов, процедур и отличного питания, больная совсем поправилась и Валера выпустил ее на волю.

С тех пор, когда он на своей террасе садится пить чай, то всякий раз шурудит кедровыми орехами, вглядываясь в кроны деревьев  и маленькая, рыжая соседка по даче, не заставляет себя долго ждать.
Белочка появляется с неожиданной стороны, беззвучно запрыгивает на стол и довольный Валера закуривает трубку. Гостья морщится, крутит носиком, но из приличия не уходит, а терпеливо ждет, когда, наконец, сменится ветер.

Конец…




ПЕРВЫЙ ЗВОНОЧЕК
storyofgrubas
Васины проблемы со здоровьем начались с Нового года, ровнехонько первого января.
Ну, не то что бы проблемы и не столько со здоровьем, скорее первый звоночек (в буквальном смысле слова), но бедолага перепугался не на шутку, ведь его отец даже до пятидесяти не дожил, умер от инфаркта, а у Васи и профессия отцовская – телеоператор.
Я успокаивал его как мог, говорил, что это просто переутомление, вот закончим проект, поедешь к себе в деревню, натаскаешь дров, нарубишь воды, подоишь поросят, и звоночки, как рукой…
Он только снисходительно смотрел на меня своим смертельно-больным взглядом, как столетний старик смотрит на детей в песочнице и отвечал:
- Поросята не помогут, тут нужно что-то радикальное. Вот только знать бы что? А подыхать в тридцать девять, ох как неохота…

Вся Васина беда состояла всего лишь в легком перезвоне волшебных колокольчиков, звучащих прямо в его голове.
Симптом казалось бы не смертельный и даже легкомысленный, но представьте, что каждый Божий день, время от времени, у вас в голове вдруг начинают тренькать серебряные колокольчики. Это же с ума можно сойти.
По началу Васе никто не верил, даже жена, потом забеспокоилась и она. Сразу после Новогодних каникул пошли сдаваться в дорогущий кардиологический центр, ведь звон в ушах – это первый признак сердечных сбоев, реанимации, похоронного агента, кремации, траурных речей и наконец – полного забвения…
Доктора проверили Васю на все деньги, как космонавта, но ничего кроме алопеции так и не обнаружили, даже психиатр сказал, что колокольчики в голове – это не так-то и плохо, вот когда начнутся голоса – милости прошу ко мне, а пока: прогулки, никаких переживаний и пустырничек перед сном…
Поход в церковь тоже не сильно помог.
В один прекрасный день, жена наконец уговорила отчаявшегося беднягу, сгребла его в охапку вместе с колокольчиками и повезла к институтской подруге, которая слыла очень серьезным экстрасенсом.
Подруга быстро вникла в ситуацию и без очереди, практически за копейки обнаружила у Васи родовое проклятие и, кстати, почти точно угадала судьбу его отца. В результате проклятие было полностью локализовано и снято всего за три изматывающих сеанса.
Вот только колокольчики так никуда и не делись…
Так Вася с ними и жил.
В тишине дома, или в грохоте метро, звоночки не проявлялись, но как только бедняга выходил на улицу, они каждый раз неумолимо возникали в его буйной головушке: «дзинь», «тыньк», «бзынь», как будто малюсенькие гномики шалили с хрустальными висюльками…

Наступила весна и случилось чудо – звоночки пропали. Совсем пропали. Почему? Не понятно, то ли чистка кармы наконец подействовала, то ли тайная болезнь прошла сама собой, а может просто весна принесла с собой надежду на новую жизнь.
Вася не мог поверить своему счастью, вначале он даже дышать боялся и старался не делать резких движений, но со временем совсем обнаглел, а звуки в голове так больше и не появились. Много ли человеку нужно для счастья?

P.S.


Позавчера Васина жена затеяла генеральную уборку и поручила супругу собрать все зимние вещи, упаковать их в вакуумные пакеты и спрятать на антресоли.
Вася разложился на полу и принялся за работу. Дошла очередь до его любимого дорогущего кожаного пуховика, который подарила жена на Новый год. Стал Василий аккуратно его сворачивать и вдруг звон опять вернулся в голову. Перепугался сердешный, потом присмотрелся к куртке, пошевелил тяжеленькую, металлическую блямбу на капюшоне, а та вдруг еле слышно отозвалась: «дзинь», «тыньк», «бзынь»…




ДЕТСКИЕ ШАЛОСТИ
storyofgrubas
Сегодня заглянул к маме в гости, перепробовал все сорта варенья и заодно спросил совета по воспитанию своего восьмилетнего хитрована. Он в последнее время, с покерным лицом начал виртуозно не то чтобы врать, но несколько недоговаривать:
- Что ты сегодня получил?
Сынок как бы вспоминая:
- Так, так. У нас было пять уроков… так, математика вроде бы нет, русский тоже вряд ли, английский под вопросом… Ты знаешь, папа, я даже и не вспомню были ли вообще у меня сегодня какие-нибудь оценки…
- Ну, так неси дневник, мы сейчас и посмотрим.
- А, вот сейчас, когда ты сказал слово – «дневник», я сразу отчетливо вспомнил – точно, была, была одна оценочка по английскому, но тебе она вряд ли понравится. Да если честно, то я и сам никак не ожидал ее получить… Просто удар ниже пояса какой-то…

Мама дала простой и понятный совет:
- Все дети от природы врунишки. Им проще соврать, чем честно признаться и тут же схлопотать за свою правду. Это замкнутый круг, ведь за плохие поступочки ты не будешь все время его хвалить, только потому, что он все честно выложил…? Учи его, как я учила тебя: – «если это какая-нибудь ерунда типа разбитой чашки или порванной рубашки, то ладно, скрывай если сможешь и пусть это будет на твоей перепуганной совести, но если это что-то важное и касается жизни и здоровья, то будь добр признайся. Тут уже не до наказания, полная амнистия, лишь бы беду предотвратить…»

Это был толковый совет и я, даже, вспомнил, что со мной он вполне себе работал.
Но на обратном пути домой, в моей памяти всплыли два эпизода его работы и я понял, что педагогика, еще менее точная наука, чем уфология и в ней ничего не понимают ни наши родители, ни мы и так же мало в ней будут понимать наши хитрющие детишки…

Эпизод первый.
-------------------------
В котором речь пойдет о жизни и здоровье.
Мы всей семьей отдыхали в старинном реставрируемом монастыре, затерянном среди Карпатских гор.
Мне одиннадцать лет и я как взрослый и очень ответственный человек, был послан выгулять полугодовалую сестру.
Дело привычное, быстро качу по живописной лесной тропинке, огромную коляску и представляю себя водителем автобуса. Даже остановки объявляю. Но вдруг автобус как-то кидануло, дергануло и, несмотря на все мои усилия, коляска стала заваливаться набок…
Авария, падение и белый спеленутый комышек выкатился в мокрую, холодную траву. Маленькая пассажирка нагло орала лежа лицом вниз.
Меня обуял дикий ужас. Родители далеко, врач еще дальше, городского телефона нет, а ближайший мобильник был тогда только у Михаила Андреевича. Но и это не вариант, потому, что Михаил Андреевич жил гораздо дальше ближайшей больницы, да и работал членом политбюро…
Делать нечего, нужно было срочно спасать сестру от неминуемой гибели. Падение и все такое…
Я быстро забросил ее как дыню-торпеду обратно в коляску и уже в виде скорой помощи, что было сил, помчал обратно к монастырю. Вместо сирены лес оглашался сиплым младенческим воем…
Когда рано или поздно, не без приключений, мы наконец добежали до мамы, я четко понимал, что речь идет о здоровье и жизни, поэтому решил рассказать все как есть без утайки, все равно не накажут…
Хотя сейчас то я понимаю, что мама вполне обошлась бы тогда без некоторых подробностей наших с сестрой приключений.
Мать схватила в руки дочку, с прилипшими как к огромному грибу сосновыми иголками и услышала от меня вот такой вот леденящий душу рассказ:
- Мама, ты не волнуйся, но у меня не доходя до речки перевернулась коляска и Нина выпала в траву. Я тут же положил ее обратно и побежал к тебе, но я так быстро бежал, что споткнулся, и… коляска опять перевернулась, а Нина закатилась прямо под какие-то дрова… Встал. Поднял коляску, вложил ребенка и побежал еще быстрее…и…и на повороте мы снова с ней перевернулись. В муравейник. А пока я ее поднимал и боролся с муравьями, то случайно слегка наступил на нее. Потом побежал дальше. По дороге она вроде бы успокоилась и смотри – улыбается даже…


Странно, что обошлось тогда без инфаркта.

Эпизод второй
______________
В котором речь пойдет о совсем мелком, копеечном хулиганстве, которое я имел полное право благополучно утаить, потому как самостоятельно устранил все последствия своими силами и средствами.
Жаль, что сознался о нем, только через много - много лет…
Мне было около восьми и на этот раз я был послан в магазин за разливным молоком. Отстоял очередь, купил и вернулся с бидоном домой. Родители на работе, так что в мою задачу входило еще и вскипятить его. Перелил в кастрюлю, включил конфорку, сижу, жду, когда молоко уже закипит, чтобы спокойно уйти гулять.
Наконец поднялась белая шапка и я не прозевал - виртуозно выключил в нужную долю секунды. Мастерство не пропьешь…
Но, к сожалению я был пытливым пацанчиком и зачем-то решил узнать температуру вскипевшего молока. Нашел медицинский градусник и сунул в кастрюлю. В ту же секунду раздался какой-то тихий «цыньк». Присмотрелся, а ртути в термометре че-то нету, да и стеклянный кончик отсутствует.
Кошмар! Я попал на целых сорок копеек!
Аккуратно перелил молоко обратно в бидон, а маленький блестящий шарик и стекляшки со дна кастрюли, высыпал в раковину. Ртутное молоко было, как обычное и по вкусу никак ртутью не отдавало. Повезло, а то бы попал еще на целых шестьдесят копеек для покупки нового. А так - сбегал в аптеку за градусником и все шито-крыто. Молоко – как молоко.
…Вечером всей семьей захоронили в себя…


БАБУШКА ПОЛЯ
storyofgrubas
Моя бабушка Поля была деревенской волшебницей. Звучит это как-то по-дурацки, и я бы на вашем месте мне не поверил. Я первый не поверил бы в такую чушь, если бы это касалось не моей семьи.
Когда в 20-е годы по дворам ходили пионеры и всех по списку обучали читать, Поле уже взрослой женщине, проще было откупиться мешком муки от голоногих засранцев, чтоб не мучили ее, а поставили галочку о проделанной работе. Представьте, если бы власть обязала все взрослое население обучиться нотной грамоте (вроде полезно, но напрягает...), бабушка так никогда и не научилась ни писать ни читать.
Когда умер дедушка Петя, письма за бабушку стала писать ее соседка – старая киргизка.
Этот почерк мы и воспринимали много лет как бабушкин.
Вообразите себе наше состояние, когда мы получили письмо в котором бабушка «своим» детским почерком рассказала нам, что умерла и ее хоронили всей деревней...
Но это было целиком в ее стиле.
Когда у кого-то заболевала корова, и ветеринар говорил: «Скорее режьте, пока не сдохла, хозяева видели, что дела у их коровы и вправду ни к черту: три дня не ест и уже не встает. Придется идти на поклон к Поле.
Бабушка брала мою маленькую маму и шла лечить. Лечение незамысловатое: все выгонялись из коровника (кроме мамы) бабушка пять минут что-то шептала больной на ухо, умывала ей морду водой и уходила.
На следующий же день корова выздоравливала и начинала давать молоко.
Плата за лечение была стандартная: месяц хозяйка приносила по три литра молока в день.
У Поли никогда не было коровы, зато молоко было всегда. Еще и соседям хватало.
Бабушке ничего не стоило тремя словами прекратить рост волос подмышками у пятнадцатилетней девушки, чтоб та больше никогда в жизни не тратилась на тупые советские лезвия (волосы подмышками никогда больше не росли).
Как-то моя мама в глубоком детстве, стала свидетельницей разговора бабушек на лавочке.
Они обсуждали, как и что было на этом месте раньше:
- Раньше до клуба, тут был базар. Он заканчивался вооот теми деревьями. И этих домов тоже не было.
- А я помню еще до базара, тут был конезавод. Мой отец на нем работал до самой смерти до 1895-го года.
Моя бабушка помалкивала, да вдруг не выдержала:
- А на месте этого пустыря, рос огромный дуб, рядом колодец, а чуть дальше стояла церковь.
Все старушки загалдели:
- Поля ты что-то путаешь. Не было никакой церкви. Да и откуда тебе знать? Ты тут самая молодая, при том приехала только после войны из Оренбурга…
Тут обрела дар речи старейшая из бабушек - девяностолетняя соседка:
- Поля, а ведь и правда тут был и колодец и церковь и дерево. Только дуб я уже не застала, его спалила молния, когда мне было лет десять...
Все уставились на мою бабушку.
Бабушка Поля:
- Ой, заболталась я тут с вами, а мне еще хлеб печь. Валька, айда домой .
Когда женился и через полгода развелся мой старший брат, а женился он из хулиганских побуждений – в 19 лет, для чего же еще женятся? Мы сдуру написали бабуле о его свадьбе, а когда брат развелся, не хотели огорчать старушку: развелся мол, распалась семья, для стариков-то брак это серьезно. И вот бабушка в письмах всех нас целовала, в том числе продолжала целовать и уже бывшую жену брата-Милу.
Как-то он решил слетать к бабушке в Киргизию. Невероятными усилиями нашел в серванте свое обручальное кольцо, чтоб поддержать легенду и полетел.
Бабушка обняла его на пороге дома, расцеловала, потом посмотрела внимательно на его лицо и сказала:
- А чего же ты внучек не написал мне что еще десять лет назад развелся? Не хорошо обманывать бабушку, если б я тебя не увидела, так бы и не узнала...
Дедушка Петя мне рассказывал:
«Когда началась война и всех мужиков забирали на фронт, бабушкины подруги провожая мужей, рыдали навзрыд, только наша не рыдала по мне. Всем говорила:
-А чего я буду зря рыдать, мой то Петр вернется, хоть израненный весь, но с ногами и руками. Я уж постараюсь. Она подходила на проводах к некоторым соседкам и по большому секрету шепотом говорила:
- А ну перестань дура голосить и убиваться, твой вернется!
Не ошиблась ни разу...

Лет десять назад я и о себе узнал кое-что смешное нескучное:
Когда мне было полгода отроду, мама подвела нас с двухлетним братом к бабушке и сказала:
- Мама, я постоянно думаю и переживаю. Смотрю - спиваются все мужики вокруг. То один под забором валяется, то другой от пьянки помер. А ведь они были такими же славными малышами как вот наши. Что бы придумать мама?
На следующий день Бабушка Поля сказала:
- Я обо всем позаботилась: старшенький сможет чуть-чуть выпить когда вырастет и ему это не сколь не повредит, а вот маленькому, лучше и не начинать. От греха подальше...

Я никогда не считался «ботаником», Был в детстве городским хулиганом в закатанных кирзах. Дрался «улица» на «улицу». Служил в армии, всегда был в исключительно пьющих коллективах. Про телевидение вообще умолчу, короче, куда меня только не швыряло, но в свои 43 года, я так ни разу в жизни и не попробовал ничего спиртного.
Спасибо тебе бабушка Поля...