?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

ОДИНОЧЕСТВО
storyofgrubas
«Два одессита разглядывают афишу.
- Рабинович, Вы посмотрите, к нам с лекциями приезжает создатель теории относительности – сам Альберт Эйнштейн!
- Да? И шо у него за теория?
- Если в двух словах, то – час, проведенный с любимой женщиной, может показаться одним мгновением, а мгновение, проведенное голым задом на горячей сковородке, покажется вам целым часом…
- И шо, Ваш Эйнштейн, собирается удивить Одессу этой хохмой…?»



Мой институтский приятель, Арам, однажды на целых две недели и четыре дня, стал самым несчастным человеком во всей вселенной.
Самым несчастным, потому что безумно одиноким. Он был последним человеком на земле.
Врагу не пожелаешь…

Девятнадцатилетний Арам – профессиональный музыкант, скрипач, как-то в кои веки прилетел из Питера навестить свою бабушку.
Старушка была счастлива увидеть любимого внука и утром, чуть свет, побежала на базар за вкусностями, а по пути -  за родственниками, чтобы позвать в гости и поделиться радостью.
Внука будить не стала, пусть ребенок выспится с дороги. Наконец Арамчик проснулся в пустой квартире, проделал ежедневную утреннюю зарядку в виде игры на скрипке (с которой никогда не расставался) и перешел к водным процедурам.
Наполнил ванну, набултыхал высокую пену и влез с недочитанной книжкой, чтобы, не спеша покайфовать и погреться.
Хорошо в гостях у бабушки…
Вдруг, как это всегда бывает – очень не к месту, наступил конец света.
Причем – конец во всех смыслах.
Погас свет и тут же сверху с грохотом упал потолок…
Некоторое время Арам все еще продолжал сидеть в воде, держа перед собой открытую книгу.
Со временем пришел в себя и понял, что потолок, хоть и рухнул, но не до конца, иначе, было бы некому это понимать…?
Пощупал, оказалось – правда, потолок дошел до пола только с одной стороны, даже ванну подвинул, оторвав с корнем от труб.
Теперь ванная комната стала втрое меньше и с косым потолком.

Неизвестно по каким признакам, но несчастный Арамчик понял, что – это не сон и не ядерная война, просто весь мир взял и ушел под землю.
Все, человечество кончилось. Все кроме него уже умерли.
Но, почему же смерть не приходит за ним – несчастным голым человеком, сидящим глубоко под землей в кромешней тьме, в остывающей ванне…?
И тут до него дошло – а ведь первым человеком на земле был Адам и последним видимо должен стать он – Арам.
Легче от такой догадки не стало.
Вода совсем остыла, наверное, потому, что последним временем года, перед концом света, была зима.
Обогнул головой потолок, нащупал и выдернул пробку.
Вода быстро отступала от замерзшего тела, журча где-то на полу, когда ее оставалось по щиколотки, Арамчик, вдруг опомнился, перепугался и быстро воткнул пробку назад.
Хоть  и неизвестно, где тут верх и низ и что будет дальше, но ведь он осколок старого мира, а в старом мире, без воды никак…
Попробовал вылезти из ванны – получилось, но пришлось стоять согнувшись, повторяя телом новые контуры стен и потолка.
Каждый когда-нибудь умрет, но все мы в глубине души мечтаем умереть в своей постели в возрасте ста двух лет, окруженные безутешными внуками и правнуками, большинство из которых – президенты самых могучих стран мира…
Да, и самое главное – мы должны не просто банально умереть, а обязательно спасая мир, пусть и лежа в постели…

Но как же тоскливо подыхать в темноте и в полном одиночестве.
Чтобы как-то занять время, Арам решил его считать.
Нащупал корзину для белья, насобирал зубных щеток, тюбиков, пузыречков, кусков мыла, всего, до чего смог дотянуться.
В своей книжке отсчитал ровно 60 листов, остальные аккуратно выдрал.
И время пошло.
Каждую минуту Арам переворачивал страницу, когда минуты складывались в час, бросал в корзину для белья зубную щетку или тюбик, когда проходили сутки, пересчитывал предметы, вынимал их обратно и в сухом углу складывал кусок мыла – день прошел.
В первые три дня есть совсем не хотелось, но на пятые сутки конца света, голод стал невыносимым.
Пробовал есть мыло и пасту. Не получилось. Хорошо, хоть вода еще оставалась.
Так изо дня в день, чтобы не думать о будущем и не сойти сума, последний человек, превратился в пока еще живые часы. Вспоминал ушедший мир и машинально отсчитывал страницы-минуты.
Спал мало и тревожно, неожиданно просыпаясь от кошмаров и холода.
Целыми днями играл на воображаемой скрипке (не забывая перелистывать в книжке минуты)
В конце первой недели бедняга сильно простудился и заболел, чуть концы не отдал, но спустя три дня, каким-то чудом пошел на поправку и почти совсем выздоровел.

Через две недели, а точнее через 15 дней и 7 часов, в ванне закончилась грязная, мыльная, но такая желанная вода.
Наконец-то и к нему, в центр земли пришла смерть…
Прошло еще двое суток и Арам услышал какой-то гул.

С этого момента последний человек уже не мог быть живыми часами, ведь развязка стала так близка.
Гул все нарастал, вдруг комнатка озарилась ярким светом. Может, на самом деле, света было не больше, чем от стрелки компаса, но после трех недель абсолютной темноты, и от него можно было ослепнуть.
За стеной послышалась английская речь и Арам, от счастья мысленно подпрыгнул до своего низенького потолка…
Значит – это не конец света, а всего лишь ядерная война с Америкой…
А когда сквозь потолок влезла маленькая пахнущая псиной собачка, это стало самым счастливым событием во всей его прошлой и будущей жизни…
Рано или поздно, Арам, абсолютно голый, все еще щурясь на свет Божий, вылез из под обломков бабушкиной пятиэтажки, увидел удивленных НАТО-вских солдат, поднял руки и громко закричал на ломанном английском:
- Не стреляйте, я сдаюсь!

«Американская военщина» оказалась иностранными спасателями, прилетевшими в Спитак, чтобы помочь в поиске живых.

Вскоре, за чудом уцелевшим Арамом, примчались родители и без скрипки, зато с бабушкой, забрали обратно в Питер.
____________________________________

Но вернемся к старику Эйнштейну.
Оказалось, что живые часы Арама, чуточку спешили.
На самом деле, в своей гробнице он пробыл не две недели и четыре дня, а… всего лишь 29 часов…





ВОЛШЕБНАЯ ДУДОЧКА
storyofgrubas
...Что хранишь ты, то пропало, то, что отдал, — то твоё
(Шота Руставели)


Таксист врубил музон и похвастался:
- Вез я недавно иностранца с русской теткой, заплатили хорошо, не обидели, а при выходе он подарил мне вот эту кассету и даже расписался. Видишь – морда на картинке? Это он.

…Я ехал и мечтал, чтобы мы попали в дикую пробку, или пробили колесо, тогда бы я подсобил водиле возится с запаской, зато в это время смог бы слушать эту удивительную музыку.
Но в девяностом, да еще и ночью, никаких пробок в Питере не наблюдалось и мы вскоре тормознули у палисадника моей общаги. Я расплатился. Набрал воздуха и все же решился на абсолютную наглость – попросил переписать этот дурманящий музон. Ну не смог уйти от него просто так. Таксист покочевряжился и к счастью все-таки соблазнился крепким чаем и туалетом…
Я моментально выцепил у спящих соседей двухкассетник и не снимая шапки принялся перегонять магнетическую музыку. Жаль, что пришлось на быстрой скорости – время – деньги.
К несказанному огорчению, посреди последней песни закончилась моя кассета, но делать было нечего, поблагодарил водилу и попрощался.
   С той ночи, изо дня в день с утра до вечера мы гоняли с другом Андрюхой нашу волшебную дудочку.
Приходя домой из института, первым делом включали свет, а вторым врубали загадочный музон и только потом разувались и мыли руки…
Удивительно, но он никогда нам не надоедал и каждый кто его случайно слышал - примерзал надолго. Наркоманский какой-то музончик…
Спустя пару месяцев, как-то вечером в дверь постучали, на пороге стоял тот самый таксист с бутылкой вина:
- Здорово мужики, пол общаги перебудил, пока вас нашел. Не сочтите меня за идиота, но не осталось ли у вас случайно той записи с кассеты? Мою сегодня клиент-сученышь, на заправке спер. А без нее я уже и не могу, привык. Хорошо, что тогда дал вам перекатать.

Естественно, мы его вполне поняли (сами были такими же идиотами)  и уже через минуту началась перезапись.
Я говорю:
- Очень кстати ты прибежал на ловца. Мы уже  все головы сломали, не можем понять - кто же это поет?
Таксист:
- Да в том-то и дело, если бы я запомнил кто, то и без вас бы нашел, а так, черт его знает, то ли Дан, то ли Ван. Не помню, хоть убейте.

Мы тепло попрощались и уже навсегда.

Жаль, что я не догадался записать номер его машины…Но кто же знал…?

А та музыка была всегда при мне в маленьком кассетном плеере. Не знаю, как сейчас, но тогда не было ни одного человека, которому бы она не понравилась. Даже когда я ездил к друзьям в Кировскую область, старый татарин - привокзальный бомбила на москвиче, спросил по дороге:
- Че ты там все время слушаешь? Музуку, или язык какой учишь?

Я врубил в авто-магнитолу и даже его проперла волшебная дудочка:
- Ух ты! Больно душевно поет. Айда поедем к моей сестре, у нее два магнитофона же есть? Я запишу быстренько, потом тебя завезу.
Поехали, переписали, хоть и потратили на это полтора часа моего времени, но татарин деньги за проезд все-таки взял.
Ну да ладно, в маленьких городках у времени другая цена. К тому же, как оказалось потом - за все нужно платить.

А вскоре случилось страшное – я вытряхнул на Невском проспекте свою драгоценную кассету из нечаянно открывшегося плеера. Долго ходил взад-вперед проклиная себя, но конечно так и не нашел.
    Даже с другом смертельно разругался до конца жизни, на три дня...
Делать нечего, нужно искать концы. Таксист отпадает и тут я с ужасом понял, что все кому я давал переписать этот наркоманский музон, разъехались по разным городам и странам, а самое главное – имени того загадочного певца - иностранца я не знаю даже приблизительно.
Попробовал, конечно, поспрашивать у ларечников - «Дана» или «Вана», но все безуспешно.
Шли годы и не было дня, когда бы я не вспоминал ту загадочную наркоманскую музыку. Скупил сотни дисков разных исполнителей отдаленно похожих по голосу и стилю. Не помогало… Я чувствовал себя толстовским львом из зоопарка у которого умерла любимая собачка…
Но самое удивительное, что с тех пор, я ни по радио, ни в телевизоре, ни случайно, ни специально, не слышал ни одной ноты из той кассеты. Ни разу! Это было очень странно, ведь музон и вправду неплох.

Уже после института, когда мы перезванивались с моим другом Андрюхой, нашими первыми словами всегда были:
- Ну, ты нашел? Здорово, как дочки?
- Я нет, а ты? Привет, как сам?
В конце разговора мы подтверждали друг другу, что не сумасшедшие и та наша музыка нам не приснилась, а действительно существовала в природе…

Но как можно найти то у чего нет ни голоса ни имени?
_______________________________________________

…За всеми этими заботами и к счастью, не только этими, прошло двадцать лет…


И вот меня по долгу службы занесло на съемку в маленький городок Кировской области. Вышли с оператором из поезда, уселись в шикарную десятку с шашечками. Едем.
  Водила – пацан лет девятнадцати, на полной дребезжащей громкости слушал блатняк, про то, что «он» сел из-за нее, а «она» - скотобаза, его разлюбила, позабыла, да еще и вышла замуж, за какого-то неприятного человека…

Водила, стремясь поддержать светскую беседу, принялся перекрикивать  рык из своих колонок:
- А Вы из Москвы-то?
- Да.
- Ну и что там у вас нового? Какие движения? Мы с братишкой скоро туда поедем.
- Да все по старому, вот только с 15-го июня, в Москве все перестали слушать блатняк…
- А че, запретили!?
- Да нет, просто сами задолбались…

Пацанчик нехотя выключил, стало тихо и приятно.
Не глядя на дорогу, он покопался в бардачке, вынул серенький диск с надписью «зарубежка-Москва» и сказал:

- Вам должно это понравиться.

А через секунду мир перевернулся и наполнился звуками моей волшебной дудочки…
Моей, потому, что последняя песня обрывалась в том самом месте.
Я записал пять минут на диктофон и нехотя попрощался, передав привет  отцу и тетке  пацанчика…

Кое-как я дожил обратно до Москвы. С Казанского вокзала сразу помчался на «Горбушку», собрал там консилиум из знакомых монстров рока и уже вечером позвонил другу Андрюхе и сказал:
- Ты будешь смеяться, но я нашел! Зовут его Майкл ван Дайк. Привет…



THE FOOL ON THE HILL - (ДУРАК НА ХОЛМЕ)
storyofgrubas
Одним теплым летним днем, мой друг детства Валера ехал на встречу: пафосным разговорам, сложным согласованиям с подрядчиками, ухищрениям, головоломкам и усталости. Одним словом, не смотря на выходной день, ехал на обычную рутинную работу в свою маленькую фирмочку. Это сейчас он важный, пузатый, красивый, в дорогом костюмчике и на хорошей машине, а когда-то давно он был дерзким, голодным и поджарым. Занимался фарцовкой, прятал в подвале ТТ, «ломал» чеки под «Березками» и «Каштанами», ну и куда же без этого – посидел в тюрьме голубчик...

Раздался телефонный звонок – это был Валерин дядя Витя - мировой мужик, он нас лет тридцать назад плотно подсадил на Битлов, что было не очень типично, для двоих львовских уличных шалопаев нашего поколения.
Звонок дяди Вити подействовал на Валеру, как звук походной трубы на полковую лошадь...
Валера, не задумываясь, развернул машину и поехал в противоположном от работы направлении. Припарковался, вытащил из багажника давно прижившуюся там огромную стопку старых журналов, которые выкинуть жалко, а отвезти на дачу некогда. С брикетом журналов на спине, Валера завернул в аптеку и смущаясь купил мальчиковую больничную утку и пачку аскорбинок. Вскорости мой друг уже добрался до Площади Рынок, там было пока спокойно.
Вдумчиво походил по булыжной мостовой, просчитывая все за и против, наконец он определился с местом и вокруг себя аскорбинкой начертил небольшой круг внутри которого написал: «Валера», прижал нарисованный круг толстой кипой журналов и уселся сверху.
А чтобы избежать немедленного краха своей фирмы оставшийся без начальника, яростно бросился названивать в разные места, даже летучку провел как обычно. Через пару часов к нему на площадь прибежала секретарша, чтобы получить неотложные подписи у сидящего на журналах шефа.
Прошел еще час, на мостовой вокруг Валеры появилось уже немало других «Валер» и все они, еще утром абсолютно незнакомые, болтали теперь как старинные друзья, обмениваясь номерами телефонов и понимая друг друга с полуслова.
Сквозь стремительно сгущающуюся толпу новых «Валер», еле протиснулся разносчик пиццы и пива, после чего сидеть на твердых журналах стало значительно веселее.
Утка, кстати тоже пригодилась и не раз...
Толпа «Валер» все прибывала, но там, далеко с краю, были уже запоздалые, не истинные «Валеры». Суррогат...
Шел седьмой час сидения под открытым небом и часы показали – пора, настало время. Наконец куча журналов приступила к своей второй и главной роли, Валера встал на них и оказался на полголовы выше остальных «Валер».
Вся старинная площадь была забита людьми, но это была уже не бурлящая, а туго сбитая и четко подогнанная толпа, как огромный туркменский ковер. Даже дышать приходилось по очереди.
Включился гигантский как парус экран, в домах задребезжали окна и из Киева загрохотала прямая трансляция исторического концерта «САМОГО», «ОН» был сейчас так удивительно близко отсюда, всего в каких-то 465-ти километрах...
И Валерины счастливые полголовы, торчащие из толпы в первых рядах, забыв о дикой усталости, с восторгом подпевали грустному сэру Полу Маккартни:
- The fool on the hill...


АРТЕМ КРЕСТОВСКИЙ
storyofgrubas
Ехал я с администратором Артемом смотреть правильное место для предстоящей съемки. Он за рулем. В городе Железнодорожном мы слегка заплутали и решили незаметно развернуться через две сплошные.
Разумеется, у нас получилось только развернуться, а незаметно - нет...
Тормозят и подбегают сразу двое (как будто заранее не смогли поделить шкуру не развернувшегося медведя...)
Внезапно Артем потянулся к бардачку, открыл, из кучи одинаковых компакт дисков схватил два и говорит мне:
-Я сейчас, только молчи и постарайся не заржать...
Вышел на встречу ментам и улыбаясь как старым знакомым:
- Здорово мужики, простите нарушил, на концерт опаздываю. А вы меня походу даже не узнали!? Кручусь как белка в колесе: гастроли, записи новых песен, репетиции и снова гастроли, вот и стал не такой как в телевизоре. Давайте я Вам подарю по своему новому диску и разойдемся добрыми друзьями...
Артем вытащил маркер и размашисто подписал: «АРТЕМ»
Гаишники заулыбались, «вспомнили», поблагодарили его, передали привет Гарику Кричевскому и пожелали нам счастливого пути...
Едем.
Я вытащил из бардачка диск. Сделан добротно, даже в целлофане. На картинке красуется сам Артем в кожаном пиджаке на голое тело, на груди огромный золотой крест, а из-под кепки - пидороватый взгляд с поволокой. Посредине надпись: «АРТЕМ КРЕСТОВСКИЙ – ЖИВОЙ КОНЦЕРТ»
Спрашиваю:
- А если они включат диск и поймут, что ты ни хрена не Крестовский?
- Как они поймут? Я ведь подошел к вопросу творчески: записал туда десять самых блатных и малоизвестных песен типа: «сижу на нарах и верю, что ждешь, а ты стерва, ни хрена меня не ждешь...» и так далее, все по чесноку – напел под караоке - живой концерт.
За много лет еще ни разу меня не штрафанули... Еще бы - видишь какой я на диске брутальный.
Один правда - тормознул, узнал, но отпустил, видимо из жалости к моим творческим потугам...

Кстати опять нужно новых нарезать, кончаются уже...