Category: отношения

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ

Есть у меня институтский   приятель Абдулла, на телевидение он так и не пошел, перебесился, вернулся к себе в Баку и стал нефтяником, как: прадед, дед и отец.
Женился, родил двоих детей  и вот, сегодня, спустя  двадцать пять лет мы встретились.
Абдулла приехал на какой-то важный нефтяной симпозиум, а заодно, привез  свою красавицу жену – Ольгу, погулять по Москве.
Мы сидели у меня дома, Абдулла попивал  принесенный азербайджанский коньяк, а мы с Ольгой чай с вареньем.  Абдулла и Ольга познакомились в самолете, места оказались рядом. Судьба, и все  такое, отношения были высокими, но развивались очень стремительно.
 Родители Абдуллы были крайне  против русской невестки, тем более, что и девушку сыну давно присмотрели, еще с третьего класса, да и Олины родители были не в восторге  от зятя мусульманина. Сейчас-то, спустя двадцать лет они все души друг в друге не чают, а тогда… короче маленькая семейная драма: крики, слезы и любовь.
И чтобы не затягивать процесс, а поставить родню перед фактом, влюбленные, уже через неделю после знакомства, дали взятку в ЗАГСе и только вдвоем, по-тихому расписались. Мало того, расписались и не заходя домой, с одной маленькой сумочкой отправились  на неделю в свадебное путешествие в Иран. Абдулла с детства мечтал побывать в Иране, но все никак не получалось, а тут как раз такой вдвойне счастливый случай подвернулся.
Заселились в гостиницу и в предвкушении своей первой брачной ночи, пошли гулять по городу.
Стояла дикая жара, Ольга захотела пить, да и Абдулла бы не отказался от холодненькой бутылочки пивка. Увидели маленький продуктовый магазинчик, Абдулла оставил Ольгу на лавочке под деревом, а сам забежал внутрь душного магазина.
Через минут двадцать, не меньше, вышел  очень задумчивый Абдулла и молча вручил жене    холодную бутылку лимонада.
Оля хотела возмутиться  - что ж так долго то?  Но, не стала, она подумала, что Абдулла из магазина позвонил домой и узнал очень плохие новости от родни. Но Абдулла только рукой махнул, сказав, что просто очень устал с дороги и хочет вернуться в гостиницу.
  Наступила ночь, их первая в жизни  ночь.
Абдулла  медленно разделся, лег в постель, накрылся одеялом, потушил настольную лампу, поцеловал молодую жену,  повернулся к стене,  сказал – «Спокойной ночи» и действительно уснул…
А вот Ольга  так и не уснула до утра.
Во  вторую ночь повторилось то же самое. В третью, впрочем, то же. На улицу Абдулла почти не выходил, только лежал в номере и смотрел телевизор.
Так и вернулись они обратно в Баку, без всяких брачных ночей.
Ольга, хоть и безумно  любила мужа, но никак не ожидала, что ее любимый Абдулла так распереживается на фоне семейных проблем, что окажется полнейшим импотентом. Ее мир рухнул вместе с надеждами на будущих детей.
Но, через недельку, «импотента» внезапно как подменили,  его импотенция улетучилась сама собой.
Только через год Абдулла открыл жене    печальный секрет их свадебного путешествия.
…Когда Ольга осталась на лавочке в тени деревьев, Абдулла вбежал в тот маленький  иранский магазинчик. Внутри,  на низком диване, сидело       человек пять мужчин, они  пили чай и разговаривали.
Абдулла попросил у продавца бутылочку пива и бутылку лимонада.
Мужчины перестали разговаривать, повисла странная тишина и один, самый пожилой  спросил:

- Сынок, а ты мусульманин?
- Да, конечно, я азербайджанец из Баку. А что?
- Ну, вот если бы ты был  обычным  туристом, русским, например, то мы бы тебе просто объяснили, что в нашей стране алкоголь не продается и не употребляется – это харам. А раз ты правоверный мусульманин, то и отнесемся мы к тебе, как к нашему брату мусульманину.

В тот же момент  толпа окружила Абдуллу, подхватила на руки, положила лицом вниз и прижала к ковру. Старший сказал:

- Сынок, если хочешь, можешь кричать, будет легче.

Но Абдулла кричать не стал, чтобы не услышала Ольга, сидящая на улице под деревом. Хотя кричать очень хотелось.
Так Абдула получил двадцать пять ударов деревянной палкой по голой заднице, ну и конечно же, в придачу бутылку холодного лимонада для жены, ведь -это все-таки  был магазин…

 

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

«Если шпага твоя коротка - удлини ее шагом вперед»
(Французская поговорка)


На съемке образовалась техническая пауза, переросшая в обед и наш бессменный директор Сергей, умчался ее решать.
Ко мне подошла удивительной красоты девушка и предложила пластиковый стакан с чаем. Мы разговорились, она как раз оказалась подругой Сергея, просто напросилась посмотреть как снимают кино.
Я, между делом, похвалил Сергея, рассказал, какой он предприимчивый и удивительно находчивый паренек. Иногда, я и сам завидую живости и изворотливости его ума. Он далеко пойдет, так что  вполне стоит держаться за эту гранитную стену.
Лариса (так ее звали) улыбнулась и ответила:

- Уж можете мне не рассказывать какой Сережа ушлый. Знаете, как мы с ним познакомились?
- Ну-ка, интересно.
- В прошлом году, летом, я вышла на свой собственный балкон полить цветы. Стою, поливаю, по сторонам не смотрю, а в это время, в наш двор въехал Сергей, он какой-то адрес искал, увидел меня и… А, хотя нет, я неправильно рассказываю. Представьте себе, сижу я дома, вдруг звонок в дверь. Открываю, на пороге стоит Сергей: все джинсы в какой-то пыли и грязи, в одной руке вертолет, а в другой огромный полукилограммовый помидор.

- Здрасьте, вам кого?
- Здравствуйте, а вблизи вы еще красивее. Пожалуйста, не пугайтесь моего непарадного вида, сейчас я вам все объясню. Дело в том, что я увидел с улицы, как вы поливаете цветы и сразу влюбился. Правда, правда. Сам от себя не ожидал. Если честно, то я хотел пойти на хитрость: запустить вот этот вертолет и, якобы случайно приземлить его на ваш балкон, а потом придти, попросить обратно, ну, и как-нибудь познакомиться. Вот только не очень получилось. Вместо второго этажа, вертолет зацепился и залетел на третий.
Там была какая-то бабуля, вертолет-то она отдала, но я увидел что она тягала огромный мешок с картошкой и   вызвался помочь дотащить его до подвала. Помог, но видите? Весь перепачкался. И все же уйти я не мог, а решил все вам честно рассказать, как есть. Вот, кстати, помидор мне бабушка дала за проделанную работу. Возьмите – это вам, должен быть вкусный, понюхайте как пахнет, наверное узбекский…

Я сказал:

- Красиво и очень романтично.

Лариса хихикнула и ответила:
- Еще как романтично, а вы знаете, что было самое романтичное? В тот день, когда он меня увидел на балконе, у Сережи в активе были только грязные штаны после какой-то съемки в лесу,  в багажнике поломанный вертолет без одного винта и огромный помидор. Но я была так ошарашена его напором, что только через неделю сообразила, что надо мной никакие старушки не проживают…

О ЛЮБВИ

Мой Папа стремительно умирал.
Я вырвался на пару дней из Питера и прилетел, чтобы успеть увидеться и попрощаться.
С трудом узнал  и то, только по глазам. На больничной койке сидел худой старик, даже не верилось что это мой могучий Папа и ему всего пятьдесят один…
Мы долго разговаривали о жизни, хотя оба понимали, что о смерти.
В те дни  Мама жила прямо там, в палате, рядом с Папой, ночевала на трех стульях, а днем ненадолго прибегала домой, чтобы помыться, сварить и обложить подушками  кашку и сразу  назад.
В палате Мама всегда была бодра, весела и легкомысленна, шутила даже. Беззвучно плакала только за дверью, когда в умывальнике мыла посуду.
С папиной работы послали сотрудницу с апельсинами, ей поручили проведать и узнать - как там Юрий Васильевич и насколько все у него серьезно?
Тетка вошла, поздоровалась и почти не выдала своего испуга, увидев изменившегося отца.
Через полторы минуты, она поднялась со стула, сказала: «Выздоравливайте, Юрий Васильевич», и попятилась к дверям.
Тут в палату вошла веселая Мама с помытой мисочкой в руках и лицо ее моментально нахмурилось. Мама уничтожающе сверкнула глазами на посетительницу и с металлом в голосе заговорила:
- А вы кто еще такая? Чего приперлась? Стоит жене на секунду выйти, как она тут как тут?! Что смотришь? Глаза твои бесстыжие! А ты чего там лежишь, улыбаешься? Я не посмотрю, что ты больной!  Я  тут кручусь - верчусь, ночи не сплю, а за моей спиной! Что это еще за фифа? Больной, больной, а, смотрю, не теряешься! Ты прекрасно знаешь - со мной шутки плохи.
А ты еще здесь? Давай отсюда, и чтобы духу твоего больше…

Испуганная тетенька, зачем-то извинилась и, не прощаясь, выскочила в коридор.
Папа улыбнулся одними губами и тихо сказал:

- Мамочка, ну ты что творишь? Это же Ольга из моего отдела.
- А мне хоть Ольга, хоть Галя, нечего их приваживать. По стенке  ходит, а туда же. Выпей вот лучше кефирчику, а я пойду предупрежу на вахте, чтобы ее больше сюда не пускали. Все.

Мама подскочила и решительно вышла из палаты.
Я никогда в жизни не видел сцен ревности в исполнении своих родителей и был, мягко говоря, поражен.
На всякий случай выскочил за Мамой в коридор, мало ли что она там натворит в таком состоянии.
В самом конце длинного коридора, Мама догнала растерянную Ольгу и сказала:

- Ради Бога простите меня, но вы должны понять… Передавайте там всем вашим привет и спасибо.
Оля, у меня к вам большая просьба, только не откажите: если сможете, придите к нему еще хотя бы раз. Пожалуйста. Ладно? Только я вас очень прошу, не оттягивайте. Лучше завтра…



РАЗГОВОР О СЧАСТЬЕ

Фойе кинотеатра.
В ожидании начала сеанса народ густо облепил мягкие красные диваны.
Напротив меня устроилась необычная парочка. Если бы они не целовались, то вполне сошли бы за мать с сыном. Ему не больше тридцати, а ей, скорей всего, под пятьдесят. И не то чтобы они целовались, нет, скорее, они целовались словами – шептали друг другу на ушко какие-то приятности, заставляющие улыбаться и искать глаза собеседника.
Черт его знает, ну, что он в ней нашел? Мужик видный, крупный, а она, она обычная увядающая тетка, ничего выдающегося, а судя по мелким деталям, даже и не миллионерша.
Но ведь как нежно он на нее смотрит. Бывает же.

Бабушка, сидящая рядом со мной, начала громко охать и картинно оглядываться по сторонам, чтобы привлечь внимание публики к этой душераздирающей картине. Не привлекла и предприняла единоличную атаку на странную влюбленную парочку:

- Фу, как не стыдно? Лет-то ведь уже не мало. На молоденького потянуло? Да?
А ты? Что, вокруг ни одной нормальной девушки не нашлось? Позорище! Она же тебе в матери годится!
Влюбленные переглянулись, хихикнули и женщина ответила:

- Был такой писатель - Короленко, так вот он сказал, что человек создан для счастья, как птица для полета. Для счастья, понимаете? Для счастья. А вот вам, сударыня, самой-то не обидно, что вы были созданы всего лишь для того, чтобы родиться, сделать нам замечание и умереть?

Старуха громко засопела, размышляя – как бы получше ответить, но тут открылись двери, всем стало не до нее и публика повалила в зал.
А я начал понимать – «что же он в ней нашел...»




ТЯЖЕЛЫЙ НАРОД…

Приятель Сергей, проживший в Германии лет двадцать, рассказывал о тамошних женщинах:
- Кого у меня только не было, с француженкой жил, с итальянкой жил, на польке, так и вообще, был женат.
Были у меня и шведки и англичанки и даже одна японка, а вот с самими немками как-то не заладилось, ни одной не было, уж очень они, как бы сказать, не русские…
Тяжелый народ.
Хотя, вру, однажды я все-таки попытался, завел роман с немкой, не понравилось, хватило меня ровно на два дня.
А дело было так:
Познакомились мы на чьем-то дне рождении. Ее звали Эммой.
Поговорили немного, понравились друг другу и под шумок вместе сбежали, пошли гулять по городу, а уже на следующий вечер Эмма предложила:
- Серьежа, у нас с тобой столько общих интересов, что мы могли бы попробовать жить вместе.
Я был не против и в тот же вечер оказался в ее постели.
Ночь прошла великолепно.
А в шесть часов утра она меня расталкивает и говорит:
- Серьежа! Серьежа! Вставай! Собирайся, тебе надо уходить.
Спросонья я не могу понять – зачем подрываться в такую рань? И говорю:
- Эмма, дорогая, куда спешить? Можно еще поспать пару часиков, сегодня же воскресенье, да и тебе на работу не идти.
Она сделала официальное лицо и сказала:
- Нет, на работу мне не идти, но у меня накопилось много разных дел по дому и я хочу побыть одна. Серьежа, если ты в течение пяти минут не встанешь и не покинешь мою квартиру, то я позвоню в полицию!
Меня, как током ударило. Естественно - я подпрыгнул, за сорок секунд оделся и кинулся к дверям, Эмма пошла меня провожать, а на пороге и говорит:
- Серьежа, в котором часу тебя вечером ждать? Я вкусный капустный суп  сварю…



НЮАНСЫ

Каждая, совсем простенькая жизненная ситуация, если ее хорошенько рассмотреть под микроскопом, не так уж и проста. И это очень хорошо, иначе бы нашего опыта, приобретенного в первый день жизни, с лихвой хватило бы до глубокой старости. Дни были бы неотличимы друг от друга и мы точно знали бы – что хорошо, а что не очень. Скукотища…
К счастью, на свете существует семь миллиардов правд и никто не знает - чья главнее?
Не верите? Тогда вот вам простая история двух сестер – москвичек, которую рассказал мне старый, мудрый человек - бывший  КГБист Юрий Тарасович.

  Итак, жили-были две сестры, младшей -  Юле тогда было девятнадцать и училась она в МГУ, почти сама поступила, очень умная девочка, отличница. Старшей – Валентине, чуть за двадцать, но она к тому времени уже успела закончить институт, выйти замуж и даже родить двоих детей.
А вот к Юле, только-только  пришла ее первая, настоящая любовь.
Он учился на курс старше и был простым кубинским парнем. Дело молодое и поэтому оно неминуемо шло к бракосочетанию, даже заявление уже подали и вся общага начала потихоньку готовится к скромной, международной,  студенческой свадьбе.
Первой узнала мама, она кое-как пришла в себя и сразу  во все колокола кинулась вызванивать старшую дочь, которая жила за тысячу километров от Москвы.
Через сутки прилетела Валентина, и тут же с порога, вместе с мамой, бросилась на колени перед младшей сестренкой:
- Дурочка, ну зачем тебе какой-то кубинец, ты еще найдешь отличного русского парня. Юленька, подумай, подожди, может это не настоящая любовь, а так, баловство. Ты молодая, красивая, ну, почему сразу замуж? Не губи. Поживите пока без росписи, у него же в запасе целый год, сто раз еще разбежитесь.
Но Юля была непреклонна, она подняла маму и сестру с колен и веско парировала:
- И слушать ничего не хочу, Валя, может ты и не заметила, но я уже взрослая девочка и сама могу решать - когда и за кого мне выходить замуж. Вы вот, тоже, со своим мужем через месяц знакомства поженились и ничего, живете дружно, детей растите, вот и моему счастью не мешайте.
Все решено, даже не уговаривайте, мы поженимся и уедем на Кубу…
Вечером позвонил Валин муж - Виктор, попросил к телефону Юлю и сказал:
- Дело, конечно, твое, я тебе не указ, твои дела - это твои дела, мои - это мои, ты можешь выйти замуж хоть за японца, хоть за монгола, но лучше еще раз все взвесь, послушай старшую сестру и не делай непоправимых поступков, учти, если ты все же выйдешь за своего кубинца, то советую держаться от нас подальше, а то я при встрече сломаю тебе нос…

Я не выдержал и вставил «пять своих копеек»:
- Да, рваться замуж, а тем более за кубинца – это как-то, но мама и сестра со своим мужем тоже перегнули палку, да еще и «сломаю тебе нос…» как-то совсем не по-мужски, к тому же - какое его собачье дело?
А моя жена, так и вообще не стеснялась в выражениях:
- Мама – маразматичка, сестра – эгоистичная сволочь, а ее муж - маньяк, хотя может быть он был тайно влюблен в эту самую Юлю, кто его знает, но все равно, я за Юлю.

Юрий Тарасович усмехнулся и сказал:
- Не спешите судить, а дослушайте до конца и загляните на ситуацию с другой стороны.
Юля все-таки  вышла замуж и улетела на Кубу, но через полгода, когда кончились деньги, они разошлись со своим красавцем и Юля вернулась  обратно к маме. Вскоре она снова вышла замуж, уже за русского, родила ребенка, но что-то опять не заладилось, опять разошлась...

...С тех пор прошло полжизни, тридцать лет, и вот однажды Юля решилась приехать в Минск погостить у старшей сестры, сын ее каждый год приезжает к тете Вале и дяде Вите, а Юля так ни разу и не решалась и вот однажды набралась смелости и позвонила:
- Валечка, может я приеду к вам на выходные?
- Нет, сестренка, лучше не рискуй, если Витя тебя увидит, то, как и обещал, не пожалеет и сломает нос, ты же его не пожалела…
А вся правда в том, что в те далекие советские времена, Виктор был майором СВР (как теперь ее называют) и служил в Германии, а потому, новый кубинский родственник для него с Валей был как нож в печень.
Через 48 часов после скромной общажной свадьбы, "испорченного" разведчика Виктора, с женой и детьми, аккуратно вернули в Союз и за ненадобностью выбросили за Урал дослуживать до пенсии…


ИНТРИЖКА

Раз в году, сисадмин Андрей отрывался от своего прокуренного монитора и выходил на улицу к людям, чтобы для начала вытащить пачку денег из банкомата с простеньким дисплеем и слабенькой операционкой.
Следующим пунктом Андрюхиного квеста было турагенство.
Там в обмен на деньги ему давали путевку, а уже путевка менялась на недельное лежание в турецкой гостинице с вай-фаем и видом на Средиземное море. Вот такой нехитрый ежегодный план.
Эх, если бы вай-фай добивал до самого моря, то можно было бы даже искупаться…
   
   Итак, сисадмин звякнул дверным колокольчиком и вошел в маленький холл турбюро, где в радостном  предвкушении своей очереди  листали проспекты десяток  посетителей с маленькими посетителятами.
Андрей присел на холодный диван и только тогда заметил бледнокожую девушку сидящую в углу за столом. Она что-то печатала на компьютере, шевеля при этом губами.
А ниче такая - подумал Андрей, можно попробовать «поклеить», пока очередь не подошла.
- Девушка, у Вас неправильно системник стоит, перегревается небось.
Девушка на секунду глянула на компьютерного ловеласа и тихо-тихо ответила, так тихо, что даже Андрей не услышал:
- Ничего, спасибо…

Ответ явно не подразумевал никакого продолжения. Интрижка не клеилась. Да и хрен с ней, зато впереди Турция, загорелые девчонки и целое море вай-фая…

Парня позвали в кабинет и уже через полчаса он бегал по магазинам в поисках плавок, сумки для ноута и малюсенького замочка для чемодана.

Турецкая неделя пролетела, как школьная перемена перед неминуемой контрольной по алгебре.
Андрей снова сидел в своем прокуренном подвале, равномерно освещая лицо синюшным монитором.
Но что-то было не так…
Ему чего-то не хватало и чем дальше, тем заметнее.
Проанализировал и понял – нужно увидеть ту молчаливую, некомпанейскую девушку из турагенства.
Но на хрена она ему? Не влюбился же в конце-концов? Да и не в кого там влюбляться: глаза, волосы, руки, черное платье, все как у всех, ничего выдающегося.
Но съездить и посмотреть все же стоило. Причем прямо сейчас…
Отпросился с работы и поехал.
Странное чувство навалилось на Андрюху, когда он стоял перед дверью и боялся войти. Боялся, что не увидит ее, а еще больше – что увидит.
Звук колокольчика ему показался противоугонной сиреной…
Вошел, присел на диван и только через минуту отважился глянуть в угол где стоял стол бледнокожей девушки. Она так же как и тогда, что-то печатала и шевелила губами.
Андрей:
- Добрый день.
Девушка на секунду оторвалась от монитора:
- Здравствуйте.
И тут Андрей почему-то дико испугался, что сейчас все догадаются, что он с трудом отпросился у начальника, приехал сюда с двумя пересадками через всю Москву, чтобы только сказать – Добрый день…
   На улице Андрею не понравилось, хотелось обратно в предбанник турфирмы, но нельзя.
В Андрюху медленно, но неотвратимо вселялся маньяк, постепенно вытесняя обычного, спокойного сисадмина, любящего пиво с корюшкой.
Через пару невыносимых дней, Андрей опять сидел на кожаном диване, сгорая от злости на себя, от того, что у него не было абсолютно никакого плана.
И тут они с барышней остались одни в комнате и маньяк решился:
- Девушка, а Вас как зовут? Меня – это… Андрей.
Жертва подняла голову, смущенно улыбнулась и ответила, что-то тихое и невнятное:
- Зачем это Вам?
Интрижка резко осложнялась тем, что девушка оказалась не простой. Она была из тех девушек, на которых нужно сперва жениться и уж только потом можно спрашивать – «Хорошая погода, не правда ли?»

Ее имя, Андрей узнал только через неделю, после трех колокольчиковых заходов, да и то, потому что ее позвали.
Звали ее Камила и была она дагестанкой. Приехала на лето к старшему брату посмотреть Москву, а заодно помочь в его турагенстве.
Через месяц знакомства, у Андрея уже был заветный телефончик, но звонить он не мог, вынужден был ждать звонков от Камилы, а иначе она могла засыпаться, как разведчик-нелегал.
На работе с сестрой, дома с женой брата, а в машине по дороге – с самим братом.
Вскоре Андрею пришлось прекратить походы в турагенство – сестра однажды подозрительно на него посмотрела и спросила у Камилы – а кто этот парень? Я вижу его не в первый раз…
Оставалось только ждать хотя бы смсок,  не говоря уж о звонках.
Промчалось лето и Камила улетела обратно в свое Дагестанское село.
Полный тупик.
Кое-как со скрипом прошла зима, за которую Андрей высох и потратил все свои деньги на звонки в Дагестан.
Даже курить бросил. Хотя, если честно, то курить он бросил еще когда Камила была в Москве. Она как-то по телефону спросила:
- Андрей, а ты вообще куришь?
- Нет – соврал Андрей.
Оказалось – не соврал.

Но все тайное, рано или поздно всплывает, как атомная подводная лодка заплутавшая в аквапарке.
Однажды случилось страшное – отец Камилы застукал дочь за разговором по телефону.
Гром, молния, дикий скандал, разборки:
- Кто он, и что у тебя с ним было!!!?
Камила клялась, что ничего и это была чистая правда. Самое близкое расстояние, на которое Андрей приближался к девушке - метра полтора, в момент входа и выхода из колокольчиковой двери.
Однако сурового дагестанского папу было уже не унять.
К Камиле давно сватался сосед, хороший парень, но из другого рода, поэтому отец категорически отказал, а тут и вовсе какой-то Москвич, не то, что не аварец, а вообще не дагестанец и даже не мусульманин, да еще и Андрей… Ужас.
С этим позором нужно было срочно что-то делать.
Отец посадил дочь под домашний арест, забрал телефон и от ее имени послал Андрею Смску – «Пока мне не звони, а срочно приезжай к нам в гости. Родители хотят с тобой познакомиться. Целую. Твоя Камила.
План у отца был простой и действенный как кувалда - встретить с сыновьями этого московского красавчика и повезти якобы к себе, а по дороге скинуть.
Уже и ущелье присмотрели...

Жизнь Андрея моментально приобрела вкус, запах и смысл, он был на седьмом небе от счастья – наконец и у них будет все как у людей. Сколько можно шифроваться, ведь он любит Камилу и не сделал ничего дурного.
А вдруг, если повезет и он понравится папе, хоть это и мало вероятно, но тогда, может быть…
  Конечно нужно было срочно лететь и не просто лететь, а что-то организовать, чтобы показать серьезность своих намерений…

Махачкалинский аэропорт. Поздний вечер.

Отец Камилы и двое его сыновей уже несколько часов напряженно ожидали прибытия большой московской проблемы.
Наконец самолет сел и в зал прилета к встречающим выскочил улыбающийся Андрей с большим букетом изможденных цветов, а позади него двигалась целая делегация – мама, папа и старшая сестра московского жениха…
Лютый отец Камилы удивленно выпучил глаза, для такой неожиданной ситуации у него не было никакого плана.
Наняли вторую машину и поехали в село.
Поужинали с дороги, каждый из многочисленной семьи получил маленький подарок и неловкая пауза начала проходить.
Отцы поговорили, матери познакомились, сестры подружились…
Так родители второй раз подарили Андрею жизнь, а за одно и счастье.


Вот уже три года Андрей с Камилой живут в Москве.
Их дочка Лиза, всегда меня узнает, радуется, улыбается и даже хвастает новыми сандаликами, но на ручки не идет ни под каким видом.
Настоящая дагестанка…






НОЧНОЕ ТАКСИ

Одно время я делал ежедневную прямоэфирную программу и так вышло, что наша группа почти вся состояла из волшебных райских птиц-корреспондентов и редакторов.
Ну просто – одна краше другой, хотя при этом, другая не хуже первой – парадокс, который бывает только у волшебных райских птиц.
Эфир заканчивался далеко за полночь и мои девушки были вынуждены ловить до дому такси.
Каждый новый рабочий день начинался с грустных рассказов о вчерашних наглых заигрывающих бомбилах, всю дорогу стремящихся познакомиться и взять телефончик.
  Говоришь ему, что замужем – он только сально ухмыляется и отвечает, что это даже к лучшему, и что у него имеются ключи от квартиры друга.
Объясняешь, что есть парень, так бомбила требует подробный сравнительный анализ того, чем твой парень лучше такого веселого мужика, как он, к тому же на такой классной тачке, да еще и со свежее перебранной ходовой?

Обычно я только посмеивался, но однажды девчонки и на меня насели с этими разговорами и спросили в лоб:
- Если ты такой умный, то почему не придумаешь нам какую-нибудь хитрость, чтобы можно было на корню пресекать всяческие заигрывания со стороны озабоченных таксистов?
    Полдня я думал, прикидывал, но в результате все-таки разработал универсальную модель поведения для любых подобных ситуаций (не считая явного криминала)
На следующий день я получил в награду по дружескому поцелую от каждой  моей безлошадной красавицы. Метод отлично сработал.
Прошло немало лет, но до сих пор при встрече кто-нибудь вспомнит, поблагодарит, за то что способ всегда выручает.

А метод прост, как подзатыльник:
Если бомбила сходу начинает о чем-то рьяно и подробно рассказывать, все время вовлекая вас в беседу,  нужно устало, но добродушно и вежливо сказать:
- Сударь, Вы так безумно интересно все рассказываете. Мне чрезвычайно интересно Вас слушать. Правда-правда. Но только я ужасно уставшая еду с работы, где за целый день произнесла полтора миллиона слов, давайте с Вами договоримся, что Вы мне будете рассказывать свои потрясающие истории, я буду внимательно Вас слушать, только ради Бога, не спрашивайте меня ни о чем. Договорились?

Хочешь – не хочешь, а таксист на рожон не попрет и скажет:
- Ладно, договорились.

А после этого уже можете расслабится и получать удовольствие от спокойной ночной дороги.
Поначалу Ваш водила поэнерции будет стараться поддержать непринужденную беседу, вставляя вопросительные предложения, но натыкаясь на безразличное молчание и вспоминая об уговоре, он вскоре сдуется и быстро сойдет на нет. Как показала практика – минуты через три-четыре, он замолчит до самого вашего дома. Никому не хочется разговаривать с самим собой, да еще и при свидетелях…

Один только раз моя система дала сбой. Но это было то исключение из правил, которое только подтверждает правило.

Когда моя жена Шура еще не имела прав и пока не отняла у меня машину, как-то поздним вечером она возвращаясь с работы, поймала разговорчивого старичка в шляпе, да еще и на старенькой черной Волге. Сторговались, поехали.
Но против дедка, жена даже не попыталась применить мой способ нейтрализации, сразу поняла, что не поможет, ведь он оказался махровым коммунистом с пятидесятилетним стажем. Такой сам кого хочешь сметет своим ураганом демагогии и ему было не скучно с самим собой. Дедушка был злющим как Шапокляк, но безобидным, как Чебурашка.
Шуре оставалось только слушать, кивать и получать удовольствие.
Дед:
- Ну, куда, куда ты прешь в левую полосу с курскими номерами!? Сидел бы там в своем навозе! Чего тебя в Москву потянуло? (дальше он уже обращался к Шуре) Я – ветеран партии, работник обкома, вынужден подрабатывать таксистом, и развозить по ночам таких проституток как ты… Ты же наверняка проститутка? Размалевана вся, каблуки смотрю высокие. Тьфу. А кем еще ты можешь быть? Теперь вся молодежь на панели. Тридцать лет назад я сослал бы тебя за сто первый километр, а теперь тебя шалаву, на Волге, как начальницу везу. Тьфу – противно даже. Кто бы сказал, не поверил бы. Хорошо, что я при советской власти, как ответственный партработник получил три квартиры. Теперь две вынужден сдавать, а в одной ютиться со своей женой, такой же проституткой, как и ты. А может быть еще похлеще…
Такую страну до ручки довели! Раньше бы я с такой как ты на один гектар не сел бы. Да я к твоему сведению, был заместителем у самого Ячменева!!!
- А ты знаешь, шалашовка, кто такой Ячменев?

Шура отрицательно покачала головой.
Дед, реально удивился:
- Да ты, что? Ячменева не знать… совсем уже свои мозги протрахала. Да его именем хотели улицу назвать. Да он знаешь каким людям руку пожимал?
Ой да с кем я разговариваю, у тебя в голове только деньги, наркотики и таблетки…
Дура, ты дура, не понимаешь, что всю жизнь проституцией не проживешь. Вот стукнет тебе лет 60-65, клиенты разбегутся и сдохнешь ты под забором без пенсии и без профессии.
Бросай пока не поздно проституцию, слазь с наркотиков и иди на завод.
Жена молча слушала, кивая в нужные моменты, аж пока не прибыли к нашему подъезду.
Открыла кошелечек и протянула деньги. Дед лениво потянулся за ними, но в последний момент, жена внезапно убрала назад руку с купюрами и сказала:
- Неужели Вы, честный коммунист с пятидесятилетним стажем, возьмете мои грязные деньги заработанные проституцией и продажей школьникам наркотиков?
Дедок задумался, потом неожиданно шустро выбросил суховатую ручонку в сторону денег, как жаба выбрасывает язык в сторону комара. Схватил денежки, успокоился, грустно вздохнул и сказал:
- Согласен, деньги твои грязные, но я слышал, что вам – проституткам, они тоже ой как нелегко достаются. Может даже трудней чем на заводе. Ну давай дочка, беги в подъезд, а я присмотрю, пока не уехал. Тебя наверное тоже дедушка ждет, спать не ложится, переживает…


СЛОМАННЫЕ ИГРУШКИ

В самом начале нулевых, делали мы серию репортажей про чеченскую войну.
Заехали в ростовский военный госпиталь, пообщались с врачами, родителями, а самое главное с покалеченными на войне мальчишками.
Хоть они и не любят когда их жалеют, но мне было их всех ужасно жаль.
Наверное, я плохо это скрывал.
Кругом двадцатилетние мужики: кто без рук, кто без ног, кто вообще без всего!... Непонятно, в чем только душа держится.
Если маленьких непослушных деток было бы полезно хоть раз сводить в тюрьму на экскурсию, то мне кажется – больших и маленьких, непослушных политиков, нужно регулярно водить в такой вот госпиталь, чтобы умерить их воинственные планчики игр в «войнушку». Ведь эти искалеченные солдатики и есть их поломанные и за ненадобностью брошенные игрушки...
Беседую с пацанами, они охотно делятся воспоминаниями и надеждами, а меня не покидает ощущение, что я нахожусь внутри огромной спичечной коробки, в которую какой-то злой гиганский мальчик натолкал людей, предварительно оторвав у них крылышки и лапки.
Жуткое ощущение неправдоподобности происходящего.
Через несколько часов общения с ними, я понял, что у пацанов вместе с оторванными руками и ногами, отрезало еще и часть натуры, которая отвечала, за взвешенность, степенность, безразличие...одним словом: не стало у них «середины». Остались только яркие всплески эмоций, крайности: либо хохочут, либо грустят, среднего не дано.
Мы с каждым поговорили о жизни, подарили маленькие безделушки и хотели было попрощаться, как вдруг в палату влетела стайка очаровательных существ: девчонки-хохотушки лет семнадцати, они привычно рассредоточились по палате и тягостная обстановка тут же улетучилась. Было видно, как мужики их ждали.
Мы стали совсем уж лишними и перед тем, как откланяться, спросили только девчонок: «Кто вы и откуда?»
Оказалось - студентки РИИЖТ-а
Назавтра мы уже были в кабинете ректора.
Ректор с гордостью поведал, что в его институте организовано движение волонтеров которые регулярно посещают госпиталь и ухаживают за раненными солдатиками.
Он поискал, какой-то листок, не нашел, кому-то позвонил, уточнил и похвастался конкретными цифрами и достижениями в этой области:
- Только в прошлом году шесть наших студенток-первокурсниц вышли замуж за ребят-инвалидов...казалось бы абсолютный калека, ни рук ни ног, а вот поди ж ты молодость берет свое, познакомились, полюбили друг друга, смотришь и свадьбы играют... А теперь пойдемте, я покажу вам нашу тормозную лабораторию...
Помню я вскипел:
-Да чему же Вы радуетесь!? Ведь эти маленькие глупенькие девочки, которые, может быть никогда в своей жизни мужчину так близко не видели, подчиняясь благородному порыву влюбляются, или думают, что влюбляются, выходят замуж, но мы то с Вами знаем что этот брак обречен!
Месяц, два, ну полгода от силы...
Она-то ладно здоровая девка, переморгает развод, а каково этим несчастным пацанам, которым дали надежду на счастливую жизнь и бросили!!!?
Тогда ведь им только в петлю или вены резать...

Ректор лишь развел руками, я извинился за резкость и мы ушли.
На завтра опять приехали снимать госпиталь и застали одну из самых эмоциональных сцен на свете (говорю за себя...)
В этот день выписывался парень без ног, да еще и без кисти руки.
Забирать его пришла...молодая жена-студентка со своей мамой. Парня усадили на коляску, он был важен и горд, старался делать вид, что единственная его рука не дрожит от волнения, пытался шутить, прощаясь с товарищами, но было видно, что он весь состоял из безумного человеческого счастья, пополам с нечеловеческим страхом, не то что за завтрашний день, а страхом за сегодняшний вечер...
Ведь мужика увозила восемнадцатилетняя жена в дом своих родителей.
(Мне кажется, что каждый покалеченный на поле боя солдат, перед тем как потерять сознание, должен понимать, что он теперь «любимчик» Родины и уж квартиру ему дадут сразу...чем не национальная идея?).

Теща деловито собирала в большую сумку нехитрый скарб зятя.
На соседней койке лежал спеленутый взрослый-«ребенок», сквозь одеяло угадывалось, что нет у человека ни-че-го... От мужчины у него были только: голос, мужицкая лапища торчащая из под одеяла и дух.
Рядом с его кроватью сидела миловидная девчушка, двумя руками держась за «лапищу» ...Даже наш бывалый оператор, снимавший эту сцену, то и дело промаргивал слезы...
Пора было прощаться.
По больничным коридорам, сквозь многочисленные пожелания счастья и вечной любви, мы проводили молодоженов до машины, я улучил момент и уже без камеры спросил тещу, как она все же относится к браку своей дочери?
Та внимательно посмотрела на меня и после долгой паузы выдохнула:
- Ну Вы взрослый человек, сами же все понимаете...

P.S.
С тех пор прошло много лет, а я до сих пор спорю с самим собой и не могу решить: хорошо это или плохо?
Стоит ли девочкам давать «заигрываться» в милосердие, чтоб потом они разводились и бросали и без того несчастного человека...?
А может, черт с ним! Полгода счастья, стоят всей оставшейся пресной жизни в доме престарелых, а там хоть в петлю. Не жалко...
...Не знаю, не могу решить...

P.P.S.

Судя по коментам, большинство считает, что стоит броситься в омут счастья с головой, чего тут думать? Но не так все просто. Это тоже самое, что прыгнуть в окошко с тридцатого этажа думая: Эх была не была, 10 секунд счастья полета, а там уже не важно, пусть будет как будет. А вдруг повезет и по пути летать научусь...

ЭТИ ГЛАЗА НАПРОТИВ

Город Львов, конец 80-х, бар «Вежа», что по-русски означает – бар «Башня».
Мы с друзьями отмечаем день рождения.
Обстановка камерная, негромко играет музыка, солидная публика, даже я не в спортивных штанах.
За соседним столиком сидят двое в строгих костюмах: один молодой, высокий, красивый, другой старенький, маленький ...одним словом обычный лилипут с уставшим лицом.
Недалеко от нас семья отмечает торжество: папа, мама и взрослая дочь.
Если была бы одна мама, то весь ресторан все равно смотрел бы только на нее, но дочка...
Такую красавицу не то что не каждый день встретишь, а и на картинке если увидишь, замрешь надолго.
Одним словом, про нее невозможно было сказать: «Красотка на любителя», «любителей» был полный ресторан.
Мы попытались, было, ей подмигнуть, но так, на всякий случай, чтобы не было потом мучительно больно, что даже не попытались...
Девушка и взглядом нас не одарила, как будто ее взгляды денег стоили.
Но у ее отца, взгляд оказался бесплатным, он посмотрел на нас как на пионеров, расшалившихся в читальном зале.
Оставалось просто любоваться красотой и получать эстетическое удовольствие, и мы получали...
Наступила очередь попытать счастье молодому, красивому.
Вначале он подмигивал как и мы, но был остановлен тремя холодными взглядами и красавчик сменил тактику.
Ловким движением вдруг подбросил блюдечко и оно мягко приземлилось на его голове, весь ресторан замер, даже красотка заинтересовалась.
Следом взлетела чашка и с легким звоном аккуратно приземлилась на блюдце.
Под общие аплодисменты в чашечку влетела ложечка. Ни теряя не секунды, лилипут налил в чашку на голове товарища чай из непропорционально большого чайника.
Когда парень, забросил в чай кусочек лимона, девушка весело засмеялась.
Даже ее родители оттаяли от «чудес» столь изобретательного поклонника...
Потом, красавчик проглотил большую вилку... (ни хрена наверное не по-настоящему... с завистью подумали мы).
Однако нужно было признать, что «циркач» с лилипутом «сделал» нас в честной конкурентной борьбе...
После жонглирования пятью рюмками, красавица и вообще приподняла свой бокальчик, показывая, что пьет за артиста.
И артист, закончив артподготовку, пошел в смелый прорыв: он подозвал официанта, пошептался, тот мигом принес видимо самое дорогое шампанское и букет роз (в те времена для зимы, это было очень круто!)
Красавица улыбалась, ее ручки чесались в предвкушении цветов, было видно, что молодой человек подрастопил ее лед и кое-что у них может получиться... Даже родители снисходительно улыбались.
Важный официант с шумом стрельнул пробкой, парень медленно достал три билетика (в цирк с завистью подумали мы...), положил себе на голову и зажав в зубах букет, медленно опустился на колени (Дорогой костюм подлец не пожалел), оперся руками в пол образовав десертный столик на ножках.
Тут же подскочил лилипут, поставил товарищу на спину четыре бокала, наполнил их шампанским и ,последняя точка: бутылку водрузил ухажеру на голову прижав билеты в цирк.
Парень очень медленно, но с грациозностью льва, начал продвигаться к столику красотки.
Тут по мановению ручки лилипута, запел Элвис Пресли «Love Me Tender».
Красотка смотрела на этот надвигающийся львиный столик прямо таки влюбленными глазами, как будто, они не просто давно знакомы, а вроде бы у них уже что-то типа торжественной помолвки.
Несмотря, на то, что нас всех давила жаба, мы чуть не прослезились от трогательности момента красивого знакомства двух красивых людей ( а может просто музыкой навеяло...)
Весь ресторан замер, переживал: донесет или уронит? Она его сразу в щечку поцелует или нет...?
Когда парню до заветной цели оставалось метра полтора, открылась дверь и в зал вошли трое с мороза: капитан и два сержанта. На серых шапках с кокардами таяли снежинки, у старшего на пузе висела рация, в которой жил громкий противный голос, навевая тревогу.
«Живой столик» с бокалами, бутылкой, билетами и цветами в зубах, замер на месте, боясь оглянуться на ментов, чтоб ничего не уронить.
Капитан, после долгой паузы, выйдя из ступора, пробурчал:
-Ну хлопче, ты зовсим совисть потеряв...Розгулявся тут в бар «Вэжи»...Бэрэм його!
Тут же подскочили два сержанта и потянули парня за ноги.
Звон разбитых бокалов, женский крик, бедняга пытался подняться, но у него на голове уже сидел тяжелый капитан. Пока сержанты волокли беднягу за ноги к выходу, брюки его снялись до колен. На помощь другу подскочил лилипут, но тут же был отброшен под столы. Подбежал официант и стал быстро объяснять, что тут все нормально, клиент не пьяный и не бушует...
Менты, нехотя, бросили извивающегося без штанов парня.
Капитан (обращаясь к задержанному):
-Ну раз так, то мы Вам приносим свои извинения, можете дальше ползти, куда ползли...
Пишлы хлопци !
Менты покинули зал.
Запыхавшийся парень в разорванной рубашке сидя на полу, усеянном цветами и осколками, натягивал брюки, а из под стола выползал ушибленный лилипут.

Все еще продолжал петь Элвис, но нам показалось, что торжественность момента почему-то была уже не совсем та...