Category: политика

ДЕПУТАТСКИЕ ДЕЛА

подмосковье.
Я приехал на станцию, чтобы встретить сестру с электрички.
За спиной послышались радостные голоса:

- Опа! Здорово, Ваван! Ты ли это?
- О, Мишган, Привет! Сколько зим? В одном городе живем, а так после школы ни разу и не виделись. Пятнадцать лет уже, елки - палки. Ну, как ты? Что ты? Где ты?
- Да, честно, говоря, уже и не в одном городе, я в Москву перебрался.
- Круто, молодец, снимаешь там, или купил что?
- Квартиру купил. Бизнес там у меня, развиваемся помаленьку. А ты как? Что поделываешь?
- Да, у меня тоже все чики-пуки. Вот сегодня с самого утра бегаю, мотаюсь по своим депутатским делам.
- О, Ваван, так ты депутатом стал!? Молодец, я всегда знал, что ты всеми нами…
- Да, нет, просто, как сказать, меня с работы тут за прогулы уволили. Ну, по этому делу, слегка загулял. Так вот ходил сейчас в управу, пробовал записаться на прием к какому-нибудь депутату. А вдруг восстановиться поможет? А, как думаешь? Тем более, что у меня, все-таки, четверо детей, алименты на всех плачу, плюс я после инсульта…

ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Есть у меня друзья бурной молодости, которых я по своему очень люблю. Это большая, ветвистая и местами дружная семья. Все они простые, хорошие люди, со своими закидонами и человеческими слабостями. Лет пятнадцать назад, они даже приютили меня в трудную минуту, когда я поругался со своей гестаповкой – квартирной хозяйкой.
Самые закадычные друзья-соперники этой большой семьи: Андрей и Олег. Андрей женат на сестре Олега и живет в тещиной квартире.
Олег со своей женой обитает в доме напротив и все они, почти каждый день, ходят друг к другу в гости. Ужинают, выпивают и как следствие - начинают меряться всем, чем только можно, даже размером обуви и как правило, по результатам замеров ругаются на всю оставшуюся жизнь. Хоть и скучают потом друг по другу, но не разговаривают, аж до следующих выходных. Здоровые мужики, оба мастера спорта по боксу, а как дети малые.

Когда я изредка забредаю к ним, то непременно застаю Андрея и Олега в состоянии холодной войны и конечно – начинаю плести между ними паутину челночной дипломатии, чтобы скорее помирить.

Вот лишь один подобный эпизод, который я всякий раз вспоминаю, когда хочу поднять себе настроение...

Я оказался в гостях у Андрея и конечно, сразу же получил целую лопату жалоб на Олега:

- Олег совсем с катушек съехал, прикинь, он приходил тут в субботу, напился, как конь и завел старую песню: - «Ты кто такой? Живешь на всем готовом у моей мамы в моей квартире, да еще и с моей сестрой и племяшкой. Она конечно же твоя дочь, но ты все равно козел, даже на мотоцикле ездить толком не умеешь. Кто ты вообще такой?

Сижу молчу, не спорю, а какой смысл влезать в его пьяные базары? Тут, наконец встряла теща: - «Олежек, сыночек, тебе уже пора домой, ты напился. Иди спать»
Олег еще немного поворчал, но маму послушался, встал, попрощался со всеми кроме меня и хлопнул дверью.
Вдруг, слышим на улице дикий свист. Я вышел на балкон, смотрю - внизу стоит Олег и орет: «Че смотришь?! Хочешь посмотреть!? На смотри!!!»
И тут этот придурок спустил штаны с трусами, нагнулся и показал мне свою жопу…
Люди во всем доме в окна заглядывали, ржали, а он так и стоял минут десять, аж пока мама не вышла на улицу и не отвела его домой, к жене. Ну скажи, ну не придурок?


...Я спокойно выслушал эту ноту протеста, почесал затылок и безотлагательно отправился с дипломатической миссией к Олегу.

Пришел, вручил верительные грамоты и спрашиваю:
- Был я тут у Андрея, так он рассказал, что ты…

Олег перебил, не дав договорить:
- Ну, ну, и что этот козел недоделанный на меня гнал? Мне просто интересно, что он еще придумал?.
- Рассказал, как ты нажрался, встал под балконом и показал ему жопу. Олег, ну как это тебя так угораздило? Ты че-то переборщил в этот раз. Сходи лучше к Андрею, помирись.

- Что!? Он так и сказал: - «Показал жопу!?» Ах же сучонок, ах жеж сказочник! Не ожидал от него такого наглого вранья, а ведь когда-то я его за друга считал. Ноги моей больше там не будет! Передай ему, пусть он больше не гонит того, чего на самом деле не было. Во-первых, я показывал жопу не ему, а матери…

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ РАЗЛОМ

Скайп до Киева доведет, вот и меня отыскал древний одноклассник Игореша, аж из самого Телль-Авива.
Весь седой, загорелый, сидит - камеру устаканивает. Мы не виделись лет двадцать пять и оба понимали, но пытались скрыть, что говорить нам особо не о чем. Игорь тормознул пробегающего мимо человечка и предъявил мне его во весь экран:
Это Алик - мой младший.
Я в свою очередь подманил своего, он сказал – «Здрасьте» и убежал.
Игорь не сказал прямым текстом, но по смыслу я понял, что он там у них махровый моссадовец.
Помолчали. Нужно было срочно находить тему или прощаться. Внезапно Игорь подпрыгнул:
- Подожди, я сейчас кого-то принесу, тебе должно понравиться.
Отсутствовал он минут десять, я уж было хотел вырубиться.
Но он вернулся, водрузил перед камерой штуковину с большими глазами и навел на нее фокус.
Я:
- Это то, о чем я думаю!?
Игорь:
- Узнал!?
- Конечно узнал. Кукольный театр, класс четвертый – пятый. Так это был ты?
- Ни фига у тебя память… Да, это я.
Надо же, даже шлем не соскочил. А как же ты ее вынес, нас ведь на выходе прошмонали?
- Она к моим ногам подкатилась, шлем кстати треснул. Вначале прикрыл шапкой и выскочил под шумок в коридор, а там спрятал под крышку рояля. На следующий день пришлось новый билет покупать, чтобы забрать оттуда.
- Игорек, а зачем она тебе, да еще и в Израиле?
- Ты понимаешь, это как из пожара вещи спасать – знаешь, что все вот-вот сгорит и пытаешься вынести самое ценное, но только на улице осознаешь, что вынес домашние тапочки, пульт от телевизора и сахарницу. Так и я, когда из Союза улетал…
Всего с собой не заберешь, вот и захватил «ее» как сахарницу, а выбросить жалко.
- Постой, постой, а как же пионерские клятвы?
Игорь грустно улыбнулся, закурил и сказал:
- Значит херовый я пионер…

Игореша что-то мне еще говорил, а я глядя в удивленные глаза большой заячьей головы в хоккейном шлеме, вспоминал ту давнюю историю:

Конец 70-х. Нас советских пионеров – переростков, на старости лет потащили после школы в кукольный театр. Конечно же, для пятиклассников развлечение сомнительное, но охрана по пути следования к театру была отлично-натаскана, не сбежишь…
Посадили в последних рядах, запретили ржать и грызть семечки, занавес поднялся и представление началось.
За ширмой метался неловкий большеголовый заяц, а перед ним по сцене выхаживал настоящий не кукольный мужик в маске волка «Ну погоди».
Приключения у них были довольно примитивные, но визгливый детсадовский контингент, был счастлив.
Наконец настала сцена убийства…
Ничего не подозревающий заяц выглянул из-за ширмы с хоккейной клюшкой и со шлемом на голове. Рядом мужик-волк гонялся за большой шайбой на проволочке. И тут началась грубая игра. Волк со всей своей дури замахивался клюшкой метясь кукольному зайцу в голову, но тот в последний момент ловко нырял под ширму с криком – «ОЙ!» и волк промахиваясь, смешно вращался и падал рыча – «Ну погоди!»
Малышня была в восторге, мы тоже ржали от нелепости ситуации. Но вдруг что-то пошло не так, видимо это была премьера и хоккейный эпизод отрепетировали слабоватенько.
После третьего неудачного замаха и падения волка, наш бедный доверчивый зайчик никак не ожидал четвертого, но он со свистом прилетел…
Удар, резкий щелчок и заячья голова в шлеме как пушечное ядро улетела в темный зрительный зал. Туловище зайчика только и успело громко ойкнуть вслед своей удаляющейся бестолковке.
Последнее, что мы услышали – это удар в стену за спиной и дикий оглушающий рев убитого горем зала. Паника, беготня, включили свет, волк с перепугу содрал с себя маску и стал объяснять, что он хороший и всего лишь артист. Рядом со мной, с горя стошнило впечатлительного детсадовца.
Голову зверски убитого зайца искали долго, но так и не нашли, она как будто в сказку улетела. На сцене появился совсем не похожий самозванец из другого заячьего спектакля, зал быстро его раскусил и криками с топотом прогнал с глаз долой.
Спектакль был окончательно сорван.
Администрация устроила безрезультатный шмон зрителей на выходе из театра, а на следующий день каждый из нас у знамени пионерской дружины торжественно клялся, что не причастен к сокрытию оторванной головы в хоккейном шлеме.
Удивительна и непредсказуема все-таки наша жизнь - геополитический разлом может пройти не только по странам и континентам, но даже по тельцу несчастного кукольного зайчика и вот теперь его нелепая тушка покоится на Украине, а голова в Израиле…

ПОДЗЕМНЫЙ НЕБОЖИТЕЛЬ

Приятель подкинул историю, которая наглядно показывает, что системные администраторы – это не профессия, а состояние души и ссориться с ними так же продуктивно, как плавать наперегонки с голодной акулой.
Начальник кредитного отдела банка, взъелся на системщика: одевается как клоун, при встрече не кланяется в пояс, одним словом не сошлись характерами.
Наконец шеф нашел повод и вовсе смертельно поругался с пареньком, пригрозив ему разными карами: от увольнения по статье, до геены огненной, вплоть до возмещения ущерба за свой сгоревший ноутбук.
(Как-то у них в конторе скакнуло напряжение сгорело несколько компьютерных хреновин и начальник с удовольствием обвинил молоденького системного администратора с крашеным чубом...)
Парень плюнул и уже решил уволиться, но шеф как увидел его заявление об уходе, сказал:
- Вот когда на этом столе будет лежать новый ноутбук, то вали на все четыре стороны, а так не подпишу, могу только по статье уволить...
Но в конце-концов парню повезло, он попал под хорошее настроение начальника и тот с барского плеча, великодушно выдал вольную - поставил закорючку на заявлении по собственному желанию...
А дело было так:
Босс обедал в столовой, к нему за стол без спроса свалился системщик с дурными озорными глазами и сказал:
- Андрей Иваныч, хорошо, что я Вас нашел!
- Ты и за обедом будешь аппетит мне портить поганец? Сказал не подпишу!
- Да нет, я не об этом, просто я только что заходил к Вам с заявлением и нос к носу столкнулся с президентом банка, так он услышал, что я тоже Вас ищу и попросил меня передать Вам вот это.
Это был маленький брелок с двумя кнопочками и приклеенным к нему стикером с Фамилией Андрея Ивановича и кодом Б – 13.
Начальник, чуть не подпрыгнул от счастья, сколько лет он выгрызал зубами этот кусочек пластмасски. Это был брелок, открывающий шлагбаум в новую жизнь, а на бумажке указано место на святая святых - подземной автостоянке. Это уже серьезный уровень – это реально отделяет небожителей банка от планктона и даже мелких рачков.
Да и, в конце концов – это просто удобно, теперь не нужно будет каждое утро крутиться по переулкам в поисках местечка не под знаком...
Андрей Иваныч:
- Ну, уж так и быть, повезло тебе лоботрясу, ладно давай заявление, подпишу, но чтоб я видел тебя в последний раз в жизни! И бегом отсюда!
Паренек, за полчаса подписал обходной, получил расчет, трудовую и, наконец навсегда покинул «родной» банк...
Утром следующего дня Андрей Иванович с замиранием сердца открыл брелочком шлагбаум, въехал и с деланным равнодушием поставил машину на свое место.
Вечером в отличном настроении спустился в подземный гараж и увидел свое авто бестолково раскоряченное посреди стоянки. Бампер слегка сорван с креплений и переднее крыло выгнуто...
Дело в том, что у президента банка есть молодая жена - владелица салона красоты, находящегося неподалеку, и когда она обнаружила, что ее законное место «Б-13» занято каким то драндулетом, то позвонила мужу и поднялся большой скандал. Охранникам пришлось всей толпой вручную выдирать самозванца с чужого места, загибая ему крылья и отрывая бампер.
---------------------------------------------------------------------------
Казалось бы: сварганить брелок с кодом от шлагбаума, ненормальному системщику с крашеным чубом, дело плевенькое, а какой эффект...

ВОЛШЕБНОЕ ДЕРЕВО

Летел из Израиля и разговорился с соседом.
Мужик моего возраста, зовут Виктор. Он помог мне прочитать пару надписей на иврите. Сам Витя оказался родом из Киева (мы с удовольствием поговорили по-украински), в Израиле уже больше десяти лет. Женился, нажил троих детей, частенько бывает по работе в Москве.
Трепались о политике, то есть - ни о чем...вдруг горизонт стало болтать вверх и вниз, как будто мы находились в игрушечном самолетике гигантского шаловливого мальчика, который подбрасывал и неаккуратно ловил нас...
Я, признаться, загрустил.
Затянул ремень потуже и стал вспоминать инструкцию, что же я должен делать после удара о землю.
Вокруг у всех настроение было похоже на мое и только Виктор, как ни в чем не бывало, гнул свою политическую линию... Заметив, что мне не до разговоров, он улыбнулся, вытащил из под рубашки маленькую иконку на кожаном ремешке и сказал:
- Не бойся, пока ОНА на этом самолете, с нами ничего плохого не случится.
Для меня это было слабое утешение, и я отвлеченно спросил:
- Освященная в Иерусалиме?
(«Гигантский мальчик» нами наигрался и отстал, болтанка прекратилась.)
Виктор:
-Ерушалем тут ни причем, это самая дорогая вещь, которая есть у меня в жизни, я купил ее за сорок тысяч долларов...просто больше не было...

Я чуть не поперхнулся, попросил еще раз показать.
Иконка - как иконка, на вид копеечная картонная, размером со спичечный коробок.
Виктор улыбнувшись моей реакции, сказал:
-Хочешь, я расскажу о ней, и ты поймешь, что досталась она мне совсем недорого...?

Он поцеловал иконку, застегнул обратно под рубашку и продолжил:

Когда-то давно, в другой жизни я торговал наркотой.
Обороты были очень серьезные, снабжал пол Киева.
Даже в СИЗО год отсидел, пришлось квартиру продать, чтоб дело развалить. Вышел, быстро «поднялся» обратно, купил квартирку побольше, все шло гуд.
И вот в один прекрасный день поехал на электричке встречаться с серьезным покупателем. Раннее утро, около пяти. Стою жду.
(В такую рань, чтоб сразу увидеть на платформе «лишних» людей.)
Подошел покупатель, пожал руку, чувствую - ручка потная. Конечно, он имеет право на мандраж, но вроде у нас с ним бывали объемы и побольше, не в первый раз.
Вокруг никого.
Я вручил товар, получил деньги, спрятал в карман, начинаю прощаться, вдруг еле-еле слышу сдавленное слово: «РАБОТАЕМ»
С разгона прыгаю на рельсы, а из-под платформы уже бежали ко мне «киборги»
Один наперерез, я схода бью его в голову, он падает хватая меня за ноги, чудом вырываюсь, но у него остался мой кроссовок. Вскакиваю и в одном носке бегу к лесу.
Позади крики, стрельба, обходят с флангов.
У меня фора метров десять всего, не больше, но бегу...
Вокруг голый осенний лес, ни кустов, ни заборов, только мокрые толстенные липы.
Вдруг слышу, где–то впереди голоса - меня уже встречают. Все, некуда бежать.
Встал за деревом, прижался к его мокрой коре и понял - ничего уже не изменить, сяду лет на двадцать.
Жизнь кончена.
Ах думаю, если бы исчезнуть сейчас, как ни будь раствориться в воздухе, клянусь матерью, я «завязал» бы в ту же секунду...
Через мгновение, возле моего дерева уже толпилась куча ментов, а я... ИСЧЕЗ!!!
Они были абсолютно ошарашены: только что прятался где-то за деревьями, раз и ПРОПАЛ...бегали кругами, матерились в рации, но меня нигде не было. Вызвали подкрепление - через час набежало еще человек семьдесят курсантов, каждый сантиметр почвы оттоптали, не провалился ли я сквозь землю.. На мокрое дерево толщиной более метра - тоже залезть невозможно...Чертовщина какая-то. Круг поиска все расширялся.
Прочесывали лес до самого вечера, потом, когда стемнело, лютые и уставшие «охотники» свернулись и ушли.
Я выполнил свою клятву – через неделю был уже в Израиле и к наркоте с тех пор не прикасался...

(Витя улыбнулся, глядя на мой недоверчиво-материалистический взгляд)
...Да, со мной произошло чудо: когда я поклялся матерью и прижался лбом к дереву, то наткнулся на шляпку толстого гвоздя, торчащего из ствола.
Поднял голову и увидел, что дорожка вбитых гвоздей уходит высоко вверх.
Я в последнюю секунду сообразил и побежал по ним со скоростью циркового медведя...На высоте метров пятнадцати, «дорога» заканчивалась трогательно сколоченным мальчишеским «партизанским штабиком» Было даже что то вроде лежанки. Устроился, затаился, нашел пластиковую коробку, в ней нехитрый пацанский скарб: компас, струны от гитары, гвозди, молоток, увеличительное стекло, денег двадцать гривен и вот эта иконка с Божьей матерью. А на ручке молотка, увеличительным стеклом было криво выжжено...мое имя – ВИТЯ.

Вечером, когда изможденные поисками менты оставили лес в покое, я засунул в пластиковую коробку сорок тысяч меченных денег, взамен взял иконку и спустился на землю уже совсем другим человеком.