Category: природа

КАБЕЛЬЩИК

Есть у меня старинный приятель Серега,  мы с женой между собой зовем его кабельщиком (кто видел одноименный  фильм с Джимом Керри, тот поймет)  Так-то он отличный парень,  но очень уж подробный и нудный, особенно по телефону. Такое впечатление, что кто-то ему платит за каждую украденную у собеседника минуту.    Меньше шести минут с ним поговорить невозможно:    


- Привет, Грубас, как жизнь?  


- Привет, Серега, жизнь прекрасна, но ты знаешь, я… сейчас на Эвересте, сорвался и лечу в пропасть, надо бы  к смерти, что ли, приготовиться, так что не очень могу говорить.  


- А, ну ты пока летишь, я тебе как раз расскажу, как я фанеру для нового дома искал…   


Обижать его не хочется, ведь у каждого свои недостатки и с ними нужно мириться.    Вот так и приходится часами лететь в пропасть и слушать про фанеру, аж до встречи  с острыми камнями (или что там у них под Эверестом)     Но, если сразу не сказать, что сидишь в театре и на тебя со сцены осуждающе смотрит Безруков, то разговор может длиться, аж пока батарейка не издохнет, а в наше время батарейки, сволочи, на удивление живучие стали. Скоты.        Сегодня опять звонок:   


- Здорово. Как жизнь? Что нового? 


- А, привет, Серега, ты извини меня, но я в коридоре в одном ботинке стою, на работу бегу. Опаздываю. 


- А, ну тогда я коротенько. Как делишки? 


- Да, все, как-то, помалень… 


- Везет. А у меня - то одно, то другое. Бизнес мой потихоньку накрывается, а знаешь чем? 


- Чем?    


Collapse )

ЩУКА

Самое начало 60-х.
Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.
Они строили там военные аэродромы.
Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне заняться в свободное от службы время, чтобы не сойти с ума?»
И действительно, вопрос был не праздный. Всю солдатскую библиотеку (все 12 книг) отец перечитал за неделю, телеканалы в их пустыню не долетали, радиопередачи долетали, но они были либо на туркменском языке, либо на русском для туркменов, что в общем-то одно и то же.
Днем +50 ночью +30 – вот, собственно и все тамошние развлечения.

Отец, как очень умный человек, конечно же понимал, что умному человеку никогда скучно не бывает, но тут даже он сдался, признал себя дураком и обратился к офицерам – своим товарищам по оружию:
- Мужики, а чем вы тут вообще после службы занимаетесь?
Офицеры посмотрели на отца, как на маленького и ответили:
- Ну, так мы на озеро ходим, рыбу ловим. А ты что, не знал?
- Что? Тут и озеро есть?
- Пс-с-с-р-р-р, конечно есть. Ты что, вообще не в курсе? Оно не близко, правда, и не очень большое, но ничего, ловить можно.
Отец мой никогда особым рыбаком не был, но выбирать не пришлось, уж лучше рыбу ловить, чем… за термометром следить.
Выпросил он у товарищей три метра лески, крючок и грузик, а поплавок сварганил сам. Оторвал от наглядных пособий подходящей длины рейку и отправился на далекое, загадочное озеро.
Озеро оказалось совсем небольшим и экскаваторо-творным.
В диаметре метров пять всего.
На берегах сидели очень сосредоточенные рыбаки человек семь-восемь (от лейтенанта и до майора - командира части) они не отрываясь смотрели на свои мертвые поплавки торчащие из глинистой воды и изнывали от жары и отсутствия клева.
Отец сказал:
- Здражлаю, разрешите присоединиться?
Майор замахал руками:
- Че ж ты так орешь, лейтенант? Всю рыбу напугаешь. Садись, только молча.
Новый рыбак сказал: -«виноват»,
развернул свою лихую рейку и тоже сел на берегу.
Прошел час, никакой поклевки ни у кого не наблюдалось.
Прошел второй, то же самое, и тогда отец шепотом, осторожно поинтересовался у соседа:
- А вообще рыба тут есть?
- Ну, конечно же есть, иначе мы бы тут не сидели. Только меньше разговаривай, она этого не любит.

Прошел третий, четвертый час, отец хотел уже сматывать рейки, как вдруг у него клюнуло.
Новичкам везет, р-р-раз и над водой взлетела малюсенькая трепыхающаяся тюлечка.
Офицеры завистливо зацокали языками:
- В первый раз и сразу щуку поймал.
- Да, точно - она, щука, что-то давно никто щуку не ловил.

Отец снял с крючка несчастную рыбку и подумал: - «какая же это щука? Она ведь размером меньше пачки папирос, да и не похожа совсем, но ничего, наш казарменный кот обрадуется и этому»

Спорить со знатоками не стал, а набрал в специально приготовленную трехлитровую банку мутной воды, бросил туда свой улов, тихо попрощался с обществом и пошел домой.
За его спиной воцарилась какая-то странная тишина и наконец майор громко сказал:
- Товарищ лейтенант, я не понял, а куда это вы направились?
- Домой, товарищ майор …А?
- Да нам все равно куда вы идете, только щуку зачем утащили? Мы ведь тоже ловим.
- Так…А?
- Вы что думали, поймал рыбку и пошел с ней домой? Нет, дорогой, тут в озере рыб пять штук на всех, отставить, «Пираньи» уже нету, сдохла. Получается четыре штуки (майор стал загибать пальцы) : «Лещ», потом ваша «Щука», «Сом» и «Акула». Да, четыре.
Так что верните поскорее Щуку на базу пока она тоже не сдохла…

…Вот с тех пор мой отец как-то совсем подохладел к рыбалке…



АВТОМАТНАЯ ЭПОХА

"В мечте есть сторона, которая лучше действительности; в действительности есть сторона лучше мечты. Полное счастье было бы соединение того и другого..."
(Л.Толстой)





Я тут взялся, недавно,  выгуливать своего десятилетнего сына и двоих его одноклассников.
Сидели в кино, хрустели ведрами попкорна, ждали  начала и  пацаны между собой беседовали.
Саня:
- А вы бы хотели, если бы нам сейчас дали три коня и три автомата?
Олег:
- Да, класс, я бы хотел.
Саня:
- Я бы тоже. И чтобы патроны в автоматах никогда не кончались.

Казалось бы, отличная мальчишеская мечта: три коня, три автомата с вечными патронами, ну что еще в десять лет нужно для полного счастья? Но тут в разговор вступил мой Юра.
И в кого он такой циник? Я ведь абсолютно не такой, да и вокруг дети – как дети, а мой иногда ведет себя, как пожилой, надменный лилипут, затесавшийся в песочницу к детям.
Юра:
- Три коня, три автомата и вечные патроны – это конечно вау! Только хорошо бы еще, чтобы кони были надувными и чтобы не ели и не какали.
Саня:
- Почему надувными?
Юра:
- Ну, представь, порысачил ты по району, пострелял чуть-чуть, подрулил домой, а дальше что? Куда коня? В квартиру тащить? Или у подъезда к урне привязывать? За ночь угонят, или сам замерзнет. А сколько кони жрут, ты знаешь? А какают?  Вы будете с пакетами за ними ходить? Нет, лучше надувной. Домой прискакал, сдул и на балкон бросил. Да и автоматы нафиг не нужны, один раз на улице стрельнешь, а через полчаса тебя приедет брать вся московская полиция: - "Идиоты на конях, сдавайтесь и бросайте оружие,  вы окружены! Повторяю..."

Саня с Олегом  призадумались и спросили:
- Юра, а тогда, что бы ты сейчас хотел?
Юра:
- Я бы хотел, чтобы киномеханик забыл бы сейчас включить рекламу и сразу начал показывать кино…

Выключился свет и я, конечно же, вспомнил своего дедушку Васю и как лет сорок назад я был абсолютно счастлив.
…Дед хитро улыбался и просил рассказать стихотворение, а я сразу понимал, ЧТО мне за это будет и с глубоким чувством начинал:

- Шел вчера я мимо школы.
Сколько там детей, родная!
Как рассказывал учитель,
Долго слушал у окна я…


В конце дед гладил меня по голове, запирал в дачном домике (чтобы я не узнал – где тайник) и через пять минут возвращался с черным, тряпочным мешком, застегнутым на пуговицы (он специально его сшил), сажал меня на диван, долго возился с пуговицами и наконец складывал мне на коленки тяжелый, холодный и колючий… автомат.

Да, коня у меня не было, патронов тоже, но страшный, черный и железный автомат был! И это было настоящее счастье.
Когда мы с братом вспоминаем какие-нибудь моменты самого раннего детства, в первую очередь,  выясняем – в какую эпоху это было, до автоматную, или после?

В конце шестидесятых, дедушка Вася строил дачу, и каждый день ходил за чем-нибудь полезным на местную свалку, там он  и нашел наш автомат.
Практически новый, ни капли ржавчины, даже кожаный ремень на месте. Одна беда – магазина не было, а без него вид совсем не тот. До сих пор обидно, ну какая фашистская сволочь выбросила на свалку автомат без магазина?
Я всегда пытался пристроить вместо него что-то суррогатное: бабушкину фотографию свернутую трубочкой, дедушкину логарифмическую линейку, ну, или на худой конец, брусок черного пластилина, за что, тут же получал подзатыльник, и мое краткосрочное свидание с автоматом прекращалось до следующего раза…
Жаль, что дедушка мне так и не дал поползать с автоматом даже по клубничным грядкам, вся война проходила исключительно в домике и только за закрытыми дверями. Конспирация.
   Автомат наш, хоть и был немецкий, но я почему-то был уверен, что немцы делали  автоматы только с одной целью, чтобы с закатанными рукавами войти с ним в лес, глупо повертеть головой, получить от партизана камнем по каске, тут же умереть и завещать свой автомат партизанскому отряду.
Вот и мой автомат был стопроцентно-партизанский, во первых - партизаны у себя в землянке приделали ему для красоты темно-коричневые пластиковые накладки ( телевизоры тогда были черно-белыми и я думал, что обычно автоматы у немцев полностью металлические, без всяких там пластиковых щечек)
А во вторых – на нем партизаны сами выбили русскими буквами, что, Мы, мол, Русские и нас в партизанском отряде целых 40 человек, но поскольку на автомате места было немного, то написали они все это сокращенно: М. Р. – 40

Даже сейчас, спустя столько лет, я могу нарисовать свой «автомик» с закрытыми глазами, помню каждую грань, каждый винтик и заклепочку, я даже горьковатый привкус его помню. Каюсь, лизал…
Но любое счастье штука временная (если конечно – это настоящее счастье)
Так случилось и со мной, я сам спалил лягушачью кожу - в первом классе, как-то задал деду простой и логичный вопрос:
- Дедушка, у меня есть лучший друг – Сережа, он очень хорошо умеет хранить тайны, можно он приедет к нам на дачу и тоже посмотрит на «автомик»?
Дед закинул ногу за ногу, задумался и после долго молчания, грустно  сказал:
- Э – эхэ-хэх, ото ты дурнэ…
Потом принес автомат, ящик с инструментами и часа за два разобрал мое счастье на горстку невзрачных железяк. Каждую деталь замотал в газетку, чтобы не звенело, нагрузил сумку и мы пошли.
Через два часа и один автобус, мы уже были на Комсомольском озере.
Дед договорился с лодкой, сели и поплыли.
С тех пор, мой любимый автомат, разбросанный по кусочкам, покоится по всему дну озера…
Как же я рыдал и убивался тогда, чуть не умер от горя.
Теперь то я понимаю, что мой дедушка Вася  был добрейшей души человеком, я бы на его месте, автомат перепрятал, а в Комсомольском озере утопил бы внука…

…Вот, вспомнил деда, нашу автоматную эпоху и не могу теперь отделаться от навязчивой идеи – выбрать день, съездить на блошиный рынок и все-таки найти и купить тот дурацкий магазин, которого мне так в детстве не хватало. Не знаю зачем, но очень хочется…




КАНИСТРА

В наше время было бы не так страшно, хотя нет, все равно страшновато.
А тогда, в 96-ом, мы с Серегой, чуть в штаны не наложили.

Друг Серега, попросил съездить, помочь перегнать ему из Тольятти в Москву новую "девятку". Одному жутко, времена-то были очень не спокойные.
Купили, едем.
По пути решили сделать маленький крюк и заскочить в глухую мордовскую деревушку к Серегиной бабушке.
Узкая, разбитая лесная дорога, шириной - впритык с нашу девятку (если мерять без боковых зеркал) Кругом довольно золотая осень, красотища.
Тревожно, правда, что съехали с трассы, к тому же, где-то рядом, сразу за красотищей рассыпаны знаменитые мордовские зоны - это слегка напрягало, а так - настроение вполне отличное.

В бардачке - охотничий нож, в кармане дверей - шило, под ногами – фомка, плюс – нас двое. Должны прорваться…
Вдруг Серега резко тормознул. Посреди дороги стояла бензиновая канистра.
Пока мы решали – кто выйдет и уберет ее с пути, из-за дерева вынырнул человек в грязной джинсовой куртке.
Я быстро потянулся к бардачку, но тут же убрал руку – на нас сквозь лобовое стекло смотрела воронка коротенького автомата Калашникова. Мужик показал татуированным пальцем, чтобы мы открыли боковое окошко, нагнулся и весело сказал:
- Здорово мужики, до заправки подбросите? Тут недалеко.

Пришлось сделать вид, что секунду назад, никакое автоматное дуло в нас вообще не целилось (это были просто солнечные блики) и дружелюбно ответить:
- Ну, как же не подбросить хорошего человека? Садитесь пожалуйста.

Мы молча ехали и думали: -  какая все-таки жизнь, поганая и непредсказуема штука… Еще минуту назад было такое прекрасное настроение, вокруг царила золотая осень и хоп – осень вдруг внезапно кончилась, а начался на заднем сидении чужой мужик с вонючей канистрой и мерзким автоматиком…

Автоматчик заговорил первым:
- А че, музыки еще нет? Я смотрю - машина новая?
- А? Да. Пока так, без музыки. Да вот, не получилось еще, музыки пока нет…
- Вы - это, извините мужики, что я на вас оружие-то наставил.

Я даже оглянулся от удивления и спросил:

- А зачем тогда наставлял?
- А так бы вы нихера бы не остановились, проверенно. Я не злодей не бойтесь. Тут не далеко моя зона, я там работаю. Отскочил вот на часик за бензинчиком. А куда деваться? Нам четвертый месяц зарплату задерживают. Приходится крутиться.

Мы с Серегой, делали вид, что отлично понимаем, о чем он говорит, согласно кивали и лишних вопросов не задавали. Мужик совсем отогрелся и продолжал:
- Да что там зарплату, нам даже заключенных  кормить нечем, денег выделяют совсем чуть. По началу начальник придумал отконвоировать зеков в лес, чтобы они сами для своего котла грибы собирали.
Хлопотно получилось.
Возле каждого, мы подвое ходили. Чуть зазеваешься и грибники разбегутся.
Плюнули, перестали их гонять от греха подальше. Теперь  приходится самим, в свои выходные, лазить по лесу и собирать зекам грибы. А что делать? Голодного бунта ждать?
Я бы уже давно уволился, да куда пойдешь?
Повезло еще, что у нас сидит один серьезный человек. Большой авторитет. Сам хозяин его по имени отчеству называет.
Так - этот авторитет, ездит по зоне на своем 600-м «мерине». А я вот ему 95-й бензин по тройной цене подгоняю. Это единственная живая копейка в семье.

Мы несколько успокоились, даже осмелели и Серега аккуратно сказал:
- Земляк, а ты че-то на охранника не особо-то похож…

Автоматчик заржал у нас за затылками и ответил:
- Ну вы как дети малые, уже и сами могли бы догадаться, что я и вправду сотрудник, а не беглый каторжник…

Мы от удивления  оглянулись  не сговариваясь и хором спросили:
- Как догадаться…?
- Ну, как, как? Сами подумайте, если бы я был беглым, я бы в вашей машине  давно уже за рулем ехал…

Возразить было нечего и до самой заправки мы молчали.

Выходя, автоматчик попытался расплатиться с нами дурацким перламутровым черепом, но мы мягко отказались, попрощались с пассажиром и пожелали скорейшего освобождения его кормильцу.

На душе было очень погано, как будто нас и вправду грабанули, но километров через сорок, наше настроение резко улучшилось, когда Серега случайно оглянулся и на заднем сидении увидел старенькую, но вполне еще "живую" двадцатилитровую канистру…



ПОЖАРНЫЙ ТОПОР

В одной деревеньке, вблизи большого города, жили-были дед да баба и была у них курочка, скорее всего – Ряба, даже корова имелась.
Их старый, деревянный дом уже лет сто, вцепившись, изо всех сил держался на боку довольно крутого холма и нижняя часть огорода почти доставала до озера.
"Почти", потому, что между землей стариков и озером, раньше было пустое, ничейное место, но теперь эту землю прикупил небедный мужик из города и соорудил на ней трехэтажный домик.
Ну да ладно – в тесноте – да не в обиде.
Но оказалось - в обиде…
Новый сосед очень хотел проглотить все озеро целиком, но ему не позволили, ведь это народное достояние и оно продается совсем за другие деньги.
Но мужик не отчаивался, не получилось юридически, он стал действовать дефактически…
Завел свору жилистых обрубков с медвежьими зубами и периодически выпускал их на бережок пошалить.
И обрубки шалили. За полгода загрызли несколько деревенских собак и покусали рыбака.
Люди, от греха, стали делать километровый крюк, чтобы держаться подальше от этого края озера…
Но наших стариков, живших по соседству, больше заботил не усложнившийся выход к озеру, а ежедневный риск пожара.
В самом низу их огорода, стоял деревянный сарайчик с дровами, а сразу за сарайчиком, начиналась земля «директора озера». Там, «спина к спине» вырос огромный мангал для жарки целиковых слоновьих туш.
И этот мангал никогда не простаивал.
Почти каждый день к соседу из города приезжали толпы друзей, чтобы  после баньки окунуться в холодное озеро и под оглушительную музыку сожрать очередного жареного слона.
Горящий мангал больше напоминал пожар в джунглях, искры его огня взлетали вверх на десятки метров.
Старик несколько раз ходил на аудиенцию к новому соседу, так и не решаясь назвать «соседом», такого серьезного и важного человека.

И всякий раз получал короткий ответ на повышенных тонах:
- Мангал тебе мой не нравиться? Стена сарайчика вот-вот загорится? Ну, так вот когда загорится, тогда и будем разговаривать, а пока, дед, не морочь мне голову, иди домой, денег не дам…
Дед пятясь задом робко возражал:
- Не нужно мне от вас денег, я просто хотел попросить, чтобы вы отодвинули свой костер от забора хотя бы метра на два, ведь если полыхнет, то поздно будет, пожар с сарая перекинется на коровник, а потом уж и на дом… Сгорим ведь с бабкой.
- Это твои трудности, боишься пожара – сноси сарай. А где на моей земле я ставлю мангал – это только мои проблемы. Давай так: я не лезу в твой огород, а ты меня не будешь учить жить…

Время шло, стена сарая все чернела и нагревалась, иногда ее даже приходилось поливать водой, чтоб немного остудить.

Пожаром бы все и закончилось, если бы в одно прекрасное утро в гости к старикам не приехал зять с внучкой.
Вечерком зять полюбовался пионерским костром за забором, издали рассмотрел нового соседа, его гостей и собачек, пощупал горячую стенку сарая и стал соображать.

На следующее утро он уехал на весь день и вернулся только к вечеру, но не один, а с тягачом, нагруженным огромной, ржавой, железнодорожной цистерной без колес.
Кликнули мужиков из деревни, цистерну разгрузили и установили поперек горы, в аккурат перед сараем, а чтобы она вдруг не покатилась, хорошенько привязали канатом к толстому дереву.
Утром «директор» озера проснулся от монотонного чавканья работающего насоса. Проснулся и в хреновом настроении вышел из дома. Заметил за забором толстый гофрированный шланг, идущий от озера, пошел по нему вверх, уперся в зловещий 20-ти тонный резервуар и спросил деда с бабкой:
- Какого хрена вы тут затеяли!?
Подошел зять, вежливо поздоровался и ответил:
Вот цистерну наливаем, чтобы пожар в случае чего потушить.
- Какая нахрен цистерна!? Какой пожар!? Ты что не видишь, что тут уклон градусов сорок, а если эта дура с водой не удержится и покатится вниз, что тогда?
Зять:
- В том-то и дело, так и было задумано. Смотрите - вот канат, он удерживает цистерну, а рядом все время будет лежать пожарный топор и если вдруг, не дай Бог, в сарае случится пожар, то канат быстро перерубается топором, цистерна срывается с места, катится вниз под гору и тушит пожар. Все просто.

- Так она же его не намочит, а раздавит, как печеньку!
- Зато пожар потушит.
- Какой пожар!?  А если веревка сама по себе: сгниет, лопнет, я не знаю и эта хрень укатится вниз, то не только ваш сраный сарай, а и весь мой дом завалит. Убирайте ее на хер!
Зять:
- Уважаемый, давайте договоримся так: мы не учим, где вам на своей земле ставить мангал, а вы не лезете в наш огород. Вот когда цистерна сорвется, завалит ваш дом, беседку, баню и докатится до озера, тогда и поговорим, а пока - всего хорошего…

На следующий день «директор» озера отодвинул свой мангал от забора, но цистерна, все так же продолжала нависать над его жизнью.

Вскоре сосед пришел и подчеркнуто вежливо, попытался купить у стариков их землю, но те отказали, «директор» покосился на пожарный топор у цистерны, не стал ругаться, а тихо удалился.

С тех пор, он старался пореже ночевать в своем шикарном доме и в конце концов, к зиме  продал его…


НАДРЕЗ

В субботу сбагрили сына бабушке и желая хоть как-то использовать свободу передвижений, отправились под вечер с женой в парк Кузьминки. Просто, чтоб дойти в темноте до озера, да и поехать домой с чувством хоть как-то использованной свободы.
Подошли к мостику, под которым одно озеро водопадом впадает в другое. Смотрим возле металлической ограды шум и непонятная возня.
Четыре мужика, трое одетых и один без пальто, в строгом костюме. В руках у неодетого полотно от ножовки.
Раздетый:
-Мужики посветите телефоном, он должен быть такой желтый...
А вот же он!

С этими словами мужик яростно принялся спиливать «свадебный замок»
Мужики:
«Ты красавчик, отвечаю»!
«Правильно покажи характер»!
«Она не уважает нас, твоих друзей, а значит и тебя»!
Мужик в костюме (остервенело пиля замок):
-Она вообще охренела, с меня хватит! Я ей сделаю вечную любовь! Спилю нахер!
Это не свадьба, а жизнь у меня уже пять лет деревянная!
Мужики:
«Правильно, спилишь, бросишь в воду, сразу легче станет, избавишься от нее, отвечаю»!
«Баб на твой век хватит, сами понабегут»!
Сверху по пустой дорожке к ним приближалась женщина с маленькой девочкой лет трех, у девчонки из-под курточки виднелось длинное красивое платье, доходящее до самого снега.
Мужики (глядя на женщину):
-О, и тут тебя нашла...
Разговоры смолкли. Мужик в костюме перестал пилить и с ненавистью смотрел на жену.
Женщина подошла, не говоря ни слова накинула на мужа пальто, надела на голову шапку, вытащила из сумочки ключик, положила на перила и только сказала:
-Не мучайся, так будет быстрее...
Развернулась и пошла.


Нам с женой уж совсем неловко было стоять, глядя на изнанку чужой семейной жизни, и мы потихоньку пошли вдоль озера.
Через полчаса, когда возвращались обратно, увидели, что никого из троих друзей уже не было, а мужчина и женщина стояли молча рядом, вместе держа на руках свою маленькую дочку. Она прижимаясь к обоим, обнимала их за головы.

Мы подошли к перилам и жена незаметно столкнула ключик в темный водопад.

По нахохлившимся, замерзшим, железным квадратикам, стало ясно, что все большие и маленькие «свадебные замочки» натерпелись в этот вечер ужасного страху и им было очень жаль своего надпиленного братца...

ШЕРВУДСКИЙ ЛЕС

Пару лет назад, послали меня снимать открытие какой-то торговой выставки на ВВЦ.
Народу с утра немного, все скучно и неромантично. Каждая фирмочка занимает закуток три на три метра, между ними перегородки.
Иду, вдоль них и думаю: за что же зацепиться..?
Смотрю в отделе компьютеров, какой-то странный ажиотаж. Человек пять рассматривают обычный, серый системный блок стоящий на столе.
А нет, не обычный.
У него из бочины торчит маленький пучок разноцветных пластиковых лепестков, а с другой стороны, вылез какой-то штырь.... В противоположной перегородке магазина, виднелась аккуратная дырочка, диаметром с мелкую монету. У соседней фирмы, такая же дырочка была проделана в красивом портрете семьи (холст, масло), и напротив в портрете обнаженной (тоже холст, масло) Иду дальше. Следующие торговцы имели дырочку в зеркальной двери встроенного шкафа. Их соседи рассматривали отверстие в норковой шубе висевшей на вешалке. Между всеми этими дырочками явно была тайная связь. Но какая..? Наконец, я пришел в конечный пункт экспозиции, или скорее начальный. В этом отделе дырка была в большом яблоке, лежавшем на голове у бюста Вольтера. Густо пахло валерьянкой. Два смешливых милиционера весело заполняли протокол. Рядом переминались с ноги на ногу злые мужчины и женщины, скрестив на груди руки и поигрывая желваками. В центре композиции сидела зареванная худенькая девушка, а на ее коленях лежал непропорционально большой, пахнущий смертью арбалет с оптическим прицелом. На стене надпись в готическом стиле:
"РОБИНГУД. Элитные арбалеты от мировых производителей."
Слава Богу, дырочки были только там, где я перечислил.

ПРОПАСТЬ

История о том, что у солдат напрочь отсутствует инстинкт самосохранения.
1987 год, гора Мтирала в районе г. Батуми. На горе наша точка ПВО. Воду
нам привозит зилок, но когда водовозка ломается (раз в неделю примерно),
то салабоны пьют какую-то запасную муть, а мы - деды С. А. в количестве 5
чел, гордо идем на родник. Вниз по серпантину 4 часа.. там пьем часик,
как коровы и обратно 4 часа (всю воду на обратном пути выпиваем).. зато
день прошел..
И вот я, как самый умный, предлагаю братве спустится к роднику по
антенному кабелю. Rодник как раз внизу в ста метрах по отвесной стене..
А обратно пешком, итого экономия 4 часа.
Все заценили идею, приперли катушку кабеля, привязали к дереву... но я,
все умнеющий и умнеющий... возразил... мол надо посчитать, выдержит ли
кабель вес самого жирного из нас, вес его 140 кг. Да плюс прибавить 100
метров самого кабеля.. это еще 30 кг.
Вот сижу я с умным видом и пишу спичкой на земле закон ома (другого не
знал) все ждут затаив дыхание... и тут я думаю.. - а мать его... короче
нормально, пацаны... выдержит толстого...
толстый застегнулся поясным ремнем за кабель, надел рукавицы и ушел в
точку... мы последовали за ним..
И вот все сидят у родника нахваливая меня... а я чувствую что седею...
До меня дошло, что мы все пятеро болтались на одном кабеле, не
дождавшись приземления первого...
... ночью мы все летали во сне, но это не радовало...
Привет славным парням, висевшим со мной на одном кабеле...