?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: производство

ТЕСТ
storyofgrubas
«Смеялась сова с воробья, что у него большая голова…»
(Народная поговорка)



В туманной заводской курилке всегда многолюдно.
На скамеечках сидело человек пятнадцать рабочих, они курили, кашляли и смеялись.
Смеялись в основном над незамысловатыми шутками местного заводилы. Заводилу звали Петя - здоровый мужик лет тридцати, с золотым перстнем и волосатой грудью по самую шею.
В тот день Петя настолько был в ударе, что решил подшутить даже надо мной, человеком чужеродным и временным на заводе.
Петя вдруг громко и задорно произнес, глядя на меня:
- Скажи, режиссер, а ты случайно надел голубую футболку, когда ехал снимать наш завод, или это был твой осмысленный выбор?

Работяги дружно захихикали, я тоже заулыбался и сказал:

- Петя, а что ты имеешь против моей голубой футболки?
- Футболка нормальная, только цвет у нее пидорский, извини конечно за прямоту, но я простой человек, что думаю, то и говорю.

Мужики опять захихикали и я ответил:

- А не рановато ли тебя  пидоры победили?
- В каком смысле победили?!
- А в таком, что они присвоили себе голубой цвет и ты уже ссышь носить голубую маечку. А если завтра они пиво объявят своим напитком, ты что же, на всю жизнь останешься без «пиваса»? Лично я настолько уверен в своей ориентации, что не постесняюсь даже с женской сумкой по городу пройти, если она будет достаточно вместительная и крепкая для дела.
- С женской сумкой? Фу, позорняк, хотя у тебя наверное в Москве много таких педо-друзей с женскими сумочками, с кем поведешься?

Публика опять заржала.

- Да, и таких хватает. Петя, а ты, кстати, за что так не любишь гомосексуалистов? Может быть – это у тебя что-то личное? Детская травма, юношеские грезы, или что-то в этом роде?
- Какое личное!? Ты давай не это. Я их всегда ненавидел и давил и давить буду, пока живу.
- Ну, не знаю, как по мне, так наоборот: чем их на свете больше, тем лично у меня меньше конкуренция на рынке женского внимания…
Да и потом, ты себе даже не представляешь какая у геев на самом деле тяжелая жизнь, не позавидуешь. Подумай, например, как живется бедным пидорам, скажем, вашего родного цеха.

В курилке устаканилась гробовая тишина, казалось, что даже дым перестал клубиться и во всем цеху прекратилась работа.
Петя почти заорал:

- Какие пидоры нашего цеха?! Ты отвечаешь за базар? У нас в цеху нет никаких пидоров! Это у вас там на телевидении пидор на пидоре и пидором погоняет.
- Ох, Петя, и не говори, пидоров у нас гораздо больше, чем ты даже можешь себе представить, но от этого жизнь ваших заводских пидоров легче не становится. По статистике каждый сотый – вынь да положь… Природу не обманешь. И, кстати, ты, Петя не обижайся, но я кажется догадываюсь почему ты их так не любишь.
- И почему же?
- Попробую объяснить: если, например я среди поля увижу обычного козла, то он вызовет во мне простые и понятные ассоциации: мясо, шерсть, рога, колокольчик. А вот латентный зоофил, увидев козла, подумает: вот мерзкий скот, он же регулярно трахает коз. Фу! Позорняк! Даже думать об этом противно! Убил бы!
Чувствуешь разницу?
- Ты хочешь сказать что я пидор!?
- Да, ну ты что, Петя, посмотри на себя, какой же ты пидор? Вообще не похож. Хотя если честно, то я так до сих пор и не научился их отличать по внешнему виду.

Пока Петя думал, что мне на это ответить, в курилку заглянул наш оператор Серега, он потирал уставшее плечо:
- Ну, более-менее я "планов набрал", только вот плечо, сука, болит, натаскался камеру. Скорей бы вечером прийти домой и намазаться мазью, она помогает.
- А мазь у тебя с собой?
- Ну, да, вот.
- Так чего ждать? Снимай рубашку и мажься тут.
- Да, как-то неудобняк.
- Неудобняк снимать с больным плечом, давай мажься, не стесняйся, тут все свои, тем более что, как я выяснил, в цеху нет ни одного гея.

Про геев, Серега,  конечно не понял ничего, но снял майку и принялся втирать в плечо вонючую мазь.
Мужики молча наблюдали за этой сценой, но Петя, который уже пришел в себя, опять начал шутить. Он легонько ткнул указательным пальцем в потный Серегин живот и сказал:
- А нифига себе ты брюхо наел и сиськи, как у телки, нужно тебе спортом заняться.

Курилка заржала, а Серега смутился и сразу же надел майку.
Я не остался в стороне:

- Петя, к слову сказать, я ни на что не намекаю, но факт – есть факт: тут в курилке собралось человек пятнадцать, но только одному тебе пришло в голову потрогать мужика за живот и обсудить размер его сисек…

Все заржали, а Петя вскочил со скамейки и заорал:

- Ты отвечаешь за базар?
- Я отвечаю за то, что видел сам. Но ты не переживай – это все фигня, главное, маечка у тебя не голубая.

Кто-то подал голос:

- Бывают такие специальные тесты, по ним любого можно проверить на вшивость.
Петя идею подхватил и сказал:

- Вот именно, и еще неизвестно, кто из нас двоих прошел бы этот тест.

Я ответил:

- Петя, а хочешь, прямо тут пройти такой вот простенький тест?
- Ну.
- Представь, что ты идешь по цеху и никто на тебя не смотрит, вдруг, видишь, под ногами валяется картинка из мужского журнала – реклама нижнего белья. На ней такой красивый, загорелый мужик стоит в белых трусишках и вглядывается в даль.
Как ты поступишь?
1) Воспользуешься тем, что на тебя никто не смотрит и спрячешь картинку в карман?
2) Порвешь ее на мелкие кусочки и выбросишь?
Петя перебил меня:
- Конечно же я выберу второй вариант – разорву и выброшу, а ты небось выберешь первый – спрячешь, принесешь домой, повесишь на стену и будешь целыми днями не покладая рук…

Мужики дружно заржали.

Я подождал, пока станет чуть потише и продолжил:

- Нет, Петя, я выберу третий вариант, просто ты так разволновался, что тебе не хватило терпения выслушать все три варианта, а третий был самый незамысловатый: не обращать на картинку никакого внимания и пройти мимо…

…С того момента и до самого конца наших съемок, Петя перестал со мной здороваться. Зато заводские мужики начали посылать ему томные воздушные поцелуи…




ЯША
storyofgrubas
Над Яшей - интеллигентным евреем  и миллионером по характеру,  зло покуражилась судьба: родила его  в Советском Союзе, к тому же, не наградила ни богатыми родителями, ни слухом, ни голосом, так что скрипочка в виде пропуска за железный занавес, ему уже никак не светила.


Всю первую половину жизни, Яша, как умел очухивался от этих нокаутирующих ударов.
Но уже к девятнадцати годам, Худенький еврей с горбатым носом, успел жениться, родить сына, построить кооперативную квартиру, купить машину, дачу, вот только с деревом не получилось, его самого посадили…
В первый раз, за покупку порножурналов у иностранных матросов.
Яшин адвокат на суде дремал, а подсудимый как мог за него барахтался:
- Гражданин судья, за что же меня судить? Я и так финансово пострадал. Увидел на обложке женщину в вязанном свитере, подумал: – «куплю жене модный заграничный журнал с выкройками для вязания» Так этот буржуй, мало того, что под статью меня подвел, так еще и 50 целковых содрал…
Судья:
- А почему Вы перед покупкой не заглянули в журнал, чтобы убедиться: какого он содержания?
Яша:
- Я как комсомолец, глубоко убежден, что не мужское это дело - женские журналы разглядывать… Как Вы считаете, Ваша честь? Я вот, например, люблю журнал «Техника молодежи».

И так далее и тому подобное. Яша на суде сделал шоу, но ему все-таки влепили четыре года без конфискации.

Пока сидел, «глухонемая мафия» по чуть-чуть помогала семье. Вернули старые долги. Ведь глухонемым, Яша и продавал эти журнальчики по 1000 рубликов за экземпляр…

Отсидел, вышел, но международную торговлю не бросил.
Устроился грузчиком в магазин «Детский мир», где доставал велосипеды «зайчики», которые пользовались бешенным спросом у тогдашних польских челноков. Два зайчика ровнялись  «джинсовому костюму «Wrangler»
Уже через три месяца после тюрьмы, Яша умудрился купить Волгу, но спустя год, снова ненадолго «присел». Ну не вписывались в Советский строй грузчики на Волгах…

Выйдя после второго срока, опять на социалистическую волю, Яша получил от жены жесткий ультиматум: «Еще раз сядешь - домой больше не возвращайся!» И еврей-рецидивист клятвенно пообещал и так-таки не подвел – больше не сел.

На этот раз Яша получил разнарядку не в магазин и не на импорт базу, а на самый, что ни на есть обычный завод. Львовский телевизорный завод «Электрон»
Без отрыва от производства окончил месячные курсы регулировщиков радиоаппаратуры и встал на конвейер.

Работа у Яши была монотонная, но не особо сложная – подключать проезжающие кинескопы к измерительным приборам, тщательно их тестировать  и если нужно, отбраковывать за мелкие сколы, царапины, или (что бывало гораздо чаще) за несоответствие параметрам.
И так, за смену, из пятисот штук, пару десятков уходило в брак.

Я знаю об этом так подробно, потому, что сам стоял в двух метрах от Яши и вставлял кинескопы в корпуса… Но речь не обо мне.

Яша всегда был очень трудолюбивым и компанейским человеком, хотя и непьющим.
Помню, во время работы, он обычно напевал: «Я люблю свой завод и горжусь тем, что я – современный, подсобный рабочий…»
Врожденная интеллигентность никогда не позволяла ему ругаться матом, особенно  в присутствии дам. Даже заводских.
Всего один раз Яша не сдержался, когда уронил кинескоп себе на ногу. Он сел на пол, схватился за кед, хотел в сердцах заорать: «А сука!», но не посмел, вокруг были барышни и он простонал: - «А с-у.. с-у……собака….блядь»

Но главный фокус был в том, что Яша опять вдруг начал богатеть. Круто богатеть. В 83- году у него уже был видик… Врал, что крупно выиграл в лотерею (итак несколько раз подряд)
Все понимали, что на заводе он работает не за зарплату, а за деньги, но каким образом?
Яшина жена – Люба, пребывала в перманентном ужасе, она боялась нового срока и пошла на большие жертвы – бросила свою работу и устроилась на наш завод, чтобы всегда быть рядом с мужем и следить за манипуляциями этого Гудини. Глаз не сводила, но так ничего и не поняла.

…Как только в страну пришла перестройка, из страны тут же ушел Яша со всей своей семьей. Он наконец-то исправил оплошность судьбы- индейки…

Прошло очень много лет и вот, как-то раз, летая со скоростью света по интернетным проводам, мы с Яшей, вдруг стукнулись лбами. Успели сообразить, узнали друг друга, остановились и с удовольствием потрепались.

Яша с женой, детьми и внуками, давно живет в городе-курорте Нью-Йорке и владеет сетью супермаркетов. Наконец-то он может торговать напрямую - без матросов, глухонемых и поляков.

Мы уже почти попрощались, но я вспомнил и спросил:
- Яша, так все-таки, как же ты тогда, на заводском конвейере делал деньги, если Люба даже моргать боялась, чтобы не прозевать твое мельчайшее телодвижение в сторону криминала? Что такого ты умудрялся выносить через проходную? И главное - как?

Миллионер Яша интеллигентно похихикал и ответил:
- Дело прошлое. Бракованные кинескопы с завода отправлялись в магазин «Юный техник» и продавались там по 25 рублей.
На конвейере, я отбирал экземпляры с маленькими, незаметными сколами, но по-электрическим параметрам - вполне ничего-себе,  браковал, записывал в блокнотик их номера, а уже номера продавал директору магазина по 20 рублей за штуку. Там за ними целая очередь из телемастеров стояла. Новый-то стоил 180 р…

Люба только в Америке об этом узнала, чуть в Гудзон меня не скинула…










ЛИХИЕ 90-Е
storyofgrubas
"Не умеющий жить всегда хвалит прошлое"
(Народная мудрость)

Сынок плавал в море, я валялся на песке и как всегда бесседовал с русским дедом.
Услышав родной язык, к нам присоединился здоровенный мужик, ему явно не терпелось поделится своей внезапной радостью и мужик выдал без предисловия:
- Обожаю Черногорию! Нам бы так! Прикиньте, вчера вышел из магазина, пока перебирал пакеты, машинально положил свой рюкзачок на капот какой-то тачки. Закурил и пошел себе, а про рюкзак  забыл. Пропажу заметил только вечером. Ну, думаю – хана. Там же: паспорт, кредитки, телефон. Ужас.
Ночь не спал, все вспоминал – где я мог его оставить?
Только сегодня догадался и то приблизительно. Прибежал в магазин, поспрашивал продавцов, они только мотают головами – не видели. Выхожу на улицу и глазам не верю - то место, где стояла машина с моим рюкзачком, обведено мелом, а в середине большими буквами написана моя фамилия и номер телефона.
Я так и офигел. Прибежал в гостиницу, позвонил, оказалось, что этот дядечка на мерседесе, вначале три часа меня прождал, потом заглянул в сумку, увидел паспорт и додумался оставить послание на асфальте.
Вот, только что встретились, он специально за двадцать километров сюда пригнал. Сую ему деньги - обижается, еле взял на память кепку сборной России.
У нас бы, где-нибудь в Сочах - подхватили за милую душу и уже бы все деньги с карточек поснимали. Почему мы не такие как они? Вы заметили, что тут ни днем ни ночью даже окна в машинах не поднимают? При Союзе, ведь тоже так было. Во всяком случае, гораздо меньше воровали. Совесть у людей была.
Я говорю:
- Совести конечно было навалом, тут не поспоришь, однако крали по-черному. Сегодня, например, я смело могу оставить магнитолку в машине и ничего, а ведь лет пятнадцать назад, когда я выходил из-за руля, то просто над головой держал «морду» от магнитофона, чтобы все успели увидеть, что моя музыка осталась без «морды» и стекло разбивать не имеет смысла.

- Ну правильно - это же были «лихие девяностые», я то имею ввиду старую добрую доперестроечную жизнь. Я ведь и пионером успел побыть, прекрасно все помню. Никаких магнитофонов вообще не крали.

- Пионером – это хорошо, но я успел застать огненные 70-е и могу авторитетно заявить, что магнитолы не крали, по причине их полного отсутствия в природе. Были радиоприемнички, да и те встроенные, украсть такой можно было только вместе с машиной. Зато когда человек куда-нибудь приезжал хоть на пять минут, он всегда скручивал с машины: дворники, антенну, и левое зеркало (правого обычно вообще не было – это барство) Вы можете себе представить - приезжаете на работу, а у Вас подмышкой: зеркало, антенна, дворники и до кучи аккумулятор? А ведь так и было.

Парень недоверчиво заулыбался:
- Да ну, не может быть.

Тут в разговор вмешался дед:
- Еще как может, некоторые даже колеса на ночь снимали.
Бывший пионер пожал плечами и сказал:
- Ну, спорить не стану и все равно – в СССР не было таких уж явных бандитов и никто тебя на перекрестке из машины не выбрасывал, как в «лихие…»

Дед аж подскочил на своем лежаке:
- Из машины не выбрасывал!? Подумаешь – какие нежности – из машины его выбросили. А заточку в печень из-за ношенных ботинок не хочешь!?

Я удивился такой реакции деда, непонятно – это у него был вопрос или предложение… Дед продолжил:
- На краю нашего поселка стояла большая фабрика. И каждое Божье утро, в каждой бригаде начиналось с того, что рабочие сбрасывались кровно-заработанной копеечкой, Бригадиры несли ее начальнику цеха, начальники цехов тащили деньги директору, а уже директор связывался с начальником районной милиции и платил ему.
И вечером, после работы люди выходили с фабрики и спокойно расходились по домам, потому что вдоль дороги стояли шеренги милиции с табельным оружием.
А вот если в иной день деньги собрать не успевали, или еще что помешало и милиция к вечеру не прибыла, то почти все работники фабрики ночевали прямо на полу на своих рабочих местах. Идти домой - дураков не было. А если кто и отваживался, то его уже ждали такие же шеренги, только не милиции, а бандитов. Хорошо если дойдешь до дома беззубый и в одних трусах, а ведь многих резали за ботинки или пиджак, если артачился, снимать не хотел. Про девок я вообще молчу... А ты говоришь – из машины выбрасывали…

Парень недоверчиво покачал головой и сказал:
- Беспредел девяностых я застал и отлично все помню, но в Вашем поселке какие-то, уж очень голодные были бандиты. За ботинки заточкой в печень…
Дед удивленно поднял брови и ответил:
- Причем тут девяностые – это было в 53-м, когда из тюрем выпустили урок и ваши бандиты девяностых по сравнению с ними просто пионеры из Артека…