Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ДОБРОЕ ДЕЛО

"Будь осторожен: не делай добро без свидетелей!"
(Том Лерер)




Уже часов пятнадцать подряд я был готов к доброму делу. Прямо заждался, даже речь в голове набросал. О, а вот и он, звонок с незнакомого номера. Беру трубку и включаю интонацию уставшего героя, спасшего мир:

- Але.
- Слышишь, пес, хрен ты там алекаешь!? Ты даже не представляешь, как попал!
- В смысле «попал»? (Интонация героя предательски покинула меня) А, с кем имею честь?
- Я тебя сам поимею! И менты тебя на два года прав лишат. Слушай, короче, обратно сюда приезжай, на место аварии, тут и порешаем. Шустро метнулся, я жду! Ты меня понял, урод?
- Да, понял я, понял, только трубку не бросайте, выслушайте как все было, я постараюсь коротенько.
Итак, вчера вечером, часов в восемь, я проезжал по вашей улице и, прямо передо мной, со «встречки» машина лихо развернулась через «сплошную». Естественно, не вписалась, сходу черпанула ваш Лексус и, не останавливаясь, умчалась в закат. Я, как честный человек и к тому же единственный свидетель, не поленился, заморочился, остановился, нашел чем написать, ну и подсунул вам под дворник записку с телефоном, чтобы сообщить номер машины виновника и, кстати, если понадобится, видео с регистратора хотел подкинуть. Да, да, и регистратор у меня есть.
  Итак, теперь по факту: марку машины я, к сожалению, не разглядел, что-то среднее между «Запорожцем» и «Белазом». Номер, сначала хорошо помнил, но, потом замотался и постепенно забыл. Вся надежда была на видео. Приехал домой, смотрю, а регистратор, собака, тоже не записал, с ним такое бывает. Нужно новый покупать.
Единственное, что я точно запомнил, что у того злостного нарушителя, карма уж больно хорошая, да и фантастически везучий он, чертяка, даже завидно. По этим приметам попробуйте поискать. Всего вам хорошего, можете не благодарить…

Повесил я трубку и выключил телефон. В следующий раз включу его через месяц, а может и через три. Ведь это специальный телефон, только для общения с интернет-магазинами и новыми, неожиданными друзьями…

ГИБЛОЕ ДЕЛО

"Не ставь мышеловку, если сам годишься на роль приманки"
(В.Брудзиньский)


Жора – хозяин успешной юридической фирмы, перманентно подыскивает себе толковых, неленивых, грамотных и инициативных сотрудников, но таковые попадаются раз в пятилетку, поэтому свой отборный и сплоченный коллектив – главное богатство фирмы, Жора  холит, лелеет и подкидывает ему всяческие бонусы.
А вот вранья Жора не терпит, даже в мелочах. Опоздал на работу – так и скажи – проспал, шеф похихикает, погрозит пальчиком и за честность простит. Но не дай вам Бог «лепить» про застрявшие лифты, больных теть и пожары в соседнем подъезде. Жора посочувствует, но потом не пожалеет ни времени ни денег, узнает про лифт, пожар и диагноз тети, тогда пощады не жди : «Пройдите в кассу и получите расчет!» Даже руки на прощание не подаст.
Собеседование с соискателями Жора проводит только лично сам:

- Ну что же, резюме выше всяких похвал, опыт работы, для вашего возраста, тоже очень и очень. Послушайте, у меня появилась идея - чтобы нам с вами так просто не сотрясать воздух, я дам вам маленькое пробное гиблое дело. Короче, сегодня я копался в своем старом портмоне и отыскал вот это.

Жора протягивает маленький клочок бумажки с написанным от руки номером «57»

- Я даже не сразу вспомнил что это такое, а это номерок из камеры хранения ночного клуба «Ультрофиолет» на Таганке. Знаете такой?
- Я по клубам, вообще-то, не хожу.
- Похвально. Не знаете? Ну, это и не важно, так вот - года два назад, может два с половиной, но точно не больше трех и срок исковой давности еще не прошел. Зашел я в этот клуб, а с собой у меня случайно была бутылка армянского коньяку, десять лет выдержки,  пол-литровая бутылка, это я хорошо помню. На входе охрана приняла мою бутылку на хранение и выдала номерок, все честь по чести. Но, утром, покидая клуб, я  естественно обо всем забыл, так и ушел домой без ничего. Вот, возьмите, отправляйтесь туда и попытайтесь по этой бумажке вызволить мою бутылку. Я, конечно же понимаю - столько времени прошло и не особо надеюсь на успех, но тут главное - как вы себя проявите, применив весь свой жизненный опыт, юридические знания и умение находить с людьми общий язык. Получится – отлично, нет – тоже не смертельно. Одним словом, желаю успеха, а по результатам этого дела я и буду принимать решение о вашем трудоустройстве.

Спустя два дня  в Жорин кабинет входил гордый соискатель и с громким стуком ставил бутылку на стол:

- Вот, Георгий Иванович, ваш коньяк, но это было очень не просто, пришлось на них слегка поднадавить.

Жора радостно обнимал победителя, созывал в свой кабинет всех сотрудников, которые были в офисе, и под восторженные реплики собравшихся, принесенная бутылка тут же выпивалась.

На прощанье Жора крепко жал герою руку и, улыбаясь, говорил:

- Вообще-то хозяин того клуба – мой хороший знакомый, я сегодня с ним переговорю и если все было так как вы рассказали, то считайте, что вы уже приняты. Всего хорошего.


И так происходит примерно раз в две недели, Очередной «гений», думая, что он самый хитрый, приходит с «отвоеванным» коньяком и кучей подробностей о своей героической борьбе.
А для сотрудников - это как веселая физкультминутка плюс рюмочка «Армянского» для настроения.
Только однажды потенциальный работник, получив задание, вернулся с пустыми руками. Он вошел в кабинет, поправил очки, достал из кармана конверт и, слегка заикаясь от волнения, сказал:

- Побывал я в данном клубе и вот что мне удалось выяснить – перед вами две фотографии, одну сделал я сам, другую выпросил и скопировал. На моей фотографии отчетливо видны все ячейки камеры хранения, от первой и до сороковой. На втором фото – те же ячейки, но тут, как вы видите, находятся двое сотрудников охраны – Гарипов и Скворцов, так вот – этот самый Скворцов уволился из клуба пять лет назад, стало быть и дату отпечатанную на фото, тоже можно считать вполне достоверной. Это говорит о том, что и пять лет назад и вчера, в камере хранения данного клуба имелось ровно сорок ячеек, а вы мне выдали квитанцию с несуществующим номером «57». Георгий Иванович, извините, но я прихожу к выводу, что вы мне чего-то недоговариваете, либо скрываете. Не понимаю, как я могу на вас работать, когда вы мне не вполне доверяете?

Жора покраснел и сказал:

- Вау! Вау, черт меня возьми! Вы приняты, юноша, разрешите пожать вашу руку, и добро пожаловать в наш дружный коллектив…

ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живет на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное:
«Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?»

Прошлой весной Оксана попала в серьезную аварию.
Ехала на «зеленый» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров.
Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима.
Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зеленый». Видорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова.
К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекресток как на ладони.
Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зеленый», а Оксана на «красный».
Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав.
Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала:

- Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь.
Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране! Сейчас все другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок!
Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно.

Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс еще и московский полицейский.
Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна.
Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела.
Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель - старший лейтенант полиции встал в суде и заявил:

- Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя.

Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления.
Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил:

- А почему, все же, свидетель изменил свои показания?
- Да черт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца.
- Может быть, может быть…

И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут»
За день до суда, он таки провел свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трех звонков.
Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство.
Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков.
А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих…

Я уговариваю Тарасыча все рассказать Оксане, но старик упирается: - «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»




ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

«Дайте мне точку опоры…»
(Архимед)


Когда в любой веселой компании присутствует полковник МЧС, то все  разговоры, почему-то, сами собой, постепенно скатываются к: голоду, завалам, рекам крови, землетрясениям и трехосным Камазам.
Так получилось и в этот раз, каждый из нас принялся вспоминать: какие землетрясения ему довелось пережить и как удалось спастись.
В основном воспоминания сводились к   качающимся люстрам и умным котикам, которые что-то чувствовали, орали и даже гадили куда попало, чтобы ловчее предупредить хозяев о надвигающихся тектонических сдвигах.
А я  рассказал, как нас в Панаме застигло землетрясение прямо в зале ресторана.
Мы тогда по возможности без паники  вышли на улицу, стараясь не терять достоинства и пропускать женщин вперед. Хотя всем было очень страшно и это стало заметно по тому, что многие из нас покинули помещение с вилками, полупустыми тарелками и кусочками хлеба в дрожащих руках…
Потом мы слегка покачивались на стремительных асфальтовых волнах, глупо улыбались друг другу и вытирая пот со лба, ожидали падения церкви.
Полковник МЧС махнул рукой и сказал:

- Это все ерунда, вот я пережил землетрясение - так землетрясение, как вспомнишь...

Мы все бесспорно заранее с этим согласились и приготовились к жуткому и захватывающему рассказу профессионала.
Полковник продолжал:

- Случилось это лет десять назад, моему сыну Лешке, тогда было года четыре, максимум пять.
Ничего не предвещало беды, мы вдвоем гуляли по полупустому Ашану, людей вокруг почти не было.
Заглянули в автоотдел, я взял с полки канистру с маслом, надел очки и спокойно стал изучать этикетку.
Вдруг слышу – на всех полках стеллажа, начались какие-то скрипы, треск и дрожание. От пола и до самого потолка. Верный признак того, что пора выскакивать на улицу. И тут где-то на верху что-то звякнуло и с семиметровой высоты, с полки на нас слетел металлический огнетушитель. Буквально в миллиметре возле Лешки приземлился. Я оценил обстановку и понял, что бежать уже поздно, крушение кровли придется пережить прямо там, на месте, благо рядом с нами была капитальная опора.
А скрипы и гул все нарастали.
Только я стал  ложиться на Лешку, чтобы прикрыть его собой, смотрю, а этот мелкий засранец стоит у моих ног и, под шумок, яростно качает желтенький рычажок на самой нижней полке. Это оказался двухтонный гидравлический домкрат. Еще бы пару «качков» и нас бы накрыло семиметровым слоем товара, вместе со стеллажами, там почти все полки уже из пазов вышли и держались на честном слове.
Мы потом  с продавцами  часа полтора все приводили в порядок.
Вот такая история, папа людей спасает, а сын хочет всех убить.
Лешка после того, еще месяца два канючил, чтобы я ему "дамклат" купил.
Архимеда кусок…



СТРАННАЯ ДЕТАЛЬ

У нас было прекрасное настроение, мы всей семьей мчались в гости.
Лихо свернули с МКАД-а, и тут, на повороте, открылась жутковатая сцена: три или четыре машины с открытыми дверями, застыли в полном беспорядке среди дороги, а вокруг них, на асфальте лежали тела - четырех, а может и шести человек. Над телами стояли озадаченные менты и деловито осматривали окружающую картину. Рядом крутились зеваки, кто-то даже снимал на телефон.
Скорой помощи еще не было.
Детально рассматривать это зрелище не пришлось, да и желания особого не было. Мы, не сбавляя скорости, промчались мимо.
Веселый смех потух, в машине повисла пауза, мы задумались о мимолетности и бренности бытия. Я даже чуть-чуть приподнял ногу с педали газа.
Жена первая нарушила гнетущую тишину:

- Ужас какой, ну и авария. Хотя, вроде и машины на вид не особо битые, а так много жертв. Как же так у них это получилось? Неужели, все мертвые? Может еще спасут кого? А?

Я:

- Наверняка мертвые. Если бы кто-то был жив, над ним бы хоть наклонились, спасали как-то. А менты, видела? Стоят себе спокойно и уже никуда не торопятся. Труповозку ждут. И кстати, авария все же была, у одного «Мерса» крыло покоцано. Не заметили? Хотя, действительно, не так чтобы очень. Скорее всего – это пешеходы там лежали. Сдуру перебегали дорогу и вот...

Жена, обращаясь к сыну:

- Видишь, Юра, что бывает, когда не глядя ломишься через дорогу? А ведь у этих людей тоже были какие-то планы на сегодня, может они, как и мы, в гости спешили.

Сын:

- Да уж, жуткое дело. Папа, а, кстати, ты не заметил одну странную деталь? Почему-то все трупы лежали лицом вниз и у всех на руках были наручники.

Отличное настроение моментально вернулось в нашу машину.
Мы мчались в гости…




БЕССМЕРТНЫЙ

Эта маленькая история случилась ровно год назад, 9-го мая, в городе Туле, на городском параде.
Играла музыка, мелькали букеты, не спеша продвигались нарядные виллисы.
По проспекту Ленина плыл бесконечный строй черно-белых бессмертных героев той войны. Все молодые, сильные, красивые, почти живые. И каждый из них, деревянной рукой, вел своего внука или правнука.
Вдруг, одна девчушка неожиданно отдала прадеда маме и быстро скрылась в гуще народа.
Девочку звали Наташа, и ей на мгновение показалось, что где-то в толпе, над головами, мелькнул ее прадед. Та же улыбка, те же усы, и медали вроде те же…
Наташа с трудом протиснулась сквозь плотную колонну и, наконец, нашла то что искала: какой-то щекастый мальчик, лет десяти, действительно нес фотографию ее родного прадеда. Девочка сразу узнала ее, ведь фотка та была единственная, прадед прислал ее с фронта и вскоре погиб.
Наташа аж захлебнулась от праведной ярости. Какая подлость! Даже имя не изменили!
Она бросилась на щекастого и стала вырывать у него плакат со своим героическим прадедом.
Но, мальчик, нисколько не смутился, не убежал, он отпихнул Наташу и принялся отчаянно сражаться за свой транспарантик.
Тут на помощь подоспела Наташина мама:

- А ну, отпусти, Гаденыш! Ты где это взял, бессовестный!? Это же наше! Сюда приходят люди с фотографиями своих дедов, а не чужих! Дай сюда, наглец!

Мальчик, оставшись без плаката, беспомощно заплакал и стал звать: «Ма-ма! Ма-ма! Они забрали!»
Толпа расступилась и из нее вынырнула взбешенная мамаша мальчика:

- В чем дело?! Вы с ума сошли, женщина?! Отдайте сюда! Какого черта к ребенку пристала!?
- Что!? Это вам должно быть стыдно! Чему вы учите сына? Распечатали чужой портрет, прицепили на палку и вперед на парад?! И где вы взяли нашу фотографию?
- Вы, что, ненормальная? Да - это мой родной дед - Сорокин Петр Поликарпович!
- Как? Как ваш? Но ведь, он мой… тоже.
- В смысле ваш...? Так, вы, что, дочь Николая?
- Я? Да… А?
- Боже мой, значит мы с тобой двоюродные сестры. Я ведь сто лет назад хотела найти кого-нибудь из ваших, но, то одно, то другое…
- Познакомьтесь, дети, вы брат и сестра, троюродные, правда, но ничего, все равно для нашего деда мы все одна большая семья…

С того дня прошел год, но обе семьи за это время успели очень сдружиться и превратиться в одну. Они теперь даже не представляют себе, как жили раньше, почти не зная о существовании друг друга.
И сегодня, Петр Поликарпович Сорокин поведет на парад своих правнуков, но только уже без ссор и обид, ведь его деревянной руки хватит на всех.
Наверняка хватит, он ведь настоящий бессмертный герой.
Еще бы, семьдесят лет как погиб, а все еще продолжает держать в кулаке всю свою большую семью…


P.S.

С праздником всех вас! Вспомните и поплачьте…





img009
Мой дед - Фронтовой разведчик.

ЧП

В обычной школе, подобное ЧП легко сошло бы с рук. Ну, может, обошлось бы двойкой по поведению и «колом» по физкультуре, не более того, но для элитной мега-супер-гимназии это было настоящим ЧеПищем.
Еще бы, сюда конкурс и блат, как в космонавты, детишки километры психологических тестов сдают, чтобы поступить в эту школу, а тут такое средь бела дня.
Директор, во главе  педсовета, усомнился в адекватности виновника происшествия, такой ребенок может угрожать другим элитным ученикам, а это уже серьезно.
И вот что произошло:
Во время уроков, школьный охранник услышал странный шум со стороны сада и пошел искать его источник.
Источником оказался ничем не примечательный очкарик - первоклассник Сеня.
Сеня сбежал с урока физкультуры, украл в кабинете труда кувалду, величиной со свою голову и теперь со всей первоклассовой ненавистью долбил ей по школьной бетонной ограде, где и без того  зияла  неслабая дыра.
На вопрос – зачем? мальчик только отмалчивался, вытирая рукавом слезки.
Вскоре, по звонку примчалась Сенина мама - тучная женщина, да еще и на последнем месяце беременности.
Заседание экстренного педсовета началось.
Это был самый короткий педсовет за всю историю школы. От начала, до конца, секунд сорок и состоял он всего из одного коротенького доклада перепуганной Сениной мамы, а закончился всеобщим истерическим смехом учителей и полным прощением мелкого хулигана с кувалдой.
А дело обстояло вот как:
Каждое утро мама водила Сеню в гимназию и путь их пролегал по незаметной тропинке ведущей к небольшой щели в бетонной ограде, где  по утрам выстраивается живая очередь из сонных школьников.
А в обход идти очень далеко и неудобно.
Каждый раз, с трудом протискиваясь в эту дыру в заборе и создавая гигантскую пробку, мама говорила Сене:
- Ну, сегодня я еще, наверное смогу кое-как, но мой живот с твоим братиком все время растет и скоро наступит такой день, когда я уже никак не пролезу в эту щель. Тогда тебе придется идти в школу одному.
- Ма-а-а-м-а-а-а, я не хочу один! Ну, постарайся, еще чуть-чуть, ну пожалуйста. Давай я тебя подтолкну, должна пролезть. Я не могу один!

В тот злополучный день, мама, как ни старалась, но все же оказалась чуточку крупнее щели в бетонном заборе…



КОРТИК

«Verum est quod pro salute fit mendacium»
(Ложь во спасение правде равносильна)


Знакомый телережиссер Максим, рассказал мне вот такую инфарктную историю своего детства:

- Было мне лет двенадцать, не больше, когда в один прекрасный день с работы вернулся счастливый папа и с порога закричал: «Максим, скорей беги сюда! Смотри что у меня есть!»
С этими словами папа из кармана пальто достал самый настоящий морской кортик.
Папе тогда стукнул «сороковник» и дядя Володя – мамин брат, преподнес ему такой шикарный подарок.
А дядя Володя, между прочим, был самым настоящим адмиралом.
Вполне естественно, что в тот день я спал с кортиком под подушкой, рискуя в полной темноте повыкалывать себе оба глаза, я ведь не просто спал, а ежесекундно доставал его из ножен.
Опять же вполне естественно, что на следующий день после школы я привел домой всю мальчиковую половину класса, чтобы похвалиться своим символом властителя мира.
Уже не помню о чем я думал, но зачем-то поддался на уговоры и согласился повесить на стену кухонную разделочную доску, чтобы попробовать метнуть в нее кортик.
Будьте прокляты фильмы про индейцев!
Хватило всего-то одного броска и от кортика откололся кончик сантиметра три.
Друзья похлопали меня по плечу и моментально испарились.
Стою я посреди комнаты, в одной руке сломанный кортик, в другой его кончик, стою и думаю: а ведь жить мне осталось каких-нибудь четыре часа. Вечером придет папа, мама, дядя Володя с бутылкой, придут и скажут:
- «Максимка, ты случайно не трогал кортик мокрыми руками? На нем от этого будут разводы, замечу - убью.
Давай скорей тащи его сюда!»

Парень я был рукастый, в доме куча инструментов, и у меня созрел план, как оттянуть свою смерть.
Часа за три я обкорнал обломанный клинок на точильном камне, получилось совсем не дурно. Потом хорошенько зашлифовал царапины и кортик стал как новый, только  короче сантиметров на шесть. В общем, если его в руки возьмет кто угодно, кроме дяди Володи, то могло проканать.
Всунул я кортик в ножны и вдруг понял: «А ведь ножны-то меня и выдадут, уж слишком они длинные по сравнению с теперешним обрубком кортика.
Прикидывал и так и эдак, а время поджимало и я решился, расклепал медный конец ножен, сковырнул его, и нафиг отпилил ножовкой «лишний» кусок ножен.
Воткнул медную штуковину обратно, обжал тисками и даже заклепочки назад пристроил.
В этот момент в замке звякнули ключи и в дом вошел папа с мамой и дядей Володей.
Не успели они толком выпить за папу и закусить, как папа закричал: «Максимка, ты случайно не трогал кортик мокрыми руками? На нем от этого будут разводы, замечу  - убью.
Давай скорей тащи его сюда. Смотри какой дядя Володя футляр  принес"
С этими словами папа поставил на стол продолговатый деревянный ящик, открыл его, я заглянул внутрь и похолодел. Внутри в бархатном нутре виднелся четкий силуэт нашего кортика.
Не жив – ни мертв я притащил папин кастрированный подарок и стал с ужасом наблюдать, как папа пытался его пристроить на свое законное место и никак не мог понять, почему бархатный силуэт гораздо больше самого кортика.
Задумчивый дядя Володя взял кортик в руки, вынул из ножен, присмотрелся, сунул назад и сказал: «Все правильно, его нужно хранить немного высунув из ножен, чтобы клинок было видно, вот так»
Папа почесал затылок и ответил: «Смотри-ка, я бы сроду не догадался. Так и вправду выглядит поинтереснее, чем просто в ножнах»

Жизнь постепенно начала возвращаться в мое мертвое тело и к вечеру почти полностью вернулась.
А поздно ночью, когда дядя Володя на прощанье поцеловался с мамой и поручкался с папой, он подошел ко мне и тихим шепотом заорал мне на ухо:
- Максимка, твою мать! Давай договоримся так – отец ничего не узнает, слово офицера, но ты мне должен  сказать  – Ну, нахрена ты это сделал?! Я понять хочу! Ты что, собирался  отнести его в школу, а он в твой ранец не умещался?!
- Я, я, я... бросил в доску и кончик сломался. Дядя Володя, я больше так не буду…
- Ясно, ну слава Богу, что ты хоть не совсем идиот. А сделал хорошо, не подкопаешься. Свободен.

P.S.

С тех пор прошло лет тридцать, но до сих пор я папе так ничего и не сказал. И не потому что боюсь, просто с самого детства, я неоднократно был свидетелем того, как он неистово спорил со своими друзьями, доказывая, что его кортик такой короткий, потому, что он не простой, а адмиральский и даже присутствующий при этом старый адмирал, нехотя кивал, подтверждая папину правоту…





СЕДЬМОЙ СПРАВА

"А если
      в партию
              сгрудились малые –
сдайся, враг,
             замри
                  и ляг!
Партия –
        рука миллионопалая,
сжатая
      в один
            громящий кулак..."
(В.В.Маяковский)



Рассказ отставного генерала:
- Когда-то, давным-давно, я со своим взводом выполнял важную международную задачу - охранял тюрьму Шпандау, или как говорили мои бойцы - «Шпанду».
И, кстати, при мне, Гесс был жив здоров, накормлен и даже вполне доволен жизнью.
Но, не в этом суть.
«Шпанду» по очереди охраняли: мы, американцы, французы и англичане.
И вот, наступал черед заступать американцам. Приехали высокие, красивые «морские котики», мои, кстати, тоже карликами не были, я их сам лично отбирал строго от 185-ти сантиметров и аж до 195-ти. Огромные кони. А знаешь, почему до 195-ти ?

- М-м-м. Ну, может быть, если выше, то в тюремную дверь не пройдут?
- Какая там дверь? Это же элементарно, Ватсон, потому что во мне самом 196, а командир должен смотреть на подчиненного сверху вниз.
Ну, я отвлекся.
И вот, в очередной раз началась процедура передачи «Шпанды». Выстроились мои бойцы, а напротив американцы.
Пока развод, пока  туда-сюда, приходилось выстаивать друг напротив друга часа по полтора.
И вдруг,  во время этого стояния, у американцев, случилось маленькое ЧП – один из них, здоровый «морской котик», упал  в обморок.
Ну, вроде бы, с кем не бывает, товарищи его подняли, похлопали по щекам и унесли, казалось бы, инцидент исчерпан.
Да только на следующий раз, ЧП повторилось, снова какой-то американец, на ровном месте хлопнулся в обморок.
Но, когда уж, обморок повторился и в третий раз, тут-то меня начали терзать смутные сомнения, и я в лоб спросил у своих бойцов: - «Вы там были – все видели. В чем петрушка? Колитесь, варвары. С чего это американцы регулярно бухаются в обмороки? Признавайтесь, а не то станете сокамерниками Рудольфа Гесса»
Мои бойцы, как-то подозрительно дружно начали отнекиваться и я сразу понял, что они что-то знают.
Дожал я их и они раскололись.
Оказывается, к нам во взвод пришел молоденький солдатик, студент псих-фака, он и подучил остальных этому трюку, а все и рады стараться, балбесы.
Фокус вот в чем -  они заранее выбирали себе жертву (например, седьмой справа) становились на развод и все двадцать человек не сводили глаз с этого несчастного «морского котика»
Вроде ерунда, подумаешь – взгляд, но когда с расстояния пары метров, на тебя и только на тебя уставились целых двадцать человек, то - это уже совсем не ерунда.
 Казалось бы, рядом с тобой такие же солдаты, как и ты, причем,  все эти огромные, хмурые русские, видят тебя впервые в жизни, ты им ничего плохого не сделал, ничего не должен, но, почему-то, смотрят они только на тебя. От непонимания и жути, мозги бедного «седьмого справа», начинают плавиться, закипать и через час все кончается глубоким обмороком.
Я удивился, от души посмеялся вместе со своими бойцами, но впредь строго-настрого запретил им «ронять» солдат нашего вероятного противника, мало ли, международный скандал не входил в мои планы…

АВАРИЯ

"Благородно только то, что бескорыстно"
(Жан де Лабрюйер)

Я сидел в машине на стоянке, ждал сына из кино и слушал радио.

В соседнем авто, точно так же  скучал мужик и, как потом оказалось,  тоже  пережидал полнометражный мультик.

Вдруг,  этот мужик вылез из машины, подошел к соседней, подложил ей под дворник какую-то бумажку  и вернулся обратно к себе.

Это было по меньшей мере странно, во первых – та машина никак не могла мешать мужику выехать, да и вообще она никому не мешала. Все это было похоже  на какую-то подставу. Я не поленился, вылез из своей машины и демонстративно отправился читать записку:

«Уважаемый водитель!

На вашем автомобиле разбит левый, задний фонарь повторителей поворотов, а это небезопасно и может привести к аварии.

Срочно замените!»

Поморгав, я сложил записку и вернул ее обратно под дворник, а мужик уже  высунулся из своей машины и спросил:

- Уважаемый, у  вас ко мне какие-то вопросы?

Слово за слово и мы  разговорились, мужик оказался ГИБДД-ешником и судя по записке –  не самым плохим человеком.

Он говорил, а я все больше слушал, так мы полтора часа  и скоротали.

На какие только аварии его не вызывали: и напополам разорванные автобусы и мотоциклисты влетающие  в окна жилых домов  и мальчики налево – девочки направо (причем все без голов) и много чего еще. Ужас.

Но больше других, запала мне  в душу его история про одну, ну совсем невзрачную аварию:

- Выехал я на место, вижу: слева сзади к  ЗиЛ-ку с солдатами притерлась «девятка».

Все живы и здоровы, у ЗиЛа – естественно  ни одной царапины, да и какие там царапины, если контакт произошел не выше колеса, а у «девятки»: правое крыло, стойка, трещина на лобовом стекле, зеркало, ну и по мелочи…

Начинаю опрашивать водителей, хотя и так ясно, что грузовик ехал прямо, никуда не сворачивал, а легковая неудачно перестраивалась и нарвалась на его заднее колесо.  Да и водитель «девятки» со своим  пассажиром, студенты – очкарики, что-то такое мямлили: - «Ехали-ехали, не заметили как получилось, а тут неожиданно - бах и все…»

Дошла очередь до солдата – водителя ЗиЛ-ка, а он вдруг и заявляет:

- Товарищ инспектор, в аварии виноват только я, «девятка» не виновата – это я сдуру в зеркало не посмотрел, рулем влево крутанул и черпанул ее…

Тут вмешался лейтенант – старший машины:

- Кузнецов, ты что, сдурел!? Как это? Я же все видел, они виноваты, мы ехали прямо и никуда не сворачивали!

- Нет, товарищ лейтенант, я же был за рулем, я лучше знаю.

- Кузнецов, ты что говоришь? Да я тебя с машины сниму, до дембеля будешь в нарядах гнить!

- Снимайте, товарищ старший лейтенант, хоть сейчас, только во всей части, у меня одного  права категории «С». Сами будете  на этой раздолбайке ездить?

- Кузнецов – это же Ч.П. и пятно на часть, ты это понимаешь?

- Понимаю, больше не повторится, но в этой аварии виноват я.

Тут из кузова ЗиЛ-а повыпрыгивали солдаты, обступили меня и вразнобой заговорили: - «Так и было, «девятка» не при делах, виноват наш Кузнецов, мы все видели…»

Делать нечего, составил я схему, оформил все, а самому  слегка не по себе, от того,  что  чего-то недопонимаю.

Ну, допустим -  «девятка» не виновата, что вряд ли, но ведь вся ситуация в пользу  водителя - солдата, ему даже оправдываться не нужно было, сказал бы: - «Не видел, не знаю…» и все, и я бы обвинил студентов на легковой.  Да и его  товарищи по оружию повели себя очень странно – сдали с потрохами…

Перед тем, как всем разъехаться, я отвел в сторону водителя ЗиЛ-а и сказал:

- Хочешь быть виноватым – будь, дело твое, только скажи, зачем тебе нужно было брать все на себя? Не бойся, протоколы подписаны и переписывать их я не собираюсь, мне просто по-человечески интересно, а то спать плохо буду.

Солдат помялся слегка и ответил:

- Если честно, то конечно они в меня  сами врезались, только не мог я их сдать, они же целый километр ехали за нами, чтобы пацанам в кузов  передать пачку сигарет.

Чуть-чуть  не получилось…