Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

ЗЛОЙ ПОПУГАЙ

Я заехал на строительный рынок и отыскал нужный магазинчик.
Там торговали цепями и только цепями. Повсюду висели огромные, тяжелые катушки разных размеров и оттенков.

- Добрый день.
- Добрый, что интересует?
- Хочу посоветоваться и купить у вас цепь.
- Пожалуйста. Вам для чего?
- Да, видите ли? У моего соседа уже два велосипеда угнали. За секунду выламывают замок и уезжают. Причем, велозамки  были совсем недешевые.
Вот я и решил перестраховаться,  свой велик буду пристегивать самодельным велозамком, так надежнее. Сам замок у меня уже есть, а у вас хочу серьезную цепь прикупить. Какую посоветуете?
- А, ну все ясно. Вы очень правильно сделали, что обратились именно ко мне, у меня цепи – так цепи, а все эти магазинные тросики и китайские цепочки – одно название - «велозамок». Их и подросток порвет. Я бы... я бы,  вам посоветовал вот, вот, щас скажу… вот – эту. Она, правда, подороже, но зато будете спать спокойно, ни один угонщик ее не возьмет. Тут очень высокая марка стали, плюс каленая, а значит не перепиливается, к тому же оцинковка, да и размер, сами видите, внушает. Ничем ее не перекусишь. Это будет лучший вариант. Я вам еще посоветую сшить рукав из брезента, чтобы раму цепью не поцарапать и все. Будет не замок, а швейцарский банк.
- Мне нравится, ладно, беру.
- Вот и правильно. Какую вам нужно длину?
- Думаю метр, а, хотя, сантиметров девяносто хватит. Лишний груз не хочу возить.
- Как скажете, девяносто – так девяносто.

Продавец крутанул огромную катушку, отмерял нужный кусок и вынул из-под прилавка ножницы похожие на здоровенного злобного попугая.
Попугай вцепился железным клювом в цепь,  поднатужился вместе с продавцом,  и со звуком «ценьк!», выплюнул девяносто сантиметров.
Глядя, на хищный оскал злобного попугая, я вдруг задумался и сказал:

- Вы знаете, я пожалуй, не буду  покупать у вас это.
- То есть, как это "не буду"!? Что за дела!? Я ведь уже отрезал! Ничего себе… Ах, блин, ну да, ну да. Я понял…

Продавец, чуть заметно улыбнувшись, схватил злобного попугая, грубо швырнул его обратно под прилавок и сказал: «Все из-за вас».
Видимо, они с попугаем были на «Вы»…

СНЕЖНЫЙ КОМ

Все продавцы вокруг были молоды, подтянуты спортивны и все  в адидасовских костюмах, а этот больше походил на веселого американского безработного растамана.
Худой, сутулый сорокалетний бородатый дядька с дредами на голове. Нет, он, конечно, тоже был в адидасовском костюме, но спортивности ему это не добавляло, даже наоборот.
Я оказался там, чтобы купить зимнюю спортивную шапочку и конечно же за советом обратился именно к нему и не прогадал – ушел и с покупкой и с поучительной историей от бородатого (к сожалению, я так и не узнал его имени)
А вот и сама история:

- Вообще-то я тут самый старый работник, и среди продавцов и среди начальства, но все равно вынужден ходить как чучело, во всем адидасовском. Ну, а как же? Корпоративная этика, чтоб ее...
Как-то, лет семь назад, я с этим рискнул пошутить и тут такой снежный ком покатился, мама дорогая.
Короче, однажды поручил мне директор одеть манекена для витрины.
Настроение у меня было игривое, я сгонял в раздевалку и обул этого манекена в свои личные «пумовские» кроссы. Прикинь, чувак в витрине Адидаса, стоит в кроссах фирмы Пума.
Все «зыркали», прикалывались, я уже хотел переобувать его обратно, но одна наша цапля – продавщица, успела заложить меня директору магазина.
Тот не долго думая, вызвал меня и выдает: «Пишите по собственному, вечером получите расчет. Больше вы у нас не работаете»
Спорить с ним было бесполезно, пришлось писать заявление. Загрустил, я, конечно и недолго думая, отправился к соседям в Пуму. Ровно за стеной у нас тут магазин Пума.
Нашел их директора и говорю, так и так, пострадал из-за вашей Пумы. Будьте человеком, возьмите на работу.
Директор долго ржал, проржался и сказал: «Я бы взял тебя, только  вакансий нет. Но раз ты из-за нашей Пумы так жестоко пострадал, давай я поговорю с твоим директором, мы старые приятели. Авось и оставит тебя на работе»
Пришел он к моему директору и стал за меня просить, мой уперся, ни в какую - «Уволю и все».
Тогда пумовский и говорит: «Твой балбес поставил в вашу витрину манекен в кроссовках Пума, давай, тогда и я на целый день выставлю у себя манекен в кроссах Адидас. Инцидент будет исчерпан и ты его не выгоняешь. Идет?»
Наш директор был алчным пареньком и выторговал себе не один день, а целую неделю. Ударили по рукам.
И меня на птичьих правах вернули на работу, до первого «чиха».
Пумовский директор магазина оказался человеком креативным и вот что он сделал: он поставил к себе в витрину манекена обутого в адидасовские кроссы, а на грудь ему повесил красивую табличку с крупными буквами:

«Уважаемые покупатели!
Извините, за то что я обут черт знает во что,
ведь  кроссовки Пума предназначены только для людей…
»

Целыми днями у пумовской витрины крутились покупатели. Улыбались, фотографировались, а потом, видимо слух дошел до их центрального офиса, там заметили, оценили и решили продвинуть директора по службе, может за эту шутку, а скорее всего по совокупности. Неплохой был мужик, вот и за меня впрягся, хотя кто я ему? Короче, забрали его на повышение, ну, и дай Бог.
Наш Адидасовский директор узнал об этом, позавидовал конечно и решил повторить ту же хохму - приказал (мне же и приказал) поставить в нашу витрину манекена в кроссах Пума и тоже табличку на шею приделать. Ну, ни ума, ни фантазии. В тот же день наша Цапля позвонила в центральный офис и «стукнула» уже на директора. Директор быстро вычислил Цаплю и с треском ее уволил, да только  наше большое начальство оказалось совсем без юмора, так что директора и самого выкинули на улицу. Пертурбации были страшные. А я, что я? Я человек маленький, незаметный, Все и забыли, что все началось с меня. Так и работаю, не высовываюсь.
Но с тех пор никаких шуток с корпоративной этикой, даже сигареты курю только фирмы Адидас, а то заметит кто, такой снежный ком опять покатится, опять головы полетят…

Ну что, вот, эту шапочку возьмете? Отличный выбор, вам идет. Хоть и Адидас, но шапка хорошая, теплая…


ВЕДЬМА

«Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, — все ведьмы…»
(Н.В.Гоголь)


Друг мой, Гена, ехал с женой Мариной на дачу к старикам, встречать Новый Год.
Не были там уже месяца три, а за это время открылась, наконец, долгожданная  эстакада.
Эстакада штука хорошая, но в первый раз без поллитры, с ходу не разберешься – куда и в какой момент в нее сворачивать? Короче, оказались мои друзья чуть-чуть на «встречке» и конечно, тут же нарвались на охотника, а как известно - охотники перед Новым Годом бывают  особенно свирепые и безжалостные:

- Капитан Снегирев. Давайте-ка документики и пройдемте, э-э-э, Геннадий Викторович, в патрульную машину, для оформления вашей езды  по полосе встречного движения.

Гена, с надеждой посмотрел на жену, вышел из машины и поплелся за капитаном.
Прошло минут пять, разговор не клеился, инспектор хотел таких запредельных денег, что делало его не оборотнем, а практически честным человеком. Гена, конечно, как мог аргументировано торговался: - «Товарищ капитан, ну – это как-то слишком много. Побойтесь Бога, вы же не ради меня одного пошли работать в ГАИ.»
Но инспектор дал понять, что торг здесь не уместен и начал безжалостно доставать ручки с бланками, как вдруг в дверь заглянула Марина и сказала:

- Ну, хватит уже этого балагана, Гена, выйди, я сама с ним поговорю.

Гена облегченно выдохнул: - «Ну, вот наконец-то и тяжелая артиллерия подоспела» и с удовольствием покинул гаишную машину.
Капитан, ковыряясь спичкой в зубах, криво ухмыльнулся и сказал:

- Это что сейчас такое началось? Что вы мне хотите такого предложить, чего не мог предложить ваш муж? Шутки в сторону, идите-ка в свою машину и верните водителя обратно ко мне. Он нарушил, с ним и будем разбираться.

Но Марина даже не шелохнулась, она как будто и не слушала капитана. Посидела, внимательно изучила его лицо, потом не отрывая взгляда, хихикнула невпопад  и сказала:

- Человек сам делает свою судьбу, ведь вся его жизнь зависит только от его собственного выбора.
- Женщина, хорош уже, я сказал - покиньте патрульную машину!

Но Марина никак не реагировала, а продолжала свое:

- А, знаешь, чем отличаются умные от дураков? Только тем, что дураки делают неправильный выбор. Как говорится – нет ничего легче, чем иметь тяжелую жизнь. И ты, капитан, сейчас стоишь перед очень важным жизненным выбором…
- Э, але, не надо мне тыкать, я на службе. Вас что, силой вытолкать?
- Капитан, если бы ты не был таким дураком, ты бы не пристрелил свою любимую собаку, ее еще вполне можно было вылечить, были все шансы…

Капитан Снегирев замер с открытым ртом, посидел немного и с фальшивым спокойствием в голосе спросил:

- А откуда вы про моего пса знаете?
- Долго объяснять. Я, как бы это попонятнее, экстрасенс, колдунья, ведьма, ну, или, в твоем случае, злая ведьма. Знаю - что с человеком было, и вижу - что будет. А тебе, Снегирев, я дам бесплатный совет: - бросай ты свои глупости, навались пока не поздно на язву, хронический простатит и прекрати свои паскудства с тещей. Тьфу! Мерзость! К хорошему это совсем не приведет. Импотентом станешь.
- А про тещу вы как…?
- Так же как и про реанимацию из-за паленого коньяка. Короче говоря, человек ты пока не совсем конченный, если, конечно, возьмешься за ум, а если не возьмешься, то закончишь как твой бедный пес, а может и еще хуже…
Помнишь как у Цоя: - «Следи за собой, будь осторожен…»
- А можно у вас еще кое-что узнать?
- Нет, нельзя, бесплатный прием закончен, а на платный у тебя ни денег ни здоровья не хватит.
А теперь думай и выбирай, Снегирев: - ты сейчас пожелаешь нам счастливого пути, а я в ответ пожелаю тебе здоровья и удачи в новом году, или - ты лишаешь моего мужа прав и я пожелаю тебе чего-то совсем другого…?
- Ну, зачем вы так?  Большое спасибо за беседу. Вот, возьмите документики, счастливого пути, всех благ и счастья в новом году. Постарайтесь больше не нарушать. Извините за задержку - служба.

P.S.

Так и хочется на такой славной, загадочной ноте обрубить сей рассказ, но это было бы не справедливо по отношению к тебе, Дорогой читатель.
Можно долго спорить о существовании ведьм колдунов и экстрасенсов, но я должен сказать только одно - в природе все-таки существуют умные жены и Марина как раз из их числа.

Фокус весь в том что младший брат у Марины служит в ГИБДД в чине старлея.
Вообще-то Гена за рулем не пьет и на переезде перед электричкой никогда не проскакивает, так что Марина всего два раза в трудную минуту обращалась к брату за помощью. И тут как раз такой безнадежный случай.
Когда Гена с инспектором ушли в патрульную машину, Марина быстро позвонила Братцу:

- Але, с наступающим, выручай! Короче, нас сейчас поймали и гнут «встречку». Капитан Снегирев, из твоего, вроде, батальона.
- Снегирев? Вот блин… Только не это. Из моего-то он из моего, но тут я тебе не помощник. Мы с ним заклятые враги. Ты даже не заикайся, что моя сестра. Если узнает, то лишит Гену на всю катушку, да еще и на меня «заяву» накатает, что пытался, мол, давить, выгораживать родственника и все такое. Ну, ты понимаешь. У нас никто его не любит, мерзкий мужик. Так что извини, сестрица, ничем помочь не смогу…
- Ой, плохо как. Погоди, погоди, а ты хоть можешь мне по-быстрому о нем рассказать – Что? Когда? Чем отличился?
- В принципе могу, если надо - этот урод, представляешь, недавно свою собаку пристрелил, вместо того, чтобы к ветеринару везти, видимо денег пожалел.
А еще он…

ПТИЦЫ

Город Львов.
Напротив Стрыйского базара есть маленький пятачок для пешеходов, разделяющий проезжую часть пополам. Вот там я и стоял, поджидая, когда светофор наконец вспомнит обо мне, и наблюдал как рядом не спеша разворачивался настоящий фильм ужасов…
   Внезапно вся площадь пятачка стремительно укрылась нетерпеливым птичьим ковром – это голуби заметили свою кормилицу – маленькую сгорбленную старушонку с заветным мятым пакетом в руках.
Передо мной приплясывали два бойких, продвинутых паренька лет семнадцати: кепки,  мотня до колен, на головах большие наушники.
Один из них, ради смеха, решил пнуть голубиный ковер, махнул ногой, но слишком медленно, ковер моментально расступился, обнажив асфальтовый круг радиусом с ногу.
Пацаны заржали, а старушка-кормилица, развязывая свои пакеты, попыталась пристыдить детишек, но они ее не слушали и только не глядя ответили  неприличным жестом…

  На этом я прерву плавный ход своего повествования и забегу на четыре секунды вперед, чтобы и ты, дорогой читатель, почувствовал всю жуть, которая обрушилась на ни о чем не подозревающих сопляков с мотней до колен.
Внезапно, как по чьей-то злой воле,  сотни птиц взмыли вверх и набросились на хреново-воспитанных пацанят. Они кружили над беднягами, нагло били их крыльями по лицам,  пытаясь сесть на головы.
От неожиданности пацаны стали громко орать срывая юношеские глотки. Один закрыл голову руками, другой, наоборот, отмахивался, как будто отбивался от гигантских пчел. Но «пчелы» не отставали и все продолжали бить несчастных крыльями по головам и плечам.
Жертвы бросились врассыпную, но это не помогло, от птиц не убежишь.
Можно только догадываться - как им было страшно, ведь один из них, не глядя, побежал через дорогу на красный свет, и не поперек, а вдоль дороги. Какие могут быть правила дорожного движения, когда тут такое?
Машины сигналили, тормозили, изворачивались, но проклятые птицы все никак не отставали.
Я пытался представить себе - о чем же думали эти насмерть перепуганные балбесы и пришел только к двум вариантам: - либо голуби скачкообразно поумнели и решили отомстить своим обидчикам, либо они повинуются приказам той горбатой Бабы Яги.
Оба варианта не сулили ничего хорошего.
Наконец, когда хлопцы, подгоняемые голубями, совсем скрылись из виду, я могу  вернуться обратно к тем, недостающим в рассказе, четырем секундам:
… Пацаны заржали, а старушка-кормилица, развязывая свои пакеты, попыталась пристыдить детишек, но они ее не слушали и только не глядя ответили неприличным жестом.
Рассерженная бабушка незаметно подошла сзади и...  всыпала своим жертвам в капюшоны два полных кулачка хлебных крошек…



ЧИСТИЛЬШИКИ

Велико ли, мало ли дело, его надо делать.
(Эзоп)


Эту историю я услышал от своего крымского друга Валеры, а ему рассказал непосредственный свидетель  событий – капитан прогулочного суденышка и по совместительству Валерин сосед.

Вечер, на горизонте уже зажигались огни большого города по имени Судак, старенький скрипучий кораблик привычно юлозил до Нового света и обратно.
На палубе некое подобие дискотеки и открытого кафе.
За одним столиком шумно и матерно зажигала компания местных, за другим трое сорокалетних курортников, чинно пережевывали шашлыки из осетрины, любовались красотами и старались не лезть в чужие дела.
Над корабликом завис табор наглых чаек, они ругались перекрикивая музыку и все пытались что-нибудь стырить со стола.
Местная компашка оживилась и принялась обстреливать птиц виноградом и яблочными огрызками, но табор не особо-то испугался.
Вот один из снайперов вошел в раж, схватил со стола пустую бутылку из под водки, размахнулся ей как гранатой и стал выцеливать, чтобы уж наверняка...
Внезапно с соседнего столика поднялся сорокалетний седоватый мужик и громко заорал метателю:
- Парень, если ты сейчас бросишь бутылку, то клянусь, полетишь вслед за ней! Кивни, если ты меня услышал!

Парни услышали, напряглись, назревала нешуточная драка. Хоть местные и были разного возраста и калибра, но их было раза в три больше, чем дерзких курортников.
Метатель, тут же демонстративно запустил свою бутылку в ближайшую чайку но не попал, и тогда один из троих мужиков вскочил со своего места и неожиданно громко заорал:
- Человек за бортом!!!

Началась легкая паника, через полминуты музыка стихла и кораблик остановил ход.
Все пытались выяснить: Кто? Где? и за каким бортом?
Вдруг седоватый подошел к улыбающемуся бутылко-метателю, неожиданно ловко схватил его подмышки и… одним движением выкинул за борт…
Второй бросил спасательный круг, а третий увидев, что пацанчик, так и не появился над волной – прыгнул за ним в темную воду.
Пока вытаскивали наглотавшегося товарища, парням было не до драки, да тут и кораблик причалил к пристани, где его уже ждали менты на двух машинах.
Милицейский капитан был в курсе всего и тут же дал команду «принять» и «закрепить» наручниками троих мужиков, что и было незамедлительно выполнено.
Капитан орал:
- Вы не отделаетесь пятнадцатью сутками! Я вас надолго упакую за попытку убийства! Понаехали и вздумали тут у меня быковать!?

Закованные мужики, грустно сидели на асфальте, прижавшись  спинами друг к дружке, слушали капитана и ждали когда за ними приедет машина попроще, ведь они были мокрые и перепачканные в какой-то корабельный мазут.
Поодаль стоял надменный пострадавший и его довольные друзья, они хихикали и подбрасывали обидные реплики своим обездвиженным обидчикам.
Капитан все не унимался:
- Свидетелей куча, не отвертитесь. Ну на хрена вы его за борт выбросили? Подумаешь бутылку в чайку кинул… Вам что, птичку стало жалко!?
Сидящий седоватый мужик посмотрел на оратора снизу вверх и перебил его пламенную речь:
- Нам плевать на птичек, просто так уж получилось, я ведь его предупреждал…

…Через пять минут разочарованная толпа потерпевших была неожиданно грубо разогнана по домам, а с  задержанных сняты наручники.
На прощанье, капитан пожал всем троим руки, и сказал:
- Да я и сам бы убивал этих ублюдков. Вот в прошлом году копался в огороде и напоролся на наркоманский шприц. Полгода потом мучился, чуть палец  не отрезали. Ладно, бывайте мужики. Обещайте, что будете держать себя в руках. И хорошенько отдохните тут у нас…

Но, что же произошло с этим бравым ментом и как случилась с ним столь разительная перемена настроения?

Все дело в том, что эти мужики оказались не "крутыми" и влиятельными перцами, а  всего лишь бригадой водолазов, которые день за днем, из года в год, ныряют в озеро Байкал и вытаскивают с его дна банки, бутылки и всякую прочую хрень…

Капитан, конечно пошел на должностное преступление отпустив их, но стоит ли его строго судить за это…?


ДИКИЙ

«Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь»
(Царь Соломон)


Аэродромный автобус выгрузил толпу пассажиров у когтей огромной металлической птицы, готовой в любую секунду сорваться с места и с грохотом улететь в сторону Адлера.
Одни в предвкушении авиа-приключений улыбались и шутили, другие, напротив, в пику первым принимали напыщенный вид бывалых летчиков давно уставших от неба…
Стюардесса собирая у трапа посадочные талоны, здоровалась одной половиной лица, вторую половину, видимо берегла на обратную дорогу.
Вдруг один мужик отодрал от себя двухлетнюю девочку, навесил ее на жену, быстро покопавшись в сумке достал маленькую видеокамеру и отбежал от всех подальше под необъятный живот большой алюминиевой птицы.
Вначале никем не замеченный, он снизу вверх суетливо целился камерой в хвост и двигатель и что-то там разглядывал. С каждой секундой беспокойный пассажир все расширял территорию своего интереса к гудящему монстру, даже попытался подпрыгнуть и повиснуть на крыле. При этом странный пассажир начал все громче и громче возмущаться:
- Твою же мать! Ну, как на нем лететь!? Нет, я не полечу, ну его на хер! Да мы же не долетим, разобьемся в фарш!
Публика стихла и напряглась. Наконец его заметила стюардесса:
- Мужчина! Отойдите от самолета, идите сюда. Там запрещено находится и прекратите съемку.
Мужик все еще чертыхался, но послушался, подошел к жене с дочкой и ответил стюардессе:
- А я не снимал. А просто рассматривал в камеру.
- Все равно нельзя.

Мужик решительно отнял дочку у жены и начал что-то объяснять отчаянно жестикулируя. Сквозь самолетный гул были слышны только отрывочные фразы:
- Ты как хочешь, я не полечу, и не проси. Лети сама, а мы с Маруськой на поезде. Так спокойнее. Я тебя умоляю – не нужно. Как мы одни без тебя останемся, ты подумала? Тебя похоронят за государственный счет…
- Ну почему ты у меня такой дурак? Ну, может ничего и не случиться, нормально долетим, а? Я не могу опоздать. Летают же люди, ну…
- Нет, мы рисковать не будем, а тебе счастливого пути. Встречай нас послезавтра, если доживешь...

Женщина заплакала, а мужик с девочкой на руках сплюнул и не оглядываясь пошел в сторону здания аэровокзала.

Пассажиры загрустили и молча  полезли в холодное брюхо железной птицы.
Уселись на свои места, пристегнулись ремешками, чтобы не упасть с десяти километров и с тревогой принялись ожидать своей миграции в теплые края.
Из-за мужика-аэрофоба, игривое настроение у всех было безнадежно испорчено.
Женщина, летящая без мужа и дочки, грустно косилась на пустые кресла рядом с собой и чуть не плакала.

Птица побежала, взлетела  и подобрала когти вдоль животика.
Мимо грустной, одинокой женщины, по одному ходили члены экипажа и как бы невзначай присматривались к ней.
А в общем все шло как обычно – за бортом -50, туалеты находятся там и там, а если грохнемся в море, то не переживайте, вот тут у всех имеется свисток, прохладительные напитки и т.д.

Наступило время обеда.
На столик грустной женщины стюардесса поставила что-то хлипкое, маленькое, обжигающе-горячее и дружелюбно заговорила:
- Чай? Кофе? Ну, что он у Вас такой дикий? Весь отпуск испортил. Он еще ни разу не летал, или просто боится?

Женщина зло посмотрела на стюардессу и ответила:
- Странно, что Вы не боитесь летать на таком хламе. Вот Вы улыбаетесь, а наверняка не в курсе, что этот самолет ровесник Ваших родителей.
Он еще Хрущева на пенсии наверное катал.
А главное, его сто лет не ремонтировали и готовили к полету в усмерть пьяные механики, а точнее - совсем не готовили. Мой муж не дикий, как Вы выразились, а начальник цеха на авиаремонтном заводе, так что понимает, что к чему. И если мы на этом гробу благополучно долетим, то это будет заслуга не этого металлолома и Ваших бравых летчиков, а исключительно тяжелая работа Господа Бога.

Стюардесса загрустила, вышла из образа и до самого конца полета больше никому не улыбалась.

А уставшая, седая, алюминиевая птица, слава Богу, долетела до теплых краев и в этот раз…