Category: путешествия

ДИСНЕЙЛЕНД

Я заскочил к Виктору на день рождения и мы тихо, по-домашнему выпивали на кухне.
Из коридора послышалось как мама Виктора - очень интеллигентная старушка, позвала к себе в комнату внучку и завела с ней обстоятельный разговор.
Двери в кухню и комнату были приоткрыты, поэтому мы и стали невольными слушателями большого куска беседы:

- …кто ж спорит? Но не все так просто и легко, как бы нам хотелось. Лидочка, я прожила долгую жизнь и знаю о чем говорю, поверь: когда ты попадаешь в Диснейленд, то просто очумеваешь от этой красоты, веселья и разных там, качелей-каруселей. Тебе хочется покататься на всем сразу и без разбора, как в омут с головой, тем более, что у тебя в кармане мультипасс, все развлечения у твоих ног. Но, я  умоляю, не спеши бросаться на первый же аттракцион. На самом деле, далеко не все из них так хороши и безопасны, как кажется на первый взгляд, они запросто могут покалечить тебя, или даже убить. Цепи, например, могут оказаться ржавыми, или слишком тонкими. Ну, или сядешь, скажем, на, вроде бы, миленькую лошадку, а она запросто возьмет и сбросит тебя с карусели и размажет по асфальту. Тебе это надо? Я не утверждаю, что все без исключения аттракционы в Диснейленде плохие и опасные, конечно нет, но нужно голову включать, чтобы не пожалеть и не совершить роковую ошибку. Нужно время, чтобы разобраться. Ты меня понимаешь, Лидочка?
- Я понимаю, Бабуля, но ведь Диснейленд работает только один день в жизни - первый, он же и последний. Вот ты приходишь к его открытию, смотришь как люди катаются и веселятся, но ты слоняешься с серьезным лицом и только наблюдаешь: что там на каруселях за цепи? Не тонковаты ли для меня? А вот американские горки, не попаду ли я на них в катастрофу?
А комната страха, не слишком ли она меня испугает?
Но, время уходит, оглянуться не успеешь и уже вечер, Бабушка. Все люди накатались и счастливы, только я одна со своим мультипассом как дура хожу и все еще тщательно планирую, выбираю и никак ни на что не решусь. А тут и конец. Играет веселая музычка и хоп - «наш Диснейленд навсегда закрывается, пожалуйста все на выход. Кто не покатался – мы не виноваты, скажите спасибо вашей бабушке» Ты это мне предлагаешь?
- Ну, не совсем это. Ты катайся потихоньку, только осторожно, как бы это сказать, не сломя голову…

Тут Витя отвлекся от нашего чаепития, сделал удивленные глаза и крикнул:

- Мама! Что значит «катайся потихоньку»?! Вот вы там лихо договорились!

В кухню заглянула Лида, сказала, что подслушивать нехорошо и демонстративно захлопнула дверь.

Я говорю:

- Витя, а что вы Лиду в Диснейленд отправляете?

(Витя поднес палец к губам и перешел на шепот)

- Да, какой там Диснейленд. Так и знал, что маму унесет не в ту степь и она нарвется на  детский мат. Просто Лидочке уже тринадцать и у нее недавно появился пятнадцатилетний мальчик. Вот бабушка и вызвалась провести урок по половому воспитанию, как бы чего не вышло…

НА КРАЮ ЗЕМЛИ

Дьявол долго прикидывал и экспериментировал, он изобретал самую поганую для жизни человека погоду. И вот, методом проб и ошибок, у него вполне получилось:
1)     Ветер   такой, что если уронить монетку, то она приземлится метрах в десяти от вас.
2)     Дождь. Просто постоянный горизонтальный дождь. Горизонтальный, видимо  из-за ветра, но  скорее всего из-за подлости дьявола.
3)     Над температурой, особо  пришлось поломать коварную дьявольскую голову. С одной стороны, сделаешь  минус 100, так люди напялят на себя кучу гагачьего пуха и  выживут. Им будет тепло и сухо.
Решено было повысить до +0,5 вроде бы и не экстремально  холодно, зато вода еще вполне жидкая, она и  доделает  свое черное мокрое дело.
   Место для всего этого было выбрано красивое и с размахом. На краю Земли, чтобы никто не мешал – Линахамари.
Нас туда занесла нелегкая,  снимать про войну и немцев. В тот день у войны, видимо,  был выходной. Ни в дотах, ни в траншеях, ни в подземных бункерах не было ни одного немца, даже самого задрипанного часового, подходи и бери что хочешь. А нам так даже  и удобнее, не нужно вспоминать как будет по немецки: «Гер майор, разрешите у вас тут немного поснимать.»
Но было полное ощущение, что немцы еще десять минут назад, под патефон,  долбили тут мерзлые скалы и густо все  украшали    железобетоном. А, если пристально всмотреться  в каменную землю, то сквозь ветер, слезы и дождь,  на любом квадратном метре можно разглядеть: одну, две, три  немецкие пули. Вначале я их подбирал, а потом, когда набралось с полкило,  плюнул, выбросил.  Все горы покрыты немецкими пулями. Что в этих местах происходит в те дни, когда у войны не выходной, просто страшно себе представить.
Хоть каждый из нас был в самых хитрых одежках и мембранных мегаскафандрах, но дьявольская погода быстро нас выпотрошила.  Лично я был в трех куртках, но мой телефон, лежащий у сердца, сразу намок и тихо помер, даже не оставив завещания.

Когда, например,  пришлось выпрыгивать из лодки   в ледяную бурлящую воду по колено,  мы с удивлением осознали, что ничего не произошло. Мокрее не стало.   Но самое удивительное, что в тех местах живут люди! Как там можно жить, а главное зачем?
Если бы злая судьба поселила меня туда, то первым делом я бы купил палатку с   компасом  и каждый день шел бы сколько смог на юг, ночевал и так каждый день, аж пока не добрался  хотя бы до солнечной Костромы.
   Что держит людей в Линахамари, да и вообще в Мурманске? Не понимаю. Смотрел я на жизнерадостного местного историка Василия Иваныча и никак не мог этого понять.
Василий Иваныч очень незаурядный и знающий человек, когда рассказывал о военных неудачах и просчетах  немцев,  всегда прибавлял фразу – «к сожалению» и никак не мог взять в толк, отчего мы так дружно ржем.
Наш съемочный день начался в шесть утра и несмотря на погоду, план мы с трудом,  но вроде выполняли. Вдруг, в мокрой вате неба, показалось голубое   окошко и в это окошко прям таки долбанул на скалы солнечный лучик.
Дождь и ветер не стихли, но наше настроение резко улучшилось, ведь – это была первая цветная картина с самого утра. Я предложил остановится, сделать летучку и   сверить наши размокшие дальнейшие съемочные планы на сегодня. Кто-то сказал:

- Ой, у меня что-то с ногами.
- В смысле с ногами? А хотя и у меня тоже они какие-то ватные.
- И у меня. Да и шатает как-то, как будто равновесие барахлит. Какие-то мухи в глазах.

И каждый из нас понял, что с ним  тоже происходит что-то необычное и это совсем не первая любовь.
Я высказал предположение, что все мы слегка траванулись пирожками, но – это дело житейское,  надо работать дальше, потом разберемся.  Еще много чего не снято, а времени уже…
Тут я посмотрел на часы – часы показывали  полтретьего ночи.

P.S.

Всю командировку меня не покидала мысль: как же тут, черт возьми, красиво в июне, вот  бы в следующий раз сюда летом приехать.





 

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ

Есть у меня институтский   приятель Абдулла, на телевидение он так и не пошел, перебесился, вернулся к себе в Баку и стал нефтяником, как: прадед, дед и отец.
Женился, родил двоих детей  и вот, сегодня, спустя  двадцать пять лет мы встретились.
Абдулла приехал на какой-то важный нефтяной симпозиум, а заодно, привез  свою красавицу жену – Ольгу, погулять по Москве.
Мы сидели у меня дома, Абдулла попивал  принесенный азербайджанский коньяк, а мы с Ольгой чай с вареньем.  Абдулла и Ольга познакомились в самолете, места оказались рядом. Судьба, и все  такое, отношения были высокими, но развивались очень стремительно.
 Родители Абдуллы были крайне  против русской невестки, тем более, что и девушку сыну давно присмотрели, еще с третьего класса, да и Олины родители были не в восторге  от зятя мусульманина. Сейчас-то, спустя двадцать лет они все души друг в друге не чают, а тогда… короче маленькая семейная драма: крики, слезы и любовь.
И чтобы не затягивать процесс, а поставить родню перед фактом, влюбленные, уже через неделю после знакомства, дали взятку в ЗАГСе и только вдвоем, по-тихому расписались. Мало того, расписались и не заходя домой, с одной маленькой сумочкой отправились  на неделю в свадебное путешествие в Иран. Абдулла с детства мечтал побывать в Иране, но все никак не получалось, а тут как раз такой вдвойне счастливый случай подвернулся.
Заселились в гостиницу и в предвкушении своей первой брачной ночи, пошли гулять по городу.
Стояла дикая жара, Ольга захотела пить, да и Абдулла бы не отказался от холодненькой бутылочки пивка. Увидели маленький продуктовый магазинчик, Абдулла оставил Ольгу на лавочке под деревом, а сам забежал внутрь душного магазина.
Через минут двадцать, не меньше, вышел  очень задумчивый Абдулла и молча вручил жене    холодную бутылку лимонада.
Оля хотела возмутиться  - что ж так долго то?  Но, не стала, она подумала, что Абдулла из магазина позвонил домой и узнал очень плохие новости от родни. Но Абдулла только рукой махнул, сказав, что просто очень устал с дороги и хочет вернуться в гостиницу.
  Наступила ночь, их первая в жизни  ночь.
Абдулла  медленно разделся, лег в постель, накрылся одеялом, потушил настольную лампу, поцеловал молодую жену,  повернулся к стене,  сказал – «Спокойной ночи» и действительно уснул…
А вот Ольга  так и не уснула до утра.
Во  вторую ночь повторилось то же самое. В третью, впрочем, то же. На улицу Абдулла почти не выходил, только лежал в номере и смотрел телевизор.
Так и вернулись они обратно в Баку, без всяких брачных ночей.
Ольга, хоть и безумно  любила мужа, но никак не ожидала, что ее любимый Абдулла так распереживается на фоне семейных проблем, что окажется полнейшим импотентом. Ее мир рухнул вместе с надеждами на будущих детей.
Но, через недельку, «импотента» внезапно как подменили,  его импотенция улетучилась сама собой.
Только через год Абдулла открыл жене    печальный секрет их свадебного путешествия.
…Когда Ольга осталась на лавочке в тени деревьев, Абдулла вбежал в тот маленький  иранский магазинчик. Внутри,  на низком диване, сидело       человек пять мужчин, они  пили чай и разговаривали.
Абдулла попросил у продавца бутылочку пива и бутылку лимонада.
Мужчины перестали разговаривать, повисла странная тишина и один, самый пожилой  спросил:

- Сынок, а ты мусульманин?
- Да, конечно, я азербайджанец из Баку. А что?
- Ну, вот если бы ты был  обычным  туристом, русским, например, то мы бы тебе просто объяснили, что в нашей стране алкоголь не продается и не употребляется – это харам. А раз ты правоверный мусульманин, то и отнесемся мы к тебе, как к нашему брату мусульманину.

В тот же момент  толпа окружила Абдуллу, подхватила на руки, положила лицом вниз и прижала к ковру. Старший сказал:

- Сынок, если хочешь, можешь кричать, будет легче.

Но Абдулла кричать не стал, чтобы не услышала Ольга, сидящая на улице под деревом. Хотя кричать очень хотелось.
Так Абдула получил двадцать пять ударов деревянной палкой по голой заднице, ну и конечно же, в придачу бутылку холодного лимонада для жены, ведь -это все-таки  был магазин…

 

ЛОНДОН ДЕТСТВА

Наконец - это случилось. После долгих скитаний по городам и странам, наша маленькая съемочная группа прибыла в Лондон.
После: Тамбова, Уланбатора, Ельни и Каракаса, командировка в Лондон это отдохновение для глаз и камеры.
В день прилета, съемок у нас не было и мы разбежались в разные стороны, чтобы  спокойно, в свое удовольствие  пофотографировать Лондонские красоты и пошляться по магазинам.
Вечером за ужином все собрались и наперебой стали делиться восторженными впечатлениями:

- Ах Лондон!
- Ух Лондон!
- Вот это красота! Вот где центр мировой архитектуры!

Я выступил более сдержанно:

- Да, Лондон определенно стоит того, чтобы в нем побывать, но, если честно, то красоты Лондона, меня не особо поразили.
- В смысле не поразили? Ты хочешь сказать, что в Москве есть что-то похожее?
- В Москве нет, не спорю, но я-то родился и вырос в старинном Европейском городе, так что после моего родного Львова, Лондон мне «башню не снес».
- Да, ну, перестань, смешно даже. Где Лондон и где твой местечковый Львов? Ты просто очень давно там не бывал, вот и перекатываешь в голове приятные воспоминания детства, когда деревья были большими. Вот съездишь туда после Лондона и дико разочаруешься.

Потом мы стали показывать друг другу сегодняшние фото-трофеи: фонтан на Пикадилли, Букингемский дворец, Альберт холл, Биг Бэн, Набережная Темзы…
У меня тоже на телефоне скопились фотки, пришла и моя очередь хвастать:

- Ну, Вот, смотрите, побегал сегодня.
- Ух ты. Это Тауэр?
- Нет, это костел святой Эльжбеты.
- О - это Виндзорский замок, мы тоже сегодня там проезжали. Ты и внутри поснимал? Ничего себе. Шикарно, а как ты туда попал? Красотища.
- Это не Виндзорский замок, а пожарное училище, а то, что внутри – это Дом ученых.
- А это я знаю! Это улица Бейкер стрит! Угадал?
- Нет, не совсем – это так называемая Рыночная площадь.
- Красиво, нужно завтра туда сходить. А это что за средневековый замок?
- Это обычная городская школа.
- Школа? На вид совсем необычная, в ней, наверное, еще Черчилль и Королева мать учились.
- Нет, в ней я учился. Это все Львов, пацаны.

Мои пацаны примолкли и попросили еще Львовских фоток…

КАБЕЛЬЩИК

Есть у меня старинный приятель Серега,  мы с женой между собой зовем его кабельщиком (кто видел одноименный  фильм с Джимом Керри, тот поймет)  Так-то он отличный парень,  но очень уж подробный и нудный, особенно по телефону. Такое впечатление, что кто-то ему платит за каждую украденную у собеседника минуту.    Меньше шести минут с ним поговорить невозможно:    


- Привет, Грубас, как жизнь?  


- Привет, Серега, жизнь прекрасна, но ты знаешь, я… сейчас на Эвересте, сорвался и лечу в пропасть, надо бы  к смерти, что ли, приготовиться, так что не очень могу говорить.  


- А, ну ты пока летишь, я тебе как раз расскажу, как я фанеру для нового дома искал…   


Обижать его не хочется, ведь у каждого свои недостатки и с ними нужно мириться.    Вот так и приходится часами лететь в пропасть и слушать про фанеру, аж до встречи  с острыми камнями (или что там у них под Эверестом)     Но, если сразу не сказать, что сидишь в театре и на тебя со сцены осуждающе смотрит Безруков, то разговор может длиться, аж пока батарейка не издохнет, а в наше время батарейки, сволочи, на удивление живучие стали. Скоты.        Сегодня опять звонок:   


- Здорово. Как жизнь? Что нового? 


- А, привет, Серега, ты извини меня, но я в коридоре в одном ботинке стою, на работу бегу. Опаздываю. 


- А, ну тогда я коротенько. Как делишки? 


- Да, все, как-то, помалень… 


- Везет. А у меня - то одно, то другое. Бизнес мой потихоньку накрывается, а знаешь чем? 


- Чем?    


Collapse )

СТАРЫЙ МАЯК

Я опять напросился в гости к доктору исторических наук, профессору Марии Сергеевне.
Всегда к ней напрашиваюсь, когда нужна срочная консультация по сложному историческому вопросу, а интернет абсолютно не в курсе дела.
Мария Сергеевна – маленькая семидесятипятилетняя старушка с вечной «беломориной» в зубах, не вынимая папиросу изо рта и умудрившись не обжечь,  поцеловала меня в щеку, взяла тортик и повела в комнату.
Минут через двадцать к нам заглянул старичок – муж Марии Сергеевны. Поздоровался и, картинно заткнув нос, недвольно сказал:

- Маша, ты-то ладно, но зачем же гостя так обкуривать, посмотри, он уже весь зеленый от твоей дымины.

Старушка поднялась с кресла, подошла к мужу, ловко перекатила во рту папиросу, сделала торжественно-грустное лицо и вдруг начала руками изображать небольшие плавательные движения, вроде как брасом.
Старичок посмотрел очень строго, потом неожиданно рассмеялся, поцеловал жену в лоб, сказал: - «Маша, ты дурында» и вышел из комнаты.
Мы вернулись к нашим Персидским царям, но Мария Сергеевна вдруг перебила меня и говорит:

- А ведь со стороны я действительно выглядела как дурында, мужу не нравится мой табачный дым, а я ему показываю - плыви, мол, отсюда.
На самом деле – это очень древняя история. Однажды, больше сорока лет тому назад, мы с мужем на «Запорожце» поехали дикарями в Крым. Это было наше свадебное путешествие. Скалы, море, палатка, вокруг ни души. Красота. Чего еще желать?
Незаметно пролетел месяц и наступил последний вечер, утром на рассвете нужно уезжать. Час ночи, луна за облаками, на море легкая рябь. Пока я спала, муж решил немного искупаться напоследок, попрощаться с морем. Он и сейчас как рыба плавает, а тогда и вообще был капитаном университетской ватерпольной команды. Заплыл, значит, мой муж метров на триста, полежал на воде, понырял, чувствует – холодновато стало, пора бы и возвращаться.
Но тут он осознал, что после ныряний, не очень-то соображает - где горизонт, а где берег? Куда плыть? В темноте даже собственных рук не видно. Пробовал плавать зигзагами, вдруг берег нащупает, да где там, ориентиров никаких, получались не зигзаги, а неизвестно что. Пробовал кричать, тоже толку никакого, палатка наша за горкой, да еще и ветер свищет. Кричи – не кричи, только силы тратить. А до рассвета еще очень далеко, продержаться нереально, замерзнешь. В общем, дело – труба.
И вот, когда мой бедный муж, уже начал прощаться с жизнью, вдруг, далеко-далеко он заметил спасительный огонек, а – это его любимая молодая жена Мария Сергеевна проснулась и  поперлась к морю покурить, подальше от палатки, чтобы не застукал строгий, некурящий муж.
И когда он полуживой выполз на берег, отплевался, отдышался, то на радостях клятвенно пообещал, что больше ни разу в жизни, до конца своих дней не упрекнет меня за курение.
Пока, вроде, держится…

ПЕРЕПРАВА

Как всегда с трудом успели на рейс, опять до последней секунды разбирались с таможней, аккумуляторами и штативами.
Но прощай Земля, здравствуйте пластиковые вилки и улыбки стюардесс.
Спустя шесть гудящих часов нас встретила совсем другая Земля, если это вообще Земля. На двадцать градусов холоднее чем в Шереметьеве, вместо воздуха угольная гарь, а ветер такой, что самолет испуганно дрожит и жалобно скребется о трап.
Гостиница, короткий сон до вечера, хотя, может быть - это было утро.
Загрузились в жаркое нутро высоченного джипа. Поехали.
Вначале под колесами была дорога, плохонькая, но была, а спустя десять часов, дорога закончилась и навсегда превратилась в азимут. Когда машину особенно сильно подкидывало, и все  дружно бились головами о потолок – это означало, что водитель начинал засыпать и его нужно было срочно менять. Так и чередовались за рулем. Ночью ехать проще, ориентировались на далекие огоньки, направлялись к ним и спрашивали дорогу, а вот днем вообще непонятно к чему стремиться.
Ну, вот и цель нашего долгого путешествия - самый край Земли.
Раннее утро.
Речушка - метров пятнадцать шириной и   скорее всего, по пояс будет. Каша из осколков льда и черной воды.
Глубина действительно оказалась небольшой, и мы форсировали реку без особых проблем. Ледяная река  успела затопить только коврики машины.
На том берегу трудилась беременная женщина. Над чем она трудилась, мы так и не поняли. Она раскладывала какие-то ветки, куски ржавой жести и палкой вылавливала в реке большие глыбы льда. То ли устраивала запруду, как бобер, а может быть ловила рыбу, или еще что. Ей виднее – это ведь ее мир.
Поравнялись с женщиной, встретились с ней глазами и поехали дальше.
На краю света мы целый день снимали наш фильм про давнюю войну.
Целых семьдесят семь лет прошло с тех боев, но тут очень мало что изменилось. Окопы, ржавые скелеты старинных танков, каски пробитые осколками, замерзший, лунный пейзаж под палящим солнцем.
Наступил вечер, пора было отправляться в бесконечно-длинную обратную дорогу домой.
Вот и река. К нашему удивлению беременная женщина все еще возилась со своим непонятным сооружением. Теперь она была почти на середине, дышала в замерзшие ладошки, и какой-то тряпкой связывала между собой хилые ветки.
Мы остановились, приготовились к переправе, приподняли ноги, чтобы не промочить, и тут мне пришла в голову простая мысль: «А может эта несчастная, беременная женщина хочет всего лишь перейти реку, вот и строит целый день переправу? Машины ведь тут проезжают далеко не каждую неделю»
Я открыл окно и позвал. Женщина без сожаления бросила плоды своих многочасовых усилий и подбежала. Мы подвинулись, освободили местечко, она влезла. Холодная как Дед Мороз, еще бы, в машине +30, а на улице –22. Пока переезжали реку, пассажирка с удовольствием отогревала свои красные, окоченевшие ладони, просто сев на них.
Через полминуты пути, как только машина выбралась из воды, женщина молча стала показывать пальцем в окно, мы остановились, она улыбаясь выбралась из машины и бойкой походкой направилась к огням поселка. Даже «спасибо» не сказала, видимо просто не знала этого слова по-русски. Еще бы, почти восемьдесят лет в этих краях не видели ни одного русского человека.
 
Спустя время, глядя из Москвы, мне почему-то все больше начинает казаться, что главной целью и смыслом всей нашей экспедиции было - не снять уникальный материал для фильма, а просто переправить замерзшую беременную женщину через речушку с героическим названием Халхин-Гол…

РАВНОВЕСИЕ

Электричка подъезжала к Белорусскому вокзалу, я смотал музыку в карман и услышал осколок разговора двух женщин, они, как и я неспеша продвигались к выходу:

- …так, я не поняла, а ее муж, что не в курсе  откуда берутся деньги на путевки?
- В том-то и дело. Она говорит мужу, что ей каждый год выдают на работе бесплатные путевки в Турцию на двоих. Как раз для мужа и сына.
- А если этот турок, хозяин отеля, расскажет мужу, что это он покупает путевки, чтобы увидеть своего сына?
- Ты что? Турок ничего не скажет, иначе никогда больше не увидит сына. А даже если и расскажет, то ничего страшного не случится, сын-то все равно не мужа, муж его усыновил  когда женился.
Муж думает, что хозяин отеля просто тащится от его тупых анекдотов и просто так водит их с сыном по ресторанам и катает на яхте. И так три года подряд.
А она кайфует себе на даче с маленьким ребенком и ждет очередную шубу из Турции.
- А, ну да, у них же второй родился. А она не боится, что в один прекрасный день, турок подаст в суд на признание отцовства и отсудит сына себе? Турецкий суд полюбому встанет на сторону турка.
- Не боится, потому что турок только думает, что он отец. На самом деле, она кучу денег потратила в этих институтах, чтобы хоть как-то забеременеть и родить, но это еще до замужества. Второй ребенок у нее тоже «искусственный», только уже от мужа. Короче, все вокруг нее думают, что они самые деловые и хитрые, а по факту всем рулит Она.
- Везет же людям – это уметь надо. В какое дерьмо не влезут, только себе на пользу выкрутят. И все у них хорошо и везде равновесие. Тут про цену сраной сумочки слегка приукрасишь, так такой скандал вылазит, уж и сама не рада.
- Выходи, давай, сраную сумочку не потеряй…

ОБЫЧНОЕ ДЕЛО

«Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит все не так уж плохо на сегодняшний день.
И билет на самолет с серебристым крылом,
Что, взлетая, оставляет земле лишь тень.»

(В. Цой)



Если акробат под куполом цирка пройдет по канату, то это вообще не станет событием – это нормально. Странно было бы ожидать от него чего-нибудь другого. Но вот если человек в объятом пламенем небоскребе, отважится, решится и перейдет по проводу на соседнее здание, вот это будет настоящим чудом и вряд ли кто-то из зевак сможет отвлечься на моргание.
На днях и мне пришлось участвовать в одном вполне обычном деле, но при весьма не обычных, я бы даже сказал, удручающих обстоятельствах.
Огромный рюкзак за плечами весил килограммов под сорок, но я, как мог, пытался делать вид, что он гораздо легче. Плохо получалось, все встречные пялились только на меня. Думаю, что весь город уже догадался - в рюкзаке моем деньги. Много денег. Очень много денег. Зарплата обычного человека лет за десять, а может и больше.
Впечатление такое, что братья Запашные устроили мне экскурсию в клетку со львами. Львы смотрят на меня, облизываются, но соображают, что жрать меня все же не стоит, а то братья будут очень недовольны.
Вместо «братьев Запашных», за моей спиной шагали двое вспотевших  полицейских в высоких сапогах, и правую руку не отрывали от рукоятки пистолета.
Я шел и думал: «хоть бы контора работала, хоть бы работала»
На площади Боливара, как всегда, орал свои политические кричалки городской сумасшедший, увидев меня, он вдруг замолк, подошел и нежно погладил мою бесценную ношу.
«Запашные» заржали и каким-то красивым словом отогнали мужика.
Ноги подгибались, я кряхтел, трещал и лопался под тяжестью своих миллионов. Горячий влажный воздух только бессмысленно свистел в моих легких, ни капельки не помогая дышать.
Ура! А, ведь вот она, нужная дверь и она открыта! Ура! Дошел!
Полицейские остались ждать на раскаленной улице, а я кое-как втиснулся в маленький прохладный офис.
К моему рюкзаку тут же слетелось с десяток ворон в строгих костюмах, они вытряхнули пачки на большой стол и дружно принялись шуршать купюрами, шевеля губами: «уно, дос, трэс, кватро, синко, сэс…»
Минут через сорок, я снова вышел на жаркую улицу. Моей верной охраны почему-то не было, наверно у нее появились более важные дела. У них это бывает. Ну, да и черт с ними, я даже почти не огорчился, главное, что денег при мне уже не было, даже пустой рюкзак оставил в конторе, чтобы не смущать злых и голодных людей. Конечно, меня вполне могли попытаться украсть для выкупа, но вот ограбить – это вряд ли. Кому я теперь нужен без своих несметных богатств и даже без телефона? На мне только веселенькие шорты, кеды и майка. Все свои 290 пачек денег я отдал без остатка за самое дорогое, что только может быть у человека на чужбине, и это не нужно больше никому – это только мое – авиабилет до безумно далекого дома на другой стороне Земли.
Завтра домой.
Почти взлетая над грязными улицами, я бежал мимо каких-то криков, бесконечных голодных очередей и наглых мотоциклов, бежал и мысленно, крепко обнимал братьев Райт. Сразу обоих…

Венесуэла.
Каракас.
Июнь 2016

ЗЛОЙ ПОПУГАЙ

Я заехал на строительный рынок и отыскал нужный магазинчик.
Там торговали цепями и только цепями. Повсюду висели огромные, тяжелые катушки разных размеров и оттенков.

- Добрый день.
- Добрый, что интересует?
- Хочу посоветоваться и купить у вас цепь.
- Пожалуйста. Вам для чего?
- Да, видите ли? У моего соседа уже два велосипеда угнали. За секунду выламывают замок и уезжают. Причем, велозамки  были совсем недешевые.
Вот я и решил перестраховаться,  свой велик буду пристегивать самодельным велозамком, так надежнее. Сам замок у меня уже есть, а у вас хочу серьезную цепь прикупить. Какую посоветуете?
- А, ну все ясно. Вы очень правильно сделали, что обратились именно ко мне, у меня цепи – так цепи, а все эти магазинные тросики и китайские цепочки – одно название - «велозамок». Их и подросток порвет. Я бы... я бы,  вам посоветовал вот, вот, щас скажу… вот – эту. Она, правда, подороже, но зато будете спать спокойно, ни один угонщик ее не возьмет. Тут очень высокая марка стали, плюс каленая, а значит не перепиливается, к тому же оцинковка, да и размер, сами видите, внушает. Ничем ее не перекусишь. Это будет лучший вариант. Я вам еще посоветую сшить рукав из брезента, чтобы раму цепью не поцарапать и все. Будет не замок, а швейцарский банк.
- Мне нравится, ладно, беру.
- Вот и правильно. Какую вам нужно длину?
- Думаю метр, а, хотя, сантиметров девяносто хватит. Лишний груз не хочу возить.
- Как скажете, девяносто – так девяносто.

Продавец крутанул огромную катушку, отмерял нужный кусок и вынул из-под прилавка ножницы похожие на здоровенного злобного попугая.
Попугай вцепился железным клювом в цепь,  поднатужился вместе с продавцом,  и со звуком «ценьк!», выплюнул девяносто сантиметров.
Глядя, на хищный оскал злобного попугая, я вдруг задумался и сказал:

- Вы знаете, я пожалуй, не буду  покупать у вас это.
- То есть, как это "не буду"!? Что за дела!? Я ведь уже отрезал! Ничего себе… Ах, блин, ну да, ну да. Я понял…

Продавец, чуть заметно улыбнувшись, схватил злобного попугая, грубо швырнул его обратно под прилавок и сказал: «Все из-за вас».
Видимо, они с попугаем были на «Вы»…