Category: россия

НА КРАЮ ЗЕМЛИ

Дьявол долго прикидывал и экспериментировал, он изобретал самую поганую для жизни человека погоду. И вот, методом проб и ошибок, у него вполне получилось:
1)     Ветер   такой, что если уронить монетку, то она приземлится метрах в десяти от вас.
2)     Дождь. Просто постоянный горизонтальный дождь. Горизонтальный, видимо  из-за ветра, но  скорее всего из-за подлости дьявола.
3)     Над температурой, особо  пришлось поломать коварную дьявольскую голову. С одной стороны, сделаешь  минус 100, так люди напялят на себя кучу гагачьего пуха и  выживут. Им будет тепло и сухо.
Решено было повысить до +0,5 вроде бы и не экстремально  холодно, зато вода еще вполне жидкая, она и  доделает  свое черное мокрое дело.
   Место для всего этого было выбрано красивое и с размахом. На краю Земли, чтобы никто не мешал – Линахамари.
Нас туда занесла нелегкая,  снимать про войну и немцев. В тот день у войны, видимо,  был выходной. Ни в дотах, ни в траншеях, ни в подземных бункерах не было ни одного немца, даже самого задрипанного часового, подходи и бери что хочешь. А нам так даже  и удобнее, не нужно вспоминать как будет по немецки: «Гер майор, разрешите у вас тут немного поснимать.»
Но было полное ощущение, что немцы еще десять минут назад, под патефон,  долбили тут мерзлые скалы и густо все  украшали    железобетоном. А, если пристально всмотреться  в каменную землю, то сквозь ветер, слезы и дождь,  на любом квадратном метре можно разглядеть: одну, две, три  немецкие пули. Вначале я их подбирал, а потом, когда набралось с полкило,  плюнул, выбросил.  Все горы покрыты немецкими пулями. Что в этих местах происходит в те дни, когда у войны не выходной, просто страшно себе представить.
Хоть каждый из нас был в самых хитрых одежках и мембранных мегаскафандрах, но дьявольская погода быстро нас выпотрошила.  Лично я был в трех куртках, но мой телефон, лежащий у сердца, сразу намок и тихо помер, даже не оставив завещания.

Когда, например,  пришлось выпрыгивать из лодки   в ледяную бурлящую воду по колено,  мы с удивлением осознали, что ничего не произошло. Мокрее не стало.   Но самое удивительное, что в тех местах живут люди! Как там можно жить, а главное зачем?
Если бы злая судьба поселила меня туда, то первым делом я бы купил палатку с   компасом  и каждый день шел бы сколько смог на юг, ночевал и так каждый день, аж пока не добрался  хотя бы до солнечной Костромы.
   Что держит людей в Линахамари, да и вообще в Мурманске? Не понимаю. Смотрел я на жизнерадостного местного историка Василия Иваныча и никак не мог этого понять.
Василий Иваныч очень незаурядный и знающий человек, когда рассказывал о военных неудачах и просчетах  немцев,  всегда прибавлял фразу – «к сожалению» и никак не мог взять в толк, отчего мы так дружно ржем.
Наш съемочный день начался в шесть утра и несмотря на погоду, план мы с трудом,  но вроде выполняли. Вдруг, в мокрой вате неба, показалось голубое   окошко и в это окошко прям таки долбанул на скалы солнечный лучик.
Дождь и ветер не стихли, но наше настроение резко улучшилось, ведь – это была первая цветная картина с самого утра. Я предложил остановится, сделать летучку и   сверить наши размокшие дальнейшие съемочные планы на сегодня. Кто-то сказал:

- Ой, у меня что-то с ногами.
- В смысле с ногами? А хотя и у меня тоже они какие-то ватные.
- И у меня. Да и шатает как-то, как будто равновесие барахлит. Какие-то мухи в глазах.

И каждый из нас понял, что с ним  тоже происходит что-то необычное и это совсем не первая любовь.
Я высказал предположение, что все мы слегка траванулись пирожками, но – это дело житейское,  надо работать дальше, потом разберемся.  Еще много чего не снято, а времени уже…
Тут я посмотрел на часы – часы показывали  полтретьего ночи.

P.S.

Всю командировку меня не покидала мысль: как же тут, черт возьми, красиво в июне, вот  бы в следующий раз сюда летом приехать.





 

ЧЕЙ КРЫМ?

В моем окружении нет и практически, никогда не было людей, которые на полном серьезе, задавались бы этим вопросом.
Но, я часто бываю на съемках в разных местах нашей необъятной и там, то и дело, попадаются мужички с хитрым прищуром, которые с порога хотят прощупать всю подноготную приезжих столичных «штучек».
Они так и говорят:

- Сначала, пока вы еще не развернули все свои камеры-шмамеры, скажи-ка мне, режиссер, только прямо скажи, не увиливай. А, чей Крым?

 И я прямо говорил. Бывало всякое, сколько людей, столько и линий фронта. Одним мой ответ нравился, другим не очень, некоторые, так и вообще закипали и взрывались, что, конечно же, не слишком помогало работе.
Иногда, действительно приходилось сворачивать свои камеры-шмамеры и ехать дальше.
И вот, я долго думал над универсальным ответом, при котором я бы не грешил против истины и, самое главное, против самого себя, да и все споры на эту тему сходили бы на «нет».
И однажды придумал.
Теперь, когда мне задают этот оригинальный вопрос, я с удовольствием отвечаю:

- Раньше, Крым был временно украинским, а теперь он временно российский.

Люди на некоторое время «зависают», но с моим ответом соглашаются все…

СТАРШАЯ СЕСТРА

- Алло.
- Здравствуй Олечка, солнышко!
- Привет, Мамуля! Как ты себя чувствуешь? Как тебе понравился мой подарочек?
- Чувствую не плохо, лучше. За подарок спасибо, доча, очень удобный, сразу привыкла. Я же по нему и говорю. Хорошо слышно?
- Да, отлично, ну, я рада.
- Как ты там, доченька? Как там Таиланд? Как погода у вас? В море купаешься?
- Погода хорошая – это же Таиланд, а в море уже не помню когда купалась. Месяца два назад, наверное.
- Да ты что, Олечка. Я бы на твоем месте из него и не вылезала.
- Это тебе так кажется, первые полгода, я тоже из него не вылезала, а теперь мне достаточно просто на берегу в шезлонге с ноутбуком посидеть, подышать. Мама, а хочешь, бросай свое Кемерово и приезжай ко мне зиму пережить. Наплаваешься. А что? Правда, я не шучу. Отдохнешь, фруктами отъешься, все болячки сразу как рукой. Хоть на завтра билеты тебе возьму. Загранпаспорт еще действует?
- Ага, вместе с внуками приеду, что ли? Тоже скажешь.
- Нет, с внуками не надо, внуков пусть Витюша воспитывает. Он хоть работу нашел?
- Да, подрабатывает иногда, в общем, с переменным успехом. Нормально. Он, кстати, собирается в Москву поехать, к тебе, туда, в квартиру. Осмотреться, работу толковую найти, да только Люська его пока не пускает. Да и мне тоже с Люсей оставаться, как-то не того.
- Как это «к тебе туда», если я сдаю свою квартиру? На что я, по-твоему, в Таиланде живу?
- Оля, да хорош уже со своим Таиландом. Сколько можно? А если и правда Витя в Москву выберется, где ему жить? На вокзале, что ли, если у старшей сестры двухкомнатная квартира?
- Мама, а ничего, что я для этой квартиры: в семнадцать лет без рубля в кошельке из «Камеруна» приехала, заработала на университет, отучилась, за двадцать лет сделала карьеру, влезла в ипотеку, выплатила… продолжать? А что сделал твой Витечка? Сидел у подъезда на твоей  шее, пил пиво, женился и посадил тебе на шею еще и Люсю с детьми. Я ничего не пропустила?
- Ольга! Как ты так можешь? Он ведь твой младший брат! У тебя что, много братьев?
Когда я в больнице с сердцем лежала, ты, что ли, из своего Таиланда яблочки мне носила? Все на нем было.
- Мама, если Витя и правда хочет приехать и покорить Москву, то я ему, конечно же, помогу - чем смогу, комнату сниму месяца на четыре. Поживет, освоится, а там посмотрим.
- А почему не квартиру? Ну, хорошо, ладно, пусть комнату, а откуда у тебя  на это деньги?
- Не важно, в крайнем случае с валютного счета сниму, найду, короче. Не переживай, не брошу твоего Витюшу, вытру ему сопли.
- Олечка, у тебя, что и валютный счет есть?
- Ну, есть, Мама, на черный день чуток подкопила. Мало ли, заболеет кто, кризис, бедствия, катастрофы, тьфу, тьфу, тьфу.
- Это правильно, правильно, дочка. Запас всегда нужно иметь. А что там у тебя?
- Что у меня?
- Ну, денег на счету твоем, сколько?
- Для Кемерово нормально, а для Москвы, так и не очень чтобы много.
- Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Не нашего ума это дело. Да?
- Мама, ну, при чем тут - «ума»? Ну, если перевести в рубли, то там у меня миллиона четыре, около того, даже чуть поменьше.
- Четыре миллиона?! Олечка, ты что? Четыре? Так давай мы Вите квартиру купим. Да за такие деньги можно хорошую трешку взять. Ты представляешь каково мне с ними друг на дружке в двух… каково, когда они… ступить некуда и… а мне ведь восьмой десяток… а дети растут, им своя комната нужна. Сашенька со второго яруса свалился, чуть голову не расшиб.
- Мама, не плачь. Ну, что ты, успокойся.
- Оленька, у тебя были такие деньжищи и ты скрывала? Подумай обо мне, о Вите, о племянниках. Ты-то сама не родила в своей Москве, все порхала. А Витя мне хоть внуков подарил. Подумай хотя бы о своем будущем. Я умру, кому ты будешь нужна? Только брату и племянникам. Кто тебе воды подаст?
- Мама, что ты меня хоронишь? Мне только сорок, может еще замуж выйду, ребенка рожу.
- Ты? Родишь? Олечка, детка, послушай мать, давай купим Вите квартиру, дети-то уже взрослые им нужны свои уголки для занятий... Сама-то с квартирой. Олечка, доченька, у тебя же есть такая возможность. Что ты, как Кащей над златом? Ни себе ни людям. Ну? Мы ведь одна семья и должны помогать друг другу. Как ты не поймешь? Господи! Да, кому я говорю. Променяла семью на свой Таиланд. Лишь бы самой было хорошо, а дальше хоть трава не расти. Не знала, что ты такая черствая. Деньги и правда меняют. Ох, как меняют. Хорошо, что отец не дожил.
- Мамочка, ну зачем ты так?
- А как? Как? Алюнчик, маленькая моя, давай Вите купим квартирку, ну, хотя бы двушку. А? Ой… погоди, погоди. Сердце заболело, ой…

ШАПКА

Рассказ моего приятеля Марата, который уже лет тридцать, как перебрался из своей татарской деревни в Москву. Далее от его лица:

…Года полтора назад, приехал я на пару деньков к бате в деревню.
В первый же вечер выпендрился и достал свой самый, самый, самый любимый нож.

(А, надо сказать, что Марат заядлый ножеман, у него в коллекции их штук восемьдесят, не меньше. Ну, любит человек, это дело)

…Вначале я долго о нем мечтал, потом, решился и начал копить деньги. Долго копил, накопил, дождался скидок и наконец заказал приятелю, который летел в Штаты. Для кого-то может ничего особенного, нож - как нож, ну, красивый, ну, сталь хорошая, клацает приятно, не более того, а мне душу греет. Признаюсь, что первые дни я даже под подушку его клал, чтобы ночью в темноте достать и «клацнуть» пару раз. Тебе не понять. Да, я маньяк, осознаю и этим не горжусь.
Ну, так вот, нужно было перерезать какую-то бечевочку. Отец засуетился, стал искать ножницы и тут я из широких штанин извлек ЕГО.
Батя протянул руку, попросил посмотреть, надел очки, поскреб пальцем лезвие, сказал «Ух ты, какой красавец» и добавил – «Маратик, сыночек, а может подаришь бате ножичек. А? Я даже никогда не видел таких, а у себя в Москве ты ведь еще купишь»
   Вот  тут я крепко задумался – это был серьезный выбор, просто не выбор, а удар под дых. С одной стороны – отцу уже семьдесят восемь, мать схоронил, живет тут один, ему скучно.
Ну, какие у него радости в жизни, да и сколько ему осталось…? Если откажу, никогда себе потом не прощу.
С другой стороны, сказать цену ножа я тоже не мог, а то он с ума бы сошел, если бы узнал, что его сын купил себе складной ножичек за сто десять тысяч рубликов. Я ведь целый год на него копил, во многом себе отказывал.
Но, делать было нечего и я, почти не дрожащей рукой, протянул бате нож и соврал, что мне совсем не жалко, еще куплю.

С тех пор прошло года полтора и вот, недавно, я наконец выбрался проведать старика, а заодно и со «своим» ножичком повидаться.
Приехал поздно вечером, не успел с дороги даже руки помыть, обнял батю и спрашиваю - «Как там твой американский ножичек поживает?»
Отец мне хитро подмигнул и молча усадил за мамин трельяж, велел зажмуриться и нахлабучил что-то на голову. Открываю глаза - вижу себя в зеркале в какой-то дурацкой пыжиковой шапке.
Вот, говорит, носи, Маратик, на здоровье:
- Нравится? И с размером, вроде, угадал. Выделка отличная, на всю жизнь хватит.
- Нравится (соврал я)
- Ну, вот и хорошо, будешь там у себя в Москве самый модный и голова не замерзнет. А ведь как удачно все получилось. Представляешь, месяц назад сидел я дома, твоим ножиком клинышек для топора вытачивал, тут заглянул один мужик  со старой работы. Слово за слово, увидел нож и загорелся прям  - продай, да продай, я поначалу отказывался, все же твой подарок, но этот дурачок и говорит – «Продай, я тебе за него целых четыре тысячи дам» Представляешь, за какой-то ножичек, такие деньги? Ну, я зевать не стал и конечно продал. Потом с пенсии чуть-чуть добавил и на базаре выторговал тебе за семь вот эту шапку. Носи на здоровье и отца вспоминай.

Чайник на кухне свистом позвал к себе батю, а я сидел в нафталиновой шапке и наблюдал в зеркало, как на перегонки, по моим щекам катятся слезы. А ведь и не скажешь ничего. Зачем добивать старика?
Вернулся из кухни отец и положил передо мной продолговатый бархатный мешочек.
Я открыл… в нем лежал мой нож.
Батя заржал и сказал:

- Что, Маратка, обосрался? Пошутил я, пошутил. Я ведь сразу понял сколько он примерно стоит, не дурак же я совсем. Вот, мешочек сшил, чтобы рукоятку не поцарапать. Забирай обратно, я уже наигрался. А шапку носи, шапка хорошая, теплая.

Обожаю батин незамысловатый татарский юмор…

УК

Было это летом 98-го. Я в гордом одиночестве рулил из Москвы в Магнитогорск.
Весь провиант, кроме кусочка сала, закончился, а вокруг, как назло, ни одного магазинчика или кафешки.
Голод заставил свернуть куда-то с трассы, в поисках деревушки с сельмагом.
Километров через десять, нашел. Выскочил я из машины и подергал запертую дверь магазинчика.
Рядом на лавочках улыбались старушки и открыто хихикала курящая компания пятнадцатилетних ребятишек.
Как обычно бывает в таких компаниях - парни изо всех сил выпендривались перед девушками, а девушки только и думали – с каких ракурсов они выглядят более выигрышно.

Хихикали они надо мной, не стесняясь обсуждать вслух:

- А все, закрыто уже, кто не успел – тот опоздал. Вот ведь клоун.

Стало обидновато, но, в конце концов, не бить же их.

Я устало вздохнул и трезво оценил себя со стороны: небритый мужик в цветастых шортах с пальмами, кеды на босу ногу, майка на животе разорвана ( на заправке под Уфой закусил дверью и не сразу это заметил) да и машина у меня вполне клоунская – «Таврия». Ну да, по здешним меркам, клоун и есть.
А вот молодежь, в отличие от меня, была одета с турецко-китайской иголочки: джинсы-варенки, блузки, шпильки, стразы, высокие прически, духи на всю деревню. Это был их выход в высший свет. А тут такая удача, и высший свет и заезжий цирк заодно.
Местные модники со старушками продолжали меня разглядывать и обсуждать:

- И откуда к нам пожаловало такое чудо? Цирк зажигает огни?
- Номера у него Московские. Столичный цирк приехал и клоуны приехали.
- Его, глядите, собаки драли, он видно плохо их кормил и дрессировал.
- А в Москве все такие циркачи, одного теперь не хватает.

Вступать в полемику я совсем не собирался, сел в машину, хотел было ехать дальше, как вдруг, запиликал телефон. Да, да, у меня тогда уже был телефон, пока, правда, один на двоих с женой и находился он у того кто в пути. В пути был я.
Звонила жена, она очень переживала, но ответить на звонок не получалось, мощности трубки не хватало, ведь сотовых вышек тогда было по пару штук на губернию.
Я быстро вскарабкался прямо на свою многострадальную «Таврю», расставил пошире ноги, чтобы не продавить крышу и задрал телефон к небу.  В таком положении и  стал дозваниваться жене.
Уважаемая публика, глядя на меня, просто покатывалась со смеху:

- На манеже новый-русский, акробат-телефонист.
- Ща он   сальто сделает, чтобы еще выше было.

Наконец я дозвонился – Але! Але!

Смех только усилился:

- Позвони мне, позвони.

- Але, Шура, я жив и здоров, пока не доехал, в Набережных-Челнах подзадержался слегка, но уже скоро, не волнуйся…Да, да, все нормально. В любой момент могу прерваться, не удивляйся…свернул тут хлеба купить, но не успел, магазин закрылся…да откуда ж я знаю – где я сейчас? … Ну, вот так. Я в такой глубокой жопе, у которой даже названия нет. Все, целую, пока.
Я начал медленно спускаться с крыши и даже удивился тишине. Публика погрузилась в глубокое раздумье.
Я осознал, что сболтнул лишнего и мне стало очень стыдно. Одна девушка, обращаясь ко мне, обиженно сказала:
- Ук.
- А?
- У нашего поселка есть название -Ук!
- Это как уголовный кодекс?
- Да.
- А полностью он как называется?
- Так и называется, Ук.

Тут уж я начал выкручиваться:
- Ах, Ук? Ну, конечно! Мне еще в Казани люди говорили – Тебе главное доехать до Ука, а там до Челябинска рукой подать.

Публика оживилась и повеселела:
- Ну вот, это Ук и есть.
- Ну, слава Богу, я добрался.

Старушка наказала мне маленько обождать, пошепталась с парнем, тот куда-то сбегал и, минуты через две, принес высокую буханку свежайшего, домашнего хлеба. От денег бабуля отказалась наотрез и я задарил пареньку маленький компас-брелок.
Вечерело. Сало с хлебом придало мне уверенности в завтрашнем дне. Я ехал в Челябинск и, чтобы не уснуть, с большим чувством орал  детскую песенку: «Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз еще вернется…»

О, СЧАСТЛИВЧИК

"Будь внимательней, чтобы не попасть под колесо чьей либо фортуны"
(С.Е.Лец)



На первом этаже  со мной в лифт вошел негр с чемоданом и игриво сказал:

- А почему не здороваемся?

И только тогда я вгляделся и узнал в негре своего соседа Гену. Главная Генина черта - это невероятная везучесть, как в мелочах, так и по крупному. Кстати говоря, он единственный известный мне человек, который выиграл в лотерею квартиру.

- О, здорово, Гена, что-то тебя давненько не видать. Откуда ты черный такой?

И пока лифт поднимался на наш этаж, Гена успел рассказать вот такую нехитрую историю:

- Я же в Тайланде был целый месяц. Нет, больше, почти полтора. Очень понравилось, очень. Погода, море. Туда, представляешь, полетел за копейки, а обратного билета не брал, не знал сколько там просижу.  Ну, позвонили, наконец, с работы – пора возвращаться. Я кинулся за билетами, дешевых нет, а те, что есть, ровно в десять раз дороже чем я рассчитывал.
У меня шок, денег нет, а домой нужно срочно. Вернулся в гостиницу, думаю – кому бы написать, чтобы денег прислали?
А тем же вечером из Москвы прилетела компания каких-то «качков» в наколках. Поселились надо мной и сразу кинулись бухать. Мне и так тошно, а они всю ночь по потолку скачут. Под утро допились до того, что решили прыгать в бассейн прямо со своего второго этажа. Первый же космонавт недопрыгнул, хлопнулся как жаба на мрамор и капитально сломал ногу.
Поставили ему гипс, выдали кресло-каталку и по страховке начали эвакуировать на Родину. Тут скандал, переругались все, никто из его верных друзей не хочет  с ним  в Москву возвращаться, отдых, ведь, только начался. Ну, я и согласился быть официальным сопровождающим.
Первый раз в жизни в бизнесклассе летел. Что ты, это кайф, а кормежка просто убойная. Мне, как сопровождающему, даже такси из аэропорта было положено. Вот, привезли сейчас на «Мерсе» к самому подъезду. Короче, отдохнул отлично и не дорого. Советую…

ЧЕСТНОЕ ИНДЕЙСКОЕ

Мы с Серегой учились в первом «Б».
Однажды, после уроков засели у него дома, чтобы вволю настреляться из настоящей «воздушки».
Не каждому выпадало такое счастье – иметь личное ружье и чтоб не три копейки пулька, а стреляй сколько влезет и куда угодно, лишь бы не в экран телевизора.
К тому же у того ружья, даже приклад был не пластиковый, а самый настоящий - деревянный. Серега божился, что «воздушка» с деревянным прикладом бьет в сто раз дальше обычной. Врал, наверное.
Точным выстрелом мы взорвали тарелку, испугались, подмели осколки и сделали маленький перерыв, а то до прихода родителей, тарелки могли быстро закончиться.
Включили телик, там шел  детский фильм про то, как такие же славные парни, как мы с Серегой, построили самый настоящий двухместный вертолет с педальным приводом. Да только, в конце случилась у них неприятность – не смогли взлететь. Крутили винтом как бешенные, но от земли так и не оторвались. Стали сбрасывать лишний груз, даже некоторые доски поотрывали, но вертолет лететь почему-то не захотел.
Мы так прониклись этой драматической историей, что тут же решили срочно построить такой же вертолет, чтобы еще до зимних холодов  улететь в Сибирь к индейцам. Уж мы-то взлетим, не то, что эти хлюпики из фильма. Вот только груз нужно действительно уменьшить и продумать до грамма. А, что самое главное в Сибири? Конечно же «воздушка». А как ее облегчить? Правильно, нахрен спилить приклад. Сказано – сделано, Серега покопался в дедовых инструментах, нашел пилу и тут же под корень откромсал приклад.
Вот тут  и вернулся домой хромой Серегин дед. Он посмотрел на свежие стружки, подобрал с пола несчастный приклад и очень захотел хоть что-нибудь от нас услышать.
Мы все и рассказали. А куда было деваться?
Дед, на удивление, серьезно отнесся к истории про сибирских индейцев и сказал:

- Послушайте, ребята, план у вас неплохой и я не стану вас отговаривать, более того, Сережа, я прикрою тебя от отца, скажу ему, что это я случайно уронил ружье с балкона и приклад сломался об асфальт, но за это вы должны пообещать мне, что возьмете меня с собой. К индейцам улетим втроем. Знаете как я смогу педали раскрутить? Хо-хо, не только взлетим, но уже через час  будем в Сибири. Только нужно немного обождать. Мне скоро обещают сделать операцию и вынуть немецкий осколок из колена, вот тогда сразу построим вертолет и улетим. А без этого никак.
- Деда, а долго ждать твою операцию?
- Ну, год, два, не больше.
- Ого! Это долго!
- Не переживайте,  может и полгода. У меня, кстати, и доски для винта есть на примете.
- Доски? Ладно, подождем.
- Вот и молодцы. Только дайте слово, что без меня не будете ничего делать. Как только я ногу вылечу, так все сразу и построим.
- Даем честное индейское.

…Частенько мы собирались втроем, шушукались, рисовали чертежи вертолета, составляли списки необходимых для Сибири вещей, в общем, серьезно готовились к побегу. Еще немного и...

А года через два, деда похоронили вместе с немецким осколком в колене.
Мы с Серегой долго горевали и  решили никуда не лететь,  дали ведь деду «честное индейское»...

P.S.

С праздником вас!
Вспомните всех своих и чуть-чуть Серегиного деда…

ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ ВСЕЛЕННАЯ

«В конце концов люди больше всего
пугаются непонятного. Я сам когда-то был мистиком-одиночкой и
дошел до такого состояния, что меня можно было испугать простым
финским ножом.»

(О.Бендер)


Небо затянуло тучами, картинка стала скучная и мы, в ожидании солнца, от нечего делать, стали говорить о первобытном страхе перед темнотой и постепенно скатились к теме:  а, реально ли вообще умереть от страха, и если – да, то, что это должен быть за страх и какие процессы в организме при этом происходят.
Слово взял наш кинооператор Вася по прозвищу Комар:
Фигня это все, никто еще от страха не умирал.
Я, в своей жизни сколько всякого натерпелся и даже не буду брать «горячие точки», а ничего, живой.
Ну, к примеру, однажды в Крыму на горной тропинке поскользнулся и натурально упал в пропасть.
По пути мог спокойно от страха умереть. Абсолютно уверен был что разобьюсь, даже слышал удаляющиеся визги девчонок. Но повезло, пролетел ровненько между скалами и прямо в воду, хоть об дно неслабо царапнулся и чуть не утонул,  но это фигня. Ну, и какой страх может быть еще страшнее? Летишь, тебе тупо жутко и уже ничего от тебя не зависит. Но ведь не умер же.
Другой случай: ехал я однажды по деревне. Скорость хоть небольшая, километров пятьдесят всего, но все равно: темно, дождь, дорога размытая, вдруг - хоп, я даже к тормозу не дернулся, а он уже перед машиной…
Представляете, наглухо срубил ребенка сидевшего на трехколесном велосипеде.
Ну, откуда?! Ночью, с велосипедом, в дождь! Откуда он тут?!
У меня от ужаса чуть голова  не лопнула. Но ведь не лопнула же.
Затормозил, вылез, смотрю – скомканный велосипед из под машины торчит, а ребенок далеко впереди на дороге лежит, подбегаю, а - это... большой плюшевый медведь. Оставили уроды медведя на велике посреди дороги и думали, что до утра тут никто не проедет, а скорее всего вообще нихрена не думали.
Из дома вышел мужик и начал по поводу велика возмущаться, а я на радостях уже и не знал, что делать: то ли ему денег на три велика отсыпать, то ли морду проломить, чтобы мозгами тут все забрызгало?
О, как же я забыл? Был у меня самый лютый в жизни ужас, не дай Бог каждому. Я тогда точно почти умер, во всяком случае, вполне бы мог. Неделю потом в себя приходил.
Давненько было, я еще только во ВГИКЕ отучился и снимать начал.
Поехали мы в командировку в Ижевск, ну и выдался у нас свободный денек и черт меня дернул воспользоваться случаем, взять такси и за сто километров съездить в свою родную часть, где я два года Родине отдал.
До сих пор не понял – зачем туда поперся?
На что надеялся? Пять лет уже как отслужил, ни одного знакомого лица, ну казарма, ну столовая…
Приехал, зашел на КПП, долго «убалтывал» дежурного «салабона», тот ни в какую. Хотя, я бы тоже не пустил, какой-то «левый» мужик. Ну, служил когда – то, ну и что?
И тут я вспомнил одно место, за автопарком где забор без «колючки» и дерево удобное.
Рискнул, залез. Ну, не застрелят же меня, в крайнем случае разберутся и отпустят. Да и гражданских по части много ходит, авось никто и внимания не обратит.
Теперешние дерзкие «деды», еще в пятом классе учились, когда я сам здешним «дедом» был. Иду по плацу, а в душу какая-то смутная тоска и тревога лезет. Офицеры тоже совсем другие, а тут еще мокрый снег пошел, совсем противно стало.
Привет вам: туалет, курилка, умывальник и плакаты по строевой подготовке, вы ничуть не изменились, поздравляю и прощайте.
Поворачиваю обратно к автопарку, смотрю – новобранцы у столовой кучкуются, «духи» по-армейски, первый день службы, только с поезда слезли. Довольно жалкое зрелище.
Несчастные такие, лысенькие, в драных, разрисованных куртках. Бодрятся, смеются, а у самих в глазах дикая тоска и страх неизвестности.
Я даже остановился. Посмотрел, себя вспомнил, как когда-то на этом  самом месте я такой же лысенький, много лет тому назад…
Вдруг один из «духов» увидев меня, замахал руками и как заорет:
- Э-э-э! Комаровский! Тебя одного, бля, ждем! Сказали же не расходиться! Сейчас в баню пойдем!
И понял я, что как-то попал в параллельную вселенную, из которой обратной дороги уже не будет. Умер почти от страха. Удивляюсь, как только на ногах устоял. Опять два года служить? Как? За что? Почему я?
Мокрый стал моментально, хоть выкручивай. Думал, что сознание потеряю.
А «духи» не унимались: «Комаровский, хрен ли ты встал?! Бегом в строй!»

И вот тут,  майор меня сзади дернул за капюшон и заржал: «Что, Комаровский, обосрался небось?»

Это оказался мой старлей, бывший командир взвода, но теперь он стал целым комбатом. Он, скотина, меня давно заметил и «духов» подговорил.
Запомнил же, сука, мою фамилию.
Выпить звал, но никакого настроения не было, я отказался.
А как вернулся в Ижевск, то так нажрался, что аж…

Ну, вот и  солнышко, ура, можно снимать…





ХОЛОДИЛЬНИК

Снимал я   недавно передачу об экологии и занесло меня на самую обычную городскую свалку. То еще государство в государстве и разрешение на съемку там пробить гораздо труднее чем в Кремль.
Жутковатое место, доложу я вам, можно только предполагать, сколько людей там прикопано.
Но, в общем - это к делу не относится.

После съемок, разговорились  с местным обитателем - поисковиком. Я естественно спросил:

- Чего  хорошего удавалось найти?

Оказывается, чего только не попадалось: и дорогие спортивные велосипеды, не распакованные в сборе, и коллекции старинных монет, да и просто пачки денег спрятанные в старую мебель. Даже фарфоровые статуэтки 18-го века попадались.
Но больше всего меня потряс рассказ мужика об одной его  недавней находке:

- Иду, смотрю – валяется   древний, советский холодильник, типа «Саратов», небольшой такой, размером со стиральную машину. Обычный металлолом.
Пригляделся, а он наглухо закрыт, там  самопальные скобы болтами прикручены и замок амбарный висит.
Поработал я  ломиком, выломал дверь, вижу: внутри осколки от водочных бутылок, пару банок тушенки, сгущенка, какой-то рис, пачка чая, варенье, ну и так, по мелочи, слиплось все.
И среди всего этого  барахла, письмо. Интерес меня взял, открываю. Чернила слегка расплылись, но еще прочесть можно и почерк приятный, как в старых фильмах про школу.

                                         «Здравствуйте дорогие мои соседи.
Если вы читаете это письмо, значит меня уже нет на свете.
Не поминайте лихом, живите дружно, не деритесь меж собой.
Чтобы вам не тратиться, тут вы найдете все необходимое, чтобы нормально посидеть и по-человечески меня помянуть.
Только будет у меня к вам просьба: если вдруг заявится мой внук Артем, то не пускайте его даже на поминки, скажите, что это моя последняя воля. Он знает почему.
Все, на этом кончаю. Живите долго и счастливо. Да и без моего стола,  вам будет чуть полегче на кухне развернуться.

P.S.

Так и быть, если мой Артем все-таки  придет, то не гоните его,  родной внук, как ни как. И  отдайте ему  холодильник, пусть помнит дедову доброту. Холодильник  еще очень хороший, сто лет  проработает»



Всю обратную дорогу мы молчали и каждый представлял  себе этого деда, его непутевого внука Артема, неведомую общую кухню, в которой стало легче  без одного стола,  и думали: ну неужели все может так нелепо кончиться? А вдруг там все-таки что-нибудь есть? А может и хорошо, что нету...



МОСКОВСКАЯ ФИФА

"Мы всегда начинаем больше уважать людей после того, как попробуем делать их работу"
(Уильям Федер)



Жили-были в городе Туле два брата бизнесмена.
Чем только они в жизни не занимались: и квашеной капустой на рынке торговали и в Китай за товаром ездили, одно время даже ассенизаторская машина у них была, по деревням туалеты выкачивали.
И вот решили они подняться на новый уровень на пути к счастью и богатству.
Арендовали большое помещение и затеяли открыть в нем магазин модной одежды.

Одна беда, братья ничего не понимали ни в моде, ни в одежде, ни в магазинах. Тогда младший, по совету друзей, решил обратиться к первоклассному московскому специалисту, чтобы тот помог грамотно запустить это дело.
Старший брат, неохотно, но все же согласился, он считал это лишней тратой денег.

И вот,  в Тулу на недельку прибыла Московская Фифа – специалист широкого профиля по такого рода бизнесу.
Тетенька развернула бурную деятельность. Она с утра до вечера «грузила» братьев всевозможными рекомендациями, от рекламы, марок одежды, ассортимента и количества продавцов, до системы вентиляции, освещения и цвета стен.
И братья со скрипом, но соглашались с Фифой, все же специалистка, ей виднее, но когда дело дошло до организации примерочных кабинок, нашла коса на камень:
- Вы как хотите, но в этом коридоре можно сделать только четыре кабины и ни одной больше.

Братья уперлись:

- Каких четыре? Что за глупости? Да тут места навалом. Мы сделаем десять кабин – два ряда по пять штук, а посередине проход. Больше людей в примерочных – больше покупок.
- Вы с ума сошли! Никаких «десять»! Вы ждете солидных покупателей и хотите их трамбовать как в скотовозку? Существуют же стандарты, людям должно быть комфортно в ваших кабинках. Забудьте про десять, четыре и все. Тем более, что очереди у вас не будет, не обольщайтесь, не тот сегмент рынка.

Вот  тут старший брат и взбрыкнул:

- Мадам, хватит уже вставлять нам палки в колеса. Может в ваших ГУМ-ах примерочные кабинки по сто квадратных метров, но мы не можем себе позволить эти московские понты, у нас тут люди попроще. Примерочных кабин будет ровно десять. Короче, вы денежки получили, спасибо за работу, в ваших услугах мы больше не нуждаемся. Привет Москве.

Дамочка даже в лице не изменилась, она улыбнулась и пошла к выходу. В дверях остановилась и сказала:

- Хозяин – барин, хотите десять, делайте десять, но напоследок я дам маленький совет: в ваших кабинках все зеркала обязательно должны быть ударопрочными.

Братья переглянулись:

- С хрена ли ударопрочные? В смысле, зачем?
- Вы меня уволили, так что я позволю себе не отвечать на этот вопрос. Прощайте, господа и счастливо оставаться.

Естественно, последний совет по поводу небьющихся зеркал, братья пропустили мимо ушей.


Прошло два месяца, закончился ремонт и модный магазин, наконец, открылся.
Все бы ничего, народ пошел, магазин неплохо раскручивался, но вот беда – в первую же неделю были разбиты почти все зеркала во всех десяти примерочных кабинках.
Люди в тесноте выбивали их коленями, когда пытались натянуть брюки…

…Сели братья в машину и поехали в Москву к фифе, во-первых: чтобы извиниться, а во-вторых: задать ей целый ворох вновь накопившихся вопросов…