Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

НЕТ ТЕЛА – НЕТ ДЕЛА

Декан почти до самого утра не мог успокоится. Он бегал по лагерю и  кричал, грозился отчислить всех немедленно, потом схватил несчастные джинсы со свитером и со всего маху, с хрустом, насадил их на кол деревянного забора. И только тогда декан немного пришел в себя и вспомнил, что он все-таки декан серьезного факультета, сел в свой «Жигуль» и уехал обратно в Ленинград. Больше в колхозе мы его не видели.
   А дело было вот как: шел 90-й год, мы – только поступили на первый курс и, как тогда водилось, на месяц поехали в колхоз на картошку.
Естественно: отсутствие родителей, молодость помноженная на свежий воздух, песни под гитару, брали свое и среди нас образовались устойчивые и не очень, влюбленные парочки. Но была одна трудность – негде, ведь  лес, ночного, дождливого сентября в Ленинградской области, не особо-то и располагал. Во всем нашем лагере имелось только четыре помещения с дверями и крышей: казарма женская, казарма мужская, баня и столовая. Казармы сразу отметались, все же мы были только первокурсниками. Столовая на ночь закрывалась замком, величиной с клоунскую гирю, так что оставалась баня, вернее парилка в ней. Кто-то приделал изнутри парилки дверной крючок и стало вполне комфортно и безопасно заниматься там глупостями.
Единственная трудность – это очередь, которая составлялась, чуть ли не на неделю вперед, все же народу двести человек без малого и у всех примерно те же цели и задачи.
И вот одной холодной ночью, случилось страшное, то чего все боялись, но в действительности никак не ожидали - примчался великий и опасный Борис Иваныч - декан нашего факультета.
Он, видимо и сам когда-то был студентом, поэтому сразу смекнул и бросился в баню, чтобы поймать там кого-то на горячем (в переносном смысле) и конечно выгнать аморальную парочку из комсомола, а как следствие и из института.
Естественно, что в это время в парилке кто-то ойкал и двигал предметы, а на лавке в предбаннике валялись мужские и женские вещички.
Декан злорадно заржал, стал дергать закрытую дверь и объявил тем, кто внутри, что им уже ничего не поможет и ждет их торжественное отчисление. Пора бы открыть дверь, одеваться, собирать чемоданы и к чертовой матери выметаться из лагеря.
Через десять минут вышел наконец абсолютно голый парень в очках, но дверь за ним сразу же закрылась на крючок.
Борис Иваныч выяснил фамилию парня, кафедру и ехидно поинтересовался:

- А что же ты там делал среди ночи?
- Мы… это, мылся.
- Правда? А с кем это ты мылся?

При этом декан брезгливо, двумя пальцами поднял с лавки женские джинсы и свитер.

Парень молчал, опустив голову, а за дверью парилки послышались тихие женские всхлипывания.
Вдруг в предбаннике стало очень тесно – это пришли наши девушки в грязных рабочих телогрейках и резиновых сапогах. Одна из них официально и строго сказала:

- Здравствуйте, Борис Иванович, я секретарь комсомольской организации лагеря. Что тут произошло?
Декан начал объяснять, но комсорг его перебила:

- Как это не хочет выходить? Да мы сами ее оттуда вытащим! Я тоже считаю, что таким не место в комсомоле и в нашем институте, а ну, отойдите пожалуйста, вы же все-таки мужчина, дальше мы сами.

Декан послушно отошел на два шага в сторону и с интересом стал наблюдать, как будут выводить голую, пока еще комсомолку.
Девушки поскреблись в дверь и дверь неожиданно приоткрылась. Тут же в парилку ринулось человек десять комсомолок, или около того.
Через полминуты из парилки вышли человек десять комсомолок, или около того (ну кто их там считал? Главное, что все в телогрейках и в резиновых сапогах) и комсомольский секретарь растерянно произнесла:

- Странно, Борис Иванович, в парилке никого нет. Может и не было никого? Сами посмотрите.

Вот тут-то декан и слетел с катушек и отомстил  «ничейным» джинсам и свитеру…

НА ЗАДНЕЙ ПАРТЕ

1975-й год, весна.
Город Львов.
Мы - повидавшие жизнь, октябрята, заканчивали свой первый класс, дело подходило к 9-му мая и учительница сказала:

- Дети, поднимите руки у кого дедушки и бабушки воевали.

Руки подняли почти все.

- Так, хорошо, опустите пожалуйста. А теперь поднимите руки, у кого воевавшие бабушки и дедушки живут не в селе, а во Львове и смогут на День Победы прийти в школу, чтобы рассказать нам о войне?

Рук оказалось поменьше, выбор учительницы пал на Борькиного деда, его и решили позвать.

И вот, наступил тот день.
Боря не подкачал, привел в школу не одного, а сразу двоих своих дедов и даже бабушку в придачу. Перед началом, смущенные вниманием седые старики обступили внука и стали заботливо поправлять ему воротничок и чубчик, а Боря гордо смотрел по сторонам и наслаждался триумфом. Но вот гости сняли плащи и все мы увидели, что у одного из дедов (того, который с палочкой), столько наград, что цвет его пиджака можно было определить только со спины. Да что там говорить, он был Героем Советского Союза. Второй Борькин дед нас немного разочаровал, как, впрочем и бабушка, у них не было ни одной, даже самой маленькой медальки.
   Героя – орденоносца посадили на стул у классной доски, а второго деда и бабушку на самую заднюю парту. На детской парте они смотрелись несколько нелепо, но вполне втиснулись.
В самом начале, всем троим учительница вручила по букетику гвоздик, мы поаплодировали и стали внимательно слушать главного героя.
Дед оказался летчиком и воевал с 41-го и почти до самой победы, аж пока не списали по ранению. Много лет прошло, но я все еще помню какие-то обрывки его рассказа. Как же это было вкусно и с юмором. Одна его фраза чего стоит, я и теперь иногда вспоминаю ее к месту и не к месту: «Иду я над морем, погода - дрянь, сплошной туман, но настроение мое отличное, ведь я уверен, что топлива до берега должно хватить. Ну, даже если и не хватит, то совсем чуть-чуть…»
При этом, разговаривал он с нами на равных, как со старыми приятелями. Никаких «сверху вниз». И каждый из нас начинал чувствовать, что и сам немножечко становился Героем Советского Союза и был уверен, что если нас сейчас запихнуть в кабину истребителя, то мы, уж как-нибудь справимся, не пропадем.
  Класс замер и слушал, слушал и почти не дышал, представляя, что где-то далеко под нами проплывают Кавказские горы в снежных шапках.
Но, вот второй дедушка с бабушкой все портили.
Только геройский дед начинал рассказывать о том, как его подбили в глубоком немецком тылу, так тот, второй дед, вдруг принимался сморкаться и громко всхлипывать. Учительница наливала ему воды из графина и успокаивающе гладила по плечу.
После паузы герой продолжал, но когда он доходил до ранения или госпиталя, тут уж бабушка с задней парты начинала смешно ойкать и причитать.
Мы все переглядывались и старались хихикать незаметно. Уж очень слабенькими и впечатлительными оказались безмедальные бабушка с дедушкой. Ну, да, не всем же быть героями. Некоторым, не то что нечего рассказать, они даже слушать про войну боятся.
  Только недавно, спустя годы, я от Борьки узнал, что те, его - «слабенькие и впечатлительные» бабушка с дедушкой с задней парты, были Борины прабабушка и прадедушка. Они просто пришли в школу поддержать и послушать своего сына-фронтовика, а главное, чтобы потом проводить его домой, а то у него в любой момент могли начаться головные боли и пропасть зрение…



img009

ПОЛМОСТА

Гостил я на даче у старого друга, бывшего КГБиста Юрия Тарасовича.
Решили скромно, в узком кругу отметить скоропостижный конец лета.
Мясо замариновано, салаты нарезаны, мангал стоит. Общими усилиями приступили к рубке дров - Тарасыч мощно рубил, а я ловко уворачивался от летящих в меня щепок.
Прибыл первый, он же и последний гость - сосед Павел Валентинович, тщательно загорелый дед лет восьмидесяти.
Мы с этим дедом оказались почти коллегами, он сорок лет отработал оператором на центральном телевидении.
Слово – за слово, разговорились, зацепились и столкнулись на почве Советской власти.
Дед оказался ярым сталинистом, и его можно понять, Советская власть дала ему бурную молодость и по жене в каждом городе, а от нашего непонятного времени он получил лишь глубокую старость и катетер в мочевом пузыре. И неважно, что каждое лето Павел Валентинович проводит в Испании у детей, совершенно неважно. Как ни крути, но бурная безкатетерная молодость все же лучше.

Чтобы окончательно не разругаться, я не стал наступать старику на больные советские мозоли, а больше помалкивал и слушал.
А послушать было что:
- Да, уж, была жизнь. Я десять лет проработал в программе «Время» Вот где бурлила история страны. На карте СССР нет ни одного пятнышка, куда бы мы не прилетали и повсюду нас встречали хлебом – солью, как космонавтов, еще бы, если что не так о них снимем -  секретарь райкома сразу лишался партбилета, а то и чего похуже.
Правда, мы всегда снимали «так, как нужно»
Бывало, приезжаем снимать передовой совхоз, победитель соцсоревнования, а у них ни хрена не выросло, голое поле, с жалким бурьянчиком. Но кого это волнует? Они победители и должны получить переходящее знамя. Срочно сажаем всех в военный вертолет и летим в другой совхоз за сто километров, где хоть что-то выросло и можно снимать.
Так и выкручивались, эфир не ждет, сдохни, а сними.
Один раз делали репортаж про комбайнера, героя соц.труда. По сценарию должны были снимать в поле, как первый секретарь райкома отрывает колосок, мнет его в руках и что-то показывает нашему герою и председателю колхоза – женщине, тоже герою соц.труда.
Приехали к полю, а пшеница у них слабенькая, сантиметров сорок всего. Нашему режиссеру это не понравилось и он как заорет: - «Все на колени!»
Они и бухнулись коленками в грязь. Представьте себе – трое взрослых заслуженных людей. Комбайнер-то ладно, он и так грязный, а секретарь и председательница в светлых костюмах стоят на коленках и друг другу колоски показывают. И смех и грех.
Зато сюжет получился отличный, пшеница всем по пояс, красота.
 Просто люди были другими, ответственными, они понимали, что это наше общее дело.
Да что там, коленями в грязь, ерунда это. Однажды прилетели мы на БАМ, чтобы снять досрочное открытие нового моста, подарок строителей съезду партии.
У нас с собой были алые ленточки, надувные шарики, хлопушки, в тайге-то шариков нет. Единственное что у них было для праздника – это маленький духовой оркестр.
Прилетаем, смотрим… а нового железнодорожного моста через реку и нет. Нечего открывать.
То есть, кусок моста построен, а второй половины нету. Хоть криком кричи. А нам ведь кровь из носа нужно было выдать этот сюжет, его в Москве уже ждали.
Посидели, покумекали и надумали. Подогнали состав, натолкали в него праздничных  строителей, раздали им шарики и заставили торчать из окон и радоваться своей трудовой победе.
Честь по чести сняли перерезание красной ленточки и проезд первого поезда по новому мосту.
Сейчас уже смешно вспомнить, а тогда было не до смеха – поезд едет, недостроенный мост весь ноет, трещит и раскачивается, бамовцы торчат с шариками из окон и от страха что есть силы матерятся. Хорошо, что из-под оркестра слов было не разобрать. Смех - смехом, но полмоста могли и не выдержать такой нагрузки.

Когда локомотив доехал до пропасти и остановился, я с камерой обошел его с другой стороны и стал снимать оттуда, как поезд опять возвращается к берегу.
А потом, на монтаже так приклеили, как будто поезд плавно прогрохотал мимо нас, с одного берега на другой.
Красивый сюжет получился.
Правда потом оказалось, что мы поездом сильно расшатали им полмоста и его пришлось долго ремонтировать, зато к эфиру успели и все прошло гладко.

А однажды в Ялте…

Я не выдержал и перебил Деда:
- Павел Валентинович, а вас после съемки, БАМовцы не убили за всю эту «туфту» и за испорченные полмоста?

Дед на «туфту» очень обиделся и ответил:
- Молод ты еще рассуждать об этих вещах. Не суди по себе - это же не нынешние хапуги, а советские люди... «убили»… да чтоб ты знал,  они нас на руках потом носили.
Мы ведь их рабочую честь от позора спасли…



ТЕСТ

Оказывается,  я до сих пор остался советским человеком с советскими же представлениями об окружающем мире.
А я ведь так надеялся, что со времен СССР я абсолютно изменился, но на самом деле – всего лишь постарел…
  Старший брат Максим, недавно задал мне простенькую тестовую задачку, которую задавал уже сотню раз разным людям, во многих странах мира от Америки – до Вьетнама, и результаты были одними и теми же: Ни одному человеку, рожденному и жившему в СССР, или в соседних с ним огородах, так и не удалось правильно ответить на этот вопрос, но для уроженца остального мира (даже сопливого школьника) – эта задачка не представляла особого труда и была лишена какой-либо изюминки. Все равно, что спросить: «Кто быстрее добежит до мишени, дядя Боря в новых кроссовках, или пуля 50-го калибра?»
Лично я, с треском завалил этот тест на понимание причинно-следственной связи в экономически свободном мире и теперь, злорадно потирая ручки, буду ждать того же и от тебя, любезный мой читатель.
Итак:
Максим, лет двадцать пять назад, годик пожил в старинном доме, на небольшой, уютной улочке Амстердама, где, кроме всего прочего, и наблюдал эту картину:
На их улице, на первом этаже одного из домов, находился маленький овощной магазинчик, в котором торговали сами его хозяева – пожилая семейная пара (пара была чернокожая, впрочем, для задачи – это  не имеет никакого значения, но все же)
Хоть стационарный магазинчик был на всю улицу один, но купить любые овощи и фрукты можно было на каждом шагу, их продавали все кому не лень, кто с громоздких ларьков с колесиками, а кто просто с поставленных друг на друга картонных ящиков.
Торговцы тоже были на все вкусы: китайцы, негры, арабы, да и сами коренные жители.
И что интересно, ассортимент в магазине и на уличных развалах - абсолютно одинаков, те же овощи – фрукты, ананасы – бананасы, зелень - мелень. Видимо поставки у всех с одного оптового склада.
  Но была маленькая, а все же разница – у негров в стационарном магазине, хоть и продавалось все тоже, но на пару гульденов дороже…
Брат мой, естественно стал затариваться у уличных торговцев, он ведь не идиот, чтобы переплачивать в магазине, пускай, сущий пустяк, но переплачивать.
Однако со временем, он стал замечать, что его соседи, коренные жители улочки, покупают огурцы и помидоры в магазине у негров. Призадумался Максим и решил, что тут так положено и местные, уважающие себя люди, приобретают все только в стационарном магазине, а на уличных развалах покупать груши и картошку – моветон и клошарство.
Так, тому и быть - подумал брат, в конце концов, разница в цене крошечная, зато он будет выглядеть как самый настоящий голландский Ван Макс.
И с тех пор он тоже стал гордо затариваться исключительно в магазине.
Но однажды, в один прекрасный день, брат заметил местных, совсем не бедных голландцев, еще вчера покупавших апельсины в негритянском магазине, но сегодня, они уже почему-то закупались на улице, у самых непрезентабельных картонных ящиков, а назавтра, смотришь, опять в магазине.
Картина мира пошатнулась, брат совсем перестал понимать  логику происходящего, но спросить как-то не решался…

…На этом моменте любой человек, родившийся в Европе, или в Новой Зеландии, уже без труда выдавал правильный ответ: «Конечно пуля до мишени долетит быстрее, даже если за дядей Борей будет бежать кавказская овчарка…»
Но мы, советские люди, все еще оставались в тупике непонимания и тогда Максим продолжал разжевывать задачу и подбрасывать новые подсказки:
Бурная уличная торговля происходит только с весны до осени, а вот зимой, когда уже становится холодновато стоять с ящиками под дождем, переходящим в мокрый снег, все китайцы и арабы разбегаются до теплых времен и фрукты с овощами можно купить только у негров, в единственном на всю улицу стационарном магазине.
Ну, и для самых дотошных, последняя подсказка: - Ни на улице, ни в магазинчике никогда не бывает очередей и ни там, ни тут покупателей не дурят и не обвешивают.

Так почему же, черт возьми, - эти непонятные голландцы покупают летом яблочки, то на улице, где цены чуть дешевле, а то, смотришь, уже в магазине, хотя можно на улице, качество товара, ведь и там и тут абсолютно одинаковое…?


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

…А ответ таков:
Бедные хозяева магазина все лето ужимаются, цены ставят самые минимальные, но все равно, в чистую проигрывают конкурентную борьбу уличным торговцам.
Вот жители окрестных домов, через раз и поддерживают негров, покупая у них редиску, и не от того что такие добрые, просто без их помощи магазин за лето загнется и тогда зимой придется голландским старушкам ходить за картошкой аж на соседнюю улицу, а это далеко, тяжело и хлопотно.
    К тому же, хозяева магазина очень четко отслеживают каждого летнего покупателя и зимой, когда такой человек затарится в их магазине, то по приходу домой, в своей картошке  он обязательно обнаружит неожиданный апельсин, или ананас…



<br><br><br>

СПЕЦОПЕРАЦИЯ

«Хотели как лучше, а получилось как всегда…»
(В.Черномырдин)


  Вчера эвакуировал с дачи старого друга – бывшего КГБэшника Юрия Тарасовича. За это я был напоен крепким чаем, накормлен плюшками и снабжен жуткой историей сорокалетней давности. Чай и плюшки мне, а историей, так уж и быть – поделюсь. Лично у меня от этой истории непроизвольно подкосились коленки.
Женщины могут слушать ее подхихикивая – им не понять. А вот мужчинам я бы порекомендовал встать в футбольную стенку и на всякий случай прикрыть свое беспокойное хозяйство, ведь речь пойдет именно о нем…
В один прекрасный, теплый советский денек, политбюро ЦККПСС объявило решительную борьбу с разного рода религиозными сектами и тому подобными кружками по интересам.
КГБ ответил: «Есть!» и со всей чекистской ответственностью принялся рыть вглубь и вширь по всей стране.
Оперативные данные указывали на то, что в одном невыдающимся районном центре орудовала весьма одиозная секта скопцов.
Членами секты были люди обоих полов, причем - даже ее члены мужского пола, далеко не все были с отчлененными членами. Только самые идейные шли на эту жуткую экзекуцию, дабы усмирить плоть и дабы… Да я уж и не знаю дабы что еще…
Вот эту секту и решило прихлопнуть областное управление КГБ и не просто прихлопнуть, а все по закону - с судами, «доказухой» и посадками идейной верхушки за злостное членовредительство советского народа.
Естественно, начали с внедрения «засланного казачка».
На роль казачка быстро выбрали неработающего, двадцатипятилетнего шалопая, который после службы в армии, уже успел засыпаться на краже мотоцикла. Парень ходил под условным сроком, но этого ему показалось мало и вскоре он попался на совсем уж дурацкой краже колхозного сена.
Потенциального казачка «пригласили» в КГБ и ткнули мордой в выбор:
- Либо садишься на полную катушку за мотоцикл, сено и тунеядство, либо помогаешь родным органам и становишься героем, а в награду тут же аннулируются все твои уголовные дела, плюс исполком идя на встречу органам, выдает тебе двухкомнатную квартиру в райцентре.
И загнанный в угол казачок с удовольствием согласился посотрудничать, тем более – опасности никакой, все под контролем. А с такой-то квартирищей и жениться не трудно, только свистни, целый табун деревенских красавиц понабежит.
На том и ударили по рукам.
И вот, на очередном подпольном собрании скопцов появился новый человек. Поначалу, естественно, к нему отнеслись очень подозрительно, но парень был таким скромным, таким старательным и благообразным, что рано или поздно ему таки удалось влезть в удивительный мир оскопления…
Со временем казачок стал незаменимым членом секты. Он вел большую разъяснительную работу с населением, собирал пожертвования, очень смело хранил и распространял запрещенную литературу, а самое главное - организовывал в своем доме подпольные собрания. Короче – все ближе и ближе подбирался к главным тайнам членовредительства.
Спустя полгода, руководство секты наконец поверило и дало рекомендации: «Братка дозрел до осознанного оскопления». Хоть его и отговаривали, стращали необратимостью процедуры, ничего не помогало: «Хочу - не могу, надоела уже эта «неусмеренная» плоть. Если вы не поможете, то я сам себе ее отчекрыжу! В конце-то концов – какой же я скопец, если я не скопец?!»
Охота пуще неволи и вот, в один прекрасный теплый вечерок, парню наконец сообщили радостную весть, что с Украины специально для него приехал главный экзекутор со своими помощницами, так, что радуйся, сынок, завтра чуть свет тебя и обкорнают. Никуда не отходи, будь дома.
Казачок жарко поблагодарил и со скоростью торнадо бросился к своему куратору.
Куратор выслушал, потер ручки и дал ц.у: «Ничего не бойся, дом будет окружен двойным кольцом. Твоя задача - максимально ближе подойти к самому оскоплению, а наша – ворваться и вовремя предотвратить. На суде дашь показания, что они тебя охмурили запутали, уговорили и все, свободен. Их всех ждет тюрьма, а тебя «двушка» в доме улучшенной планировки. Теперь к деталям: Придешь домой - сразу вытащи стекло из форточки и держи ее открытой. Дальше смотри по ситуации, когда почувствуешь, что до оскопления осталось не больше минуты, как бы невзначай закрой форточку – это и будет условным сигналом к захвату. Если вдруг не сможешь закрыть, не тушуйся, в крайнем случае – кричи, мы услышим. Вопросы есть?»
Вопросов в общем-то не было.
Перед рассветом, к казачку в хату постучали. Вошел огромный бородатый мужик с двумя молчаливыми женщинами средних лет.
Все необходимое они принесли с собой: деревянный стул с большой зловещей дырой на сидении, медный тазик, чемоданчик с медицинскими принадлежностями и даже широченную белую ритуальную рубаху для виновника торжества.
Велели раздеться до гола, надеть рубаху и сесть на стул с прорехой, под который установили тазик.
Переоделся, сел, рубаха оказалась такой широкой и длинной, что даже стул собой закрыла. Женщины суетились по всей хате: одна разворачивала бинты, другая, что-то кипятила на плите, поправляла тазик и успокаивающе гладила «счастливчика» по голове.
Пришло время огромного бородатого дядьки. Он открыл чемодан и извлек из него здоровенный, жуткого вида тесак - почти саблю, отошел в дальний угол и принялся натачивать свою сакральную косу. Звук был до того тошнотворный и мерзкий… мужчины легко могут его себе представить, а женщины пусть поверят на слово.
Вот страшный дядька приостановил скрежетание и спросил виновника торжества:
- Насколько крепко твое желание стать скопцом? Говори, не бойся, если передумаешь, я еще могу все остановить. Мы попрощаемся и сразу уйдем. Только скажи. Это не зазорно, многие в последний момент отказываются. Не переживай, ты все равно останешься нашим братом.
Но казачок гордо посмотрел на мясника и с решимостью Павки Корчагина ответил:
- Я все давно для себя решил. Давайте уже, не томите.
Мужик, вздохнул, пожал плечами и продолжил точить свой огромный нож.
Подсадной скопец решил, что с него уже пожалуй хватит, пора давать сигнал к началу операции, привстал, дотянулся, захлопнул форточку и сел на место.
Секунды застучали и висках и гораздо ниже.
А ничего не подозревающий мужик, в дальнем углу хаты, все так же не спеша испытывал на бумажке остроту своего свинореза.
Не протикало и десяти секунд, как с грохотом упала входная дверь, вылетела оконная рама. Хата наполнилась звоном и криками: «Всем оставаться на местах! Милиция! Руки за голову!
Но все эти звуки, с большим децибельным запасом перекрыл истошный вой засланного казачка и послышался гулкий «шмяк!» - это его отрезанное хозяйство плюхнулось в медный тазик под стулом…
…Оказалось, что страшный дядька с огромным ножом, служил всего лишь отвлекающим  от самой процедуры фактором, а настоящим мастером по сакральной обвалке мяса, была одна из его «помощниц», которая незаметно пролезала сзади под стул и специальными ножницами…
…КГБ не обманул – после суда, герой, как и договаривались, получил новенькую квартиру, вот только табуна деревенских красавиц он так и не дождался…


ТАЙНА

Первоклассница Валя шла в школу по пыльной дороге и душа ее пела.
Вчера она стала совсем взрослой, ведь родители посвятили девчушку в настоящую всамделишнюю тайну, да такую, что аж голова кружилась…
И не только посвятили, но даже вручили ножницы и доверили быть главной хозяйкой тайны.
Как же хочется поделиться с подружками, хотя бы с одной, самой близкой. Но нельзя.
Это такая тайна, от которой больше веет смертью, чем геройством…

Еще вчера Валин папа, как всегда раз в неделю сел за письменный стол, включил лампу и разложил перед собой накопившуюся кипу газет. Взял ножницы и стал аккуратно вырезать большие и маленькие портреты товарища Сталина.
Валя не спрашивала, зачем это нужно, потому что и так давно это знала, но ей вдруг в голову пришел простой и логичный вопрос:
- Папа, а куда ты потом деваешь все эти портреты?
Родители переглянулись, поговорили друг с другом одними глазами и отец ответил:
- Доча, скажу тебе, только по секрету – эти портреты мы собираем, а потом раз в месяц все до одного сдаем в милицию…
- Понятно, я так и думала. Завтра Зинке расскажу, вдруг ее мама не знает куда сдавать.

Родители опять посовещались взглядами и отец сказал:
- Доча, ты уже совсем взрослая, скоро будешь настоящей пионеркой, так что тебе уже можно доверить серьезное дело. Садись вместо меня и аккуратненько вырезай каждый портретик. Самое главное – не спеши. Перепроверяй все газеты, не дай Бог пропустить. Теперь от тебя зависит вся наша семья.
И вот что ты должна твердо запомнить – никогда и ни с кем не разговаривай об этом. Никогда и ни с кем. Даже с Зинкой. Поняла?
- Да, папа.
- А самый главный секрет – это то, что портреты товарища Сталина мы не носим в милицию и никто не носит. Просто закрываемся на ключ и сжигаем их в печке.
- Как в печке!? Товарища Сталина в печке!!!?
- Чтобы врагам не достались. Садись, вырезай доча и знай, что теперь наша жизнь в твоих руках. Никому ни полслова… Ты помнишь нашего соседа дядю Володю?
- Который уехал?
- А знаешь, почему он уехал?
- Почему?
- Потому, что был невнимательным и пропустил один портрет…


…Гордая Валя шла, а тайна так и распирала ее изнутри, уж очень тяжела была эта тайна для семилетней девочки.
И все же она удержала ее в себе, не подвела родителей, ни с кем не поделилась. А то, что рассказала мне, так это не в счет, ведь во-первых – теперь эта тайна уже никак не сможет навредить ее семье, а во вторых – ну почему бы Вале не поделиться со своим сыном и не рассказать, как специальные люди с фонариками, устраивали рейды по маленьким деревянным сортирам и зорко всматривались – а не висит ли у какой вражины на гвоздике, кусочек газеты с портретом товарища Сталина…?


ЛИСА И ЖУРАВЛЬ

Мой монтажер Алик опаздывал уже на полчаса. Это черт-те что такое.
Но вот открылась дверь, и в комнату наконец вплыло его невозмутимое индейское лицо с длинными (по плечи) черными волосами. Алик с трудом переступив через себя - наскоро извинился и важно принялся включать комп. Вообще-то он не совсем Алик, его полное имя Аламурод. По национальности Алик таджик, но очень этого стесняется. Алик не любит москвичей, но еще больше ненавидит своих земляков- гастарбайтеров, потому что его с ними постоянно сравнивают. А ведь Алик – человек с высшим образованием работающий на телевидении, да и прическа индейская, не то что у этих… и к тому же он специально отрастил пару длиннющих ногтей, которыми при желании аппендицит можно вырезать и все это только для того, чтобы не ассоциироваться с тяжелым ручным трудом…
Вообще Алик не любит никого кроме анаши, насвая и Советского Союза.
Че, спрашиваю, опоздал?
- Да эта гребанная доставка не дождалась, пока я выскочу из ванны и ушла. Пришлось через весь город тащиться на почту, чтобы забрать свои паршивые кроссовки. Бардак!
Алик разодрал посылку с мятыми заморскими газетами, извлек новенькие, приятно пахнущие кожей кроссы, и с недовольным лицом приготовился к работе.
Я оценил и сказал:
- Вот времена наступили - крутейшие кроссовки можно запросто выписать из самой Америки и называть их паршивыми, только за то что их не принесли прямо домой… Я вот сейчас вспомнил, как почти тридцать лет назад во Львове, во времена горячо-любимого тобой СССР-а, стоял в универмаге уткнувшись лицом в глухую бежевую стену. Рядом не обращая на меня внимания сновали толпы счастливых советских людей, а я все стоял мордой в бежевую стенку. Через некоторое время, ко мне присоединились несколько человек из посвященных. Один из них сказал:
- Парень, ну ты так явно в стену не упирайся, а то люди заметят и нас тут всех сметут. Делай вид, что ты просто кого-то ждешь, расслабься, мы и так поняли, что ты первый.
Я посмотрел вокруг и осознал, что это были мудрые слова. Туда сюда бродили озабоченные люди, как зомби из фильмов ужасов и если бы они хоть отдаленно почувствовали запах живых, то с потрохами сожрали бы нашу жалкую горстку посвященных… А у нас как назло ни огнемета, ни даже арбалета.
Я ведь с таким трудом прогулял в тот день школу, отступать было некуда. Сегодня или никогда.
Все началось с того, что мне повезло и один знакомый грузчик из этого универмага, за пятерку продал мне ценнейшую коммерческую информацию и указал на едва заметную бежевую дверцу в бежевой стене. В котором часу он и сам не знал, знал только, что точно в этот день.
Вот я и пришел к самому открытию магазина и почти до вечера просидел у стенки на полу.
Вдруг что-то в стене щелкнуло, непрозрачное окошко открылось и продавщица злобно сказала:
- Размер!
Я всунул приготовленные с утра и измятые до сигарообразной субстанции сорок рублей и выдохнул:
- Сорок второй!
- Сорок второго нет, есть сорок четвертый. Будете брать?
- Конечно буду!
От окна уже было не пробиться, вокруг бушевала драма. Зомби почувствовали свежую кровь в виде кроссовок Адидас, тут уж не до сантиментов. Мат, вольная борьба, крики – «Люди, отступите, ребра о стенку сломаете! А! Сережку отцепите – ухо рвется! Люди! Да стойте, вы же на женщину наступили!»
Но когда кровожадных зомби останавливали подобные крики…? Они перли и перли, чтобы утолить жажду свежего человеческого Адидаса.
Но, кроссовки кончились так толком и не начавшись - минуты через три, их ведь и продавали только для отмазки перед ОБХССом…
Эх, как я был счастлив тогда… До самой армии года два наверное таскал их гордо с напиханными внутрь бумажками и в толстых шерстяных носках, а мама меня обманывала, что они совсем не кажутся большими…
Хотя через много лет призналась: «Жаль тебя было расстраивать, но ты выглядел в них как маленький Мук».
Алик выслушал мою историю и сказал:
- Ну не могло такого быть! Я ведь только на пару лет младше тебя, так что прекрасно помню те времена. При том, что жил я в совсем маленьком городке - сорок тысяч всего, но с самого детства не было у нас проблем ни с продуктами, ни с одеждой, ни с чем. Помню - еду нам готовили и убирались в доме две милые старушки, маме было некогда.
Кроссовок у меня всегда валялась в коридоре целая куча и все фирменные. Бегал с пацанами по стройке в американских джинсах и горя не знал. В тринадцать лет я сам за рулем на дискотеки ездил. Хорошо было. Ну не любишь ты советскую власть, зачем же придумывать и говорить то, чего не было…? Тем более мне – живому свидетелю.
Я очень удивился и переспросил:
- Ты говоришь - в американских джинсах по стройке в детстве бегал? А ты знаешь, что они тогда стоили 180 рублей?
Алик:
- Сколько раз в своей жизни я слышал подобную чушь, но не было же такого. Не могли они столько стоить – это миф вражеских спецслужб. 180 рублей – это ведь была целая месячная зарплата и притом не самая плохая.
Я оглянулся, не было ли вокруг скрытых камер. Ну не может советский человек в конце семидесятых жить такой попрыгунострекозной несоветской жизнью. А Аламурод все усугублял:
- Вот еще говорят про железный занавес. Какой там занавес, если я – советский таджикский мальчик побывал с мамой в Англии, Югославии, ГДР, а уж в Болгарии на море и не сосчитать сколько раз. И все бесплатно. А в наше капиталистическое время, я могу себе позволить только паршивую Турцию…
Эх, такую страну развалили ублюдки…

Я совсем растерялся и спросил:
- Алик, а кем у тебя папа работал?
- Папа умер, когда я еще маленький был, я его не помню совсем. Мы жили с мамой и дедушкой.
А дедушка кто?
- Дед был начальником милиции нашего города, а мама первым секретарем горкома партии. А почему ты об этом спрашиваешь…?

ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Есть старая пословица: «Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь...»
В моем понимании она должна звучать иначе: «Не говори «гоп» - даже если уже перепрыгнул...»
Мой друг Эдик, «срочную» служил в начале 80-х в Венгрии.
Да так лихо служил, что за два года - три раза побывал в отпуске (!)
это очень круто, кто понимает. (Я вот за два года не смог заработать даже увольнение в город...)
Вот мой бравый друг возвращается в часть и наступает самый ответственный и волнующий момент, даже более волнующий, чем встреча с родными – это таможня.
Хитрость в том, что тогда из СССР можно было вывезти только три червонца, а хотелось бы гораздо больше. Ведь если даже тридцать рублей поменять в Венгрии на форинты, то можно прикупить спортивный костюм! А что может быть на свете лучше спортивного костюма? Ничего.
Пожалуй, только десять спортивных костюмов и кроссовки...
Риск был большим: специально обученные офицеры шмонали солдатские чемоданы, да и форма у всех одинаковая, а значит и места на форме которые служили тайниками – тоже не отличались разнообразием.
Если поймают, то в зависимости от суммы: в лучшем случае лишат звания, отправят на губу на месяц, и дембель отодвинут до упора... В худшем – тюрьма.
Эдик три последних дня не спал, волновался, готовился. Выдолбили с отцом в каблуках подвалы и загрузили в них по 250 рублей под каждую пятку.
От дикого давления каблуки в любой момент могли отстегнуться как горные лыжи...
Вот и настал момент «Х», прошмонали чемодан, хитро посмотрели в глазки, поверили, пропустили. Ура!!!
От радости не чувствуя 500 рублей под ногами, Эдик зашел в зал, где и стал дожидаться поезда в родную часть.
За ним впорхнули еще двое эйфорийных счастливчиков, для которых шмон тоже был позади. Счастье сближает - парни быстро познакомились и немедленно отправились в туалет, перекурить это дело.
В туалете на всех кабинках висели бумажки с надписью «ремонт», ну да не за этим они пришли. Главное, что курить можно...
Посмеялись, поговорили о бабах, поспрашивали - кто откуда родом, и один сержант, понизив голос сказал:
- Я был в шоке, думал – пропал. У меня по всей спине кителя под подкладкой 300 рублей. Старлей меня еще по плечу похлопал: «На себе ничего не везешь?»
Хорошо, что моя матушка догадалась поменять новые десятки на затертые, чтоб не хрустели...
Второй солдат:
- А я особо и не парился, купил новую электробритву, разобрал, выпотрошил все изнутри и забил туда больше сорока червонцев, потом пошел в гарантийную мастерскую и за пять рублей мастер поставил на пластилине новую пломбу. Старлей кстати смотрел на нее сука, аж очки снял.
Эдик:
- Это все херня: бритва, подкладка, вот у меня целых 500......э...эээ.....ээ...а......прыжков с парашютом, а нам за них доплачивают, так что я вообще ни одной лишней десятки не везу. Сказано три - значит три. Зачем рисковать? И так хватает.
Двое товарищей:
- Ну, ты и сцыкло – ни одного червонца не прихватил!? Сцыкло, да еще и балабол. Не может у тебя быть 500 прыжков! За два года 100 и то вряд ли наберешь. Ты че там без выходных и праздников по три раза в день прыгаешь?
Эдик:
- Да нет, 500 прыжков у меня только будет через год к дембелю, а может и не будет...сейчас только 28...

Эдик нес еще какую-то белиберду, а сам неотрывно смотрел на кирзовые сапоги, чернеющие под короткой дверкой в одной из кабинок...
Внезапно, все дверцы распахнулись, парни вздрогнули и увидели пятерых солдат стоящих на унитазах (шестой стоял на полу, в его кабинке не было унитаза, эти сапоги и заметил Эдик).
Солдаты спрыгнули, обступили нашу троицу и захохотали:
- Что, говоришь у тебя на спине три сотни? Молодец, давай спарывай аккуратненько. А у тебя, говоришь - волшебная бритва за четыреста с копейками? Пойдем, покажешь...
А ты боец, прыгать с парашютом любишь? Ну что сказать – молодец...удачи тебе.
Первые двое заныли:
- Мужики, ну вы чего? Вы же тоже солдаты, как и мы, хорош прикалываться...
- Да уж какие тут приколы, у вас двоих два варианта: либо вы по-тихому все отдаете, либо мы зовем нашего старлея, он тут недалеко, в соседнем зале. Тогда будет по-громкому. Или вы – бедолаги думали, что уже проскочили? Нет, не проскочили. Для вас все только начинается...

ЮБИЛЕЙНЫЕ ГРОБЫ

Ходил вчера в поликлинику за справкой.
Сижу в очереди, рядом огромный седой старик похожий на бывшего штангиста.
Из кабинета выглянула медсестра:
-Я забыла спросить Ваш год рождения?
Я:
- 1967-й.
Медсестра:
- Хорошо, посидите пять минут, я Вас позову.
Тут мощный старик зашевелился и сам себе произнес:
- Эх 1967 год, было время... как жизнь летит...
Я:
- А что за время было в 67-м году..?
- О, ну что ты - это был грандиозный год. Мы работали над проектом по созданию цветного телевизора.
Меня вызвали в ЦК и поставили задачу: «В юбилейном году изготовить 50 лучших в мире цветных телевизоров, с пожизненной гарантией и только из советских комплектующих. Через два месяца, повезете их в Канаду на международную выставку.
Все.
Время пошло, желаем удачи».
Я вышел в полном отчаянии. Задача, мягко говоря, нереальная, а уж про пожизненную гарантию и говорить не приходится.
Мы днем и ночью лихорадочно трудились: сначала выходило, что если заменить все французские детали на аналогичные наши агрегаты, то телевизор должен быть размером с автобус и потреблять он будет 3,5 киловатт. Потом вроде бы нащупали путь, как все впихнуть в обычный корпус, но время вышло. Мы не успевали.
В ЦК нам намылили холку, мол, как вам не стыдно...? Мы ведь уже пообещали иностранным товарищам! Заранее распродали все 50 экземпляров, а вы!!! Вот что – пока будете плыть до Канады, у вас еще неделя, там прямо на корабле все и доведете до ума. А не успеете - положите партбилет на стол.
Днем и ночью всю дорогу мы собирали 50 чудес советского телевизоростроения. Но собрать – полдела, они же гады не хотели работать: у одного через полчаса терялось сведение лучей, у другого пропадала зеленая или красная пушка, у третьего выгорал кинескоп, а четвертый вообще чуть не поджег пятый и шестой, а заодно и весь корабль.
Завтра должны прибыть и я с борта честно сообщаю в Москву: Извините, не работают наши юбилейные товары тчк.
Из Москвы задают вопрос: Вы сможете сделать всего один работоспособный телевизор с Французскими деталями внутри?
Отвечаем, что можем, но ведь задача стояла - только из советских деталей и 50 штук...
Из Москвы ответили: «Не ваше дело! Сделайте один и держите его на корабле. Остальные недоделанные загружайте в контейнер и везите на выставку...»
Нам всем было очень стыдно, в последнюю ночь красиво упаковали 50 наших «гробов» и с ужасом размышляли о людях, которые их уже купили за валюту. Назревал международный скандал...
Наутро прибыли в порт и началась разгрузка корабля.
Дошла очередь и до нашего горе-контейнера. Кран поднял его высоко-высоко над землей и, вдруг, что-то случилось...контейнер с высоты девятиэтажного дома обрывается с крюка...и с грохотом падает вниз.
Ура!!! Как же нам повезло! Подарок судьбы!
Руководство порта долго извинялось и заверяло, что у них это первый случай за двадцать лет...
По страховке Советскому Союзу заплатили большие деньги за гибель "уникального товара". Перед покупателями мы чисты, а на выставку пришлось поставить один единственный телевизор оставшийся на корабле, хоть из французских деталей, зато работал...
По возвращению в Москву нас даже особо не ругали.
Есть в жизни счастье.

-------------------------------------------------------------------------------------------

Вечером я позвонил Старому КГБшнику Юрию Тарасовичу и рассказал ему эту историю.
Он помолчал и ответил:
- Подробностей я конечно не знаю, но бьюсь об заклад, что тот портовый крановщик, с тех пор мог еще долго не работать и ни в чем себе не отказывать.
Такие вещи наша разведка оплачивала очень щедро...

ПЕРВЫЕ ДЕНЬГИ

Мой папа нервничал у себя на работе.
Чертил проект, двигал логарифмической линейкой, а у самого душа была не на месте.
В шесть часов утра его дети: одиннадцати и тринадцати лет, выскочили из дома не позавтракав и отправились в неизвестном направлении зарабатывать себе деньги на джинсы...
Конечно же старший не должен бы допустить никаких глупостей, но все же страшно за детей.
Шутки шутками, но в 1978-м году, между людьми мобильной связи не было никакой, а флакон валокордина – это слабенькая замена мобильнику...
Сидит, сердится на себя, за то что дал поиграть сыновьям в самостоятельность, и самому совсем не до работы. Где нас теперь искать? Куда звонить?
Вдруг открывается дверь, и на пороге появляемся мы с братом.

На присутствующих напал столбняк, все изучали нас глазами глубоководных рыб...
Даже папа не сразу узнал: мы оба одеты в какие-то лохмотья, обуты в высокие ботфорты со шпорами, у меня на голове шляпа с пером, а у брата в руках огромная шпага...
На улице раздались выстрелы, сотрудники бросились к окнам и увидели, что во дворе их конторы затеваются съемки кино...

В тот день из всей многочисленной съемочной группы мы с братом и кинооператором были самыми счастливыми, потому, что сытыми... Папа подогнал нам рогалики с молоком, и оператор не смог не упасть на хвост. Он жаловался, что который месяц снимает без перерывов на обед, в результате – язва не отпускает...

За три съемочных дня, мы с брательником все-таки заработали на свои первые джинсы. Тридцать три года прошло, а дворовые ребята наверняка до сих пор нам завидуют, еще бы, настоящие "протиры"

Когда по телику крутят «Трех мушкетеров», я показываю своему сыну:
Вон, вон, видишь? Это мы с твоим дядей стоим... а вот уже убегаем от гвардейцев кардинала...

Сын не удивляется, видимо он воспринимает меня как человека, которому еще Ленин помогал в Смольном набрать кипятку...