Category: транспорт

ВРЕМЕНА МЕНЯЮТСЯ

Случайно подслушал разговор своего пятнадцатилетнего сына с приятелем.
Они жарко спорили о компьютерах (вроде бы) и смеялись.
Хотя, нельзя сказать, что подслушал, поскольку ни черта не понял, ни единого слова. Понял только смех.
Стало обидно, что неминуемо проваливаюсь в компанию древних, ворчливых старушек, сидящих на лавочке.
Как же быстро меняются времена. Представляю как бы я сам рассказывал своему папе простую историю,  произошедшую со мной вчера. Папа мой от удивления открыл бы рот и тоже наверняка  мало бы что понял. Он бедняга, даже до пейджеров не дожил.
А история такая:

Вчера я был без машины и занесло меня по делам аж за МКАД.
Дело к вечеру, ноги гудят, хочу домой, вокруг трасса, лес, мокрый снег и никаких маршруток. В сотый раз с надеждой открываю карту каршеринга и о чудо, вижу – всего-то в полукилометре от меня, целых две машины: Мерс и рядом с ним, что-то грузовое на механике. Зарезервировал грузовую, чтобы не переплачивать и пошел ее забирать. Добрался не спеша, смотрю – два мужика вокруг машин бегают.
Увидели меня и заголосили:

- Не губи, мужик, будь человеком, выручай, отдай нам нашу машину.

Оказалось, что это тесть и зять. Один другому привез полный кузов какой-то рассады, саженцев, удобрений и черт его знает чего еще, вот они и встретились за МКАДом на двух каршерингах, чтобы не разгружаясь, просто поменяться машинами и разъехаться в разные стороны, но поменяться не получилось, потому, что я перехватил. Я пожал плечами и сказал, что их удобрения мне не нужны, мне нужно домой, тогда тесть на Мерсе, с радостью согласился меня подкинуть до самого дома, тем более, что нам было по пути. Я отдал зятю свой грузовик и совершенно бесплатно оказался дома.
История банальнейшая, но у моего покойного отца появился бы список вопросов длиннее самой истории.

Жизнь мчится как Сапсан… Сапсан, папа – это что-то среднее между поездом и самолетом без крыльев…

ПУШКИН

Пушкину было лет шесть и был он прехорошенькой кудрявой девочкой с красивым именем Елизавета.
Рядом с Елизаветой сидела ее мама, одной рукой она придерживала чехол с бальным платьем, другой, держала у уха телефон.
Лиза, обмахиваясь веером, откровенно скучала. Электричка только покидала Москву, а мама перманентно трепалась с подругами по телефону. Людей в вагоне было совсем мало и девочка смело взялась за меня:

- Дядя, а почему у вас женская сумочка?

Мама, не отрываясь от телефона, без энтузиазма упрекнула:

- Лиза, не приставай к дяде.

Я возразил:

- Ну что вы, она мне нисколько не мешает, наоборот, за разговорами и дорога веселее.

Мама удовлетворенно кивнула и уже больше не возвращалась из глубин своих телефонных интриг.

Я ответил:

- Это сумочка не женская и не мужская, это сумочка для фотоаппарата.

Потом Лиза рассказала, что они с мамой были в Москве на танцевальном конкурсе и что она заняла там четвертое место. Девочка задавала железнодорожные вопросы, а я подробно отвечал: Почему рельсы стучат, зачем нужны шпалы и для чего электричка упирается в провода.
Потом она предложила:

- Дядя, а давайте во что-нибудь поиграем.

Я, не долго думая, предложил играть в города, но дело у нас не пошло, ведь Лиза еще не знала ни одного города кроме Одинцово и Москвы. Тогда я предложил играть в рифмы и быстренько объяснил что такое рифма.
Девочка сразу поняла и со скоростью компьютера стала выдавать очень необычные, но филигранные рифмы на любые, самые сложные слова. Уже тогда я почувствовал что-то не ладное, но не подал виду, а  Лиза сказала:

- Просто рифмы – это не интересно, давайте, вы мне будете говорить слово, а я буду придумывать маленький стишок с этим словом.

А не слишком ли самоуверенно, для шестилетней девочки? Подумал я и сразу решил начать с чего потруднее:

- Ну, придумай мне стишок со словом... со словом, скажем – Укупник.
- А что это такое?
- Это такой человек, у него фамилия Укупник.

Лиза закрыла глаза и без всякой паузы, дирижируя себе рукой, с выражением произнесла:

- Ко мне под юбку заглянул Укупник,
  но, я не испугалась,
  там подъюбник…


Я просто остолбенел и почувствовал себя сеньором Сальери, слушающим Реквием Моцарта.
Ни я, ни кто либо из моих знакомых, кроме, наверное, Димы Быкова, не смог бы вот так сходу выдать что-то подобное, а тут шестилетний Пушкин в электричке.
Мама Пушкина зашевелилась и не отрываясь от телефона бросила:

- Лиза, на следующей выходим, скажи дяде "до свидания", не забудь веер и пойдем.

Девочка встала со скамейки и быстро заговорила:

- Давайте скорее, а то нам выходить, последнее-припоследнее слово, чтобы я сочинила последний стишок.

Я, еще не до конца очухавшись от подъюбника, выпалил совсем уж немыслимое:

- Павка Корчагин.
- А что это – павкакарчагин?
- Это тоже человек, Павка, ну, Павел – имя, а Корчагин – фамилия. Павка Корчагин.

Пушкин кивнул, закрыл глаза и с выражением выдал:

- В домике том, где жил Павка Корчагин,
  было темно,
  только палки торчали…


До свидания, дядя.

После того, как Лиза с мамой вышли, я еще целых полчаса приходил в себя, чуть свою остановку не прозевал, ведь такого уровня рифмы мог выдавать как минимум Высоцкий, да и тот, наверняка не моментально, а после бессонной ночи.
Хоть бы ей поскорее объяснили, что она – Пушкин.
Ай да Лиза, ай да сукин сын…

ФАК

На душе было хорошо, с самого утра шпарило долгожданное зимнее солнце. Я ехал в теплой маршрутке, слушал в наушниках музыку, ждал весну и любовался мокрым снежным лесом за окном. До Москвы еще час, можно успеть выспаться. Даже девушки - громкие хохотушки, те что сидели передо мной, не могли  помешать, ведь у меня хорошие наушники.
    Вот, мы остановились и заскучали на железнодорожном переезде. В соседнем ряду справа оказался черный Порше Кайен. Водитель Кайена, молодой, белобрысый парень, разглядывал рекламные надписи на грязном боку нашей маршрутки, аж пока не встретился взглядом с девушками-хохотушками. Парень улыбнулся и очень грациозно, едва заметными движениями рук и с легким наклоном головы, сделал реверанс, как самый настоящий мушкетер короля. Бьюсь об заклад, что этот парень в свое время, очень углубленно изучал сцендвижение.
Девушки захохотали, вроде бы, как-то откоментировали и, не сговариваясь, показали «фак» в ответ.
Мушкетер сделал очень грустное лицо, даже его нижняя  губа трогательно задрожала. Прямо из воздуха он сорвал невидимый цветок, скорее всего розу, вот и палец смешно «уколол», и бросил цветочек красоткам.
Красотки опять заржали и в свою очередь, уже с двух рук показали «факи»
Кавалер в Кайене заулыбался, и в ответ послал воздушный поцелуй. Поцелуй смешно летал по всей машине, аж пока мушкетер не приоткрыл форточку, чтобы выпустить его на волю. Дамы опять заржали и снова показали «фак».
Мушкетер весело рассмеялся и, вдруг изобразил пальцами быстро идущего человечка – это означало, что он приглашал девушек к себе в машину.
Девушки опять захихикали, но «факи» показывать не стали, а жестами переспросили, мол - ты правда  нас зовешь или шутишь?
Парень подтвердил, приложив руки к своему громадному, бьющемуся сердцу и тогда девушки решительно вскочили со своих мест и закричали водителю, чтобы открыл дверь, им срочно нужно выйти тут.
Дверь открылась, девушки выпорхнули, одновременно с этим, в маршрутке взревел мотор, ведь впереди уже поднялся шлагбаум.
Дамы  подошли к Кайену и дернули за ручки дверей, но двери почему-то не открылись, Парень сделал грустное лицо, вытер невидимые слезы и в своей манере, показал очень грациозный «фак», потом газанул и с пробуксовкой скрылся где-то за переездом.
Мы тоже уехали и только две покинутые  девушки остались на дороге, посреди этого мокрого, снежного леса.
Какие, все-таки ненадежные, эти мушкетеры…

НАУКА И ЖИЗНЬ

Редко встретишь человека, который так же легко и непринужденно может объяснить сложные вещи на пальцах. Мой покойный отец был таким. Я даже мысленно играл с ним в игру под названием - «Найди вопрос на который Папа ответит - Не знаю»
Не получилось, не нашел.
Сегодня я ехал в маршрутке, на остановке вошел дед с внуком лет десяти – одиннадцати.
Они сели передо мной, продолжая вести свою школо-проблемную  беседу:

- Деда, а ты маме не скажешь?
- Нет, давай уже, «колись».
- Вобщем, две двойки - одна по физике, другая по истории.
- В один день? Позор! Это за что, интересно?
- По физике за дурацкое броуновское движение, а по истории за революцию. Типичные причины революции и все такое.
- Ну, что же - это очень просто. Хочешь объясню?
- Давай.
- Представь что мы с тобой, все пассажиры вокруг нас и даже сама наша маршрутка, сделаны из маленьких шариков не видимых глазом. И вот эти шарики ни секунды не стоят на месте и все время дергаются в разные стороны. Но, при этом ведь ничего такого не происходит – мы сидим на месте, а маршрутка едет куда ехала. А все почему?
- Почему?
- Потому, что шарики, дергаясь, уравновешивают друг друга. Понимаешь?
- Нет.
- Ну, представь себе, что ты один из этих шариков (молекул) и ты пытаешься открыть дверь, а за дверью другой такой же шарик-двоечник тоже пытается открыть туже дверь, только в другую сторону. В результате вы оба вспотеете, а дверь даже не шелохнется. А вот если бы все шарики вдруг договорились между собой и двинулись в одном направлении, то наша маршрутка, например, взлетела бы в облака. Представляешь?
- Как это шарики могут договориться?
- Ладно, вместо шариков представь огромное стадо баранов – тысячу голов, а может и больше. Каждый отдельный баран хочет пойти в какую-нибудь сторону, но они хаотично тычутся друг в друга, а в результате этого броуновского движения, все стадо продолжает стоять на одном месте. У этих баранов есть пастух, он сгоняет баранов в кучу и управляет ими как хочет. Захочет – зажарит любого из них, захочет – просто пострижет. И вот представь, что все бараны, вдруг, договорились, что каждый из них слегка боднет пастуха. Естественно, за пару минут от пастуха не останется даже плетки. Бедняга сотрется о тысячи рогов. А, вот это, кстати, и есть революция.
Поднимайся, нам выходить…

СТАЛЬНЫЕ ШАРЫ

В самолете разговорился с соседом у окна.
Худенький, кучерявый, зовут Александр, по профессии скрипач. Сошлись мы на Питере, Александр там родился и вырос, а я прожил пять лет.
Вспоминали гнетущие девяностые и Саша рассказал вот такую историю:

Однажды зимой, поздно вечером ехали мы с папой в трамвае, он меня в «музыкалку» возил, мне тогда лет восемь было. Народу немного, человек пять – десять, на весь вагон.
Вдруг на остановке залетает настоящая бандитская бригада, шесть человек, почему-то я и количество запомнил. Злые, видимо что-то у них там случилось, может от ментов убегали. В любом случае, такие в трамваях не ездят. Все разнокалиберные – от двухметровых, до мелких, но  по виду настоящие бойцы. Со сломанными носами и ушами.
В общем, по профессии спортсмены, а по должности бандиты.
Одеты так красиво, что глаз не отвесть: спортивные костюмы, фирменные кроссы, про цепи вообще молчу. Да что там цепи? Каждая их лайковая куртка стоила как весь наш трамвай.
Они громко матерились, что-то обсуждали, а пассажиры вжались в кресла, головами не вертели и усилием мысли притягивали трамвай побыстрее к своей остановке.
Тут, один из братвы ненавязчиво закурил.
Какой-то дедок со своего места, не оглядываясь, проворчал, что-то типа: «В трамвае не курят»
Бандит повернулся к перепуганному народу и громко спросил:

- Кто?! Кто сейчас что-то вякнул?!

В ответ унылая тишина.
Браток продолжил:

- Если кто хочет что-то сказать, то учтите – за слова придется ответить. Готовы подраться? Предъявляйте. Нет? Сидите тихо и уткнитесь  в окно.
Естественно – публика совсем притихла и вжала голову в плечи, хорошо что хоть деда не выдали, который возмущался.
И вдруг, мой папа, мой тщедушный интеллигентный папа: сто шестьдесят сантиметров ростом и пятьдесят кило весом, инженер технолог кондитерской фабрики, шепчет мне: «Сашок, сиди тут, держи скрипку»
Мой отчаянный, сорокалетний папа, который никогда в жизни не дрался, встал и, о ужас, пошел на заднюю площадку, где ржали и курили бандюки.
Одну руку он крепко сжал в кулак, и я прекрасно видел, как дрожали его пальцы, я и  сам  чуть не умер от страха за него.
Папа подошел к ним и громко сказал, стараясь скрыть тремол в голосе:

- В трамвае курить нельзя! Потушите пожалуйста сигареты!

Повисла бесконечная пауза, бригада удивленно изучала моего папу, его сжатый кулачок, и наконец один из них ответил:

- Ну, нельзя, так нельзя, ты сказал, мы тебя услышали.
Не каждый день встретишь человека со стальными шарами.

Окурки тут же полетели в форточку.
Я не усидел на месте, прибежал с футляром и встал за папой. Один бандит погладил меня по голове и сказал:
- Скрипач, ты даже себе не представляешь какой у тебя  крутой батя,  можешь им гордиться.

Трамвай остановился на перекрестке, бригада распахнула двери и десантировалась на улицу.
Мы с папой поехали дальше и я всю дорогу пытался выяснить, что это у него за такие «стальные шары», и для чего они нужны? А папа глупо улыбался и неумело уходил от темы…


СТРАШНЫЙ СОН

Поздно ночью мы возвращались со съемок домой, в Москву.
Все очень устали, но никто не спал, потому что наш адский водитель разогнался до ста семидесяти.
Засыпать было страшно.
Вот и затеяли мы разговор о страшных снах. Каждый рассказал о своем самом страшном в жизни кошмаре и все вместе решали чей сон жутче.
Безоговорочную победу одержал звукооператор Саша по прозвищу Качек. Но, все по порядку.
Первым начал оператор Андрей:

- Дело было так –  весь сон я копил на машину. Долго копил, лет десять, даже квартиру свою зачем-то продал, решил потом в машине жить. Короче, пришли с женой в мерседесовский салон покупать «Гелик».
Нам и чай и кофе, и зимнюю резину в подарок. Отдал я в кассу мешок денег, вручили мне документы, ключи, пожелали счастливого пути и сказали, что наша машина уже ждет нас на улице у главного входа.
Подошли мы с женой к своему «Гелику», смотрим, а он размером с тумбочку. То есть маленький совсем, мне даже до пояса не достает. В него даже ребенок не поместится, хотя движок заводится, я проверял...

Мы поцокали языками и захихикали.
Слово взяла администратор Лида:

- Начиналось у меня все не плохо: лес, пикник, шашлыки.
Один парень вынул из багажника кирпич, положил передо мной на траву и сказал: «Становись, Лида на него, держи равновесие, закрой глаза и не открывай пока я не скажу»
Я спокойно встала на кирпич, закрыла глаза и стою, жду - в чем же фокус?
Вдруг, где-то далеко послышался трамвайный звонок. Я еще подумала: «Откуда в лесу трамваи?»
Открыла глаза и вижу, что я продолжаю стоять на кирпиче, только уже не в лесу, а в середине какой-то гладкой стены. Ни окон, ни балконов, только мой кирпич из стены торчит и я на нем. Внизу город, люди ходят, трамваи ездят.
А я стою и стараюсь дышать неглубоко, а то поглубже вздохну, или крикну – равновесие потеряю.
Что может быть страшнее?

Мы  помолчали, представили и хором признали: «Да, Лида – это и правда жутко»
Настала моя очередь и я рассказал свой самый страшный в жизни сон:

- Иду я мимо дома, где когда-то жили мои бабушка и дедушка, смотрю, а в окне, как будто свет горит и мне почему-то захотелось зайти и узнать – кто там сейчас живет? Что за люди? Поднялся я на второй этаж, вот она - знакомая дверь, и даже запах вокруг, как в детстве. Постучал, подождал, внутри щелкнул замок, приоткрылась дверь, я вошел и увидел... своих: бабушку и дедушку. Оба старые, несчастные, стоят и смотрят на меня с обидой. Бабушка заплакала, а дед сказал: - «А мы уже и не думали, что тебя увидим. Ты как ушел в армию в 85-м, так ни разу и не зашел. За тридцать лет мог бы хоть раз зайти, узнать – как мы тут? Нам ведь есть нечего, в магазин не можем выйти, сил нет. Сидим вдвоем, голодаем  и ждем, когда внуки о нас вспомнят. А ведь мне уже сто десять, а бабушке сто три года.
Эх – эх - эх…»
Я тогда проснулся в диком ужасе и впервые в жизни обрадовался, когда вспомнил, что они оба умерли еще в 86-м.

Все замолчали, а некоторые, в том числе и я, даже прослезились под покровом темноты.
Наконец подал голос Саша - качек:

- Теперь я расскажу. Так, значит, сначала я отлично потренировался в зале, потом пошел в душ.
Вокруг никого, поздний вечер, я один. Моюсь, натираюсь шампунем, вдруг слышу, где-то стучат отбойные молотки,  смотрю, в углу душевой, из пола вылезла маленькая трубочка, ничего особенного, но  мне стало как-то сразу не по себе, типа,  непонятная тревога.  Что-то зашипело и вдруг из трубки как начала  хреначить белая пена, типа как монтажная. Знаете? Ну вот. Я смотрю как парализованный. Что за фигня? а пена все прибывает и расширяется по всей кабинке. И быстро так.
Понял я, что  нужно валить, да поздно уж. Пена как раз до меня добралась и склеила всего. Хочу я бежать, а не могу, кричу только.
А пена все прибывает и расширяется. Думал – все, хана.
Остановилось, только у самого моего подбородка, как в фильме ужасов.
Потом прибежали какие-то мужики и начали меня вырезать канцелярскими ножами. Чуть, я извиняюсь, все мне там не отрезали. Я им кричу: - «вырежьте мне правую руку и дайте нож, а дальше я сам!»
Короче было очень страшно.

Мы все сказали: - «Да, жуткая картина»
А Лида заспорила:

- Нет, все-таки про Бабушку с дедушкой сон куда страшнее чем твой, да даже когда я на кирпиче над пропастью стояла и то страшнее. Подумаешь пена. Банально как-то.
- Банально, говоришь? А ничего, что ваши сны – это просто сны, а моя фигня с монтажной пеной произошла со мной на самом деле два года назад?
Под спортзалом как раз находится подземный паркинг. Там какие-то грунтовые воды все время протекали на машины. Работяги проделали дыру, чтобы пеной заделать и перестарались, добурили аж до моего душа.
Не знаю, мне там было совсем не банально…


НЕ ПОМИНАЙТЕ ЛИХОМ

«Как хорошо быть интеллигентом… Наверное…»
(Н.Богословский)



Однажды в метро меня остановила и спросила дорогу многодетная семья с кучей сумок. Я показал, где и куда  нужно перейти и до какой станции ехать.
Они поблагодарили и пошли.
Но, спустя минуту я понял, что ошибся и отправил их в противоположную сторону. Но догонять было поздно, семья уже уехала.
С тех пор прошло лет десять, не меньше, люди эти, наверное, давно позабыли того подлого москвича, который показал им неправильную дорогу, а я вот, все еще помню и мне, почему-то, до сих пор неудобно перед ними. А ведь мог бы вскочить в следующий поезд, поехать за ними, как-нибудь догнать, найти, извиниться…
Не знаю, может быть - это не совсем нормально.
Но, вот вчера я встретил примерно такого же человека, как и я сам, даже, наверное, еще хлеще.

Шагал я по Стромынке в поисках нужной мне улицы и слегка заблудился. Решил спросить дорогу у прохожих.
Смотрю, идет навстречу мужчина лет пятидесяти, обычный такой: строгий костюм, плащ, седая бородка.
Мы поравнялись, и я обратился к нему:

- Добрый день, извините. Вы не подскажете где тут улица Короленко?

Человек остановился, задумался, выдержал маленькую паузу, потом отчего-то удивленно наморщил лоб и… пошел себе дальше, так и не сказав мне ни слова.
Вот, вроде бы ничего тебе человек не должен, а все равно как-то обидно. Шел я так и думал: - ну, что, трудно было ему сказать - не знаю, мол? А то посмотрел на меня как на насекомое и дальше пошел. А ведь я вроде культурно к нему. Странный человек. Очень странный. Прямо до мудаковатости странный…
Через некоторое время я нагнал женщину с коляской, спросил у нее дорогу, получил исчерпывающий ответ и прибавил шагу.
Вдруг, сзади послышались торопливые шаги и голос:

- Молодой человек! Молодой человек! Простите! Я видел, что вам уже показали где улица Короленко! Но все же…

Я оглянулся – это был тот самый странный мужчина с седой бородкой.
Он очень запыхался:

- Я специально догнал вас, чтобы вы не думали обо мне Бог знает чего. Просто, ну, никак не мог говорить, вокруг ни одной урны, а я с ватой во рту от зубного только что вышел, хоть стой, хоть падай, хоть мычи. Вы должны меня понять. А в любой другой ситуации я, разумеется, с удовольствием указал бы вам путь. Нехорошо получилось. Извините и не поминайте лихом…

Вот, вроде бы мелочь, а на душе приятно, нас таких, как минимум двое.
Я шел по улице Короленко и размышлял: - А все-таки хорошо что где-то вокруг обитают порядочные люди, которым, не задумываясь, можно доверить даже ключ от квартиры где дeньги лежат.
И таких людей, наверное, не так уж и мало как кажется…


ЛЕНИНГРАД

"Уезжаю в Ленинград... Как я рада!"
"Как я рад!!!"

(И.Уткин)

Это очень грустная история, хотя, о Питере веселых и не бывает, город такой. Город ноющей светлой грусти. Ох, зря я это написал. Теперь опять начну страдать и скучать по Ленинграду…
   Жила была во Львове маленькая первоклассница Лариса, и однажды папа ее обрадовал:
- Лара, если первый класс закончишь на пятерки, то мы с тобой поедем в Питер, и ты, наконец, увидишь свою прабабушку.
Но папа не сказал, что бабушку Лера увидит в первый и в последний раз в своей жизни.
Бабушка родилась в Ленинграде, молоденькой девчонкой пережила блокаду и маму с папой.
Лет тридцать преподавала в университете, похоронила сына, мужа, оставила  свою комуналку соседям, и еще до перестройки  перебралась  в Германию.
Но в последнее время немецкие врачи регулярно отрезают от бабушки по кусочку и жить ей осталось считанные дни. Вот она и решила,  на все   свои сбережения, прилететь и проститься с родным городом, увидеть подружек детства и любимого внука Валеру, а если повезет, то с Валерой приедет и правнучка Лариса.
Лариса никогда еще не бывала в Ленинграде, да что там в Ленинграде? Так получилось, что она, пока даже в настоящем поезде ни разу не ездила.
Девочка раскопала в чулане книгу о Ленинграде, выспросила у папы все, что он знал о пассажирских поездах и принялась мечтать, рисуя акварелью картины:
- Папа, смотри, вот это мы с бабушкой и с тобой у Медного всадника, а это мы едем на поезде и пьем чай, а тут мы ночью катаемся на кораблике по Неве. Папа, а знаешь, почему все видно, как днем?
- Нет, Лариса, не знаю. А почему?
- Не знаешь!? Внимание, та-да-а-м! Потому, что в Ленинграде будут белые ночи! Представляешь?

Валера, удивлялся, хвалил дочкины рисунки и даже не говорил, что на самом деле, бабушка передвигается только в инвалидной коляске.
Наступил день отъезда.
От прилива счастья, путешественница всю ночь почти не спала.
Жаль, мама не смогла проводить - работа, ну, ничего, вокруг и так полно народу, так что ощущения почти как от проводов.
Валера с Ларисой были самые первые у дверей вагона. Девочка вдыхала незнакомый мазутный дух дальних странствий и беспрестанно всем интересовалась:
- Папа, а мы сразу будем кушать, или сначала немножечко поедем? Давай лучше немножечко поедем.
- Хм, ну давай.
- Папа, а зачем дядя вытирает тряпкой ручку?
- Ну, пока поезд из Питера до Львова доехал, по полям, по лесам, ручка и припылилась.
- А можно пощупать, пока он не вытер?
- Хм, ну пощупай, только не испачкайся.

Наконец, проводник надел фуражку, и взял в руки билеты:
- Так, вы вдвоем, до Санкт-Петербурга. А у девочки есть загранпаспорт?
- Нет, а зачем? Она ведь со мной, а у меня есть.
- Вы поймите, мне не жалко, но в Литве без загранпаспорта вас снимут с поезда и завернут обратно. С ними не договоришься, так что даже не рискуйте, обязательно снимут…

После бессмысленных споров и сдержанного мата, Валера отвел Ларису в сторонку, присел перед ней на колени, вытер слезки и сказал:
- Доченька, видишь, как получается, ну кто мог знать? Мне очень не хочется без тебя, но придется ехать одному, ведь бабушка специально ради нас туда прилетает на один день.
Лариса, тут вот какое дело, ты еще никогда не ездила одна в трамвае, но остановку нашу ты же узнаешь и до дома дойти сможешь. Вот ключи, не потеряй. Не получится открыть дверь, попроси соседку.
Сейчас, пойдешь по этим ступенькам вниз, потом выйдешь из вокзала, там и сядешь на девятый трамвай, смотри не перепутай, а то заедешь...
И главное, доченька, по дороге постарайся не плакать, а то тебя заберут в милицию…

…Плачущая Лариса помахала поезду и поезд увез папу из под крыши вокзала. Увез медленно, как будто издеваясь.
Лариса не помня себя от горя и не видя ничего сквозь слезы, все же, каким-то чудом добралась до дома, а часа через два, вдруг вернулся папа (дернул стоп-кран и спрыгнул с поезда), он обнял и успокоил Дочку, а потом они вместе склеивали разорванную в клочья книгу о Ленинграде и давали друг другу обещания - обязательно еще съездить и погулять по этим проклятым белым ночам.

…Бабушка так и умерла, не увидев свою правнучку, зато никогда не бывает плохого без хорошего, ей посчастливилось умереть в родном городе и хоронил ее не бездушный немецкий муниципалитет, а верные подружки детства с самыми  настоящими слезами на глазах…



ТОВАРИЩ БЕНДЕР

Мы все очень любим ездить на съемки с Сергеем.
Если он с нами, то можно расслабится, стать маленькими детьми и быть уверенными, что директор Сергей нас накормит, напоит и номера в гостинице  найдет, даже там, где нет не только номеров, но и  самих гостиниц.
Сам он небольшого росточка, большеголовый, лопоухий, ему лет двадцать пять всего, не больше, но зато таланта и жизненного опыта, как у Бендера. Между собой мы так его и зовем – товарищ Бендер.
Вот лишь пара примеров его изворотливости и гибкости ума:
Прошлым летом, ехали мы на съемки в Чехов.
Я за рулем, а товарищ Бендер на месте пассажира.
Впереди Газель плелась с такой улиточной скоростью,  как будто высматривала в лесу грибы.
В тот момент я не понял, что это ментовская подстава и сдуру пошел на обгон.
Но из-за куста, конечно же,  выпрыгнул радостный мент и объявил:
- Товарищ водитель, вы двигались по встречной полосе и это зафиксировано прибором видеофиксации. Так что готовьтесь к лишению прав. Ну, какие будут ваши соображения?
Я начал как-то неловко отмазываться:
- Товарищ капитан, Газель перед нами так медленно плелась, я подумал, что она вот-вот припаркуется, вот и решил обогнать.
- А, Газель что, и правый поворотник показывала?
- Честно говоря – нет, но мне так показалось…
Потенциально счастливый капитан почувствовал себя немножечко Жванецким и радостно ответил:
- Показалось? Ну, так, креститься нужно, когда кажется.

Вот тут-то и открыл рот товарищ Бендер, который до этого помалкивал. Он указал на видеорегистратор и чуть ли не закричал:
- Статья 282-я уголовного кодекса, возбуждение религиозной вражды! Вы под камерой предлагали нам креститься, хотя мы оба мусульмане!

Капитан дико  испугался, извинился даже и тут же пожелал нам счастливого пути…

...А на днях с Сергеем случилась очередная сложная задача из которой он в очередной раз блестяще выпутался:
Он прилетел с какой-то забугорной съемки и тут же направлялся в Ижевск.
Глубокая ночь, один в Шереметьево, только что из под носа укатил последний «Аэроэкспрес», на который Сергей так рассчитывал, но самое неприятное, то что в одном кармане - ровно тысяча пятьсот рублей, а в другом – билет на поезд до Ижевска, а до отправления два с половиной часа.
Товарищ Бендер сунулся было к таксистам, да куда там, до пяти утра – время таксо-вампиров и они диктовали цены.
Таксисты дружно продиктовали – «две, минимум», а как услышали, что поезд до утра ждать не будет. То и все «две с половиной»
Ситуация патовая, любой из нас, простых смертных, загрустил, махнул бы рукой и пошел в зал ожидания коротать ночь. Но не таков наш герой.
Он вышел на улицу, прошвырнулся туда-сюда и увидел Шереметьевского таджика проезжавшего мимо на ржавом советском велосипеде, собранном из пяти доноров.
В результате короткого торга, таджик с удовольствием уступил Сереге свой аппарат, за 1500 рублей, да еще и скотч раздобыл, чтобы примотать сумку к багажнику…

…И вот, через каких-нибудь два часа, Сергей взмыленный, но довольный, торжественно въехал на площадь Трех вокзалов, мало того, до поезда он еще успел найти двоих местных таджиков, устроить с  ними аукцион и продать велик за 600 рублей.
Итого: дорога обошлась ему в 900 рублей + бонус – велопробег по пустой Столице нашей Родины…

P.S.

Завтра я уезжаю, дня на три в Тулу, но вы можете за меня не переживать, ведь со мной будет товарищ Бендер.



ПОЛМОСТА

Гостил я на даче у старого друга, бывшего КГБиста Юрия Тарасовича.
Решили скромно, в узком кругу отметить скоропостижный конец лета.
Мясо замариновано, салаты нарезаны, мангал стоит. Общими усилиями приступили к рубке дров - Тарасыч мощно рубил, а я ловко уворачивался от летящих в меня щепок.
Прибыл первый, он же и последний гость - сосед Павел Валентинович, тщательно загорелый дед лет восьмидесяти.
Мы с этим дедом оказались почти коллегами, он сорок лет отработал оператором на центральном телевидении.
Слово – за слово, разговорились, зацепились и столкнулись на почве Советской власти.
Дед оказался ярым сталинистом, и его можно понять, Советская власть дала ему бурную молодость и по жене в каждом городе, а от нашего непонятного времени он получил лишь глубокую старость и катетер в мочевом пузыре. И неважно, что каждое лето Павел Валентинович проводит в Испании у детей, совершенно неважно. Как ни крути, но бурная безкатетерная молодость все же лучше.

Чтобы окончательно не разругаться, я не стал наступать старику на больные советские мозоли, а больше помалкивал и слушал.
А послушать было что:
- Да, уж, была жизнь. Я десять лет проработал в программе «Время» Вот где бурлила история страны. На карте СССР нет ни одного пятнышка, куда бы мы не прилетали и повсюду нас встречали хлебом – солью, как космонавтов, еще бы, если что не так о них снимем -  секретарь райкома сразу лишался партбилета, а то и чего похуже.
Правда, мы всегда снимали «так, как нужно»
Бывало, приезжаем снимать передовой совхоз, победитель соцсоревнования, а у них ни хрена не выросло, голое поле, с жалким бурьянчиком. Но кого это волнует? Они победители и должны получить переходящее знамя. Срочно сажаем всех в военный вертолет и летим в другой совхоз за сто километров, где хоть что-то выросло и можно снимать.
Так и выкручивались, эфир не ждет, сдохни, а сними.
Один раз делали репортаж про комбайнера, героя соц.труда. По сценарию должны были снимать в поле, как первый секретарь райкома отрывает колосок, мнет его в руках и что-то показывает нашему герою и председателю колхоза – женщине, тоже герою соц.труда.
Приехали к полю, а пшеница у них слабенькая, сантиметров сорок всего. Нашему режиссеру это не понравилось и он как заорет: - «Все на колени!»
Они и бухнулись коленками в грязь. Представьте себе – трое взрослых заслуженных людей. Комбайнер-то ладно, он и так грязный, а секретарь и председательница в светлых костюмах стоят на коленках и друг другу колоски показывают. И смех и грех.
Зато сюжет получился отличный, пшеница всем по пояс, красота.
 Просто люди были другими, ответственными, они понимали, что это наше общее дело.
Да что там, коленями в грязь, ерунда это. Однажды прилетели мы на БАМ, чтобы снять досрочное открытие нового моста, подарок строителей съезду партии.
У нас с собой были алые ленточки, надувные шарики, хлопушки, в тайге-то шариков нет. Единственное что у них было для праздника – это маленький духовой оркестр.
Прилетаем, смотрим… а нового железнодорожного моста через реку и нет. Нечего открывать.
То есть, кусок моста построен, а второй половины нету. Хоть криком кричи. А нам ведь кровь из носа нужно было выдать этот сюжет, его в Москве уже ждали.
Посидели, покумекали и надумали. Подогнали состав, натолкали в него праздничных  строителей, раздали им шарики и заставили торчать из окон и радоваться своей трудовой победе.
Честь по чести сняли перерезание красной ленточки и проезд первого поезда по новому мосту.
Сейчас уже смешно вспомнить, а тогда было не до смеха – поезд едет, недостроенный мост весь ноет, трещит и раскачивается, бамовцы торчат с шариками из окон и от страха что есть силы матерятся. Хорошо, что из-под оркестра слов было не разобрать. Смех - смехом, но полмоста могли и не выдержать такой нагрузки.

Когда локомотив доехал до пропасти и остановился, я с камерой обошел его с другой стороны и стал снимать оттуда, как поезд опять возвращается к берегу.
А потом, на монтаже так приклеили, как будто поезд плавно прогрохотал мимо нас, с одного берега на другой.
Красивый сюжет получился.
Правда потом оказалось, что мы поездом сильно расшатали им полмоста и его пришлось долго ремонтировать, зато к эфиру успели и все прошло гладко.

А однажды в Ялте…

Я не выдержал и перебил Деда:
- Павел Валентинович, а вас после съемки, БАМовцы не убили за всю эту «туфту» и за испорченные полмоста?

Дед на «туфту» очень обиделся и ответил:
- Молод ты еще рассуждать об этих вещах. Не суди по себе - это же не нынешние хапуги, а советские люди... «убили»… да чтоб ты знал,  они нас на руках потом носили.
Мы ведь их рабочую честь от позора спасли…