?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: финансы

КРЕДИТНАЯ ИСТОРИЯ
storyofgrubas
Леха – мой незаменимый телеоператор, как-то вдруг, в самый разгар съемок, запросился в трехдневный отпуск на родину, по семейным обстоятельствам.
Спрашиваю:
- Что стряслось? Может, отложишь на недельку?
- Никак. Позвонила старшая сестра, сказала, что папаня наш после смерти мамы захандрил и круто забухал. Даже вещи из дома начал потихоньку потягивать.
Хорошо, хоть квартира записана на сестру. Ему завтра стукнет шестьдесят, отличный повод приехать и мозги ему вправить.
- Ну, надо, так надо. Поезжай конечно  и возвращайся быстрее.

Прилетел Леха в свой Волгоград, подарок не покупал, решил – лучше деньгами. На моторку должно хватить.
Зашел в родной дом и жутко расстроился.
По загаженной прокуренной квартире бегала плачущая сестра и безуспешно пыталась разогнать веселый шалман алкоголиков. Юбилей был в самом разгаре, а сам папа сидел где-то в углу: пьяненький и резко постаревший.
  Леха прошелся по комнатам, отдирая от себя новых хороших друзей с их душевными тостами, и пришел к неутешительному выводу, что половина присутствующей пьяни даже не знает, как зовут его отца. Они просто слетелись со всей улицы на запах, звон и бульканье.
Леша выключил музыку и гаркнул:
- Дорогие гости, па-пра-шу на выход, или я вызываю ментов!

Недовольные гости, ворча и огрызаясь, нехотя покинули дом. Больше всех обиделся виновник торжества:
- Ты на хрена сюда приехал? Праздник мне испортить? Сидел бы в своей Москве, чтобы тобой тут и не пахло.
- Папа, успокойся. Где твой паспорт?
- Зачем тебе мой паспорт?
- Я отбегу ненадолго, но это пока сюрприз, подарок тебе.

Отец вынул из пиджака паспорт, нехотя отдал сыну и сказал:
- Обратно будешь идти – водочки захвати, а лучше уважь отца и коньячком побалуй.

Через пару часов Леха вернулся без коньячка и без водочки, но с маленькой коробочкой в руке. Паспорт вернул обратно в отцовский пиджак, растормошил пьяного спящего папаню и сказал:
- Батя, поздравляю тебя с днем рождения, прими от меня этот скромный подарок.
Отец взял коробочку, развернул и извлек из нее простенький, дешевенький мобильник. Насупился и сказал:
- И это все? Ну спасибо тебе сынок, на юбилей фигню какую-то отцу подарил. А где коньяк?

Леха аккуратно взял у папы новый телефон, размахнулся и что есть силы запустил им в стену. Мобильник разлетелся на мелкий пластмассовый салют и Леша сказал:
- Папа - это не я тебе подарил, ты сам себе его подарил. Я на твой паспорт кредит оформил. Так, что - платить за него будешь сам, да еще и с процентами.
- Убирайся из моего дома, гаденыш! Хорошо, что мать до такого не дожила. Ты мне больше не сын! Пшел вон! И чтоб духу твоего…! Ни копейки не дам! Сам заплатишь!

Леха не попрощавшись, поехал обратно в Москву, по дороге заскочил в соседний дом, где жила сестра и оставил ей на продукты все подарочные деньги, чтобы отец, как пробухает пенсию, не сидел месяцами голодный.

С тех пор прошло два года. За это время, Лехин папа уже успел пропить все, что пропивалось, дойти до белой горячки, полежать с инсультом в больнице (еле выкарабкался) и даже почти совсем «завязать». Отец потихоньку пришел в норму и мозги  снова встали на место – спасибо сестре и болезням.

С Лехой он так и не помирился, гордый, но сестре признался, что  очень ему благодарен за тот юбилейный подарок.

Звонки и визиты из банка, по поводу просрочек платежа за телефон, довольно скоро прекратились. Отец отсылал всех банкиров подальше, в Москву, к своему паскудному сыночку.
В конце концов, банк махнул рукой и утерся.

Зато потом, в течение двух лет, батю  три раза вызывали в милицию, чтобы вернуть  паспорт, после того, как очередной «мутный клиент», безрезультатно пытался взять под него серьезный кредит.

К счастью – репутацию очень легко испортить и практически невозможно восстановить…




ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ
storyofgrubas
«Совершенство достигается только к моменту краха».
(С. Паркинсон)


Меня спросил восьмилетний сын:
- Папа, а зачем наше государство издевается над людьми?
- В смысле?
- Ну, почему оно заставляет всех работать, чтобы не умереть с голоду? Почему бы не напечатать денег для всех, столько, сколько нужно? Бумаги что ли жалко?

И тут я вспомнил, что давным-давно, в его возрасте, в середине 70-х, когда еще «Горбачевым» был не Михал Сергеич, а актер Игорь Горбачев, мне уже тогда, не нужно было задавать отцу такие глупые вопросы.
Я уже тогда на своей шкуре испытал, что такое: инфляция, гиперинфляция, золотой запас, денежная эмиссия, безработица, дефолт и наконец - полный финансовый коллапс…
Конечно, тогда я не знал этих мудреных слов, да и почти любой взрослый человек в те времена на вопрос: «Что такое инфляция?» помялся бы и ответил: «Это когда в Америке разгоняют мирную демонстрацию негров, протестующих против американской военщины…»

Но уже тогда, в 1975-м, не смотря на возраст, я был одним из лучших экономистов нашей страны и когда через много лет, в конце 80-х рушилась советская экономика, мне было печально, но в отличие от всех, абсолютно не удивительно. Я заранее знал - чем и как закончится дело…

Вы наверняка спросите: «А почему – это ты был одним из лучших экономистов страны?»
Отвечу: «Потому, что самым лучшим - был мой десятилетний брат Макс…»

А дело было так:
Как-то мы с братом решили, не больше, не меньше - создать свое собственное государство.
Дошло дело до денег. Долго думали какое имя дать нашей денежной единице, и назвали ее Клопф. Уж не вспомню почему, но факт - есть факт.
Макс, будучи уже тогда отличным художником, извел целую толстую тетрадь и нарисовал все деньги.
Естественно, что я опасался с его стороны подлого фальшивомонетничества, или выражаясь по государственному – денежной эмиссии.
Но и эту проблему мы преодолели – Макс вырезал из ластика красивую и очень сложную печать госбанка. Проштамповали все купюры и лезвием разрезали печать напополам. Повторить оттиск не представлялось возможным даже Максу (хоть и были попытки)
И вот, если у кого-то рвалась или истиралась банкнота, то из личных тайников торжественно доставались половинки печати, брат рисовал новую купюру, ставился объединенный штамп госбанка, а старая денежка торжественно сжигалась.
Всего в нашем государстве было 200 клопфов, по 100 у каждого гражданина.
Изначально договорились о стоимости: 1 клопф = 50 копеек.
И понеслось:

Мама велела брату помыть пол, он с барского плеча засылал мне 1 клопф и с чистой совестью бежал играть в футбол, а я корячился с тряпкой.
Посылали меня в магазин за молоком (а это по тем временам запуск на полдня) я платил 2 клопфа и братец уже плелся с бидоном…
Бывало, что за клопфы мы даже покупали свободно конвертируемую валюту (не пугайтесь – рубли)
И вот в одно довольно не прекрасное время брат, как заправский финансовый воротила, сумел подмять под себя очень увесистую пачку. Существует пословица: «Всех денег не заработаешь», так вот - эта пословица не про Макса. Хитростью и коварством, он обложил меня, как маленького елочного зайчика и заработал почти все деньги нашего государства.
У меня оставались только три несчастных клопфа. Я - нищий! Я - банкрот, который не может откупиться от ударов судьбы в виде мытья посуды или походов с тяжелыми сумками к бабушке…
Помню, я ночей не спал, все думал – как бы так напрячься и заработать у этого куркуля.
Целый месяц, наверное, я клянчил у Макса любую работу, а он только посмеивался и за сущие гроши засылал меня, во все концы света, и я летал взъерошенным бумажным самолетиком.
Стиснув зубы я все-таки добился паритета, у меня скопились целых 100 клопфов.
Решил не останавливаться на достигнутом и загнать брата в абсолютную нищету, чтобы он тоже почувствовал на себе…

  Еще месяц неимоверных усилий и у меня в закромах собралось целое состояние - 199 клопфов. Уже можно было спокойно лежать на печи и без страха смотреть в глаза старости.

В одно прекрасное «черное утро» меня разбудила мама и послала в магазин за хлебом. Я небрежно сунул 1 клопф спящему бедному родственнику, но он неожиданно отбросил деньги на пол, отвернулся к стенке и сонно ответил:
- Это будет стоить 120 клопфов, не меньше.
- Какие 120?! Вчера магазин стоил один клопф! Ты что?!
- (Макс почти засыпая) Ну вот вчера и приходи, а сегодня - 120…
Так в дефолт погибли все мои накопления на счастливую жизнь и безбедную старость.

До сих пор, где-то на антресолях, у меня пылится толстая, истрепанная пачка перемотанная бечевкой и обильно политая тяжким трудовым потом.

Умом-то я понимаю, что того государства давно нет и никогда уже не будет, но выбросить рука не поднимается, все-таки деньги и не малые…